» Традиционное дульнозарядное оружие Афганистана XIX — начала ХХ вв. (ч. 2)

Опубликовано: 12.07.2020 22:55 Печать

Автор: Дмитрий МИЛОСЕРДОВ

Об авторе: Дмитрий Юрьевич Милосердов, старший научный сотрудник ГБУК ГДМ, автор книги «Холодное оружие Афганистана XIX начала XX веков».

Часть 1.

В нашей статье мы хотели бы рассказать о том, какое огнестрельное оружие использовали солдаты афганской армии и ополченцы во время вышеописанных и происходивших позже кровопролитных событий.

Джезайльзнаковое ружьё Афганистана

A scrimmage in a Border Station-
A canter down some dark defile
Two thousand pounds of education
Drops to a ten-rupee jezail.
The Crammer’s boast, the Squadron’s pride,
Shot like a rabbit in a ride!
Случайный бой в Афганистане,
В ущелье гор сырой рассвет,
В две тысячи образованье
Свалил джезайл  за пять монет
Краса и гордость эскадрона
В седле подстрелен как ворона.

Джезайль (джезайл), от персидского جزایل (jazā’īl) – ружьё, которое в первую очередь ассоциируется с Афганистаном наравне с хайберским ножом, когда вспоминают традиционное оружие этой страны. В этой статье мы постараемся разобраться с его историей, бытованием, а также попробуем развеять некоторые мифы, которыми обросло это ружьё за последние 150 лет.

Судя по всему, изначально джезайлями назывались тяжёлые крепостные ружья  и ружья, размещавшиеся на верблюдах (Рис. 1.а). Изучая описания армии правителя Майсура Хайдара Али и события 1749-1751 годов, можно найти информацию о том, что он  создал корпус из двух тысяч раджпутов, которых назначил к вертлюжным ружьям (джезайль «jezail») и в верблюжью артиллерию. Об использовании джезайля сикхами, в качестве крепостных ружей, пишет Баден-Пауэлл: «В фортах использовалось несколько орудий, называемых джейзайлом «jazail». Это просто очень большие длинные мушкеты, настолько большие и тяжёлые, что человек не мог их использовать для стрельбы с рук. Эти подробности я узнал от Нидкхан Сингха, старика, который использовал эти орудия в сикхские времена». «Большие джезайли «joozaeel» используются в качестве настенных орудий».

[рис.1: а,б,в]

Джезайль афганцев конца XVIII  — начала XIX века несколько отличается от более ранних образцов. Это крупное, обычно тяжёлое ружьё с очень длинным стволом, закреплённым на ложе многочисленными металлическими кольцами или ременными петлями, часто снабжённое сошками, которое многие британские авторы XIX века описывают одинаково: «афганская длинная традиционная винтовка под названием джезайль «jezail» (Рис. 1.б). Изготавливались эти ружья как в Афганистане, так и в Индии, где их, вероятнее всего называли торадар бандук «toradar banduk» или си-пайя бандук «si-paia banduk», и в Персии, где они назывались шумкал «shumkhal». Их стволы гранёные или гладкие снаружи часто были изготовлены из дамаска и украшены насечкой. Не редки были нарезные стволы. Изящный изогнутый вверх приклад и ложа часто были украшены в большей или меньшей степени. Обычно их инкрустировали костью или перламутром.

Самое раннее известное нам определение афганского джезайля относится к 1838 году и дано в англо-урду словаре, где это оружие описано как «juz-a-il» — большой мушкет (а large musket). Первое известное нам изображение этого ружья датируется 1840 годом (Рис. 1.в). На литографии чётко просматриваются изогнутый приклад и сошки, которые должны были компенсировать длинный и тяжёлый ствол.  Кстати, в некоторых случаях, европейцы, впервые столкнувшиеся с жителями Афганистана, вооружёнными ружьями с сошками, воспринимали их не только как подпорку для ствола. Например, Яворский так описывает первую встречу с афганскими солдатами: «Большая часть из них вооружены были кремнёвыми ружьями, с подставками, имеющими форму развилок, которые, вероятно, играли так же и роль штыков».

