» Политика недели: Правозащитный шариат

Опубликовано: 26.04.2021 15:56 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе талибы разъяснили, какое государственное устройство они хотели бы установить в Афганистане, стамбульскую конференцию отложили, а в США намекнули, что ведут переговоры со странами Центральной Азии о размещении военных баз. Америка и НАТО оставляют в ИРА оборудования на 1 млрд долларов, но эксперты продолжают сомневаться в боеспособности афганской армии.

Стамбул отложен, Москва усиливает позиции

Международная конференция по Афганистану, которая должна была начаться в Стамбуле 24 апреля, отложена — возможно, ее проведут после священного месяца Рамадан, но это неточно. По словам министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, мероприятие переносится из-за вопросов, связанных с подготовкой встречи. Источники Reuters утверждают, что конференция отложена из-за отказа талибов принимать в ней участие.

Напомним, что движение «Талибан» (запрещено в РФ) заявило, что не будет принимать участие ни в каких международных встречах по Афганистану до полного вывода иностранных войск из страны. Согласно дохинскому соглашению между талибами и США, подписанному в феврале 2020 года, войска должны были покинуть ИРА к 1 мая 2021 года, однако новый президент США Джо Байден 14 апреля заявил, что Америка только начнет вывод 1 мая и завершит его к 11 сентября — 20-й годовщине терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне. НАТО вслед за США заявило о выводе войск в те же сроки.

В результате вместо большой международной конференции под эгидой ООН в Стамбуле прошла трехсторонняя встреча глав МИД Афганистана, Пакистана и Турции. По итогам было опубликовано совместное заявление, в котором министры подтвердили приверженность мирному процессу и продолжению межафганских переговоров в Дохе, а также подчеркнули усилия Турции, Катара и ООН в подготовке Стамбульского саммита. Главы МИД выразили сожаление по поводу высокого уровня насилия в ИРА и заявили о необходимости немедленного прекращения огня, а также призвали движение «Талибан» подтвердить приверженность мирному урегулированию путем переговоров.

Сложно сказать, удастся ли Кабулу, Анкаре и Исламабаду все же собрать в Стамбуле делегации «Талибана» и Кабула, а также представителей внешних игроков — и как может измениться повестка конференции: талибы обещали возобновить атаки на иностранные силы, если контингент не будет выведен до 1 мая, и это на фоне растущего насилия по всей стране.

Однако пока можно говорить о локальной победе Москвы над Вашингтоном: о предстоящей стамбульской встрече было объявлено на фоне готовящейся московской конференции в формате «расширенной тройки», и конкуренция двух саммитов, близких по времени, могла привести к дублированию, а значит, частичному обесцениванию результатов. Но Москва не ставила амбициозной задачи усадить за стол переговоров талибов и кабульскую делегацию, тем более заставить их прийти к какому-то соглашению, и в результате «расширенная тройка» оказалась единственной международной конференцией последних месяцев, когда талибы и кабульская делегация встретились в присутствии представителей мировых держав.

Важным результатом «расширенной тройки» стала итоговая декларация, в которой было сказано о неприятии Россией, США, Китаем и Пакистаном идеи Исламского Эмирата в качестве государственного устройства Афганистана — и эта сверка позиций внешних игроков на прошедшей неделе оказалась востребована: талибы, которые и не думали отказываться от Эмирата, снова подтвердили свою политическую позицию.

Перенос стамбульской конференции укрепил амбиции Москвы и ее представление о собственной роли в афганском мирном процессе — настолько, что официальный представитель МИД РФ Мария Захарова позволила себе довольно резкие оценки миссии НАТО в Афганистане.

«По признанию западных наблюдателей, — сказала Захарова, — миссия альянса в Афганистане может быть смело охарактеризована как провальная. Хотелось бы, чтобы оценки давали не столько эксперты и журналисты, хотя все они имеют право на свою точку зрения. Важно было бы заслушать отчет в Совете Безопасности ООН о многолетних усилиях, которые предпринимали соответствующие контингенты — все-таки мандат выдавал СБ ООН».

