» Вторая англо-афганская война

Опубликовано: 09.12.2008 13:06 Печать

Автор: ЕЖОВ Георгий

Об авторе: Георгий Петрович Ежов – работал в Кабуле в 50-х и 60-х годах; занимался изучением экономики Афганистана; заслуженный преподаватель МГУ, доцент кафедры экономики и экономической географии Института стран Азии и Африки.

Сто тридцать лет тому назад произошло событие, надолго определившее дальнейшую судьбу афганского государства. Британские войска нарушили границу и вторглись на территорию независимого Афганистана. Армия захватчиков двигалась по трем направлениям: из Пешавара через Хайберский проход на Кабул, из Кохата через Шутур-Гарданский перевал в направлении Хоста, и из Кветты через Боланский перевал на Кандагар. Чем было вызвано это ничем не спровоцированное нападение великой державы на сравнительно маленькое государство? Развитие и совершенствование машинного производства товаров, а также появление дешевого и быстрого транспорта в виде железных дорог, поставили перед развитыми капиталистическими странами вопрос о завоевании новых рынков, как для получения дешевого сырья, так и для сбыта своих товаров. Среди этих стран не последнее место занимала Британская империя, в которой, как хвастались англичане, «солнце никогда не заходило». И англичане, не жалея сил, продолжали расширять свою империю. В первой половине девятнадцатого века английские войска вели постоянные войны в Индии, стремясь подчинить себе всю территорию. С захватом Синда и Пенджаба покорение Индии закончилось, но английские генералы уже смотрели дальше, через Хайберский перевал. Перед ними был независимый Афганистан, который они не смогли покорить в предыдущей войне. Тогда из всего английского экспедиционного корпуса в живых остался один раненый доктор Брайдон, послуживший прототипом доктора Ватсона в рассказах о Шерлоке Холмсе. Но британские генералы учли прошлый опыт, армия их была оснащена новым оружием, сзади была покоренная Индия. А через Афганистан пути вели в Среднюю Азию, в Бухару и Хиву. Заняв Кветту, англичане в это время вплотную подошли также и к южным афганским границам.

Одновременно с подготовкой вторжения в Афганстан, английские агенты Беккер, Непир и другие, совершают поездки в Хорасан, где изучают обстановку и возможность использовать Иран для своего проникновения в Среднюю Азию. Иранский шах претендует на Герат – это тоже принимается во внимание. Агентов интересуют также новые рынки, которые могут представлять интерес для английского капитала.

Британское правительство требует от афганского эмира согласия на постоянное пребывание в афганских городах британских военных и гражданских представителей, и строительства на территории Афганистана военных баз. Эмир Афганистана Шир Али Хан отказывается удовлетворить требования англичан. В это время Кабул посещает русская миссия во главе с генералом Столетовым. Англичане требуют принять в Кабуле свое посольство, эмир вновь отказывается, повод для англичан найден и они развязывают Вторую англо-афганскую войну.

Эмир написал «английским сановникам» письмо, в котором осуждал действия британских военных и сообщал, что он намерен выехать в Петербург для того, чтобы добиться созыва международного конгресса по Афганистану. Он надеялся, что конгресс заставит англичан покинуть Афганистан. На британских генералов это письмо не произвело никакого впечатления, и войска с тяжелыми боями продолжали двигаться к Кабулу. Кроме военных операций англичане прибегли к своей любимой тактике – подкупу вождей племен и натравливанию их друг на друга. Результат не замедлил сказаться – часть феодалов стала выступать за передачу власти сыну эмира – Якуб хану. Шир Али хан отправил свою семью в Мазари-Шариф, передал власть в Кабуле сыну и вскоре сам выехал на север, но в пути заболел и в Мазари-Шарифе скончался.

Новый эмир Кабула, Якуб хан не стал сопротивляться британским войскам и подписал с ними в местечке Гандамак мирный договор, по которому Афганистан фактически превращался в британскую колонию. Эмиру было разрешено общаться с иностранными государствами только через индийских чиновников, часть земель на юге Афганистана переходила под контроль британцев, которые должны были иметь постоянно своего резидента в Кабуле и контролировать деятельность эмира, получавшего взамен ежегодно шестьсот тысяч рупий.

