» Политика недели: Плохой террорист, хороший террорист

Опубликовано: 18.10.2021 14:00 Печать

Талибы в Москве

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе были взрывы в шиитской мечети, точечные контакты новых властей Афганистана с соседями и европейскими делегациями и заявление запрещенных в РФ талибов о чистке своих рядов. Но денег у Афганистана до сих пор нет: G20 не может найти способ помочь народу, минуя правительство.

Взорванные шииты

ИГИЛ («Исламское государство», запрещено в РФ) не прекращает свои атаки: 15 октября в шиитской мечети Кандагара во время пятничной молитвы произошел крупный теракт, пострадало более 130 человек. Правительственные чиновники сообщили о 47 убитых, старейшина шиитской общины уточнил, что погибло 63 человека, однако многие раненые до сих пор в тяжелом состоянии, так что число жертв может увеличиться.

Ответственность за взрыв взял на себя ИГИЛ: террористы застрелили охранников мечети, а потом привели в действие взрывчатку у входа и внутри здания. Очевидцы рассказали, что нападавших было трое и что они открыли огонь по прихожанам еще до взрывов.

Замминистра информации и культуры в правительстве «Талибана» (запрещено в РФ) Забиулла Муджахид осудил нападение, назвав это серьезным преступлением. Теракт осудили генсек ООН Антониу Гутерриш, Совбез ООН, США, Иран, Пакистан, Катар, Саудовская Аравия, Россия, которые потребовали привлечь к ответственности исполнителей и организаторов и выразили соболезнования семьям погибших.

Напомним, что в предыдущую пятницу, 8 октября, в результате нападения ИГИЛ на шиитскую мечеть в Кундузе погибли и получили ранения более 200 человек. Тот теракт тоже был повсеместно осужден международным сообществом, «Талибаном» и афганскими политиками, которые еще остались в Кабуле.

Вскоре после теракта в Кандагаре ИГИЛ объявил: шииты будут подвергаться нападениям в их домах и центрах повсюду, «от Багдада до Хорасана».

Родственники погибших уже обратились к талибам с просьбой защитить их от нападений — и те пообещали направить своих бойцов для защиты шиитских мечетей. Тем временем в сети появились кадры, на которых колонны афганских шиитов пытаются покинуть страну, — предположительно, действие происходит возле границ Ирана.

Противостояние ИГИЛ и «Талибана» стало чуть ли не главной темой прошедшей недели, уже понятно, что ИГИЛ — не просто «головная боль» талибов, с которой они быстро справятся, как заверял на днях Забиулла Муджахид. Игиловцы уже провозгласили, что именно «Исламское государство» сегодня — самая большая угроза для режима талибов.

Глава МИД Афганистана Амир Хан Муттаки заявил в интервью турецкому агентству Anadolu, что главная проблема в противостоянии с «Исламским государством» — непризнание правительства талибов, поскольку пропагандисты ИГИЛ используют этот аргумент, говоря о слабости талибов и поднимая боевой дух своих бойцов. У ИГ нет реальных военных возможностей, повторил Муттаки. Однако почти одновременно с этим интервью некоторые афганские СМИ сообщили со ссылкой на местное население, что в провинции Джаузджан в уезде Акча видели поднятый черный флаг ИГИЛ.

Размышляя о противостоянии двух террористических организаций и о том, действительно ли между ними существуют непреодолимые противоречия, которые не дадут им договориться, — аналитики припомнили талибам их собственную практику использования шахидов, как и недавние заявления «Талибана» о том, что батальон смертников был направлен в провинцию Тахар охранять границу с Таджикистаном.

Так, Абдул Расуф Сайяф, афганский политик, задал талибам открытый вопрос, на который пока нет ответа: «Закрылись ли ваши лагеря по подготовке смертников или еще функционируют?» Говоря о произошедших терактах, Сайяф возложил ответственность в том числе и на талибов, которые не обеспечивают безопасность граждан Афганистана.

Лоббисты «Талибана» за пределами страны раньше уверенно заявляли, что талибы полны решимости справиться с ИГИЛ и что для них это не проблема, — и симпатия, с которой относились к талибам некоторые страны региона, была вызвана в том числе и верой в эти утверждения: усиление ИГИЛ здесь однозначно воспринимается как угроза. Однако на прошедшей неделе способность, а главное, желание талибов уничтожить «Исламское государство» уже вызывали сомнения у некоторых внешних игроков, причем на самом высоком уровне.