В том же 1840 году вышла статья, где джезайль рассматривался достаточно подробно: «Ружье (джезайль «joozaeel») стандартного размера стоит около восемнадцати рупий. Выстрел производится обычно при помощи запального фитиля,  но некоторые из лучших образцов имеют кремнёвый замок. Встречаются также ружья, в которых используются оба способа (т.е. и с запальным фитилем, и с замком) на случай, если замок откажет. Было установлено, что размеры такой винтовки были следующими:  калибр № 17 (16,5 мм), длина ствола — сорок пять дюймов (115 см), — общая длина винтовки шестьдесят шесть дюймов (168 см), раздвоенная подпорка (сошки) двадцати шести дюймов (66 см) в высоту, а весь вес ружья составляет шестнадцать с половиной фунтов (7,5 кг)». Таким образом понятно, что джезайлем называли любое длинноствольное ружьё вне зависимости от того, было оно фитильным или кремнёвым. Хотя нельзя не упомянуть, что некоторые авторы, по нашему мнению, ошибочно считали, что этот термин применим исключительно к фитильным ружьям: «Джезайл «Jazail», длинное  фитильное ружьё, используемое афганцами». Вероятно, это связано с тем, что в конце XIX века подобные фитильные ружья, казавшиеся британцам анахронизмом, привлекали их внимание в первую очередь.

В начале и первой половине XIX века преобладали как раз фитильные ружья, которые упоминает находившийся при кабульском дворе в качестве посла Эльфистоун,: «Они (афганские солдаты) носили сабли с рукоятями персидского типа и были вооружены фитильными ружьями; у некоторых были очень короткие мушкетоны (тромблоны) с коротким прикладом и стволом из очень тонкого метала, заткнутые за их кушаки». С середины XIX века, особенно во время второй англо-афганской войны, стали широко распространены джезайли с кремнёвым замком.  Их использование уже в 1842 году упоминает леди Флорентина Сейл, которая провела в плену у афганцев несколько месяцев. Она описывает джезайль «juzail» в словаре к своему дневнику, как «длинное ружьё афганцев».

Это было оружие, как военизированных подразделений афганцев, так и свободных воинов. Например, Массон, описывая путешествие по Белуджистану и Афганистану, упоминал, что каждый гильзай, способный носить оружие, является солдатом или, при необходимости, может стать одним из них, и вооружен он не только мечом и щитом, но и фитильным ружьём или мушкетом. Такое оружие по его словам используется как всадниками, так и пешими воинами. Кроме того, он пишет, что фитильные ружья часто снабжены своего рода штыками, прикрепленными к ним. Этот факт подтверждается как другими британскими источниками, так и изображением, которое можно увидеть на форзаце второго тома книги Эльфистоуна «An Account Of The Kingdom Caubul» (Рис. 2). Для отрядов стрелков, состоявших в войсках эмира, существовал специальный термин джезаельчи «joozaeelchees». Известно, что джезаельчи или афганские стрелки, как правило, состояли из крестьян, которые получали от шести до восьми рупий в месяц в зависимости от веса своего джезайля «joozaeel» или винтовки, которую они носили. Все они были вооружены на собственные средства. Джемадар «jemadar» (офицер) джезаельчи получал около двадцати рупий в месяц в течение десяти месяцев в году. Джезаельчи «Jazailchi», как корпус патанов, вооруженных джезайлями, описывает спустя почти полвека и британский лейтенант Мэйсон. Военный врач, британский офицер Белью, описывая Афганистан середины XIX века, отмечал, что афганская милиция (иррегулярное ополчение) настолько многочисленна, что точное число очень сложно установить. При этом он утверждал, что в случае иностранного вторжения ополчение будет включать почти все мужское население в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. И упоминает, что их оружие – джезайл «jazail» или длинная афганская винтовка.

[рис. 2]

Этими ружьями были вооружены как пешие воины, так и всадники. Любопытную информация отмечает в своём «Дневнике» леди Флорентина Сэйл, не только лично наблюдавшая вооружённое местное население, но и побывавшая в плену у афганцев, о том, что кавалеристы в Афганистане возили с собой несколько джезайлей: «У всадников есть два или три фитильных ружья или джезайля «juzail», которые они возят за спиной и  из которых умеют стрелять на скаку». Надо сказать, что хвалебную «оду» джезайлям можно найти в воспоминаниях многих английских офицеров. И это не случайно.

