» Политика недели: Красные линии Дюранда

Опубликовано: 10.01.2022 18:11 Печать

Талибы в Кабуле

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

С конца прошлого года в приграничных районах Афганистана идут столкновения, иногда со стрельбой. Иногда это недоразумения, иногда — на линии Дюранда — результат столкновения политических интересов, смена власти в Афганистане подогрела старый территориальный спор. «Тройка плюс» соберется в конце января, а в Кабул приехали странные российские инвесторы.

Колючая проволока на границе

Главный конфликт последних недель возник в приграничных районах Афганистана и Пакистана. В афганских СМИ и социальных сетях появились видеоролики, на которых талибы (члены движения «Талибан», запрещенного в РФ) вырывают пограничные столбы, установленные пакистанской стороной на линии Дюранда. Талибы в этих видео не скрывают своей радости, выкрикивая: «Машалла! Машалла!» — и заявляя, что эти столбы были установлены на территории Афганистана, и поэтому их тут быть не должно.

19 декабря прошли сообщения, что талибы разрушили установленное пакистанскими военными пограничное ограждение из колючей проволоки в восточной провинции Нангархар, а 30 декабря подобное повторилось в юго-восточной провинции Нимроз.

Линия Дюранда, которая была установлена во времена Британской империи в 1893 году, — это 2670 км границы между Афганистаном и Пакистаном. Афганистан оспаривает это разделение с 1947 года, когда на карте мира появился Пакистан, и не признает линию Дюранда в качестве своей границы; в Кабуле утверждают — причем при всех правительствах, — что это искусственная конструкция, разделяющая семьи, племена и общины (речь идет об этнических пуштунах, живущих по обе стороны линии). Исламабад, в свою очередь, считает эту проблему решенной и закрытой: Пакистан неоднократно заявлял, что ограждение, которое он строит с 2014-го, а всерьез — с 2017-го года в одностороннем порядке, поможет ему в борьбе с терроризмом и контрабандой.

Уже построено 94% ограждения, и последние недели Исламабад возобновил работы, что вызвало и конфликты на самой линии границы, и резкий обмен репликами высокопоставленных чиновников и военачальников обеих стран.

Так, министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши заявил на пресс-конференции 3 января, что его страна полна решимости защищать свои интересы и продолжать в одностороннем порядке ограждать границу с Афганистаном. Куреши назвал произошедшие инциденты «недоразумениями» и подчеркнул, что этот вопрос будет решен мирно: «Мы находимся в контакте с афганским правительством, и надеюсь, что сможем решить этот вопрос дипломатическим путем».

Буквально через день выступил пакистанский генерал-майор Бабар Ифтихар, который заявил, что работы продолжатся, несмотря на недавние инциденты. Ифтихар назвал возникшие препятствия «локальными проблемами», которые были решены правительством.

Однако непохоже, чтобы талибы так легко пошли на уступки. Если представители МИДа талибов соглашались, что в «ряде районов линии Дюранда происходили события, которые необходимо разрешить через диалог», то представитель министерства обороны талибов резко заявил, что Пакистан «не имеет права возводить колючую проволоку вдоль линии Дюранда и разделять племена по обе стороны линии», и назвал эти работы «неуместными и противозаконными». Забиулла Муджахид, заместитель министра информации и культуры Афганистана, также высказался, что у Пакистана нет необходимости выстраивать эти ограждения, поскольку «вопрос о линии Дюранда еще не решен». «Само строительство ограждения создает разногласия между людьми, живущими по обе стороны границы, это равносильно разделению нации», — высказался Муджахид в интервью афганскому каналу Paktiawal. — Линия Дюранда разделила один народ, мы этого не хотим. Мы хотим рационального и логичного решения проблемы», — подчеркнул он.

Резче всех высказался один из военачальников талибов маулави Санаулла Сангин: «Мы не допустим ограждения в любое время и в любой форме. Что бы они (Пакистан) ни делали раньше, они делали — но мы больше этого не позволим. Ограждений больше не будет».

Наблюдатели отмечают, что у талибов могут быть и другие причины сопротивляться строительству ограждения: конфликтуя с Пакистаном, они могут демонстрировать миру свою независимость от Исламабада, а акцент на воссоединении пуштунов по обе стороны линии Дюранда может усилить их поддержку среди самой многочисленной этнической группы Афганистана.

Ранее талибы обвиняли бывшего президента Ашрафа Гани в том, что он предал интересы Афганистана, согласившись с демаркацией и уступив тем самым территорию страны соседу, — хотя подтверждений тому, чтобы Гани соглашался с демаркацией, не было, разве что он ей активно не противостоял. Талибы пообещали «восстановить справедливость», и теперь демонстрируют готовность идти на конфликт с Пакистаном.

Конфликты или недоразумения?

Одновременно с принципиальными приграничными конфликтами на границах Афганистана происходят и мелкие нелепые столкновения, которые тем не менее приводят к человеческим жертвам.

