» Политика недели: Договор не дороже денег

Опубликовано: 19.07.2021 16:41 Печать

Талибы на переговорах в Дохе

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

Переговоры в Дохе выходят на новый уровень, Ашраф Гани обостряет отношения с Пакистаном, Пекин принимает сторону Кабула в борьбе с терроризмом, а Москва предлагает Вашингтону воспользоваться российскими базами в Центральной Азии.


Новые губернаторы хазарейских провинций

На прошлой неделе талибы (движение «Талибан», запрещено в РФ) активнее начали атаковать районы проживания хазарейцев-шиитов в провинциях Газни, Дайкунди и Бамиан. Предыдущие годы хазарейские районы считались чуть ли не самыми спокойными с точки зрения безопасности, однако в начале прошедшей недели под контроль талибов перешли пригороды Газни, столицы одноименной провинции, районы в провинциях Бамиан и Гельманд. 13 июля в Кабуле в результате взрыва в хазарейском районе четыре человека были убиты, еще пятеро ранены.

Нападения на шиитов идут с конца весны: в мае в западном Кабуле произошел громкий теракт возле школы для девочек, тогда погибло более 90 человек; боевики взрывали в столице Афганистана автобусы и автомобили с мирными жителями; в июне были расстреляны саперы-хазарейцы, работавшие на международную организацию HALO Trust в провинции Баглан… Частые и кровавые нападения на хазарейцев вызвали острую реакцию не только в Афганистане, но и в других странах, а глава партии ПИЕА (Партии исламского единства Афганистана) Мохаммад Карим Халили назвал атаки на шиитов целенаправленной операцией против религиозного меньшинства и предупредил, что если власти продолжат бездействовать, хазарейцы сами себя защитят.

И вот Арг (президентский дворец) сообщил о назначении новых губернаторов в двух хазарейских провинциях. Главой Дайкунди стал Мурад Али Мурад, а главой Бамиана – Мохаммад Тахир Захир.

Инсайдеры рассказали, что назначениям предшествовали длительные консультации между президентом ИРА Ашрафом Гани, вице-президентом Мохаммадом Сарвар Данишем и лидером хазарейцев Мохаммадом Мохаккиком, лидером Партии исламского единства народа Афганистана (ПИЕНА). Инсайдеры уверены, что новые назначения губернаторов призваны успокоить хазарейскую элиту, недовольную политикой Гани.

Интересно, что на прошедшей неделе произошла еще одна важная кадровая перестановка: пост руководителя канцелярии Гани вместо Шакира Каргяра занял Матин Бек. Каргяр считается политиком, близким Ханифу Атмару. Новое назначение спровоцировало слухи об обострении борьбы между группировками влияния в окружении президента.


Доха поднимается до уровня Абдуллы и Барадара

17-18 июля в Дохе прошли переговоры между кабульской делегацией во главе с Абдуллой Абдуллой, главой Высшего совета по национальному примирению, и делегацией «Талибана», которую возглавил мулла Абдул Гани Барадар. Наблюдатели считают, что это не просто возобновление переговоров – мирный процесс вошел в новую фазу.

Во-первых, уровень участников стал гораздо выше, чем раньше, — как и было запланировано с самого начала внешними спонсорами мирного процесса, однако президенту Ашрафу Гани удалось почти на год оттянуть возможность высокого представительства. Инсайдеры считают, что ключевая позиция, которую теперь занимает на переговорах Абдулла Абдулла, привела к резкому росту его политического влияния.

Возможно, именно этот фактор спровоцировал резонансное заявление Абдуллы, которое он сделал перед поездкой в Доху. Абдулла связал ухудшение ситуации в стране с политическим кризисом, начавшимся после скандальных президентских выборов 2019 года – напомним, тогда он и Ашраф Гани, два кандидата, более полугода не могли прийти к соглашению, кто же выиграл, были даже проведены две инаугурации, и только резкое вмешательство Вашингтона привело к подписанию договора о разделе власти и согласию сторон. Абдулла возложил ответственность за разобщенность афганской политической элиты на Гани и заявил: «Политический кризис и эгоизм некоторых политиков стали причиной ухудшения морального духа в рядах сил безопасности». Однако Абдулла дал понять, что не намерен сейчас брать реванш: «Надо думать, как помочь силам безопасности, — сказал он. – Сейчас не время сводить счеты».

