» Социальные вызовы правительству Талибана*

Опубликовано: 19.01.2023 14:38 Печать

Афганские беженцы в Иране

Автор: Илья ЗИМИН

Об авторе: Илья Андреевич Зимин — младший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Материал является частью текста, подготовленного для сборника статей.

Пришедшее к власти в Афганистане 15 августа 2021 г. новое правительство в лице членов движения «Талибан» (запрещено в России) столкнулось с чрезвычайно острыми вызовами в социально-экономической сфере. Например, разрушительные землетрясения и сели, происходившие в 2022 гг., нехватка гуманитарных и продовольственных товаров, наличных денежных средств, рабочих мест, и т. д. Согласно некоторым прогнозам, Афганистан в ближайшие годы ждет длительная засуха, которая вероятно усугубит и без того бедственное положение афганцев. От степени решённости вышеуказанных проблем зависит в том числе и прочность нового афганского режима, его внутренняя легитимность.

В настоящее время социальная-экономическая и гуманитарная ситуация осложняется тем, что финансовые активы афганского правительства оказались «заморожены» в банках Европы и США по настоянию последних. Параллельно с этим в провинциях Панджшер и Баглан против новых талибских властей развернулись боевые действия с участием т. н. Фронта Национального Спасения Афганистана во главе с Ахмадом Масудом-младшим и Амруллой Салехом. Террористическую войну против новых властей Афганистана развернуло афганское отделение Исламского государства (запрещено в РФ), против чего новое правительство талибов не смогло организовать успешные меры безопасности.

Таким образом, новым властям Афганистана пришлось иметь дело с крайне сложными вызовами социально-экономического и природного характера. Тем не менее, уже больше года правительство Исламского Эмирата Афганистан продолжает контролировать большую часть страны и так или иначе реагировать на брошенные вызовы, коллапса государства так и не случилось.

Среди наиболее опасных вызовов, брошенных новому правительству Афганистана, которые потенциально угрожают его целостности и стабильности, оказались: беженцы (в особенности, внутренне перемещенные лица), социальное недовольство ограничением фундаментальных прав женщин и девочек, природные катаклизмы.

Беженцы.

Согласно данным ООН, число афганцев-беженцев, покинувших страну, к 2022 году составляет 2,2 млн человек. Число внутреннее перемещенных лиц (далее ВПЛ) достигает 3,5 млн человек , что составляет около 10% от примерного числа всех жителей Афганистана. Министерство по делам беженцев и репатриантов, работающее и до прихода к власти талибов, было возглавлено видным функционером «Талибана», радикальной его части «сети Хаккани» (запрещена в России), Халилом ур-Рахманом Хаккани, включенным в санкционный список ООН за финансирование террористической деятельности.

Регулярные посты в Твиттер-аккаунте министерства сообщают о командировках его главы в разные проблемные точки. Также в нем публикуются отчеты об оказанной денежной и продуктовой помощи семьям ВПЛ, возвращении беженцев из Ирана и Пакистана.

В целом же Халил ур-Рахман Хаккани на публике появляется не так часто, по сравнению с другими функционерами «Талибана», что возможно связано с его подсанкционным статусом. Например, по этой же причине глава клана Хаккани, племянник Халил ур-Рахмана и, одновременно, глава МВД, Сираджуддин, долгое время скрывал свое лицо на публике. Такие опасения ряда лидеров «Талибана» кажутся вполне обоснованными после предположительной ликвидации лидера «Аль-Каиды» (запрещено в России), Аймана аз-Завахири, якобы укрывавшегося в Афганистане, и уничтоженного при помощи американского беспилотника 31 августа 2022 г.. Чуть позже 7 сентября распространился слух о смерти Халил ур-Рахмана в ходе аналогичной атаки, который, впрочем, был опровергнут.

По данным министерства по делам беженцев, на родину по итогам работы министерства в сотрудничестве с международными организациями было возвращено около 622 тыс. афганцев, часть из которых была угнана (имеется в виду похищения людей – прим. автора) заграницу насильственно. На наиболее крупных погранпереходах (Например, Ислам-Кала на границе с Ираном или Торхам, Спин-Булдак на границе с Пакистаном) были открыты центры размещения и помощи беженцам. Также около 78 тыс. семей из числа внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) были возвращены домой, около 86 тыс. семей из числа ВПЛ регулярно получают продуктовую, медицинскую помощь, а также помощь в восстановлении жилья. Впрочем, из приведенных выше цифр неочевидна роль непосредственно афганского министерства в достижении указанных результатов.

Вместе с тем, за год правления режима талибов в отношении беженцев и ВПЛ наметился по крайней мере один позитивный тренд: их количество по причине военного конфликта неуклонно сокращалось. Если до 2021 г. количество ВПЛ и беженцев стабильно увеличивалось на 380 тыс. в год, то к июню 2022 г. количество новых (с лета 2021 г.) ВПЛ составило 7,4 тыс. человек. Главной причиной миграции, в том числе внутренней, стала безработица и нищета, а также отсутствие доступа к здравоохранению и образованию. Социальная незащищенность внутренних беженцев приводит к распространению таких явлений, как вынужденный детский труд продажа детей, насильственные браки, в том числе с детьми, попрошайничество. Также это превращает беженцев в социальную базу для набора сторонников среди радикальных организаций, оппозиционных новым властям, например, Исламское государство в Хорасане (ИГ-Хорасан — запрещено в РФ).

