» Традиционное дульнозарядное оружие Афганистана XIX — начала ХХ вв. (ч. 3)

Опубликовано: 15.07.2020 23:29 Печать

art4

Автор: Дмитрий МИЛОСЕРДОВ

Об авторе: Дмитрий Юрьевич Милосердов, старший научный сотрудник ГБУК ГДМ, автор книги «Холодное оружие Афганистана XIX начала XX веков».

Часть 2.

Говоря об огнестрельном оружии в Афганистане XIX — начала XX веков, необходимо упомянуть и короткоствольные образцы. Наравне с традиционными длинноствольными джезайлями, европейскими винтовками и их копиями, выполненными в цехах Машин-Хана и частных мастерских, местное население использовало дульнозарядные короткие мушкетоны и пистолеты.

Индийский исследователь оружия Пант считает, что мушкетоны в Афганистане активно использовались в XVIII веке. Что же из себя представляло это оружие? Необходим небольшой экскурс в историю. Изначально мушкетон (тромблон, блундербусс) — это короткое (около 120-130 см) и довольно тяжелое (средний вес 5-6 кг) гладкоствольное дульнозарядное дробовое ружье с фитильным замком, канал ствола которого расширялся к дулу и заканчивался воронкообразным раструбом большого калибра (около30-40 мм), благодаря которому заряд из 10-12 картечин при выстреле разлетался в разные стороны. Дальность стрельбы из мушкетона была невелика – всего около 30 шагов, но зато можно было  стрелять  навскидку, практически не целясь, из-за разлета дробин. В случае везения, один дробовой выстрел мог убить либо ранить сразу несколько человек. Кроме того, небольшие габариты и раструб на конце ствола значительно облегчали и, соответственно, ускоряли заряжание оружия, особенно для всадников, получивших возможность делать это прямо в седле, не спешиваясь. В результате скорострельность мушкетона, по сравнению с мушкетом, повысилась. Ещё одним важным моментом являлось то, что мушкетон был очень нетребователен к боеприпасам. В критической ситуации его можно было зарядить всем, что попадалось под руку и подходило по диаметру канала ствола: рублеными гвоздями, битым стеклом, мелкими камнями и т.п.

На суше боевые дробовики изначально использовали в основном защитники крепостей, для обороны проломов в стенах, дверных проемов, лестничных пролетов и т.п., а также саперы. Однако с начала XVII в., после появления батарейных кремневых замков, мушкетоны прижились и в кавалерии, как в Европе, так и на Востоке. В частности они использовались воинами Османской империи и были широко распространены на Кавказе и в Северной Индии. Не миновало «увлечение» этим оружием и Афганистан.

В Афганистане и на сопредельных с ним территориях мушкетоны назывались «шер бача». Первоначально этот термин трактовался европейцами шире и в некоторых случаях относился к крепостным ружьям и горным пушкам, вероятно, небольшого калибра. Тем не менее, английский коллекционер Вильбрахам Эгертон, следом за Баден Генри Баден-Пауэллом, проводит прямую связь между терминами «мушкетон» и «шер бача», при этом описывая конкретный предмет, полученный из Афганистана: «Мушкетон. «Шер-бача (тигрёнок)» с украшенным золотой насечкой стволом из дамасской стали и кремнёвым замком».

Появление мушкетона в Афганистане – загадочно. Логично предположить, что это оружие попало в исследуемый нами регион из Индии. Однако Н. Пант утверждает, что в Индию мушкетон попал из Афганистана. Причём произошло это по его словам в первой половине – середине 18 веков: «Вероятно, он попал в Индию с армией Надир-шаха в 1738 году н.э. или с войском Ахмада Шаха Абдали (1738 — 1761 гг. н.э.)».