Англичане впервые близко «познакомились» с умелым использованием джезайлей в 1842 году, во время отступления из Кабула. Из 16 тысяч человек, 4,5 тысячи из которых были военными, до Джелалабада добрался только один. Леди Сэйл, о которой уже  упоминалось выше, писала в своём дневнике: «Каждый афганец вооружён джезайлем, которые встречаются чаще фитильных ружей.  Они бьют гораздо дальше наших мушкетов. И когда наши люди сражаются с ними (афганцами), те открывают сокрушительный огонь». Вообще о превосходстве джезайлей над английскими мушкетами в XIX веке не писал только ленивый. Изучая воспоминания людей, находившихся в Афганистане в XIX веке, можно встретить, как простые утверждения: «…джезайли гораздо лучше, чем наши мушкеты», «Войска были вооружены мушкетами, уступавшими джезайлю», так и развёрнутые объяснения: «Я думаю, что будет достаточно взять афганское фитильное ружьё и джезайль «jazail» в качестве образца, на который мы будем равняться», «За каждым выступом скалы таился далеко бьющий джезайль «jazail»; и далеко от того места, откуда звучал выстрел, пуля этого грозного оружия, попадала с неприятной точностью. Что могли сделать мушкеты в этой войне?», «Они (афганцы) считаются превосходными стрелками со своими джейзайлями или винтовками, ближе к концу ствола которых закреплены железные или деревянные подпорки (сошки). Их упирают в землю, достигая точного и эффективного поражения цели на расстоянии в восьмисот ярдов (почти 750 метров)». Надо сказать, что, судя по всему, цифра в 800 ярдов является некоторым преувеличением. Хотя, можно найти подтверждение потрясающей точности  выстрелов из джезайля на расстоянии в два раза меньшем: «Удивительные истории рассказывают об эффективности этих винтовок. Например, говорят, что Махмуд Юфзаель хан (Muhmud Ufzael Khan) часто демонстрировал своё мастерство, выложив несколько птичьих яиц в ряд на расстоянии четырехсот ярдов (365 м), и попадая в них в одно за другим из своей винтовки, не пропустив ни одного, что подтверждает высокое мастерство афганцев при стрельбе из этой винтовки». Судя по всему, стрельба на это расстояние из джезайля действительно была успешна. И не только у отдельных выдающихся снайперов, о чём свидетельствует следующая фраза из воспоминаний английского офицера: «В 400 ярдах от северо-восточного угла, то есть в пределах эффективного диапазона афганского джейзайля».

После позорного разгрома отступающих от Кабула британских подразделений в 1842 году, англичане ставили джезайль в пример, как идеальное оружие, превосходящее армейский мушкет Браун Бесс «Brown Bess»: «Мушкеты Браун Бесс не могли конкурировать с длинными фитильными ружьями и джезайлями афридиев». «Афганское фитильное ружье или джезайль «jazil» не имели себе равных. Около 9 футов длиной, с сошками около дула, которые устанавливались перед выстрелом». Страх среди солдат британских подразделений перед «смертоносными» джезайлями был так велик, что это оружие стало обрастать легендами. Например, во время второй афганской войны среди британских солдат существовали поверья, что афганцы стреляют отравленными пулями и оставляя свои джезайли среди камней, предварительно рассчитав дистанцию и время появления врага, поджигают фитиль и скрываются. Когда враг оказывается напротив настороженного ружья оно стреляет и скорее всего убивает британца. Некоторые англичане даже предлагали пересмотреть вооружение британских солдат, взяв в качестве стандарта афганский джезайль.

