» Политика недели: Кабульский аэропорт взят под контроль

Опубликовано: 18.01.2021 15:50 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

Неделя прошла в подготовке к надвигающемуся «часу Х», когда новая администрация США определится с афганской стратегией. Политики и депутаты проясняют позиции по главному вопросу — переходной администрации, Арг готовится дать отпор, а Индия и Пакистан расширяют влияние на политическую афганскую элиту.

Переходная администрация: позиции проясняются

Большинство репортажей или новостных сообщений прошедшей недели о втором раунде переговоров в Дохе начинаются со слов: «No progress». Переговорные делегации осторожно возобновляют контакты и не спешат, ожидая прояснения позиций: как американских и НАТОвских, так и собственных — например, позиции кабульской делегации по поводу временной администрации. Этот вопрос, как ожидается, станет краеугольным в переговорах с «Талибаном» по существу.

Тема переходной администрации все громче звучит в Кабуле. Раньше политики старались не выносить вопрос на публичное обсуждение. Но сегодня эта больная тема уже прошла стадию намеков и перешла из тайных кулуарных разговоров в открытые высказывания.

И если президент Гани однозначно и резко высказывается против формирования временной администрации, поскольку это приведет к отставке нынешнего кабинета, и считает единственно возможным способом передачи власти выборы, то все больше политиков, находящихся в оппозиции к Аргу (президентскому дворцу), уже не так категоричны.

Проблема временной администрации уже самым серьезным образом обсуждается среди лидеров и актива партии Исламского общества Афганистана (ИОА) и Исламской партии Афганистана (ИПА).

Лидером ИОА является Салахуддин Раббани, а исполнительный секретарь партии — Атта Мохаммад Нур, бывший губернатор провинции Балх и один из самых влиятельных политиков на севере страны. Нур, который перед выборами поддержал Ашрафа Гани, сегодня находится в конфликте с президентом, который обострился после увольнения министра здравоохранения, считавшегося человеком Нура. Бывший губернатор Балха продемонстрировал примирение с Абдуллой Абдуллой, политическим соперником Гани, и заявил о поддержке идеи временной администрации «во имя национального единства, социальной и политической справедливости». Публично поддержал идею формирования временной администрации и Мохаммад Исмаил Хан, бывший губернатор Герата, влиятельный политик на западе страны и тоже один из лидеров ИОА.

О поддержке временной администрации уже не раз говорил и Гульбеддин Хекматияр, лидер Исламской партии Афганистана. Впервые он публично заявил о такой возможности после визита в Пакистан, из чего многие сделали вывод о негласной поддержке Исламабадом этой идеи.

Но сейчас источники «Афганистан.Ру» говорят, что обе партии, ИОА и ИПА, уже не ограничиваются заявлениями лидеров, а заняты разработкой позиций по поводу временной администрации и готовятся отстаивать свои интересы в случае, если в Дохе будет достигнута принципиальная договоренность о новом управлении.

Видя нарастающее политическое сопротивление, президент Ашраф Гани продолжает укреплять собственные позиции, приближая политиков с сильным военным и электоральным потенциалом. На прошлой неделе мы писали о попытках сближения Гани с маршалом Абдул Рашидом Дустумом, главой Народного исламского движения Афганистана (НИДА), и с лидером хазарейцев Мохаммадом Мохаккиком, возглавляющем Партию исламского единства народа Афганистана (ПИЕНА). И НИДА, и ПИЕНА сохранили свои боевые подразделения.

О том, что Гани серьезно готовится к надвигающейся развязке, говорит и еще одно кадровое решение. Президент назначил главу своей службы охраны генерал-лейтенанта Рияза Ариана начальником безопасности кабульского международного аэропорта. Отметим, что в Афганистане традиционно все службы аэропорта подчиняются именно начальнику службы безопасности. Многие помнят, как в 1992 году доктор Наджибулла пытался спастись, вылетев на самолете ООН в Индию, — но не смог это сделать, поскольку аэропорт контролировал Дустум, не позволивший президенту покинуть страну.

