» «Женский вопрос» в афганском обществе

Опубликовано: 10.03.2022 17:05 Печать

Автор: Олеся ЕМЕЛЬЯНОВА

Приход движения «Талибан» (запрещено в РФ) к власти в августе прошлого года ознаменовал собой введение новых запретов и ограничений для женщин и практически нивелировал успехи, достигнутые в области прав женщин за последние 20 лет. Многие афганские девочки оказались лишены доступа к образованию, десятки тысяч женщин остались без работы. Кроме того, участились случаи похищений и арестов. Однако, похоже, афганки не хотят подчиняться талибам и мириться с действующим положением вещей: за почти семь месяцев правления «Талибана» они провели не одну акцию протеста в Кабуле и других крупных городах, подвергая свои жизни опасности.

За участие в протестных акциях ряд девушек были задержаны, некоторых из них впоследствии удалось освободить под давлением ООН и западных стран. Обеспечение прав женщин по-прежнему остается одним из ключевых требований международного сообщества к талибам. Впервые вопрос о правах женщин в Афганистане был поднят еще в конце 19 века, во время правления пуштунского эмира Абдура Рахмана Хана (1880 – 1901 гг.), с тех пор положение женщин неоднократно менялось вместе с политическим порядком в стране.

Абдур Рахман Хан стал первым афганским лидером, который предпринял попытки расширить права женщин в стране. В частности, он ввел ограничения на насильственные браки, повысил брачный возраст и предоставил женщинам право инициировать развод. Кроме того, при нем женщины получили право наследовать имущество отца и мужа. Как полагает историк Нэнси Хэтч Дюпри, соответствующим послаблениям могла способствовать жена эмира Бобо Джан. В своей книге «Женщины Афганистана» Дюпри отмечает, что она «была первой афганской королевой, появившейся на публике в европейском платье без паранджи». Она ездила верхом, увлекалась военным искусством и политикой.

После смерти Абдура Рахмана его сын Хабибулла (1901 – 1919 гг.) продолжил курс на модернизацию страны. При нем были открыты школы для девочек, в том числе школа с английской программой обучения. Стоит отметить, что этот шаг вызвал резкое неприятие со стороны племенных старейшин и исламских религиозных деятелей, посчитавших это нарушением традиционных ценностей.

Ситуация с правами женщин в Афганистане значительно улучшилась с приходом к власти сына Хабибуллы, Амануллы, правившего страной с 1919 по 1929 год. Король, известный своими либеральными реформами, поощрял женское образование, выступал против полигамии и ношения чадры. Его жена, королева Сорайя, также играла активную роль в защите прав женщин и стремилась расширить их участие в общественной жизни Афганистана. Под ее руководством был основан первый женский журнал и первая женская организация. Однако не все остались довольны переменами, охватившими страну. Племенные старейшины и исламское духовенство выступили против политики европеизации и эмансипации, проводимой Амануллой. К тому же реформы требовали расходов и сопровождались повышением налогов, что спровоцировало рост недовольства среди сельского населения. Появившиеся фотографии Сорайи в европейской одежде и без чадры подлили масла в огонь. В итоге вспыхнуло восстание, король отрекся от престола, реформы отменили, и женщины опять остались без образования.

Важные изменения в правовом статусе женщины в Афганистане произошли в 50 – 60-е годы 20 века – годы правления последнего короля Мохаммад Захир-шаха (1933 – 1973 гг). При нем были вновь открыты школы для девочек. Кроме того, у представительниц прекрасного пола появилась возможность получить высшее образование. Женщины также были допущены к работе. Король отменил обязательное ношение чадры, и афганки стали носить европейские платья. В 1964 году он ввел Конституцию, предоставившую женщинам право голосовать и закрепившую их равные права с мужчинами. Тем не менее, все эти изменения касались в первую очередь жительниц крупных городов, в сельских районах Афганистана женщины по-прежнему носили паранджу и придерживались законов шариата.