Правда были офицеры пытавшиеся отстоять «честь мундира», доказав несостоятельность разговоров о подавляющих преимуществах джезайля. Среди них был знаменитый генерал сэр Чарльз Джеймс Нейпир (Napier Charles James), прославившийся покорением Синда. Он писал, что во время войны не выделял превосходство джазайля «jezail» и фитильного ружья над британским мушкетом. Сравнивая вес мушкета и афганского джезайля, отмечал, что первый весит десять фунтов, тогда как второй двенадцать фунтов, то есть на два фунта тяжелее, отмечая, что каждый лишний фунт в условиях боевых действий и долгих переходов может сыграть отрицательную роль. Генерал клеймил непатриотичные высказывания сограждан: «Тем не менее, есть джентльмены, которые воображают себя офицерами и говорят Вам о «страшной опасности джезайля». Джезайль убьет Вас, если стрелок попадёт в цель. Но хотя Вы должны ожидать, что вас убьют в бою, особенно при штурме крутых скал, когда опасны не только джезайли, но и карманные пистолеты, Вы не должны забывать, что Ваш собственный мушкет убивает не хуже». Генерал Нейпир был понимающим командиром, обладающим способностью поднимать дух своих солдат. Действуя крайне энергично, он устранял проблемы, казавшиеся до этого неразрешимыми.  Известен случай, когда сэр Чарльз, которого подчинённые боготворили, а враги называли «Брат дьявола», первый раз прибыл в Индию и обнаружил среди своих офицеров и солдат существование пагубной веры в превосходство афганского фитильного ружья над британским мушкетом, как в отношении дальности, так и точности. Осознавая, насколько удручающим было бы такое убеждение в случае военных действий, он решил опровергнуть его фактами.  Чтобы привлечь к этому всеобщее внимание, он действовал крайне изобретательно. Выбрав среди солдат и офицеров сипаев самых «горячих поклонников» фитильных ружей, изготовленных маратхами, он лично практиковался с ними в стрельбе, пока не выявил лучшего стрелка. Затем каждый день генерал лично соревновался с этим человеком. Они были почти равны в своём мастерстве, и весь лагерь был заинтригован, не зная, кто победит. Ставки росли и при этом сторонники каждого вида оружия начали оценивать его беспристрастно, что и являлось целью генерала.  По истечению двух месяцев сторонник фитильного ружья признал, что не может победить. Кроме того, было доказано, что фитильное ружьё может выстрелить только пять или шесть раз за полчаса, тогда как  стрелок из мушкета может сделать за это время шестьдесят выстрелов и двадцать из них поразят мишень на расстоянии в 150  ярдов (137 метров). Таким образом, он избавил своих подчинённых от предрассудков, позволив им вновь поверить в «силу своего оружия».  Критикуя традиционное огнестрельное оружие афганцев сэр Чарльз писал, что если бы афридии были вооружены мушкетами, погибло бы много больше британских солдат. По его словам: «столь абсурдно восхваляемый джезайль,  на самом деле является длинным громоздким оружием, почти безвредным на войне; его можно использовать только с вершины высоких скал, откуда джезайльче (стрелок из джезайля) всегда ведёт огонь». Генерал утверждал, что дальнобойность джезайля в сравнении с мушкетом, преувеличена. И считал, что было бы лучше, если бы солдаты, которые говорили о «смертельной точности и дальности» фитильного ружья и джезайля, больше думали, а меньше болтали». Насколько же были справедлива критика афганского огнестрельного оружия сэром Чарльзом и его восхваление простых солдата и офицеров?

Чтобы выяснить этот вопрос, мы обратились за помощью к эксперту по огнестрельному оружию из США Олегу Гробштейну, который не только обладает широкими познаниями по данной теме, но и неоднократно стрелял из разных кремнёвых ружей. Резюме эксперта было следующим:

1. Легенды про суперточное и супердальнобойное оружие противников — любимые сказки английских солдат. Достаточно вспомнить начало англо-бурской войны и знаменитых бурских снайперов стрелявших на милю… Стреляли они из «ровера» — дульнозарядной охотничьей винтовки системы Витворта. Винтовка, конечно, замечательная. Но вот попасть из нее в человека дальше, чем за 600 метров можно только случайно из-за особенностей баллистики. А стандартный английский Ли-Метфорд легко бил на километр. Просто буры стреляли лучше.

2. Качество большинства индо-афганских стволов было очень низким. Индийские стволы вообще славятся «гуляющим» калибром — когда внутренний диаметр ствола неравномерен на протяжении его длины.