Однако далее Мария Захарова дала такую нелестную характеристику ситуации в Афганистане, что стало понятно: не только некие западные наблюдатели считают миссию НАТО провальной, но и Москва. По словам Захаровой, «по прошествии двух десятилетий противостояния только по самым скромным оценкам талибы контролируют более половины территории страны и продолжают вооруженную борьбу с правительством Афганистана. Потенциал «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) снижен, однако ячейки терорганизации, согласно данным ООН, по-прежнему присутствуют в 11 афганских провинциях. Кроме того, на фоне присутствия войск НАТО Афганистан стал прибежищем для новой глобальной теругрозы в лице группировки ИГИЛ (запрещена в РФ), насчитывающей в стране до 4 тыс. боевиков и регулярно осуществляющих теракты, в том числе в Кабуле. Удручающая картина наблюдается в сфере борьбы с наркотиками. За время натовского присутствия в Афганистане площади культивации опийного мака выросли более чем в 20 раз (до 163 тыс. га в 2019 г.). На Афганистан приходится свыше 80% мирового рынка опиатов. Согласно данным ООН, 24 из 34 провинций страны являются наркопроизводящими. Несмотря на многомиллиардные вливания, объемы которых превзошли средства, выделенные США по плану Маршалла на восстановление послевоенной Европы, Исламская республика Афганистан остается беднейшей страной Азии, с одним из самых высоких уровней коррупции по мировой статистике и безработицей, охватывающей, как минимум, треть экономически активного населения. Растворились миллиарды долларов, выделенных на подготовку сотрудников для афганских национальных силовых структур». В завершении своего выступления Мария Захарова назвала американскую кампанию в Афганистане «бесславной» и сказала, что «за двадцать лет альянс так и не справился с задачей создания местных боеспособных силовых структур, которые могли бы самостоятельно защитить страну и обеспечить в ней правопорядок».

За советом в Пакистан

Еще до официального переноса стамбульской конференции глава МИД Пакистана Шах Махмуд Куреши разъяснил в интервью агентству Reuters, что Исламабад делает все от него зависящее, чтобы убедить талибов участвовать в мирном процессе. Куреши сказал, что талибы должны проявить гибкость и согласиться на перенос даты вывода войск, поскольку задержки всегда возможны по логистическим причинам, — и по мнению министра, талибы только выиграют, если вернутся за стол переговоров.

В этом интервью, как и в совместном заявлении министров иностранных дел Пакистана, Афганистана и Турции, отразилась декларируемая позиция Исламабада по поводу афганского мирного процесса.

Однако уже после отмены конференции представитель катарского офиса «Талибана» Абдул Хаким Хаккани отправился в Пакистан — как было заявлено, для консультаций с руководством «Талибана» о дальнейшей стратегии, в том числе на переговорах.

Однако первый вице-президент Афганистана Амрулла Салех уверен, что Абдул Хаким направился за рекомендациями пакистанских спецслужб. «Когда переговоры в Катаре зашли в тупик, талибы говорят, что им нужно проконсультироваться со старейшинами. Однако на самом деле это означает, что «мы собираемся проконсультироваться у ISI — пакистанской разведки — и армии», — сказал Салех.

На это же намекал недавно и президент ИРА Ашраф Гани, когда заявлял, что Пакистану пришло время выбрать, какой политики придерживаться, а спецпосланник президента Гани в Пакистане Мохаммад Омар Даудзай аккуратно прокомментировал, что «до сих пор мы не были свидетелями каких-либо положительных результатов консультаций «Талибана» с Пакистаном».

Торг уместен. Или нет

Неизвестно, какой результат дадут консультации талибов в Пакистане — однако, как полагают многие инсайдеры, им недостаточно будет просто ждать четыре месяца, пока иностранные государства выведут свои войска. Талибы захотят использовать ситуацию, когда Вашингтон заинтересован в сотрудничестве и в возвращении представителей движения за стол переговоров, — и поэтому они продолжат торговаться, несмотря на свои громкие заявления о бойкоте любых конференций. Американцам, как утверждают инсайдеры, уже передан список заключенных, которых необходимо освободить в обмен на согласие талибов приехать в Стамбул. Кроме того, талибы продолжают требовать удалить имена своих лидеров из санкционных списков ООН.