Природные катаклизмы.

Афганистан находится в сейсмологически активной зоне и периодически подвергается разрушительным землетрясениям. Среднее количество смертей в год от последствий землетрясений – 560 человек в год. 22 июня 2022 г. в провинции Хост произошло крупнейшее за 20 лет землетрясение магнитудой 5.9, в ходе которого погибли более 1000 человек, а раненными оказались более 1500 человек, множество людей оказались без жилья, целые деревни оказались уничтожены. В тот же день официальные ресурсы «Талибана» опубликовали воззвание лидера движения за помощью к международному сообществу. Согласно официальным данным, для эвакуации из разрушенных районов использовались вертолеты, предоставленные Минобороны, а Мохаммад Хасан Ахунд, председатель правительства талибов, распорядился предоставить 1 млрд афгани для предоставления денежной помощи пострадавшим от землетрясения.

Вскоре после землетрясения (июль-август 2022 г.) восточные провинции Афганистана ввиду сильных ливней подверглись наводнения. По данным талибской комиссии по борьбе с ЧС, было уничтожено: 12 тыс. единиц жилья, множество плотин, дамб и каналов, необходимых для ведения сельского хозяйства, миллионы плодовых деревьев, около 50 тыс. голов малого и крупного рогатого скота, также 1,7 миллионов гектар сельхоз посевов оказались затоплены, погибли 1,57 тыс. человек, а ущерб оценен в 2 млрд. долларов. Также были эвакуированы с мест своего проживания около 18 тыс. семей, которые вряд ли смогут вернуться и восстановить свое жилье и быт в ближайшее время, пополняя тем самым число ВПЛ.

В ходе мероприятий по борьбе со стихией талибы раздали около 100 тыс. палаток, 350 тыс. одеял, 100 тыс. медицинских комплектов, 160 тыс. продуктовых наборов и 2 млн долларов наличными. Наибольший ущерб пришёлся на сферу сельского хозяйства, профильные ведомства (министерство по возрождению деревни и минсельхоз) оценили срочные затраты на восстановление инфраструктуры в 200 млн и 60 млн долларов соответственно. Понимая масштаб бедствий, талибы логично запросили финансовой и гуманитарной помощи у мирового сообщества.

Стихийные бедствия логично не прибавляют режиму талибов прочности, но от того, насколько им удается справляться с последствиями природных катаклизмов зависит во многом уровень их внутренней легитимности. Пока, впрочем, ведущая роль в преодолении последствий находится у международных организаций, что уже более года уберегает Афганистан от гуманитарной катастрофы.

Женский вопрос.

Ущемление талибами фундаментальных прав женщин и девочек сделало талибам репутацию дикарей еще в первый период их нахождения у власти в Афганистане (1996–2001 гг.). Однако, в 2021 г., когда они оказались у власти во второй раз пресс-секретарь движения, Забиулла Муджахид, на первой конференции «Талибана» заявил, что права женщин будут сохранены, включая числе право на образование, в том числе в университетах. Движение призвало женщин соблюдать хиджаб, но обязательным требованием это не объявлялось. Таким образом, у мирового сообщества сложились определенные надежды на сохранение хотя бы тех прав женщин, которые у них были в республиканский период (2001–2021 гг.). Главным образом, это право на получение образования, в т. ч. высшего, и право на работу, в т. ч. ведение бизнеса.

Актуальность данного вопроса в регионе, в целом за период 2021-2022 г. только возросла. Например, проблема ограничения женщин в правах и чрезмерная строгость положений об обязательном соблюдении исламского дресс-кода оказались среди ключевых факторов, способствовавших эскалации иранского протеста в сентябре-октябре 2022 г. Неудовлетворенные своим неясным положением жительницы афганских городов (по примерным оценкам, они составляют около 25% от общего числа женщин) также неоднократно выходили на протесты, солидаризируясь с иранками. Несмотря на протесты в Иране многие образовательные организации в Иране предложили различные возможности для образования афганок, включая онлайн образование.

Эксперты также считают «право на образование», в том числе для девушек, для афганцев наиболее ярким показателем «адекватности» нового афганского режима. Возможность обучения детей является одним из основных вопросов, над которым задумываются потенциальные афганские репатрианты. Настаивают на открытии школ для девочек в том числе некоторые афганские богословы: в стране около 3 млн школьниц и около 100 тыс. женщин, занятых в сферы образования, которые не работают или работают на полулегальном положении.