Временная администрация стала темой горячих дебатов даже в парламенте, во время пленарного заседания нижней палаты 13 января. Сторонники президента раскритиковали идею переходной администрации, депутат Шахпур Хасанзой даже сравнил ее с государственной изменой. Его поддержали многие парламентарии, считающие, что для афганского народа неприемлема никакая политическая система, кроме республики. Однако этот аргумент не звучал достаточно убедительно, как и заявление депутата Абдул Насира Фарахи: «Если они мечтают о временном правительстве, то это останется только в их воображении».

Однако длящийся уже не один месяц конфликт президента и парламента привел к тому, что поддержка депутатами республиканского строя тоже стала поводом для нападок на Ашрафа Гани. Так, депутат от провинции Герат Хабиб Рахман Пидрам назвал действия Ашрафа Гани и декларируемую им защиту республики несовместимыми. «Он действует, как султан», — заявил депутат, критикуя нарушение президентом главного принципа демократии — разделения властей. «Противодействие парламенту — одному из столпов демократической системы — представляет серьезную угрозу для Исламской республики Афганистан», — поддержал коллегу депутат Абдул Каюм Саджади, назвавший недопустимым игнорирование президентом парламентских решений. «Это является ударом по республиканскому строю», — заявил депутат.

В парламенте озвучили и идею о причастности США к идее временного правительства, об этом заявил депутат Фазель Карим Аймак.

Последнее слово за Америкой

Идея, что временная администрация является американским проектом, становится все популярнее. Спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад в «Твиттере» аккуратно выразил надежду, что стороны пойдут на реальные компромиссы и придут к политическому соглашению. Это осторожное высказывание было однозначно воспринято Аргом как призыв принять идею временной администрации — и стало причиной отказа Ашрафа Гани встречаться с американским дипломатом перед началом нового раунда переговоров в Дохе.

Однако другие политики встречались с Халилзадом, и в афганских СМИ появились утечки, согласно которым спецпредставитель действительно говорил о трех возможных вариантах временной администрации: вхождение талибов в нынешнее правительство, вхождение нынешних министров в новое правительство, которое возглавят талибы, или создание нового инклюзивного правительства.

Некоторые обозреватели вообще посчитали временную администрацию совместным американо-пакистанским проектом, предположив, что Исламабад и Вашингтон уже договорились об административно-государственной реформе будущей политической системы Афганистана. Эти оценки вызвали большой резонанс и вынудили американских дипломатов открыто высказаться по больной теме.

Поверенный в делах США в Афганистане Росс Уилсон заявил 13 января, что США не выступают за создание временного правительства, что «результаты мирных переговоров в Афганистане зависят от афганцев и должны отражать желания и чаяния афганского народа», а Вашингтон «привержен прекращению конфликта в Афганистане путем политического урегулирования, которое гарантирует, что страна останется единой, суверенной и демократической, живущей в мире с собой и своими соседями и сможет сохранить достижения последних 19 лет» — т.е. от момента ввода американских войск в ИРА.

Однако источники, близкие к переговорным делегациям в Дохе, уверены, что переговоры замерли в ожидании прихода Байдена в Белый дом. «Обе стороны взяли паузу и ждут официального вступления Байдена в должность президента: Кабул надеется на пересмотр параметров Соглашения США с талибами или хотя бы на отстранение Халилзада от процесса. Талибы так же не хотят обсуждать чувствительные вопросы, пока не получили подтверждения или отказа со стороны новой администрации США об участии в сделке 29 февраля», — пояснил инсайдер «Афганистану.Ру». Заметим, что Байден пока никак не озвучил афганскую стратегию своей администрации. При этом в пятницу, 15 января, Пентагон заявил, что число американских военнослужащих в Афганистане сократилось до 2.5 тысячи, то есть план Трампа по выполнению Соглашения с талибами продолжает выполняться. Глава Пентагона заявил, что сокращение военного контингента является доказательством приверженности Вашингтона соглашению с «Талибаном» и декларации с Кабулом, и подтвердил, что Вашингтон может полностью свернуть свое присутствие к маю 2021 года, но «любые подобные сокращения будут зависеть от конкретных условий»: все стороны должна продемонстрировать свою приверженность мирному процессу.