На онлайн-совещании глав стран СНГ президент России Владимир Путин заявил, что на севере Афганистана сейчас находится около двух тысяч боевиков ИГИЛ, и их лидеры «вынашивают планы по распространению своего влияния на центральноазиатские государства, на российские регионы, делают ставку на разжигание этноконфессиональных конфликтов и религиозной ненависти».

Путин также засомневался, что талибы готовы бороться с наркопроизводством. «Им будет непросто отказаться от такого источника доходов, тем более в условиях кризисной ситуации в афганской экономике», — сказал президент России. В результате Путин заявил, что «не нужно пока торопиться с официальным признанием талибов»: «Мы понимаем, что надо с ними взаимодействовать, но торопиться с этим тоже нельзя».

«Террористы стремятся проникать на территорию Содружества, в том числе и под видом беженцев», — предупредил Путин, чем поддержал позицию Душанбе по Афганистану. На совещании руководителей органов безопасности и разведслужб стран СНГ глава ГКНБ Таджикистана Саймумин Ятимов заявил: ежедневно таджикско-афганскую границу пытаются пересечь 500–600 граждан Афганистана, а общее количество афганских беженцев в Таджикистане уже превышает 15 тысяч. «Ситуация в Афганистане имеет реальную угрозу не только для безопасности Таджикистана и других стран Центральной Азии. Я думаю, что это угроза для всего постсоветского пространства, особенно регионов с мусульманским населением», — сказал Ятимов.

Слова Путина услышали в Кабуле: инсайдеры отмечают, что президент РФ впервые сделал столь жесткое заявление в адрес талибов после их прихода к власти: до сих пор подобный настрой транслировал министр обороны РФ Сергей Шойгу. Талибы даже сочли необходимым ответить российскому президенту: представитель движения Эманулла Самангани назвал опасения относительно угроз ИГИЛ преувеличенными и еще раз подчеркнул, что ИГИЛ не пользуется поддержкой населения (об этом неоднократно говорил и Забиулла Муджахед).

Однако, как писал ранее «Афганистан.Ру», если конфликт перейдет в межрелигиозную плоскость — а похоже, именно это — цель ИГИЛ, — то количество сторонников «Исламского государства» в Афганистане может вырасти.

Внешняя политика: точечные контакты и недомолвки

Прошло два месяца, как талибы пришли к власти в Афганистане, — но признать их правительство пока никто не готов. Талибов называют очень трудными партнерами, поскольку они не идут на компромисс и выстраивают стратегию переговоров, исходя из собственного понимания интересов Афганистана, — но при этом они не прекращают попыток наладить контакты со странами региона.

На прошедшей неделе делегации «Талибана» отправились в Узбекистан и Турцию, встретились с представителями Евросоюза и Германии в Дохе, а в Кабул прилетела делегация Казахстана.

Группу, прилетевшую в Анкару, возглавил мулла Амир Хан Муттаки, который провел переговоры с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу. Согласно заявлению турецкого министра, на встрече обсуждалось возвращение афганских беженцев на родину. «В Турции есть афганские беженцы, многие из них хотят вернуться. Талибы сказали, что помогут им в случае возвращения. Мы также обсудили, какие шаги можно принять, чтобы новых волн беженцев из Афганистана не было. Мы передали талибам, которые управляют Афганистаном, наши рекомендации, сделали несколько предложений. Для мира в стране нужно инклюзивное правительство с участием всех групп населения. Предложили включить женщин в общественную жизнь, в работу, бизнес, содействовать учебе девочек», — заявил Чавушоглу журналистам. По его словам, эти предложения — не только пожелания стран Запада, но и практика мусульманских стран. «Это то, чего ожидает исламский мир», — пояснил министр и обнадежил прессу: «Нам сказали, что в сектор здравоохранения женщины уже вернулись».

Делегация «Талибана», со своей стороны, попросила не прекращать оказывать гуманитарную помощь, и турецкая сторона с этим согласилась.