Перед началом переговоров Абдулла Абдулла и мулла Барадар обменялись обнадеживающими заявлениями. Глава Высшего совета подтвердил, что военного решения у афганского конфликта нет, а «достижение мира требует гибкости с обеих сторон», на что мулла Барадар пообещал, что «Талибан» приложит все усилия, чтобы достигнуть положительных результатов на переговорах. По словам Барадара, для достижения «центральной и независимой исламской системы… мы должны отказаться от эгоизма и личных интересов, проявлять терпимость и устранить недоверие». Очевидно, что это «мы» звучало уже не от имени делегации талибов, а как призыв ко всем участникам переговоров.

В состав кабульской делегации вошли, помимо Абдуллы, Атта Мохаммад Нур, Мохаммад Карим Халили, Мохаммад Масум Станикзай, Абдул Салам Рахими и другие политики. Экс-президент Афганистана Хамид Карзай, чье участие в переговорах неоднократно заявлялось, сопровождал делегацию до аэропорта, но в Катар не полетел. Инсайдеры рассказали, что Карзай был вынужден отказаться от поездки, поскольку талибы резко возражали против его участия. Причина такого охлаждения пока неясна, Карзай ранее позиционировал себя как чуть ли не единственного политика, с которым талибы согласятся сесть за стол переговоров. Однако охлаждение со стороны представителей движения было заметно еще во время их мартовского визита в Москву.

Вопросы, которые обсуждались на переговорах, не афишируются. Источники «Афганистана.Ру» подтвердили, что талибы поставили условие – никаких утечек, пока стороны не придут к результату. Предыдущий состав кабульской делегации почти сразу сообщал о содержании переговоров в СМИ, что серьезно подрывало возможности сторон прийти к компромиссу, поскольку утечки не способствовали сохранению единства «Талибана».

Журналисты и эксперты могли лишь предполагать, что на встрече в закрытом формате обсуждались прекращение огня, переходное правительство и освобождение заключенных талибов: тема пленных снова возникла за день до переговоров в Дохе. Представитель «Талибана» заявил, что они готовы на три месяца прекратить огонь, если будут освобождены 7 тысяч заключенных талибов, а лидеры движения исключены из санкционного списка ООН. Напомним, что освобождение 5 тысяч заключенных талибов, которое было условием для начала межафганских переговоров почти год назад, привело к эскалации насилия: в Арге не раз заявляли, что бывшие пленные возвращались на поле боя.

По итогам двухдневных переговоров стороны выступили с коротким совместным заявлением, где не было сказано ничего конкретного. Было решено ускорить мирные усилия, найти общий язык, предотвращать жертвы среди гражданского населения, наладить гуманитарное сотрудничество и продолжить переговоры на высоком уровне. О деэскалации насилия или прекращении огня не упоминалось.


Военная тактика талибов и сговор с властями

Инсайдеры, близкие к переговорному процессу, уверены, что талибы планируют оставить за собой захваченные территории, особенно приграничные. «Если будет достигнута договоренность о прекращении огня, стороны обязуются не нападать друг на друга, и это означает, что территории, взятые талибами под контроль, так и останутся в их руках, в том числе и таможенные порты. Однако это будет означать, что талибы получат серьезный рычаг влияния на Кабул во время дальнейших переговоров, так что правительство вряд ли с этим согласится», — сказал инсайдер. Напомним, что талибы захватили порт Шерхан-Бандар на границе с Таджикистаном, Торгунди на границе с Туркменией, Ислам-Кала на границе с Ираном, идут бои возле Хайратона на границе с Узбекистаном. Под контроль «Талибана» перешли несколько крупных пограничных переходов в провинциях Герат, Фарах и Кундуз.