Источник «Афганистана.Ру» усомнился, что временная администрация может быть конечной целью талибов. «Безусловно, результатом своей 20-летней борьбы они хотят видеть смену политической системы на ту, что соответствует их идеалам», — подчеркнул инсайдер, отметив, что талибы до сих пор не высказались ни по одному пункту из того, что в Кабуле считают «достижением последних 20 лет».

НАТО, новая политика США и вывод войск

Чем ближе май 2021-го, назначенный датой окончательного вывода американских войск из Афганистана, тем серьезней становятся разногласия между военными союзниками по НАТО по поводу эффективности такой стратегии. На минувшей неделе Верхняя палата британского парламента призвала власти страны оставить войска в Афганистане вплоть до завершения переговоров с талибами — до тех пор, пока не мирный процесс не принесет очевидные результаты. Члены Палаты лордов считают, что Великобритании должна сформировать собственную афганскую политику, а не ориентироваться на действия США. «Великобритания должна дать ясно понять США и союзникам по НАТО, что они играют решающую роль в сохранении влияния афганского правительства на мирные переговоры», — говорится в отчете Комитета парламента по международным отношениям и обороне. Кроме того, парламентариев обеспокоила перспектива нового прихода к власти движения «Талибан», которое, по мнению лордов, «идеологически противостоит прогрессу в области прав человека, достигнутому с 2001 года».

О необходимости не торопиться с выводом войск говорят уже и аналитики и эксперты в Вашингтоне, которые проводят аудит политики Трампа в Афганистане и предлагают Байдену скорректировать стратегию — с учетом ошибок, допущенных прежней администрацией.

Так, на сайте «Атлантического Совета» (Atlantic Council), аналитического центра при НАТО, опубликована статья, в которой говорится о сложностях афганского мирного процесса и предлагаются шаги по выходу из кризиса. Отдав должное тому, что администрации Трампа удалось добиться начала межафганских переговоров, эксперты полагают, что «безрассудные твиты» американского президента и его несвоевременное вмешательство в ситуацию, основанное на желании победить на выборах, «подорвали мирные переговоры» и доверие афганского общества и элиты. Эксперты считают ошибкой требование Вашингтоном односторонних уступок от Кабула, в том числе освобождение пленных талибов, которые потом возвращались на поле боя. По мнению экспертов, ошибочные сигналы Трампа привели к активизации военных действий «Талибана» и целенаправленным убийствам официальных лиц, журналистов и гражданских активистов. Талибы, видимо, решили, что могут не идти на уступки, и условие о разрыве отношений с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) «Талибан», судя по отчетам ООН, тоже не выполнил.

И теперь команда Байдена должна пройти по тонкой грани: с одной стороны, ясно дать понять талибам, что мирный договор — это не передача им страны, необходимо лишить «Талибан» военной победы. С другой стороны, США и их партнеры должны продолжать оказывать давление на афганское правительство, чтобы оно не воспринимало военную или финансовую поддержку как лицензию на отказ от компромисса. Правительство должно искать творческое политическое решение, способное положить конец боевым действиям. При этом успешные переговоры — это те, на которых будет поддержано конституционное правительство и соблюдение прав человека, в том числе женщин, и администрация Байдена должна понимать, что такие переговоры займут значительное время. Необходимо проявлять одновременно терпение и решимость, иначе террористы так и останутся в Афганистане, а народ этой страны ждет варварское будущее. «Все потребует терпения. Реакция на любой тупик [в переговорах] не должна сводиться к требованиям талибов», — говорится в докладе.