Аналитики не считают визит в Анкару успешным для талибов: ничто не говорит о том, что Турция смягчила позицию в вопросе признания их правительства или намерении расширить контакты и сотрудничество. Но для самой Анкары этот визит может оказаться полезным: она продемонстрировала, что может быть посредником при формировании инклюзивной администрации, если талибы вообще решат прислушаться к этому требованию. Инсайдеры обращают внимание, что в Турции сегодня находятся многие афганские политики, которые были системной оппозицией правительству Гани и до сих пор считающиеся оппонентами талибов. В том числе в Турции находится маршал Дустум — но представители талибов уже заявили, что никогда не пригласят его в правительство.

В Дохе прошла встреча делегации талибов с представителями Евросоюза, где Муттаки призвал отменить экономические санкции и позволить афганским банкам работать в обычном режиме и иметь доступ к международной финансовой помощи. Представители ЕС отдельно подчеркнули, что речи о признании правительства талибов не идет.

В Дохе с талибами встретилась и делегация Германии: в релизе германского МИДа сообщается, что на переговорах внимание было сосредоточено на «безопасном проходе для немцев и афганских граждан, за которых Германия несет особую ответственность», а также на «уважении прав человека и особенно прав женщин». После переговоров немецкая делегация отметила, что режим талибов — это реальность Афганистана, однако канцлер Меркель позже отметила, что вопрос официального признания правительства талибов не стоит на повестке дня.

Самым деловым контактом талибов прошедшей недели можно считать встречу в Термезе. Делегацию «Талибана» возглавлял вице-премьер временного правительства Абдул Салам Ханафи, узбекскую — министр инвестиций и внешней торговли Сардор Умурзаков. Встреча прошла через несколько дней после визита главы узбекского МИД Абдулазиза Камилова в Кабул, и теперь в течение 10 дней должна быть составлена дорожная карта по развитию взаимоотношений двух стран, и для этого были сформированы совместные рабочие группы. Итог представят лидерам обеих стран.

Пресс-служба МИД РУз сообщает, что в Термезе «представители различных министерств и ведомств обсудили вопросы торгово-экономического взаимодействия, обеспечения безопасности границ, сотрудничества в сфере энергетики, международных грузоперевозок и транзита». Официальный представитель МИД Узбекистана пояснил, что особое внимание было уделено строительству ЛЭП «Сурхан — Пули-Хумри» и железной дороги Термез — Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар.

Напомним, что эти строительные проекты начинались еще при прежнем афганском правительстве. Договор о ЛЭП был заключен в 2017 году, а в 2020-м АБР согласился предоставить для его реализации $110 млн. Договоренности о строительстве железной дороги также были достигнуты еще при правительстве Ашрафа Гани. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев называл эту дорогу «проектом века», реализация которого оценивалась в $5 млрд, а на первые шаги Всемирный банк уже согласился выделить $35 млн.

Также стало известно, что Узбекистан не будет отключать электроэнергию из-за афганской задолженности, об этом сообщил Сафиулла Ахмадзай, назначенный и.о. исполнительного директора компании Da Afghanistan Breshna Sherkat (DABS). К слову, и Туркменистан, и Таджикистан тоже пообещали не прекращать поставки электричества в Афганистан.

То, как последовательно Ташкент демонстрирует свое намерение продолжать совместные проекты, заручившись поддержкой «Талибана» и беря на себя ответственность за их исполнение, видимо, должно убедить внешних спонсоров, что финансирование не нужно замораживать, ожидая международного признания режима талибов. И возможно — судя по отдельным репликам внешних игроков, которые обсуждали афганскую ситуацию на саммите G20 на прошлой неделе, — мир постепенно развернется в эту сторону, продолжив финансировать проекты в области развития Афганистана.