На прошедшей неделе появились сообщения о вооруженном конфликте на афгано-туркменской границе. Афганские СМИ сообщили со ссылкой на представителей местных властей, что столкновение произошло в уезде Хамаб северной провинции Джаузджан. Глава местного департамента информации и культуры Хиляль Балхи заявил, что туркменские пограничники убили мирного жителя, который «по неустановленным причинам пересекал границу», и избили еще одного. Про второго пострадавшего даже появились сообщения, что туркмены его сначала не просто избили, но и закопали живого (возможно, посадили в яму), но он сумел выбраться и прибежал жаловаться талибам, после чего те прибыли для расследования инцидента.

По словам афганского чиновника, у талибов возник конфликт с туркменскими силами, переросший в перестрелку. В ходе столкновений талибы не пострадали.

Позже пришли еще подробности столкновения. Издание Etilaatroz сообщило со ссылкой на источник в «Талибане», что из-за боестолкновений в Хамабе приостановил работу сухой порт Акина — и открылся только на следующий день, когда талибы договорились с туркменской стороной. Из-за остановки работы порта в Туркмению ушло около 40 пустых контейнеров. По данным того же источника, в результате боя туркмены потеряли четырех солдат убитыми и еще четверо были ранены. С афганской стороны был убит один гражданский, позже ранен еще один.

Однако глава управления культуры и информации соседней провинции Фарьяб отрицает закрытие порта на сутки, а официальные Кабул и Ашхабад отрицают вообще все.

Посольство Туркменистана в Кабуле назвало сообщения о перестрелке «неподтвержденной и ложной информацией» и заявило: «Туркменистан в соответствии со своим нейтральным статусом считает границу с Афганистаном дружественной и достиг с талибами полного понимания относительно необходимости поддержания на ней мира». Официальный представитель МИД Афганистана Абдул-Кахар Балхи написал, что сообщения о перестрелке не соответствуют действительности, а между талибами и Туркменистаном «не существует никаких проблем».

Конфликт, которого якобы не было, на афгано-туркменской границе заставил многих аналитиков вспомнить вооруженные столкновения, которые были зарегистрированы в начале декабря прошлого года на границе с Ираном. Эксперты заговорили об усиливающейся напряженности между талибами и соседними государствами в приграничных зонах, а также о росте конфликтов между боевыми частями талибов и силовиками других стран.

В МИДе Ирана аккуратно ответили на подобные аналитические построения, что основная причина возникновения конфликтов — «непрофессионализм» погранслужбы талибов, и подчеркнули, что никаких проблем в отношениях между Ираном и Афганистаном нет.

Напомним, что в начале декабря прошлого года и Тегеран, и «Талибан» подтвердили факт вооруженных столкновений на границе. Представитель талибов Билал Карими заявил тогда, что боевые действия проходили в приграничных районах афганской провинции Нимроз, обошлось без жертв. Пресс-секретарь МИДа Ирана Саид Хатибзаде уточнил тогда же, что конфликт между жителями приграничных районов перерос в перестрелку, и что столкновения удалось прекратить при посредничестве пограничников обеих стран.

Иранские новостные агентства рассказывали подробности инцидента. Несколько иранских фермеров вышли за укрепления, построенные для борьбы с контрабандистами, в районе Шагалак, но оставаясь на территории Ирана. Однако талибы решили, что иранцы зашли на их территорию, и открыли огонь. Другое иранское агентство указало, что перестрелка с применением полутяжелого вооружения длилась несколько минут, жертв не было.

Опрошенные «Афганистаном.Ру» инсайдеры соглашаются с оценкой иранских дипломатов, считая, что вооруженным силам талибов сложно ориентироваться в приграничных зонах. Однако это не единственная причина возникающих инцидентов. «Такие конфликты служат еще одним подтверждением того, что у политического руководства талибов есть серьезные трудности с контролем над полевыми командирами на местах, — говорит один из инсайдеров. — Эмоциональные действия талибов в приграничных зонах, особенно на линии Дюранда, напоминают населению поведение афганских воинов, воевавших против британцев в позапрошлом веке. Такие действия не могут не сказаться положительно на имидже новых властей. Действия талибов на границе с Пакистаном вызывают восхищение населения, которое во всех своих бедах винит соседнее государство».

Кроме этого, аналитики уверены, что на эффективность работы пограничников могли оказать влияние реформы, проведенные талибами в МВД и Минобороны.

«Тройка плюс» в Кабуле или Пекине?

В Афганистане большой шум вызвало интервью спецпредставителя президента России по Афганистану Замира Кабулова, которое он дал агентству «Sputnik Afghanistan». В этом интервью, в частности, Кабулов сообщил, что скоро в столице Афганистана пройдет заседание «расширенной тройки»: «Точной даты нет, но мы договорились до конца января, крайний срок — начало февраля, провести такую встречу в Кабуле».