Приход к власти Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) и советское присутствие содействовали усилению роли женщин в общественно-политической жизни страны. Одной из известных афганских коммунисток, боровшихся за права женщин, была Анахита Ратебзад. В 1965 году она стала одной из первых четырех женщин, избранных в афганский парламент, впоследствии являлась членом политбюро ЦК НДПА. Под ее руководством была основана Демократическая организация женщин Афганистана, она же инициировала первую в Афганистане демонстрацию за права женщин в Международный женский день 8 марта. В мае 1978 года она опубликовала статью в газете “Kabul New Times”, в которой отметила, что «обучение и просвещение женщин в настоящее время является предметом пристального внимания правительства».

Еще одной легендарной афганской коммунисткой является Сухейла Сиддики, генерал-лейтенант, главный хирург афганской армии. Примечательно, что после прихода талибов к власти в 90-х годах прошлого века они разрешили ей продолжить работать по специальности в госпитале в Кандагаре. После падения режима «Талибана» занимала пост министра здравоохранения в правительстве Хамида Карзая.

Стоит упомянуть также и первую афганскую парашютистку, Хатуль Мохаммадзай, на счету которой более 600 прыжков. В начале 80-х годов она поступила на службу в армию Демократической Республики Афганистан (тогдашнее официальное название страны) и стала десантницей. Когда к власти пришли талибы (90-е), она была вынуждена отказаться от военной службы и подрабатывала шитьем, но после падения их режима продолжила военную карьеру. В 2002 году Хамид Карзай присвоил ей звание бригадного генерала. В 2012 году она была назначена директором по делам женщин в Афганской национальной армии.

В числе афганских феминисток были и противницы просоветского режима. В 1977 году была создана Революционная ассоциация женщин Афганистана (RAWA). Ее основательница, Мина Кешвар Камаль, выступала против военного присутствия СССР и действующих афганских властей и проводила различные митинги и собрания, чтобы мобилизовать общественное мнение. В 1981 году она запустила журнал для женщин под названием “ Payam-e-Zan” («Послание женщины»). 4 февраля 1987 года была убита в Пакистане в возрасте 30 лет. Как отмечается на сайте организации, «цель RAWA состояла в том, чтобы вовлечь все большее число афганских женщин в общественную и политическую деятельность, направленную на обеспечение прав женщин и содействие борьбе за установление в Афганистане правительства, основанного на демократических и светских ценностях». После смерти Камаль организация продолжила свою деятельность. RAWA до сих пор существует и базируется в Пакистане.

90-е годы стали очередным испытанием для афганок. Гражданская война 1992 – 1996 гг. значительно ухудшила ситуацию с правами женщин, при этом настоящим кошмаром стал приход к власти «Талибана». В свое первое правление талибы запретили женщинам получать образование (в школу могли ходить только девочки до 8 лет), выходить на улицу без сопровождения родственника мужского пола, заниматься спортом и посещать бани, работать разрешалось только в области здравоохранения. Они также ввели жесткий дресс-код: женщины должны были носить одежду, покрывающую все тело и лицо. Бурка стала символом их деспотичного правления. Кроме того, при талибах практиковались насильственные браки и проводились публичные казни в отношении женщин. За соблюдением законов шариата следила религиозная полиция.

«Женщины, живущие под властью талибов, сообщают, что находятся в постоянном страхе. Малейшее нарушение, реальное или предполагаемое, гендерных норм или правил, выраженных в указах талибов, может привести и часто приводит к избиениям со стороны религиозной полиции. Нет ни защиты, ни возможности апелляции. Наказание немедленное и суровое. Мнения, мысли, выражения, сопротивление и само существование женщин фактически отрицаются существующей политикой, направленной на то, чтобы сделать афганских женщин невидимыми», – так описывала положение женщин при талибах правозащитная организация Human Rights Watch.