Тем более доверие к Узбекистану как к партнеру и посреднику растет. На прошлой неделе в Термезе заработал Termez Cargo Centre — и ожидается, что в дальнейшем именно Термез станет логистическим узлом доставки гуманитарной помощи, которая по линии ООН и других международных организаций будет направлена в Афганистан: из Термеза в Мазари-Шариф идет железная дорога. Кроме того, западные обозреватели продолжают обсуждать Узбекистан как возможную базу для размещения американских БПЛА. Издание Politico со ссылкой на источники в Конгрессе США сообщило, что делегация Пентагона в октябре посетит Узбекистан, и главным вопросом будет «возможность размещения «загоризонтных» контртеррористических сил, такая договоренность позволила бы военнослужащим США лучше наблюдать и наносить удары по целям в Афганистане». Представитель Минобороны Узбекистана уже ответил, что Ташкент не планирует размещать американские силы на своей территории, что Узбекистан не получал подобное предложение от Пентагона — и не намерен его принимать. Москва тоже не изменила свою позицию: во время переговоров с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд представитель российского МИД повторил, что Москва против размещения военной инфраструктуры США в Центральной Азии.

Однако аналитики полагают, что опасность со стороны ИГИЛ, о которой заговорил президент РФ, может изменить взгляд Москвы на военное сотрудничество США и стран Центральной Азии. Но для того, чтобы Москва всерьез стала обсуждать эту тему, игиловцы должны продемонстрировать, что представляют собой реальную угрозу для региона.

Тем временем в воскресенье, 17 октября, в Кабул прилетела делегация из Казахстана во главе со спецпредставителем президента по международному сотрудничеству Ержаном Казыханом. Ранее, выступая на Совете глав СНГ, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что нельзя оставлять Афганистан «наедине с беспрецедентными трудностями». Релиз МИД РК сообщает, что в Кабуле обсуждались «вопросы оказания Казахстаном гуманитарной помощи населению Афганистана, а также восстановления торгово-экономических связей» — инсайдеры сказали, что главным вопросом было восстановление поставок казахстанской муки в прежнем объеме. Делегация уже привезла 5 тысяч тонн муки в качестве гумпомощи и передала предложение предоставить отечественную вакцину от COVID-19 — QazVac.

Сообщается также, что «в ходе встреч была выражена взаимная заинтересованность в продолжении образовательных программ в Казахстане для афганских студентов». Как и чему будут учиться талибы в светском Казахстане — большой вопрос, но сам факт, что такое предложение прозвучало, означает демонстрацию желания наладить стандартное межгосударственное сотрудничество — и здесь Ташкент и Нур-Султан выступают как геополитические союзники, заинтересованные в единой политике региона по отношению к Афганистану.

На прошедшей неделе обсуждалось и возможное участие афганской делегации в заседании Московского  формата, которое намечено на 20 октября. Предполагается, что делегацию «Талибана» возглавит вице-премьер Абдул Салам Ханафи, и на прошедшей неделе появилась информация, что политики Абдулла Абдулла и Хамид Карзай также получили приглашения и собираются прилететь в Москву. Однако в окружении Карзая дали понять, что талибы не дают им покинуть страну для участия в работе заседания, — а российское посольство объявило, что Абдуллы и Карзая нет в списках приглашенных. Политики это пока не прокомментировали, но инсайдеры уверены, что дело в активном протесте талибов, которые считают, что представлять Афганистан могут только они. Московский формат по Афганистану предполагает шестисторонние консультации спецпредставителей России, Афганистана, Индии, Ирана, Китая и Пакистана. В Москве уже заявили, что пригласили и США принять участие, но ответа пока не получено.

«Большая двадцатка» даст денег

На саммите G20, который в виртуальном режиме прошел 12 октября, обсуждалась ситуация в Афганистане. Главный вопрос, на который пока нет ответа, — можно ли помочь народу Афганистана, не давая при этом денег непризнанному правительству талибов. Среди выступавших не было тех, кто не считал бы нужным помогать афганцам, но предлагаемые способы звучали утопически. Некоторые участники предложили сделать условием помощи Афганистану соблюдение «Талибаном» прав человека. Президент США Джо Байден заявил, что финансовую помощь афганцам нужно оказывать через международные организации, минуя правительство.

Однако заявления, что ждать нельзя и что народ не виноват, — проходили красной нитью почти через все выступления.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен предложила выделить Афганистану миллиард евро на предотвращение «гуманитарного и социально-экономического коллапса», причем подчеркнула, что нужно действовать быстро: «Мы четко обозначили наши условия для любого взаимодействия с афганскими властями, в том числе по вопросам соблюдения прав человека, — сказала она. — Пока отчеты говорят сами за себя. Но афганские люди не должны расплачиваться за действия талибов».