Также вопрос о возобновлении женского образования в Афганистане стал объектом пристального внимания со стороны мирового сообщества. Он стал одним из условий дипломатического признания режима талибов. С сентября 2021 г. школы для девочек старше 6-го класса оставались закрытыми по неким «техническим причинам», мальчики этого возрасти в школы пошли. Запрет на образование нельзя обосновать исламскими ценностями, поэтому в дальнейшем насчет запрета образования для девочек в риторике талибов будет сохраняться «пространность формулировок», например, необходимость создания «исламской среды». Вместе с тем, стоит отметить, что в некоторых провинциях (Балх, Кундуз, Сари-Пуль, Бамиан, Герат) средние и старшие школы для девочек (некоторые – временно) все же были открыты осенью 2021 г.

С течением времени надежды на открытие школ для девочек переместились на конец марта 2022 г.. Спецпредставитель США по Афганистану в начале 2022 г. заявил, что если талибы откроют школы для девочек в марте, то США возьмут расходы по зарплатам учителям. Однако, надежда не оправдалась и 23 марта 2022 г. школы для девочек остались закрытыми до выработки особой «исламской программы» и «школьной формы», что сильно подорвало доверие к режиму «Талибана» и отодвинуло вопрос его признания на неопределенный срок. Сохранение прав женщин на образование для мировой общественности являлось некой «лакмусовой бумажкой» в вопросе признания режима талибов, так как в отличие от других требований к ним (например, снижение уровня террористической и наркотической угрозы), обеспечить права женщин, хотя бы декларативно, они были в состоянии.

Кроме того, по мере затягивания талибами выполнения возложенных на них требований, откладывался вопрос дипломатического признания талибов Это привело к тому, что в то, что решение проблемы женского образования было отложено. 20 декабря вышел указ эмира движения об оставлении школ закрытыми до дальнейшего указания. Министр высшего образования шейх Мохаммад Неда Надим обосновал выпуск указа следующими причинами: 1) девушки за получением образования не должны отправляться в другие провинции без махрама; 2) большинство девушек не соблюдает «полный хиджаб», вместе с тем образца такового талибами представлено не было; 3) в большинстве учебных заведений нет возможности организовать раздельное обучение девушек и юношей; 4) девушки не должны изучать специальности, которые не подобает им учить, согласно афганским традициям, например, инженерию.

Такой запрет, вкупе с дальнейшим запретом на работу для женщин в неправительственных организаций (НПО) привел к тому, что Миссия ООН по содействию Афганистану (МООНСА) приостановила ту самую денежную помощь наличными средствами для центрального банка Афганистана. Однако уже 14 января 2023 г. Центробанк Афганистана заявил о очередном транше финансовой помощи. Связать это очевидно можно с разрешением талибов для медицинских и офисных работниц НПО (International Rescue Committee, Save the Children) продолжить свою работу. Таким образом, женщины Афганистана и их положение становятся предметом политического торга талибов и мирового сообщества, что вызывает недовольство, особенно городской и эмигрантской прослойки афганцев.

***

С приходом к власти талибов Афганистан продолжает сталкиваться с многочисленными проблемами, имеющими в том числе социальный характер. Чтобы не потерять хотя бы относительную внутреннюю легитимность, которой талибы пользуются, им приходится так или иначе решать эти проблемы. Захват власти талибами в стране положительно повлиял на ситуацию с внутренне перемещёнными лицами, чье число впервые за долгое время афганского гражданского конфликта сокращалось. Вместе с тем, собственного внутреннего ресурса для комплексного и глубокого решения социальных проблем талибам для этого не хватает, что прекрасно понимают международные гуманитарные организации, цель которых не допустить гуманитарной катастрофы в Афганистане. Поэтому ведущая роль в реагировании на существующие вызовы находится в руках последних. Вместе с тем работа гуманитарных проектов в стране осложняется наложенными на «Талибан» санкциями, вследствие чего, например, Миссия ООН по содействию Афганистану вынуждена ввозить деньги в Афганистан наличными средствами для последующий раздачи населению в рамках гуманитарной помощи.

Отдельной проблемой является женский вопрос, в решении которого возобладала консервативно-радикальная линия политики «Талибана». Представляется, что текущий статус-кво связан с неспособностью некой публичной прослойки верхушки «Талибана», которая представлена такими функционерами, как Абдул Гани Барадар, Мулла Якуб, Сираджуддин Хаккани и некоторыми другими, договориться с Западом о дипломатическом признании Исламского Эмирата или о хотя бы частичном снятии санкций.

Таким образом можно констатировать, что в краткосрочной и среднесрочной перспективе установленное равновесие сохранится: Запад продолжит оказывать существенную гуманитарную поддержку новому афганскому правительству, пока правительство талибов будет осуществлять поиск вариантов модернизации своей политики. При этом, возобладавшая жесткая линия политики в отношении женщин уже привела к сокращению объемов помощи, и вследствие, ухудшению, социального положения населения Афганистана.

Илья Зимин


* Является запрещенной в России организацией.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Беженцы Права человека

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
Владимир ПРЯМИЦЫН
ПЛАСТУН Владимир
Омар НЕССАР
НЕКРАСОВ Вячеслав
ХАНОВА Наталия
Все авторы