Судя по всему мушкетоны «шер бача» достаточно активно использовались афганцами ещё в начале второй половины XIX века. Это подтверждается британскими изобразительными и письменными источниками соответствующего времени. «Афганский всадник никогда не считает себя в безопасности, пока у него нет с собой длинного тяжелого фитильного ружья, сабли, мушкетона, трёх длинных пистолетов, кинжала….». Но если свидетельством безымянного автора можно было бы пренебречь, то описания британского военного врача Генри Уолтера Белью, посетившего Афганистан в 1857 году и бывавшего там не раз впоследствии, несомненно являются документальными: «Точную численность ополчения очень сложно установить. Но в случае иностранного вторжения она будет включать почти все мужское население в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет. Их оружие — «джезайль» или длинная афганская винтовка; меч или, вместо него, «чара» или афганский нож; и щит. Те, кто не носят ружье, как правило, вооружены только копьем, мечом и пистолетами или мушкетоном с воронкообразным расширением ствола». Подтверждается бытование мушкетонов в интересующем нас регионе и цитатой из книги генерал-лейтенанта сэра Гарри Бернетта Ламсдена «Миссия в Кандагаре»: «Эскорт, состоящий из нескольких рот регулярного афганского полка, одетых в рваную обтягивающую одежду, … вооруженного почти всеми видами оружия от копья до мушкетона».

При этом достаточно любопытно, что уже к концу XIX века мушкетон упоминается гораздо реже и почти исключительно как оружие непуштунских этнических групп Афганистана, например таджиков, живущих в пограничных районах. Это может объясняться тем, что в горах тактика партизанской войны, позволявшая племенам пуштунов успешно противостоять английским войскам, предполагала поражение противника из длинноствольного оружия на больших дистанциях. В это же время в Афганистан разными путями начинает попадать относительно современное огнестрельное оружие. А в рукопашных схватках, ставших, судя по всему, редкостью, оказалось гораздо актуальней использование многозарядных револьверов системы Кольта. Поэтому в источниках, описывающих вторую англо-афганскую войну (1878-1880) и последующие события, практически нет упоминаний использования мушкетонов «шер бача».

Единственный известный нам факт применения мушкетона, и то длинноствольного, в этот временной период, описан Сидни Генри Шэдболтом в работе «Афганские военные кампании 1878–1880 годов»: «В авангарде длинной вереницы верблюдов шёл капитан Гоуд. Караван сопровождали пять солдат 72-го полка шотландских горцев, не считая караванщиков. Внезапно из-за скалы, рядом с дорогой, появилась группа из ста мангалов. Шотландцы не доверяли им и хотели открыть огонь, но те подняли руки, давая понять, что они дружелюбны, после чего капитан Гоуд приказал солдатам опустить винтовки. Мангалы проходили в тридцати ярдах, и видели огромное количество верблюдов, гружёных тюками, которых защищали только полдюжины мужчин. Искушение для них оказалось слишком велико. С необычайной быстротой они сняли ружья, висевшие за их спинами, и начали стрелять. Капитан Гоуд упал первым. В него попали из ружья с дулом, заканчивающим воронкообразным раструбом. Заряд в мушкетоне должен был быть огромным, потому что он прошел через саблю и пробил оба бедра офицера чуть выше колен… Раны были ужасны и потеря крови велика. На следующий день капитану Гоуду ампутировали левую ногу. Однако надежда на то, что операция может спасти его жизнь, оказалась тщетной. Он умер несколько часов спустя, не приходя в сознание». Можно предположить, что устаревшие мушкетоны сохранялись у пограничных племён, испытывавших нехватку в современном огнестрельном оружии до начала ХХ века, но использование этого оружия было крайне незначительным, во всяком случае, в конфликтах с англичанами.

Ещё меньше информации об использовании афганцами дульнозарядных пистолетов, хотя описаний того, что они бытовали у местного населения вплоть до начала XX века, очень много. Известное нам упоминание об использовании пистолетов во время сражения, было обнаружено в работе леди Сэйл, которая писала, что при столкновении британской кавалерии и конных афганцев последние стреляли из фитильных ружей и пистолетов.