«Если бы новая администрация США объявила о приостановке вывода своих войск из Афганистана до тех пор, пока она не выяснит, выполняет ли «Талибан» свои обязательства, — это дало бы возможность избежать проигрыша еще до того, как будет принят собственный план игры», — пишут эксперты. Они считают, что этот план должен включать консультации с НАТО, ЕС и другими союзниками и пересмотр стратегии сокращения военной численности — в том числе и для обеспечения безопасности.

Аналитики отмечают, что необходимо прояснить отношения и с Пакистаном. США должны четко заявить, что позитивные двусторонние отношения будут возможны только в том случае, если пакистанские военные, разведка и гражданские официальные лица используют свое влияние на «Талибан», чтобы добиться снижения уровня насилия и добросовестного ведения талибами переговоров.

Напомним, что в феврале ожидается встреча представителей стран НАТО и США, где будет обсуждаться вопрос вывода иностранных войск из ИРА.

Тем временем, пресс-секретарь талибов в Дохе Мохаммад Наим отверг обвинения в причастности движения к целенаправленным убийствам журналистов и представителей гражданского общества. «Они [целенаправленные убийства] участились после того, как президентский дворец взял на себя ответственность за безопасность в Кабуле», — заявил представитель талибов.

Индия и Пакистан расширяют влияние

Интересно разворачивалась на прошедшей неделе афганская политика Исламабада и Нью-Дели. Страны-антагонисты начали аккуратно привлекать в зону своего влияния неожиданных игроков. Индия, которая осторожно поддерживала лидеров бывшего Северного Альянса, стала активнее предлагать сотрудничество Аргу, а в Пакистан приехал лидер афганских хазарейцев, хотя раньше Исламабад не проявлял выраженного интереса к непуштунским политикам.

Итак, на прошедшей неделе с необъявленным двухдневным визитом в Кабул прилетел советник по национальной безопасности Индии Аджит Довал. Он встретился с президентом Мохаммадом Ашрафом Гани, главой Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой, со своим афганским коллегой Хамдуллой Мохибом и бывшим президентом ИРА Хамидом Карзаем.

Стороны обсудили, как сообщается в официальных релизах, афганский мирный процесс и борьбу с терроризмом. Индийская пресса делает акцент на том, что визит Довала, на котором обсуждались стратегические вопросы, проходил на фоне всплеска насилия, в котором обвиняют талибов, — а также на заявлении Нью-Дели, что афганская территория не должна используется террористическими группами, чья деятельность направлена против Индии.

Ранее индийские СМИ сообщили о возможном увеличении помощи Нью-Дели вооруженным силам Афганистана. По данным издания The Point, эта тема обсуждалась в ходе недавнего телефонного разговора между министром иностранных дел Индии Джайшанкаром и его афганским коллегой Ханифом Атмаром. Индия ранее поставила Афганистану четыре боевых вертолета. После сокращения американского военного присутствия армия Афганистана будет нуждаться в дополнительной помощи, и Индия очевидно демонстрирует свое заинтересованное участие в процессе.

Пакистанским «ответом» на индийскую активность можно считать визит в Исламабад лидера афганских шиитов, главы Партии исламского единства Афганистана (ПИЕНА) Мохаммада Карима Халили. Выступая в исламабадском Институте стратегических исследований, Халили отметил, что «Пакистан прилагает все усилия для установления мира в Афганистане» и очень помог в «доведении мирного процесса в Афганистане до нынешней стадии»: «Вместе Пакистан и Афганистан могут помешать ИГ (запрещено в РФ) и противникам мира», — сказал Халили.