3. Слишком длинный ствол тоже не даёт преимущества. В отличии от бездымного пороха, у дымного совсем другая баллистика. С удлинением ствола скорость пули часто не растет, а падает, так как снижается давление пороховых газов. У дымного пороха только 20-30% продуктов горения — газы, а остальное — твердые фракции. Так что ствол длиннее 120-130 см не дает никаких преимуществ, а, скорее, работает в обратную сторону, снижая скорость пули.

4. Из-за длины ствола львиная доля копоти оставалась в стволе в виде нагара и очень быстро забивала его так, что без чистки стрелять нельзя. То есть, произведя 2-3 выстрела необходимо было тщательно чистить ружьё, желательно моя его изнутри. Попытки чистить ствол после дымного пороха «по сухому» растягивают этот процесс  на длительное время.

5.  »Резкость» и точность выстрела зависит от того, насколько плотно и равномерно порох набит в камору. Для этого во время зарядки ствол должен стоять вертикально. А зарядить ружье с длиной ствола как у джезайлей и фитильных ружей, можно только засыпая порох  под углом. А это приведёт к неравномерному распределению порохового заряда в каморе, несмотря на использование шомпола.

В то же время известны любопытные факты по сравнению мушкета и джезайля. Шотландец Андерсон, в своей книге, приводит данные по сравнению афганского ружья и английского мушкета. «По возвращении из Кабула в декабре 1842 года, я получил в подарок прекрасное фитильное ружьё и пороховницу виде рога, содержащую около фунта сикхского пороха. Учитывая ранг дарителя, я не сомневаюсь, что это был порох высшего качества. Он оставался в роге до 1849 года, а при открытии пороховницы, к моему удивлению, оказался совершенно нормальным. При проведении испытаний удалось выяснить, что с 5-ю драхмами английского пороха начальная скорость небольшой пули из фитильного ружья превосходит начальную скорость пули из английского мушкета. При 5-ти драхмовом заряде пуля из мушкета будет пробивать только 6 досок, тогда как  пуля из фитильного ружья с зарядом пороха в 5 драхм пробила 8,5 досок».

Мы думаем, что правда находится, как обычно, где-то посередине. Нельзя говорить, что все джезайли были великолепными ружьями, превосходящими английские мушкеты. Это были ружья самого разного качества. Известны случаи, когда при увеличении порохового заряда происходила непоправимая деформация, а в некоторых случаях и разрушение ружейного ствола: «Вернувшись из Кабула в феврале 1841 года, один из моих сопровождающих купил за шесть рупий новое фитильное ружьё, богато украшенное и с красивым стволом. Продавец выстрелил из него небольшим зарядом пороха, но заявил, что может быть безопасно использован в десять раз более мощный заряд, который позволит выстрелить на расстояние целой мили. Через три дня покупатель, гордясь своей сделкой, удвоил пороховой заряд и выстрелил из своего фитильного ружья. В результате ствол разорвало в трех местах около приклада. Правая рука стрелка была ужасно изранена, но самое страшное то, что осколок железа от ствола попал ему в живот и разорвал внутренности. Я наложил швы на рану, хотя считал, что хирургическая помощь была бесполезна; несчастный говорил, что он весь в огне, и прожил в мучениях до следующего дня, скончавшись на утро».

Но, как мы отмечали выше, были и джезайли, по точности и дальнобойности, превосходившие английские мушкеты. Скорее всего, это были качественные ружья с нарезными стволами, о преимуществах которых перед мушкетами писал участник второй  англо-афганской войны, офицер разведки и член Королевского Географического общества подполковник Артур Кэмпбэлл Йет: «Я вполне согласен в отношении большой эффективности джезайля, который во многих случаях был нарезным и стрелял на большую дистанцию, чем мушкет, который был обычным оружием британского и индийского солдата в те дни (имеются в виду дни первой англо-афганской войны)». Косвенно о качестве афганских ружей говорит и то, что их экспортировали в Русскую Среднюю Азию. Кстати, благодаря информации об этом, а так же предметам, приобретённым Генри Мозером в конце XIX века во время его поездки по Туркестану, с некоторой долей условности, мы можем предположить, что афганцы называли словом «джезайль» любое длинноствольное фитильное или кремнёвое ружьё, вне зависимости от формы его приклада и наличия у него сошек для упора при стрельбе (Рис. 3).