Возможно, военные успехи талибов, в том числе на севере, заставят Гани смягчить свою позицию и пойти с ними на компромисс. До сих пор он жестко заявлял, что силы безопасности Афганистана способны успешно противостоять «Талибану», и до последнего не верил, что США все же покинут ИРА, однако внезапный уход американских военных с авиабазы Баграм подействовал на него, как холодный душ. Да и многие афганские военнослужащие тоже только теперь начинают понимать, что остаются без поддержки, и это негативно сказывается на моральном духе армии.

Не только эксперты, но и политики открыто стали признавать, что среди правительственных сил и представителей власти нет единства в желании противостоять талибам. Так, губернатор провинции Кандагар Рухулла Ханзаде, выступая перед местными военными, рассказал, что большинство районов провинции сдались талибам без боя в результате сговора: по словам губернатора, военным звонили из Кабула и уговаривали отступить. «На некоторые блокпосты талибы пришли только через четыре дня после того, как их оставили военные, — заявил губернатор. – Если это и поражение, то оно политическое, а не военное».

Возможный сговор отдельных представителей властей с талибами стал причиной очередного обострения отношений первого вице-президента Амруллы Салеха с парламентом. Салех опубликовал запись своего телефонного разговора с депутатом от провинции Бадгис, Амир Шахом Наибзаде, которого обвинил в сговоре – по словам Салеха, депутат способствовал сдаче талибам отдельных районов Бадгиса. В 55-секундной записи Салех требовал от Наибзаде немедленно остановиться, иначе он «отправит Наибзаде в ад». Запись вызвала множество вопросов, некоторые обвинили Салеха в популизме. К тому же вице-президент не предъявил никаких доказательств, не дал депутату ничего возразить – и при этом спецназ окружил дом народного избранника, а сам он был объявлен невыездным.

Через несколько дней после инцидента спикер нижней палаты парламента Мир Рахман Рахмани обвинил Салеха в превышении полномочий. Рахмани заявил, что первый вице-президент занимается героизацией собственной персоны в соцсетях, и назвал недостойными его угрозы в адрес депутата.


Нур собирает людей

Тем временем боевые действия не прекращаются. По словам представителя министерства обороны ИРА, столкновения происходят более чем в 20 провинциях, в опасном положении находятся девять городов. Источники сообщают об ожесточенных боях между правительственными силами и талибами в провинции Каписа примерно в ста километрах к северу от Кабула.

Районы переходят от талибов под контроль правительственных сил – и обратно, вести подсчет трудно, ситуация меняется ежедневно. По сообщению минобороны, за последние четыре дня под контроль Кабула были возвращены 24 уезда, в том числе в Газни, однако источники сообщают, что многие районы в других провинциях перешли талибам, в том числе в провинции Нимроз.

Начинаются споры, что считать маркером установления контроля над уездом. Так, в министерстве обороны заявляют, что взятие талибами здания администрации и даже его подрыв нельзя считать победой над всем районом.

При этом ополчение становится более массовым и системным. Ранее президент возложил общую координацию обороны в провинции Герат на ее бывшего губернатора Исмаил Хана — одного из лидеров ИОА (партии Исламское общество Афганистана) и авторитетного полевого командира. Исмаил Хан уже привлек своих людей к защите основных дорог и подступов к городам.

На севере страны другой лидер ИОА, бывший губернатор Балха Атта Мохаммад Нур на прошедшей неделе собрал сотни верных ему людей, которые, по его словам, «готовы защищаться». Наблюдатели обратили внимание, что некоторые хорошо вооруженные бойцы Нура приехали на встречу с ним в пикапах и во многом напоминали талибов в девяностые годы. Выступая перед своими сторонниками в Балхе, Нур заявил: «Наша война – ради мира. Нельзя допустить, чтобы по нашему народу прошлись те, кто продался чужакам», – имея в виду талибов, которых, как уверен Нур, контролирует Пакистан. Бывший губернатор заверил собравшихся, что у него есть современное вооружение, во многом превосходящее оружие талибов, и обратился к «Талибану»: не согласитесь на мир – будете уничтожены. После чего отправился в Доху на переговоры.