Важно, что визит Халили в Пакистан проходит после убийства 11 шиитских шахтеров, девять из которых были афганскими иммигрантами. В начале января на юго-западе провинции Белуджистан шахтеры, принадлежавшие к хазарейскому шиитскому меньшинству, были похищены и убиты боевиками ИГ. Жестокое убийство вызвало в Пакистане волну протестов, которые продолжались неделю.

Карим Халили — этнический хазареец и влиятельный афганский политик, и его приезд в Пакистан многие наблюдатели расценили как попытку Исламабада установить контакты с политическим руководством Афганистана «для выработки общего понимания афганского мирного процесса», говорится в заявлении министерства иностранных дел Пакистана. Халили встречался с премьер-министром Имраном Ханом, министром иностранных дел Шах Махмудом Куреши и спикером парламента Асадом Кайсером.

«Интерес к непуштунским афганским лидерам, особенно к шиитам, — новое явление в пакистанской политике, — сказал инсайдер в беседе с «Афганистан.Ру». — Это свидетельствует о серьезных переменах в пакистанском подходе к решению афганского вопроса». Возможно, Исламабад пытается предотвратить создание широкой коалиции с участием всех непуштунских политических сил.

Парламент против президента

То, что парламентское обсуждение идеи временной администрации переросло в критику президента, можно было ожидать: противостояние депутатов и Ашрафа Гани нарастает с каждым днем.

Первая острая проблема — бюджет, который депутаты до сих пор отказываются утверждать. Они не соглашаются проголосовать за него с конца прошлого года, мотивируя тем, что механизм расходования средств остается непрозрачным. Правительство «выбросило» из бюджета более 1100 местных проектов, выделило серьезные суммы на «чрезвычайные нужды» государства и чиновников. Кроме того, в предложенном бюджете никак не решена проблема разницы в зарплатах госслужащих одного уровня. Дело в том, что до сих пор зарплата таких госслужащих серьезно различается, иногда несравнимо, поскольку ее размер определяется руководством ведомства. По мнению депутатов, это создает все условия для коррупции.

Спикер нижней палаты Мир Рахман Рахмани назвал этот момент «красной линией», за которую депутаты парламента не собираются отступать. Ранее он говорил, что парламентскому комитету по финансам поручено заняться уравниванием зарплат госслужащих и это необходимо учесть в бюджете.

Президент Ашраф Гани жестко реагировал на эти заявления, пояснив, что дело парламента — утвердить или отклонить бюджет, а составлять его — забота правительства.

Однако в воскресенье, 17 января, возле здания парламента собрались сотни демонстрантов, которые поддержали депутатов. Люди потребовали от парламентариев воздержаться от утверждения бюджета до тех пор, пока там не будет учтена проблема выравнивания зарплат. Кабульские инсайдеры «Афганистан.Ру» уверены, что президенту придется уступить перед депутатами. «Если во многих случаях президент легко обходил парламент, то проект бюджета стал больной мозолью для президентского дворца», — отметил собеседник «Афганистан.Ру». – На этот раз, похоже, президенту придется искать компромисс с депутатами».

Борьба с коррупцией является еще одним полем противостояния парламента и Арга. Депутаты требуют, чтобы генпрокуратура начала расследование деятельности мэра Кабула Дауда Султанзоя, советника президента Вахида Омара, председателя Центробанка Аджмаля Ахмади, заместителя главы МВД Хошала Саддата и других приближенных президента. Независимая конституционная комиссия подтвердила, что у парламента есть полномочия инициировать расследования генпрокуратуры. Однако президент обратился в Верховный суд, который предсказуемо встал на сторону Ашрафа Гани и опроверг мнение независимой комиссии.

Но парламентарии не успокаиваются и снова поднимают вопрос о необходимости проведения антикоррупционных расследований. Это противостояние началось после ноябрьского выступления первого вице-президента Амруллы Салеха, который обвинил некоторых депутатов, не называя имен, в коррупции и предложил упростить процедуру лишения их неприкосновенности. Обвинения Салеха вызвали бурную реакцию парламентариев, и в результате министры, кандидатуры которых были предложены Аргом, не получили парламентского одобрения — хотя все равно приступили к работе в качестве «исполняющих обязанности».