[рис. 3]

Но судя по английским источникам середины XIX века, только у некоторых джезайлей были качественные нарезные стволы, у большинства же нарезы были только на участке в несколько дюймов от дула. Как следствие, на умеренных дистанциях эти ружья не могли конкурировать с первоклассными английскими винтовками, поскольку пуля из джезайля часто вылетала не получая надлежащего вращения по оси, что и обеспечивает точность. В то же время не может быть никаких сомнений в достоинствах этого оружия в холмистой местности. И пятьсот человек, вооруженных джезайлями и обученных пользоваться ими, могли бы
быть крайне желанным сопровождением для армии, действующей в такой местности, составляя своего рода быструю горную стрелковую бригаду, которая могла  освобождать ущелья или сдерживать огонь стрелков, защищающих крепости во время их штурма британскими войсками.

Вероятно, успехи, приписываемые «смертоносности» джезайлей, в первую очередь, были связаны с тактикой ведения войны в горах.  Практически все серьёзные победы афганцев происходили при условии ведения партизанской войны в горах, к которой местное население было прекрасно подготовлено. Сохранились описания действий воинов пуштунов: «С длинной винтовкой, висящей за его спиной, джезаельчи «joozaeelchee» быстро поднимается по скалистым горам, используя каждое удобное возвышение, чтобы вести огонь. Его прекрасное знание местности дает ему большое преимущество при обороне ущелий, позволяя вести стрельбу сравнительно безопасно для себя, держась на расстоянии от врага, огонь которого не может до него достать».  Известны отчёты, повествующие о том, что мушкеты могут нанести незначительный урон  противнику, рассредоточившемуся в горах и использующим складки местности в качестве укрытия (Рис.4).  В этом случае даже «неуклюжие джезайли» способны поразить солдат на значительном расстоянии и остановить их наступление. «Очевидно, что при стрельбе из длинноствольного афганского ружья с возвышенностей расстояние, с которого можно точно попасть в цель, не может быть меньше четырехсот или пятисот ярдов. Тогда как мушкет на таком расстоянии практически бесполезен. Каждый человек, который принимал участие в военных действиях в горах, осознает преимущества стрельбы сверху, что в какой-то мере объясняет успешно выполненные афганцами дальние выстрелы во время войны.

[рис.4]

Кроме того, играло свою роль то, что жители Афганистана были прекрасными стрелками, которые учились владеть ружьём с детства: «Ребёнок махсуд или африди учится держать ружье почти сразу после того, как перестаёт пить материнское молоко. Как правило, он начинает свое обучение стрельбе в очень раннем возрасте, с одним из старинных длинноствольных  дульнозарядных ружей, называемых джезайль «jezail». Это старое кремневое ружьё, иногда имеющее двойную подпорку, на которую можно положить длинный тяжелый ствол, очень похожее на причудливые фузеи, которые можно увидеть на старых гобеленах». Для местного населения меткая стрельба и отличное владение оружием было залогом выживания в суровых условиях Афганистана.