После падения режима «Талибана» и прихода иностранной коалиции ситуация с правами женщин начала меняться. В 2003 году Афганистан присоединился к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. В стране также было сформировано Министерство по делам женщин. Конституция 2004 года закрепила их равные права с мужчинами, они снова получили доступ к образованию и стали занимать государственные посты. В первый кабинет Хамида Карзая, сформированный в 2002 году, вошли две женщины. Одна из них, Масуда Джалал, стала первой афганкой, баллотировавшейся на пост президента. За 20 лет иностранного присутствия выросла роль женщин во всех сферах жизни: стали создаваться женские организации, появился женский телеканал, была создана женская политическая партия, афганские спортсменки неоднократно представляли свою страну на международной арене, женщины вновь стали служить в вооруженных силах.

Следует признать, что западные страны использовали вопрос о гендерном равенстве и для продвижения своих политических интересов. «После теракта 11 сентября 2001 года картинки с афганскими женщинами в синих бурках помогали правительствам самых разных стран «продавать войну» своим избирателям. Лора Буш выступила с радиообращением , Чери Блэр – с пламенной речью о том, как Запад и весь остальной мир должны стремиться к тому, чтобы женщины и девочки Афганистана обрели собственный голос», – пишет представитель Human Rights Watch по делам женщин Хизер Барр. Она также отмечает, что на протяжении десятилетий международного присутствия в стране участники антиталибской военной коалиции почти не задействовали свой политический вес в том, что касается прав женщин, ограничиваясь «словесными интервенциями и финансовыми вливаниями, а со временем и это постепенно стало сходить на нет».

Правозащитники продолжают бить тревогу по поводу высокого уровня насилия и дискриминации в отношении женщин в Афганистане. Так, по данным ООН, 87% афганских девочек и женщин сталкивались с той или иной формой насилия.

В 2019 году Афганская независимая комиссия по правам человека выразила обеспокоенность ростом насилия в отношении женщин, подчеркнув, что основными причинами участившихся случаев насилия являются отсутствие безопасности, плохая экономическая ситуация и невнимательное отношение к проблеме со стороны правоохранительных органов.

В том же году разразился скандал, связанный с обвинениями в сексуальных домогательствах окружения президента Ашрафа Гани. Бывший советник президента Хабибулла Ахмадзай заявил о причастности окружения Гани к сексуальной эксплуатации женщин-госслужащих, а также в предоставлении фавориткам государственных постов, в том числе мест в парламенте. После этого правительство Афганистана приняло решение о формировании специального секретариата для расследования случаев сексуальных домогательств в отношении женщин в государственных ведомствах и общественных организаций.

Афганский политик Шукрия Баракзай в интервью «Афганистан.Ру» от 2020 года рассказывала о проблемах женского движения в стране: «Активистам женского правозащитного движения в Афганистане приходится сталкиваться с рядом проблем. Во-первых, к их голосам никто не прислушивается. Во-вторых, они не объединены друг с другом. В-третьих, женская тематика зачастую используется в политических целях». По ее мнению, афганские политики-мужчины «обращаются к женщинам лишь тогда, когда им становятся нужны голоса избирателей».

Возвращение талибов к власти в 2021 году повергло страну в хаос, и женщины оказались одной из наиболее уязвимых категорий населения. После падения правительства 15 августа 2021 года в Афганистане закрылись все образовательные учреждения. Вскоре талибы открыли школы для мальчиков, в то время как девочки смогли вернуться к занятиям лишь в нескольких афганских провинциях. Недавно работу возобновили университеты, однако многие афганки продолжают жаловаться, что до сих пор не могут получить доступ к образованию. Тысячи афганских женщин потеряли работу.

Талибы посчитали, что рекламные плакаты и вывески магазинов с изображением женщин «противоречат исламским ценностям», и решили их закрасить. Они также призвали афганские телеканалы воздержаться от показов сериалов с участием женщин и обязали всех женщин-телеведущих носить хиджабы. В ряде провинций женщинам запретили посещать бани.

«После установления «новых порядков» в Афганистане женщины и девочки стали в большей мере подвержены риску торговли людьми, принудительного брака, а также сексуальной эксплуатации. Афганки подвергаются изоляции и дискриминации, талибы запретили им возвращаться на свои рабочие места, а также появляться в общественных местах без сопровождения мужчин. Женщины не могут самостоятельно пользоваться общественным транспортом и должны придерживаться строгого дресс-кода», – отмечают эксперты ООН.