Одна из таких министров, и.о. министра образования Рангина Хамиди, уже начала жесткие реформы, несмотря на отсутствие у нее парламентского вотума доверия. На прошедшей неделе она уволила 11 советников ведомства и, как сообщается, планирует уволить еще 1400 человек. Уволенные сотрудники рассказали, что были отстранены от работы без объяснения причин, и Хамиди назначила на их посты своих ближайших помощников. Пресс-секретарь министерства отметила, что увольнения проходят в рамках реформ.

Источники утверждают, что Хамиди пользуется поддержкой первой леди Рулы Гани, которая заявила недавно, что и Хамиди, и и.о. министра по делам женщин Хасина Сафи продолжат свою работу, несмотря на решение парламента.

Депутаты уже объявили, что обратятся в генпрокуратуру, если не получившие их вотума доверия министры продолжат работать.

Боестолкновения и теракты

Уровень насилия не становится меньше. За прошедшую неделю продолжались и боевые столкновения сотрудников афганской полиции с талибами, и точечные теракты и нападения.

14 января член провинциального совета западной провинции Гор Эзатулла Бек был убит в ходе столкновений с силами Управления национальной безопасности (УНБ). В заявлении УНБ говорится, что силовики попытались арестовать Бека, которого подозревали в убийстве местного журналиста Бисмиллаха Адиля Аймака и заместителя провинциального совета Абдул Рахмана Атишана.

Бисмиллах Адиль Аймак, журналист и гражданский активист, возглавлявший местную радиостанцию, был убит 1 января в результате нападения неизвестных людей. Абдул Рахман погиб 15 декабря: на его автомобиле было установлено самодельное взрывное устройство.

Эзатула Бек — бывший полевой командир Исламского общества Афганистана (ИОА), один из самых влиятельных людей в провинции Гор. Источники сообщили «Афганистану.Ру», что накануне попытки его задержания в провинцию по распоряжению президента прибыли бойцы батальона спецназа УНБ, которые перекрыли дорогу Беку. В заявлении УНБ говорится, что «вместо того, чтобы сдаться, Бек оказал сопротивление и был убит». В ходе перестрелки погибли Бек и один спецназовец. Глава провинциального совета Фазль-Хак Эхсан обвинил центральные власти, что те устроили самосуд. По его мнению, если у УНБ были к депутату вопросы, то операцию по его задержанию могли бы провести в здании совета.

Эта спецоперация вызвала волну недовольства в провинции Гор. Сотни вооруженных сторонников депутата окружили здание местного отделения УНБ. Однако пока удается ситуацию контролировать, из Кабула для разбирательства прибыла государственная комиссия.

Накануне, 13 января, произошло еще одно громкое убийство: в Мазари-Шарифе, столице северной провинции Балх, неизвестные боевики убили сына главы Независимой комиссии по правам человека. По словам представителя полиции, молодой человек был задушен.

15 января стало известно, что в результате нападения талибов в северной провинции Кундуз погибли 10 сотрудников службы безопасности и столько же ранено. Боевые столкновения продолжались более пяти часов. По сообщению представителя местных властей, талибы захватили бы райцентр, если бы не поддержка авиации.

В субботу, 16 января, с разных концов страны приходили сообщения о столкновениях. Конфликты произошли в 21 афганской провинции. Силовики сообщили, что по меньшей мере 14 военнослужащих афганских национальных сил обороны и безопасности были убиты в результате атак талибов в провинциях Кундуз и Кандагар. В Герате были убиты 13 сотрудников сил безопасности: талибы напали на заставу в районе Гориан. После нападения талибы забрали с собой оружие полицейских. В Джалал-Абаде, восточная провинция Нангархар, в результате нападения неизвестных убиты два сотрудника полиции. Нападавшие забрали оружие убитых полицейских и скрылись. В провинциях Гельманд и Баглан в результате взрывов бомб были убиты трое полицейских и еще шестеро ранено. Среди раненых в Баглане — заместитель начальника разведки управления внутренних дел. В тот же день в Кабуле погибли два сотрудника полиции в результате взрыва бронетранспортера. Машина принадлежала заместителю начальника управления полиции Кабула по вопросам безопасности.