Пекин демонстрирует поддержку

На прошедшей неделе международные организации и страны региона дали понять «Талибану», что не поддерживают некоторые его действия на территории ИРА. Международная правозащитная организация Amnesty International выпустила заявление, в котором обвинила «Талибан» в военных преступлениях. Речь идет о расстреле талибами 22 афганских спецназовцев – как выяснили журналисты CNN, к которым попала видеозапись произошедшего, преступление было совершено в июне 2020 года в городе Давлат Абад северной провинции Фарьяб. Amnesty International обвинила талибов во лжи и заявила, что представители движения не изменили своего поведения и не уважают права человека.

Китай также на прошедшей неделе сделал несколько резких заявлений. Глава МИД КНР Ван И призвал талибов разорвать связи со всеми террористическими группировками, «признать свою ответственность перед страной и народом». Ван И подчеркнул, что «любое силовое вмешательство в Афганистан обречено на провал», а вывод иностранных войск дает афганскому народу возможность взять судьбу страны в свои руки.

О поддержке Кабула заявил и председатель КНР Си Цзиньпин в телефонном разговоре с Ашрафом Гани. Си призвал «Талибан» отказаться от насилия и присоединиться к мирному процессу, а также подчеркнул, что Китай решительно поддерживает борьбу с терроризмом и продвижение мирного урегулирования в ИРА.

Столь очевидная демонстрация Пекином своей поддержки вызвана, прежде всего, активностью талибов на севере, прежде всего в провинции Бадахшан, которая граничит с Китаем. Пекин серьезно озабочен ухудшающейся ситуацией: власти Бадахшана объясняют успехи талибов тем, что на севере Афганистана присутствует значительное количество таджикских, узбекских, уйгурских и северокавказских боевиков. И Пекин, который опасается укрепления позиций уйгурских боевиков и ИДВТ (запрещено в РФ) на территории Афганистана, сегодня, как отмечают наблюдатели, намерен скорректировать принимаемые им меры безопасности и свои экономические инициативы: сегодня в основе сотрудничества Пекина и Кабула – совместная борьба с терроризмом, в том числе предоставление Китаем Афганистану финансовой помощи, обучение военных, пограничные патрули и другие меры.


Новый клинч Кабула и Исламабада

О поддержке Кабула говорили и на международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности», которая прошла 15-16 июля в Ташкенте. В конференции приняли участие представители почти 50 стран, в ее резолюции говорилось о важной роли Афганистана как «регионального моста», соединяющего Центральную и Южную Азию, а также о совместных региональных проектах и торгово-экономической интеграции региона.

На полях конференции было объявлено о создании новой четырехсторонней платформы, в которой будут участвовать Афганистан, Пакистан, Узбекистан и США. Задачей нового формата станет улучшение региональных связей, об этом договорились министр иностранных дел Афганистана Ханиф Атмар, его узбекский коллега Абдулазиз Камилов, глава МИД Пакистана Шах Махмуд Куреши, а также спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад.

Инсайдеры полагают, что в ближайшее время внешние игроки начнут все острее конкурировать за роль главного миротворца в межафганском диалоге, поскольку достижение результата станет действительно исторической победой дипломатии и принесет серьезные бонусы участникам.

Однако главным нервом конференции стала не резолюция и не учреждение нового четырехстороннего формата, а почти прямое столкновение Ашрафа Гани и премьер-министра Пакистана Имран Хана, что почти моментально привело к новому обострению отношений двух стран.