Обеспечение прав женщин стало одним из главных требований мирового сообщества к талибам для их признания. Госдепартамент США даже ввел новую должность: спецпредставителем по делам афганских женщин была назначена Рина Амири. Под давлением международного сообщества «Талибану» все же приходится идти на некоторые уступки. Например, в декабре прошлого года они издали специальный указ о правах женщин, согласно которому женщина не может быть выдана замуж «путем принуждения или давления», а в случае смерти мужа вдова имеет право на часть его имущества и может сама распоряжаться своей судьбой, в том числе самостоятельно решать вопрос о замужестве. Как говорится в документе, «женщина– это не собственность, а благородный и свободный человек, никто не может отдать ее кому-либо в обмен на перемирие или прекращение вражды».

Попытки западных стран по построению гражданского общества в Афганистане не остались безуспешными. Это также касается и «женского вопроса». Если в первое правление «Талибана» афганки были запуганы и полностью лишены голоса, то сейчас они стали выражать свою позицию и требовать соблюдения своих прав. Афганские активистки провели несколько демонстраций в Кабуле и других городах, выступая против репрессий талибов, которые явно не ожидали встретить подобное сопротивление от представительниц прекрасного пола.

Отважные женщины заступались не только за себя, но и высказывались против убийств и преследований сотрудников бывшего правительства. Для разгона протестов талибы применяли слезоточивый газ и стреляли в воздух. Широкий общественный резонанс вызвало похищение активисток Таманы Парьяни и Парваны Ибрагимхель в январе этого года. Вопрос об исчезновении девушек поднимался в Совете Безопасности ООН и на переговорах с талибами в Норвегии. На протяжении нескольких недель представители международного сообщества требовали освободить активисток, однако талибы уверяли, что не причастны к их исчезновению. К счастью, в конце концов все закончилось благополучно, и девушки были освобождены. При этом в ООН сообщили, что их освободили «де-факто власти».

После падения Кабула многие известные афганки покинули страну, в их числе политики Фаузия Куфи и Хабиба Сараби, принимавшие участие в переговорах с талибами при бывшей афганской администрации, упоминавшаяся выше Шукрия Баракзай, защитница прав женщин Сима Самар.

Между тем бывший мэр Майданшахра Зарифа Гафари вернулась в Афганистан после нескольких месяцев отсутствия. По возвращении на родину девушка написала в соцсетях, что намерена продолжить усилия по защите прав женщин в своей стране. Гафари была назначена на должность мэра в 2018 году, на момент назначения ей исполнилось 26 лет. Однако девушка не могла официально приступить к работе до марта 2019 года, поскольку ряд чиновников выступили против ее кандидатуры. Она неоднократно сталкивалась с угрозами в свой адрес и пережила 6 покушений. В марте 2020 года она была удостоена премии Госдепартамента США «Смелая женщина».

Но уехали не все. В частности, активистка Махбуба Сарадж решила не бежать из страны, заявив, что никогда не прекратит борьбу за права женщин в Афганистане. «Ничего не добьешься в этом мире, пока не будешь за это бороться. Даже если это ваше законное право, никто не даст вам ваше право, пока вы не боретесь за него. Права не дают, их берут», – уверена она.

Чем закончится эта борьба и примирятся ли талибы с требованиями афганок, еще предстоит узнать. Но уже точно ясно, что молчать женщины не готовы. При этом стоит учитывать, что речь идет о жительницах городов. В сельских районах Афганистана по-прежнему сильны традиции и сохраняется патриархальный и родоплеменной уклад жизни.

Олеся Емельянова


Быстрая доставка материалов в Telegram

Права человека

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
КАМЕНЕВ Сергей
Николай САЖЕНОВ
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
Владимир ПРЯМИЦЫН
Омар НЕССАР
Все авторы