При этом Кабулов заявил, что «по большому счету, политическое признание правительства талибов, на мой взгляд, было бы больше символическим политическим актом. Де-факто признание уже, по сути, происходит: делегация талибов участвовала в представительной встрече Московского формата здесь у нас, имела возможность напрямую общаться с десятью странами региона. В Исламабаде была чрезвычайная сессия совета министров иностранных дел ОИС (Организации Исламского Сотрудничества), куда талибы были тоже приглашены и имели возможность выступить и изложить свою точку зрения. Процесс признания происходит исподволь и постепенно. Мы особо не зацикливаемся на признании или непризнании. У нас, фактически, работает полноформатное российское посольство. И оно не одиноко — семь посольств [работают], и еще три-четыре на подходе. Такими отдельными мелкими шагами признание де-факто уже происходит».

Из оценки российского дипломата можно было бы сделать вывод, что проведение «расширенной тройки» в Кабуле, где в заседаниях тоже будут участвовать талибы, тоже станет очередным шагом на пути к международному признанию правительства «Талибана». И именно это, как полагают некоторые аналитики, может помешать американской стороне принять участие в саммите — пока Вашингтон не выказывает никаких признаков изменения собственной позиции: признание новой афганской власти Америка напрямую связывает с выполнением талибами поставленных условий (инклюзивное правительство, соблюдение прав человека, разрыв отношений с террористическими организациями и т.д.).

Возможно, нежелание американцев лететь в Кабул спровоцировало и разговоры о другом месте проведения саммита. Замир Кабулов в своем интервью заявил: «Мы понимаем, что заниматься Афганистаном уместно не в Дохе, не в Женеве, не в Москве, а в Кабуле», — но уже 5 января пакистанская The Express Tribune сообщила, что местом проведения «Тройки плюс» будет Пекин — об этом журналистам сообщил анонимный высокопоставленный чиновник. Обсуждать будут, как сообщается, не признание правительства, а вопрос, как избежать гуманитарный кризис в Афганистане. «Китайская сторона хочет провести эту встречу до начала китайского Нового года», — сказал источник. Учитывая, что китайский год начнется 1 февраля, «расширенная тройка» должна собраться уже до конца месяца.

Слова Кабулова о постепенном признании правительства талибов «де факто» в Афганистане посчитали личным мнением российского дипломата, оно широко обсуждалось в афганских СМИ и соцсетях. Многие спикеры вспомнили, что позиция Кабулова не всегда формально совпадала с официальными заявлениями, которые звучали из Москвы, — в том числе с заявлениями президента Путина.

На брифинге 30 декабря спикер российского МИДа Мария Захарова так ответила на вопрос о возможном признании правительства талибов: «Подчеркиваем, что о каких-либо переговорах на тему официального признания временного правительства Афганистана речи сейчас не идет. Талибам хорошо известна позиция России о необходимых для этого условиях: создание подлинного этнополитически инклюзивного правительства, принятие действенных мер по борьбе с терроризмом и наркопреступностью, соблюдение базовых правочеловеческих принципов».

Странные российские инвесторы

В первые дни 2022 года талибы сообщили о встрече вице-премьера правительства Абдул Салама Ханафи с «совместной делегацией российских и афганских инвесторов». По словам Забиуллы Муджахида, заместителя министра культуры и информации, во время переговоров обсуждались «добыча нефти и газа, создание специализированных перерабатывающих заводов, систем добычи компримированного природного газа и сжиженного природного газа, а также основание предприятия по производству цемента».

Муджахид заверил, что в Афганистане для инвесторов будут созданы «хорошие условия и соответствующая инфраструктура».

Интересно, что талибы не уточняют, кто именно входил в делегацию, хотя речь идет об инвестировании в многомиллионные проекты.

Новость о намерениях российских инвесторов опубликовали российские, пакистанские, турецкие и другие новостные агентства — так же не называя имен. Однако фотографии, которые были сделаны на встрече с Ханафи, вызвали у наблюдателей много вопросов, никто из нами опрошенных аналитиков и инсайдеров не сумел опознать в людях на фотографиях серьезных российских бизнесменов. Большинство высказало версию, что вся эта встреча была пиар-акцией, рассчитанной как на российскую публику, так и на страны региона.

И в соцсетях стали сомневаться в компетентности политтехнологов, которые добились широкого распространения информации, но не позаботились о ее правдоподобии, и теперь тема «российских инвесторов» становится мемом вместо того, чтобы подстегнуть региональный крупный бизнес к конкурентному присутствию в Афганистане.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Владимир ЕВСЕЕВ
КАДИРИ Хомаюн
ПАНФИЛОВА Виктория
ГЕРАСИМОВА Алевтина
КАЗАНЦЕВ Андрей
ФЕНЕНКО Алексей
Все авторы