Выступая на конференции, Ашраф Гани заявил, что, по данным афганской разведки, за последний месяц более 10 тысяч боевиков прибыли в Афганистан из Пакистана и других мест. Гани отметил, что талибы продолжают поддерживать связи с международными террористическими группировками, и обвинил премьер-министра ИРП и пакистанских генералов, что те не выполнили своего обещания оказать давление на талибов: сторонники «Талибана», по словам Гани, «открыто празднуют» в Пакистане нанесение ущерба афганскому народу.

Выступление Ашрафа Гани было внимательно выслушано участниками конференции, и Имран Хан в ответ назвал обвинения несправедливыми. Он отметил, что Пакистан делает все возможное, чтобы усадить талибов за стол переговоров: «Ни одна страна не приложила столько усилий, чтобы привести «Талибан» на переговоры, как Пакистан. Мы больше всех пострадаем от беспорядков в Афганистане», — заявил Имран Хан.

Речь Гани вызвала серьезный резонанс как в Афганистане, так и в Пакистане. В ИРА многие сочли высказанные обвинения слишком резкими: Пакистан может оказать серьезное влияние на талибов, поэтому с ним нужно выстраивать диалог, а не идти на конфликт. Другие, наоборот, считали, что Гани прав: Пакистан никогда не был надежным партнером, когда дело касалось прекращения конфликта в ИРА, и имеет значение только международное давление как на Пакистан, так и на талибов. Выступление же президента в Ташкенте можно считать формой подобного давления.

Обвинения Исламабада на прошедшей неделе звучали не только со стороны Ашрафа Гани: первый вице-президент ИРА Амрулла Салех, известный как один из самых непримиримых антиталибских политиков, тоже сделал несколько ярких заявлений.

В четверг, 15 июля, Салех написал в Twitter: «ВВС Пакистана официально предупредили афганские ВВС, что любой шаг по вытеснению талибов из района Спин-Булдак будет отражен пакистанскими воздушными силами. Пакистан оказывает авиационную поддержку «Талибану» в определенных районах». За два дня до этого талибы заявили, что взяли под свой контроль КПП Спин-Булдак – один из ключевых погранпунктов на границе с Пакистаном в провинции Кандагар.

По словам одного афганского военного чиновника, которого цитируют местные журналисты, пакистанские военные предупредили афганские ВВС, чтобы те не приближались к границе ближе, чем на 18 км, и таким образом афганская боевая операция, в которой афганские ВВС должны были нанести удар по талибам в районе Спин-Булдак, была сорвана.

МИД Пакистана опроверг заявление Салеха, сказав, что Пакистан принимает необходимые меры для защиты собственных войск и населения – но только на своей территории. «Афганская сторона сообщила Пакистану о своем намерении провести воздушную операцию на своей территории напротив пункта Чаман в Пакистане. Пакистан положительно отреагировал на право афганского правительства действовать на своей территории», — сказали в министерстве. «ВВС Пакистана ничего не сообщали ВВС Афганистана. Эти заявления подрывают искренние усилия Пакистана, направленные на продвижения мирного процесса под руководством афганцев», — говорится в заявлении МИД ИРП.
Салех в ответ лишь заметил, что Пакистан и присутствие лидеров талибов на своей территории тоже никогда не признавал.

Интересно, что перепалка с Салехом и резкое выступление Гани в Ташкенте стали фоном для объявления о проведении в Исламабаде конференции по афганскому урегулированию. МИД Пакистана заявил, что эта конференция «придаст импульс продолжающимся усилиям по установлению мира в Афганистане». Сообщалось, что на конференцию были приглашены Хамид Карзай, Салахуддин Раббани, Гульбеддин Хекматияр, Омар Захилвал, Хаджи Мохаммад Мохаккик, Ахмад Вали Масуд и другие политики, и по словам представителя МИД ИРП, некоторые уже подтвердили свое участие.

Представители «Талибана» не были приглашены – как пояснили в Исламабаде, талибы уже много раз посещали Пакистан, и с ними афганский мирный процесс уже неоднократно и подробно обсуждался.