Канцлер Германии Ангела Меркель предупредила, что мир не выиграет, если в Афганистане рухнет денежная или финансовая система, и пообещала, что Германия выделит на гуманитарную помощь 600 млн евро: «Мир не может оставаться в стороне, кода 40 млн человек попадают в хаос», — сказала она.

Генсек ООН Антониу Гутерриш предложил прямые вливания в экономику страны, минуя правительство талибов. Он призвал мировое сообщество «наполнить афганскую экономику ликвидностью, чтобы предотвратить ее коллапс»: «Нам необходимо найти возможности, чтобы экономика [Афганистана] вновь заработала. Мы можем это сделать, не нарушая при этом международное право. Мы должны найти возможности, чтобы создать условия для продолжения работы афганских профессионалов и гражданских сотрудников. Я призываю мировое сообщество сделать шаги и наполнить афганскую экономику ликвидностью для предотвращения коллапса… Нам необходимо влить наличные средства в экономику. Я не говорю, что прошу международное сообщество дать деньги «Талибану» или действующим властям. Нет. Нам необходимо сделать так, чтобы экономика вновь заработала».

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил, что необходимо увеличить прямую помощь афганскому народу: «Мы не можем ждать и смотреть. Мы должны действовать, и действовать быстро», — сказал Борелль.

Как помочь афганцам, не предоставляя финансирования правительству талибов, — остается большим вопросом, но вектор, в котором начинают думать международные организации и внешние спонсоры, понятен. И видимо, довольно скоро что-то будет придумано — поскольку социально-экономическая ситуация в Афганистане стремительно ухудшается, да еще накануне зимы. Цены на продовольствие продолжают расти. На прошлой неделе было зафиксировано увеличение цен на муку, а лепешки — это основная пища афганцев. Мешок муки сегодня на рынках Кабула можно купить за 2400 афгани, в то время как до падения режима Гани он стоил 1600.

Чистка рядов

Тем временем движение «Талибан» заявило о создании комиссии по чистке боевых подразделений от лиц «с плохим прошлым». В конце сентября талибы уже говорили о необходимости создания подобной комиссии: тогда афганский телеканал Shamahad TV сообщил, что в ближайшее время пройдут мероприятия по выявлению «недостойных людей» в рядах движения — речь шла о боевиках, которые совершили проступки, противоречащие принципам «Талибана». Среди преступлений, за которые талибам грозит наказание, называли «моральное разложение, коррупцию, личную вражду, совершение грабежей и преследование людей». Предполагалось, что в течение двух недель будет принят специальный указ, который направят во все силовые структуры талибов, включая службу разведки, МВД и Министерство обороны.

Видимо, на прошедшей неделе такой приказ поступил, и работа началась. Заместитель председателя комиссии Шер Мохаммад Шариф уточнил, что цель комиссии — очистить движение от корыстных людей.

Инсайдеры же увидели в этой активности экономическую необходимость освободиться от «лишних» боевиков: сегодня движению не нужно столько бойцов, как было во времена активных боевых действий, при захвате провинций и городов.

Кроме того, «Талибану», стремящемуся к международной легализации, необходимо реагировать на случаи самоуправства, которые наносят урон репутации движения. Из Панджшера последнее время приходят сообщения о массовых захоронениях людей, убитых талибами, — и по словам очевидцев, расстрелы идут без суда и следствия. Начальник разведки «Талибана» в Панжшере признавал, что талибы не контролируют своих людей. «В целом речь идет о сокращении численности движения, — говорит один из инсайдеров. — Однако важно, как эта чистка рядов будет происходить, и смогут ли эти люди потом интегрироваться в мирную жизнь».

Но конечно, речь об интеграции в мирную жизнь может идти только в случае, если решения комиссии в принципе будут предполагать наличие этой дальнейшей жизни.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Вооруженная оппозиция От редакции

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
ФЕНЕНКО Алексей
КОРГУН Виктор
Юлия Митенкова
Дмитрий МИЛОСЕРДОВ
ИСКАНДАРОВ Косимшо
Все авторы