Вскоре в Кабул прибыл английский майор по фамилии Каваньяри, который поселился во дворце Мохаммад Азам хана. Он распоряжался афганской казной, награждал и наказывал афганских сановников, приглашал к себе афганских сардаров для обсуждения различных вопросов. В общем — действовал как настоящий хозяин в своем доме. Эмир во всем с ним соглашался и никогда не высказывал своего мнения, и вскоре часть сардаров также перешла на сторону британцев.

Правивший в Герате Аюб хан упрекал брата за подписание такого кабального договора, руководители многих афганских племен также были недовольны политикой эмира. Горожан и даже солдат эмира возмущало поведение британцев. Несколько раз в Кабуле происходили столкновения между афганцами и британской охраной, напряжение постепенно возрастало. Британские войска, занявшие афганскую столицу, вели себя, как хозяева. Это вызывало на первых порах просто недовольство части населения, затем это недовольство перешло в открытое неподчинение, стычки с оккупантами и, наконец, в восстание кабульцев.

Эмир предупреждал майора Каваньяри о назревающей опасности, и о том, что на него готовится покушение, но майор, ослепленный своим , как ему казалось, могуществом, не хотел в это верить. Он сообщал в Дели, что в Афганистане все спокойно, и каждый день, как настоящий английский джентльмен, совершал верховые прогулки по городу. Толчком к восстанию стало возмущение солдат эмира тем, что им недоплатили жалованья. При попытке разрешить вопрос с англичанами, они пришли к британской резиденции, но были встречены огнем, причем сам Каваньяри стал стрелять первым. Солдаты бросились за оружием, к ним присоединились горожане, вместе они атаковали резиденцию британцев. и в схватке всех перебили, включая и самого майора. Эмир сообщил о событиях в Индию, где было решено срочно послать в Кабул карательную экспедицию. А вспыхнувшее восстание стало быстро расширяться. Уже через две недели восстали жители Кохдамана, Джалалабада, Герата. Эмир бежал из Кабула и нашел приют в английском военном лагере. Английские войска подошли к Кабулу, где встретили ожесточенное сопротивление афганцев, но силы были неравны, и город был взят оккупантами. Вступив в Кабул, генерал Робертс, командовавший войсками, напечатал прокламацию, в которой сообщалось, что жители города облагаются контрибуцией, что все, принимавшие участие а восстании, будут наказаны, а если кто знает, где находятся такие лица, он должен сообщить об этом английским властям, за что получит награду.

Сразу же начались аресты и казни афганцев. В Бала-Хисаре была сооружена большая виселица, на которой сразу вешали по несколько десятков человек. Для устрашения жителей англичане не просто вешали людей, они привязывали их цепями, обмазывали горючей смесью и разводили под виселицей огонь. Люди сгорали заживо на медленном огне. Был казнен даже глава кабульского духовенства, обвиненный в том, что он во время восстания призывал народ бороться с иноземными захватчиками. Эмир Якуб хан был англичанами низложен и сослан под конвоем в Индию, поскольку англичане посчитали, что он не сможет больше управлять страной. Якуб хан еще долго жил в Индии на правах пленника, и умер спустя сорок три года, когда в Афганистане правил уже Аманулла хан.

Кроме расправы над населением Кабула, англичане разрушили Бала-Хисар, выгнав оттуда всех жителей, и многие другие постройки. Такие же расправы совершали они и в других занятых ими районах страны. Однако, несмотря на это, сопротивление народа усиливалось, отдельные выступления против англичан выливались во всенародную войну, вовлекавшую в свои ряды все новые племена и районы. Англичане пытались при помощи денег расколоть сопротивление, но это мало помогало. 0чень часто английские войска оказывались отрезанными от своих индийских баз, а афганцы стекались в район Газни, где бывший артиллерийский офицер армии Шир Али хана Мохаммад -джан хан Вардак стал формировать и обучать новую армию. Из Афганского Туркестана через Гиндукуш перешло пять полков бывшей армии эмира, и часть солдат присоединились к новой армии. Сюда шли ополченцы племен вардак, андари, тараки, вазири, сулейман-хель, сюда же пришло таджикское ополчение из Кохдамана. Большую помощь Мохаммад – джан Вардаку оказало духовенство во главе с престарелым муллой Дин Мохаммадом, известным в народе как Мушки Алам Андари. Пользуясь своим авторитетом, он, как и многие другие муллы, призывал народ к джихаду — борьбе с захватчиками.