Джезайли были достаточно широко распространены во время второй англо-афганской войны, о чём писал войсковой капеллан Чарльз Суиннертон: «Их (афганцев) насчитывалось несколько тысяч. Некоторые из них, как мы потом узнали, были вооружены винтовками Энфилда, большинство же пришло с длинными ружьями под названием джезайль «jezail». Об этом же говорят и другие авторы, подтверждающие, что в конце XIX века наравне с ружьями «Мартини-Генри», «Снайдер», «Энфилд», «Винчестер» и «Ли Метфорд» афганцы использовали и старинные джезайли. Как это не удивительно даже с наступлением ХХ века джезайль «оставался в строю» и не только в 1900 годы, но и, судя по воспоминаниям и фотохронике участников Афганской войны 1979-1989 гг., в относительно недавнее время. Хотя, конечно, с 1897 года сначала в армии Афганистана, а потом и в иррегулярных подразделениях джезайль начал вытесняться современными казнозарядными магазинными винтовками, которые контрабандной поступали в Афганистан. Об этом свидетельствует отчёт Агентства по делам Белуджистана за 1909-1910 годы, в котором приводятся многочисленные жалобы о нарушении границ контрабандистами, перевозящими огнестрельное оружие, что приводило к сложной ситуации в регионе. «Благодаря обладанию современными винтовками и запасу боеприпасов к ним, эти преступники становятся всё более смелыми и захват их сопряжён со сложностями». В течение отчетного года продолжали поступать сообщения о контрабанде оружия и боеприпасов в Персидском заливе. По оценкам за период с 31 марта 1909 года по 1 апреля 1910 года было ввезено более 16500 винтовок, 352 револьвера и пистолета, 1079000 патронов, а также 137 ящиков с боеприпасами. Далее в докладе сообщается о предпринятых мерах: «Из-за частоты этих сообщений о контрабанде оружия правительство Индии в сентябре 1909 года решило возобновить военно-морские операции на побережье Персидского залива. С удовлетворением отмечаем, что эти операции оказались намного более успешными, чем предыдущие, около 6307 винтовок и 619700 патронов были захвачены в период с июля 1909 года по апрель 1910 года, а 4260 винтовок с 520000 патронами удалось задержать после окончания года».

 Подводя итоги нужно отметить, что джезайль в Афганистане – это, в первую очередь, любое длинноствольное фитильное или кремнёвое ружьё. Большую роль в мифологизации и даже демонизации джезайля сыграла тактика партизанской войны, которой придерживалось население Афганистана. Наиболее типичный джезайль характеризуется тонким изогнутым прикладом и наличием сошек (Рис.1.б). Эти ружья, в массе своей, не были супер-оружием даже в середине XIX века.  Хотя, справедливости ради отметим, что существовали штучные  экземпляры с нарезными стволами, превосходящие по дальности и точности штатные мушкеты британской армии. И наконец, несомненно, важно помнить о мастерстве афганских стрелков, превосходящем умения и навыки рядового солдата британской армии по огневой подготовке.

[Следующая часть]


Источники:
Kipling R. Arithmetic on the Frontier / The poems of Rudyard Kipling, NY, 1899
Baden-Powell B. H. Hand-book of the economic products of the Punjab, with a combined index and glossary of technical vernacular words, Lahore, 1872.
The Afghan Rifle and Pointer Dog / Stocqueler J.H. The Bengal Sporting Magazine, Vol.15, Calcutta, 1840.
Oliver E. E. Across the Border: Or Pathan and Biloch, London, 1890.
Edwardes H. B. Memorials of the Life and Letters of Major-General Sir Herbert B. Edwardes, Vol. II, London, 1886.
The Afghan Rifle and Pointer Dog / Stocqueler J.H. The Bengal Sporting Magazine, Vol.15, Calcutta, 1840.
Bellew H.W. Journal Of A Political Mission To Afghanistan In 1857, London, 1862.
Swynnerton C. The Afghan War: Gough’s Action at Futtehabad, London, 1880.
Gray J. A. At the Court of the Amīr, London, 1895.
Boyle F. Legends of My Bungalow, London, 1882.
MacGregor C. M. Narrative of a journey through the province of Khorassan and on the n. w. frontier of Afghanistan in 1875, London, 1879.
Яворский И.Л. Путешествие русского посольства по Афганистану и Бухарскому ханству в 1878-1879 гг. Т.1, Спб., 1882.
The Afghan Rifle and Pointer Dog / Stocqueler J.H. The Bengal Sporting Magazine, Vol.15, Calcutta, 1840. Thompson J. T. A Dictionary in Oordoo and English, Calcutta, 1838.
The Afghan Joozaeel or Mountain Rifle / On Stone by J.Bennett. T. Black, Lith Cal. 1840.
Elphinstone M.H. An Account Of The Kingdom Caubul, Vol. II, L., 1839.


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ИСКАНДАРОВ Косимшо
КОНДРАТЬЕВ Алексей
КАДИРИ Хомаюн
ХАСАН Шерхасан
ДУБНОВ Аркадий
МЕХДИ Михяуддин
Все авторы