Обычно пистолеты упоминаются в контексте описания комплекса вооружения афганских воинов, носящих среди прочего оружия пистолет. «Их (афганских ополченцев) оружие – джейзайль, меч или, вместо него, «чара» или афганский нож; и щит. Люди в отрядах, хотя иногда и носят ружье, как правило, вооружены только копьем, мечом и пистолетами». «Каждый из них (афганских ополченцев) обладал более или менее украшенным джезайлем, носил саблю на бедре, и пистолет или пару за поясом». Отмечает наличие пистолетов у местного населения и русский путешественник Яворский: «Все всадники были вооружены ружьями, заряжающимися с дула. У многих были, кроме того, за широкими кожаными поясами пистолеты и длинные ножи. У офицеров были длинные шашки и пистолеты». «Все афганцы увешаны разнообразным оружием, полный набор которого состоит из длинного джезайля или винтовки, пистолета или двух, сабли и длинного ножа». «Проезжая перевал на скалах, можно увидеть «часовых». Они молча стоят в своей одежде: высокие, с черной бородой и усами. Головы мужчин могут быть выбриты, или их длинные волосы локонами лежат на плечах. Они носят небольшую шапочку иногда с тюрбаном, небрежно обмотанным вокруг неё. Свободная жилетка, доходящая до колен, подпоясана складками поясного ремня или платка на талии. За поясом заткнут один или два пистолета и большой уродливый нож». «Эти люди верхом на маленьких, но выносливых лошадях, обладаю целым арсеналом оружия, среди которых были щит, копье, фитильное ружьё, сабля, пистолет и нож…». В этих отрывках, охватывающих письменные источники примерно за пол века, достаточно навязчиво повторяется информация о том, что афганские воины носили один или два пистолета. К сожалению, сложно сказать на самом ли деле это отражает реальную ситуацию к началу ХХ века, или это определённый «штамп» описания «дикого и опасного афганца», кочующий из одного источника в другой.

Несомненно, в середине XIX века пистолеты были широко распространены у афганцев, и, несмотря на плохое качество, использовались ими во время вооружённых конфликтов, как между племенами внутри страны, так и в столкновениях с внешними врагами, что подтверждается как письменными, так и изобразительными источниками.

В тоже время, опираясь на отсутствие информации о мушкетонах и старинных пистолетах в англоязычных источниках, описывающих события в регионе в конце XIX – начале ХХ вв., можно предположить, что на рубеже веков они, если и использовались, то играли в комплексе вооружения большинства афганцев статусную роль и были своеобразным анахронизмом, пока их не вытеснили более надёжные, компактные и многозарядные револьверы. Косвенным доказательством того, что афганцы в конце XIX века отказывались от старинного короткоствольного оружия, может служить книга «Народы Индии». Она богато иллюстрирована фотографиями местного населения в традиционной одежде и, что важно для нас, с оружием. В разделе, посвящённом жителям Афганистана, есть всего две фотографии, на которых фиксируются мушкетон и пистолет.

Завершая наш краткий обзор бытования дульнозарядного короткоствольного оружия в Афганистане, нельзя не отметить факт существования отдельных упоминаний о том, что мужчины из пограничных племён, как выше уже отмечалось, испытывавшие нехватку современного оружия, не расставались с кремнёвыми и капсюльными пистолетами вплоть до начала ХХ века.


Источники:
Pant G.N. Studies in Indian weapons and warfare, New Delhi, 1970.

Маковская Л.К. Ручное огнестрельное оружие русской армии конца XIV-XVIII веков. Определитель. — Раздел Мушкетон. — М., 1992
Johnson S. Dictionary of the English Language, in Miniature, London, 1812.
Аствацатурян Э.Г.. Турецкое оружие, СПб, «Атлант», 2002.
Barr W. Journal of a March from Delhi to Peshâwur: And from Thence to Câbul, London, 1844.
Stone G. C. A Glossary of the Construction, Decoration and Use of Arms and Armor, NY, 1961.
Baden-Powell B. H. Hand-book of the economic products of the Punjab, with a combined index and glossary of technical vernacular words, Lahore, 1872.
Egerton Earl W. E. A Description of Indian and Oriental Armour, London.
Rattray J. Scenery, Inhabitants & Costumes, of Afghaunistaun from drawings made on the spot by James Rattray, London, 1848, pt. 11
Центральный государственный военно-исторический архив. Ф. 3, д. 445, оп. 1, л. 16
Shadbolt S. H. The Afghan Campaigns Of 1878-1880, London, 1882.


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ЭБАДИ Сагар
ТАРИН Мирвайс
ФЕНЕНКО Алексей
НЕКРАСОВ Вячеслав
Омар НЕССАР
МОХАММАД Дауд
Все авторы