Обеспокоенный развертыванием сопротивления британский генерал Робертс сделал несколько попыток разбить афганцев, но они все кончились провалом, а афганское ополчение, между тем, подошло к Кабулу. Первыми перед Кабулом оказались отряды из Хоста и Гардеза под командованием Гулям Хайдар хана Чархи. Афганцы, несмотря на сопротивление англичан заняли господствующую над городом высоту Кух-е-Асмаи, вынудив противника отступить к Шерпуру, где находился их укрепленный лагерь. Кабул был в руках ополчения, но подкрепление, переброшенное в спешном порядке из Индии, сыграло свою роль, ополченцы отступили на юг, и английские войска вновь заняли Кабул.

Однако, несмотря на то, что в руках завоевателей был и Кабул и Кандагар, и они все время получали подкрепление из Индии, их положение было очень непрочным. Не сумев полностью подчинить себе Афганистан, они стали искать выход из положения, который бы позволил им уйти, «не теряя лица». Нужно было найти такого претендента на трон, который бы проводил политику, нужную Великобритании, и страна оставалась бы под контролем англичан. Выдвигались даже проекты расчленения Афганистана на отдельные княжества, подчиненные Великобритании, и о передаче Герата и северных провинций под власть иранского шаха. А из подходящих претендентов на афганский трон они выбрали Абдуррахман хана, внука Дост Мохаммад хана, который в это время находился в Росси.

В первый год войны англичане сумели закрепиться только в южных и восточных районах страны, а Афганский Туркестан все еще оставался под властью афганских правителей. В этой обстановке русское правительство приняло решение разрешить Абдуррахман хану покинуть пределы России, рассчитывая, что он имеет шанс распространить свою власть если не на весь Афганистан, то хотя бы на его северные районы, и там может быть создано независимое афганское государство, неподвластное англичанам.

Ровно через год после начала войны Абдуррахман хан, живший в Средней Азии, с небольшим вооруженным отрядом своих сторонников перешел реку Пяндж и очутился на афганской территории в районе Бадахшана. Он известил правителя Бадахшана Мир Шахзаде Хасана о своем намерении пройти через его территорию по пути в Кабул. Правитель отреагировал на это сообщение отрицательно, и послал навстречу Абдуррахман хану отряд конницы, во главе которой стоял Баба хан, враждебно настроенный по отношению к правителю. В результате переговоров конница перешла на сторону вновь прибывших, попытка правителя Бадахшана собрать войско и разбить Абдуррахман хана не удалась, и Шахзаде Хасан был вынужден бежать в Читрал. Абдуррахман хан же с большим отрядом направился на запад, в сторону Кундуза. В Афганском Туркестане в то время правил генерал Голам Хайдар хан Вардак. Он не хотел допускать Абдуррахман хана на свою территорию, так как сам претендовал если не на афганский трон, то во всяком случае – на северные земли. Однако, его отряды, вышедшие остановить продвижение Абдуррахман хана, перешли на сторону вновь прибывших, и генерал был вынужден бежать в Бухару, а Абдуррахман хан занял без боя Кундуз и Талукан, и вскоре его власть была признана во всем Афганском Туркестане, где он когда-то правил в качестве наместника. Переходить Гиндукуш и идти на Кабул Абдуррахиан хан не спешил, ожидая, какие шаги могут сделать англичане. А англичане попытались разбить газнийское ополчение, но сделать им это не удалось, хотя ополченцы и понесли тяжелые потери, сражаясь с семитысячным отрядом генерала Стюарта, который шел из Кандагара на помощь англичанам, находившимся в Кабуле. Однако, несмотря на усиление своей армии, опасаясь, что войско Абдуррахман хана и ополченцы объединятся и начнут совместное наступление на Кабул, англичане решили начать переговоры с Абдуррахман ханом. Толчком к началу переговоров стала сложившаяся для англичан тяжелая обстановка. В районе Газни афганское племенное ополчение насчитывало до двадцати твсяч человек, и они были склонны поддержать Абдуррахман хана. Правивший в Герате Аюб хан, имевший регулярное войско с артиллерией, готовился к походу на Кандагар. Российское правительство, между тем, провело переговоры с правившим в Иране Наср эд-Дин шахом, и убедило его не поддерживать английский план оккупации Ираном Гератской области, и таким образом, план англичан о расчленении Афганистана потерпел провал. В Индии, да и в самой Великобритании, ширилось движение за окончания войны с Афганистаном, требовавшей все новых и новых расходов бюджета. В этих условия правительство Великобритании решило передать власть в Афганистане Абдуррахман хану, считая, что он должен будет пойти на уступки. В результате переговоров англичане признали Абдуррахман хана эмиром Кабула, помогли ему снаряжением и вооружением, а также стали выплачивать денежные суммы на содержание. Однако, Абдуррахман хану удалось добиться отмены части статей Гандамакского договора, в частности – о пребывании на территории Афганистана постоянного военного резидента Великобритании с вооруженной силой. Вместо него в Кабуле должен был находиться представитель Великобритании из индийских мусульман, через которого эмир мог общаться с вице-королем Индии.