По данным Минобороны, 118 талибов были убиты в ходе столкновений, более 30 получили ранения.

В воскресенье, 17 января, в Кабуле боевики открыли огонь по автомобилю, в результате погибли две женщины-судьи Верховного суда, еще два человека — водитель и женщина-сотрудник министерства образования — были ранены. Это убийство вызвало большой общественный резонанс, президент Гани возложил ответственность на «Талибан». Убийство женщин-судей осудила посол Великобритании в Кабуле и временный поверенный в делах США Росс Уилсон, который так же добавил: «Талибан» должен понимать, что такие действия, за которые он несет ответственность, возмутят мир и должны быть прекращены».

При этом ни одна группировка, включая талибов, не взяла на себя ответственность за нападение.

Новый посол в России

На минувшей неделе в Москву из Лондона прилетел новый посол Афганистана в России Саид Таиб Джавад, назначенный еще в августе 2020 года. «Это прекрасная возможность начать новый многообещающий год, переехав в изысканную Москву и работая с новыми блестящими коллегами в Российской Федерации, стране, имеющей ключевое значение для Афганистана», — сказал дипломат перед перелетом в российскую столицу.

Джавад сменил на посту Мохаммада Латифа Баханда, который был внезапно отстранен от занимаемой должности президентом Гани в августе прошлого года, спустя всего полтора года после назначения. И в МИД ИРА, и в МИД России прокомментировали эту отставку как рутинную кадровую перестановку. Мохаммад Латиф Баханд был известен как писатель и переводчик на пушту классических русских романов: «Войны и мира» Толстого и «Тихого Дона» Шолохова.

Саид Таиб Джавад считается одним из опытных афганских дипломатов. До своего назначения в Москву он возглавлял посольство ИРА в Великобритании, а ранее представлял интересы Афганистана в США, Бразилии, Колумбии, Аргентине и Мексике. В 2019 году Саид Таиб Джавад был удостоен звания «Дипломат года», которое присваивается изданием The Diplomat сотрудникам дипмиссий стран Азиатско-Тихоокеанского региона, проходящим службу в Соединенном Королевстве.

В послужном списке Джавада — посты пресс-секретаря президента Хамида Карзая, главы президентской администрации и директора офиса по международным отношениям, а также советника Абдуллы Абдуллы в пору, когда тот был главой исполнительной власти.

Джаваду предстоит в Москве большая работа по налаживанию контактов и установлению нового уровня сотрудничества и доверия. Ранее Кабул неоднократно высказывал недовольство связями Москвы с «Талибаном» (запрещено в РФ). Однако новый посол дал понять в интервью британским СМИ, что это уже пройденный этап. Причиной установления отношений с талибами для большинства стран является угроза безопасности, которая исходит от самих талибов, сказал дипломат. Сейчас же власти Афганистана сами вступили с талибами в диалог, и отношение Кабула изменилось. Отношения России и Афганистана Саид Таиб Джавад охарактеризовал как «давние и исторические» и призвал своих соотечественников при выстраивании двухсторонних отношений не ограничиваться памятью о советском периоде. По мнению посла, у ИРА и РФ немало общих интересов, среди которых он особо подчеркнул вопросы обеспечения безопасности в регионе.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
Дмитрий МИЛОСЕРДОВ
МОЖДА Ахмад Вахид
КАЗАНЦЕВ Андрей
Александр КНЯЗЕВ
КОСТЫРЯ Анатолий
Все авторы