Сначала конференция была назначена на 17-19 июля, однако это совпало с межафганскими переговорами в Дохе, и сроки были отодвинуты на период после праздника Ид аль-Адха. Называли дату 25 июля.

Однако неожиданное происшествие поставило под угрозу все объявленные инициативы Исламабада: на следующий день после выступления Гани была похищена дочь посла ИРА в Пакистане. Детали не разглашаются, но стало известно, что девушку похитили по дороге домой, подвергли пыткам, и после освобождения из плена она была помещена в больницу.

Кабул потребовал от правительства Пакистана найти и наказать виновных и принять меры для обеспечения безопасности дипломатов и их семей. Посол Пакистана в Кабуле был вызван в МИД, ему вручили ноту протеста, возле пакистанского посольства прошел митинг протеста. Афганского посла отозвали в Кабул. Имран Хан заявил, что взял дело под личный контроль, и распорядился в течение 48 часов найти преступников.

Инсайдеры подтвердили «Афганистану.Ру», что ранее Пакистан с трудом смог договориться с афганскими политиками о конференции. Однако инцидент с дочерью посла грозит отменой всего мероприятия, столь важного для Исламабада, который позиционирует себя в качестве основного внешнего игрока мирного процесса.


Что сказал Лавров

На полях международной конференции в Ташкенте прошла встреча президента ИРА Ашрафа Гани и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Как сообщил МИД РФ, в ходе беседы обсуждались военно-политическая ситуация в Афганистане, перспективы процесса национального примирения, а также некоторые вопросы двусторонних отношений. «С российской стороны была подчеркнута необходимость скорейшего запуска содержательных межафганских переговоров в целях прекращения многолетнего вооруженного конфликта и стабилизации ситуации в этой стране», – говорится в заявлении МИД РФ.

Интересно, что пресс-служба Ашрафа Гани обошла молчанием переговоры с Лавровым. Встреча с российским министром не попала даже в короткий ролик о результатах визита президента ИРА в Ташкент, хотя там упоминались встречи с главой МИД Турции, главой американской делегации и другими иностранными участниками конференции. Это вызвало удивление в кабульских политических кругах и породило различные слухи.

Например, прошел слух, что Лавров передал Гани решение региональных стран о формировании переходной администрации в качестве единственного выхода из тупика, в котором оказался мирный процесс. Якобы это решение и этапы его реализации согласовано и со всеми основными внешними игроками, и с «Талибаном».

Другие предположили, что Лавров передал Гани убедительные доказательства нейтральной и сбалансированной российской политики, что Москва соблюдает интересы всех афганских политических групп – напомним, многие обвиняли Кремль в поддержке талибов и игре против официального Кабула. Многие эксперты полагают, что Москва сегодня поворачивается в сторону «Талибана» на фоне поражения правительственных сил на севере и военных успехов талибов, особенно на границах с Узбекистаном и Таджикистаном.

Однако в конце прошедшей недели российское издание «Коммерсантъ» сообщило, что во время встречи президентов РФ и США Владимир Путин предложил Байдену использовать российские базы в Таджикистане и Кыргызстане. В Вашингтоне пока не комментируют эту информацию, хотя известно, что Пентагон ищет возможности размещения своих баз в регионе. Россия неоднократно высказывалась против размещения американских баз на территории Центральной Азии, и после ташкентской конференции Сергей Лавров еще раз подчеркнул, что и сами страны региона, по его данным, не намерены «подвергать свои территории и население подобному риску».

Российское предложение, о котором написал «Коммерсантъ», призвано продемонстрировать сбалансированность российской политики и намерение сотрудничать с США, хотя Лавров и назвал американскую операцию в ИРА провальной. Однако пока кажется маловероятным, что Пентагон согласится на это предложение – политическая цена вопроса может оказаться неприемлемой для Вашингтона.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Игорь СУББОТИН
ХАСАН Шерхасан
НЕКРАСОВ Вячеслав
САБИР Фахим
ГЕРАСИМОВА Алевтина
КОРГУН Виктор
Все авторы