Однако, эмир должен был отказаться от сношений с другими государствами, признать права Великобритании на часть афганских территорий, в том числе Куррам, Пишин и Сири, а также признать британский контроль над Хайберским и Мичийским проходами. Эмир обязался также обеспечить безопасное отступление британской армии из Афганистана (видимо, воспоминания о первой англо-афганской войне, и ее результатах были у англичан еще свежи). Это условие позволило англичанам перебросить свои вооруженные силы в Кандагар, где к тому времени началась борьба против отрядов Аюб хана, вышедшего со своей армией из Герата. Правитель Герата, вопреки ожиданиям англичан, не стал препятствовать Абдуррахман хану занять кабульский трон, хотя сам имел возможность претендовать на него. Вместо этого он выступил против оккупантов, считая, что Афганистан должен быть единым и независимым государством. Англичане же хотели иметь под своим контролем как можно больше областей Афганистана. Самым подходящим районом для этого они сочли Кандагар, где были сосредоточены британские войска. Вскоре британцы объявили Кандагар «независимым владением» и поставили во главе Шер Али хана Кандагари, который стал править с титулом «вали». Новый правитель получал от англичан деньги на содержание своей армии, которую обучали британские офицеры, Фактически Кандагарская область оставалась оккупированной британскими войсками.

Узнав о продвижении войск Аюб хана по направлению к Кандагару, англичане выслали в Гиришк отряд под командованием нового правителя. Этот отряд переправился на правый берег Гельманда, где и оставался, пока войска Аюб хана не заняли Фарах. Часть кандагарских отрядов перешла на сторону Аюб хана, покинув свои позиции. Генерал Бэрроуз, вышедший из Кандагара с целью помочь Шер Али хану, не смог удержать его отряды от перехода на сторону противника, и с остатками этой армии стал ждать сражения с Аюб ханом. Он выбрал для решающей битвы большое поле около селения Майванд, не зная, что войска Аюб хана были уже там. На следующий день разыгралось одно из самых известных в истории Афганистана сражений, названное потомками «битвой при Майванде».

Англичане были разбиты, потеряли только убитыми до восьмисот человек, и оставив на поле боя пушки и два знамени, в панике бежали под защиту Кандагарской крепости. И сейчас еще на поле Майванда видны остатки кладбищ, где похоронены сражавшиеся и стоит памятник афганским борцам за независимость. Такой же памятник пятьдесят лет тому назад был установлен в Кабуле на проспекте «Майванд». На этом памятнике высечено двустишие: «Если не погибнешь ты в Майванде, клянусь, позор не минует тебя, любимый». Эти слова приписываются афганской девушке по имени Малалай, которая воодушевляла афганских солдат в битве против англичан. А имена Майванд, и Малалай воспеты поэтами, и известны любому афганцу с детских лет. Они олицетворяют собой стремление к свободе и независимости.

Аюб хан впоследствии все же выступил против Абдуррахман хана, но потерпел неудачу, его войско было разбито, а сам он бежал в Иран. Абдуррахман хану предстояла тяжелая работа — собрать воедино все афганские земли. Он сделал это, но прошло еще почти сорок лет, пока Афганистан смог обрести подлинную политическую независимость.
Фото: questionscritiques.free.fr


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ЭБАДИ Сагар
ИВАНОВ Валерий
КАДИРИ Хомаюн
Омар НЕССАР
КОРГУН Виктор
ПАНФИЛОВА Виктория
Все авторы