Напомним, что условием начала переговоров со стороны «Талибана» было освобождение 5000 заключенных талибов из афганских тюрем, и это условие было не сразу, но выполнено Кабулом. Переговоры начались, но почти сразу зашли в тупик. В конце года талибы потребовали освободить еще 7000 заключенных, и американские дипломаты начали переговоры об этом, но Арг (президентский дворец) резко отреагировал на подобные предложения. Вице-президент Амрулла Салех неоднократно заявлял, что многие из освобожденных талибов вернулись на поле боя, а недавно он снова назвал освобождение тех пяти тысяч большой ошибкой правительства. Пресс-секретарь президента ИРА Фатима Морчал заявила на днях, что «этот вопрос вообще не подлежит обсуждению, потому что освобождение 5 тысяч пленных талибов предполагало, что талибы приступят к мирным переговорам и прекратят войну и насилие».

Сложно сказать, чем закончатся переговоры, но пока ставки только растут. Спецпредставитель президента Гани в Пакистане аккуратно намекнул, на каких условиях возможна сделка — но его слова не означают официально высказанную позицию Кабула. «Было бы хорошо, если бы освобождение этих 7000 заключенных сопровождалось прекращением огня. Если талибы согласятся на прекращение огня — то и бывшим заключенным не будет, где воевать», — сказал афганский дипломат.

При этом госсекретарь США Энтони Блинкен заявил в интервью АВС news, что если талибам нужна международная легализация — им придется участвовать в политическом процессе. Эти слова хорошо ложатся в контекст идущей торговли.

Исламский Эмират как борьба за влияние

Отказ талибов от участия в переговорах и конференциях по Афганистану вплоть до полного вывода войск вызвал резкую реакцию афганцев, особенно в городах. Если до этого многие обвиняли Гани и правительство в затягивании переговоров и даже в саботаже, то теперь основную помеху мирному процессу видят именно в отказе талибов сотрудничать.

Ситуацию усугубляют громкие призывы Ашрафа Гани к «Талибану» принять участие в переговорах — и тут официальная позиция президента совпадает даже с требованиями его политических оппонентов, например, Гульбеддина Хекматияра, который тоже неделю назад обратился к талибам с просьбой не игнорировать переговоры и приехать в Стамбул. Позиция талибов объединила политических противников, которые вдруг обнаружили, что их разногласия имеют значение только при условии существования нынешней политической системы — если же начнется новая гражданская война или в стране установится Исламский Эмират, у всех афганцев полностью сменится повестка.

И политики, которых нельзя назвать союзниками Арга, тоже стали обвинять «Талибан» — например, выступая на пленарном заседании нижней палаты парламента, спикер Мир Рахман Рахмани резко раскритиковал талибов, заявив, что у них нет ни воли к миру, ни желания его достичь.

Популярность талибов падает не только среди афганцев, в них разочаровываются и внешние спонсоры. Об этом косвенно свидетельствует и снижение пожертвований «Талибану» в странах Персидского залива — в частности, в СМИ сообщалось, что узбекские общины этих стран сократили свои донаты.

Возможно, чтобы вернуть влияние, талибы распространили заявление, где разъяснили, что такое Исламский Эмират, который они собираются установить в Афганистане. Это заявление можно считать их политической программой, которая интересовала многих, как пишут талибы, политологов «из числа сторонников предательской кабульской администрации».

Итак, целью талибов, как они утверждают, является освобождение Афганистана и внедрение в стране исламской системы государственного устройства. Принципы этой системы изложены и обобщены в Коране, хадисах и исламской юриспруденции. Талибы не приводят пример, где такая система сегодня принята и работает, но считают, что «на практическом уровне мусульмане испытали эту систему на протяжении веков».

«Мы хотим, чтобы в нашей стране существовала такая система, при которой убийца подвергался бы возмездию, блудник подвергался бы наказанию плетьми, вор был бы наказан, рука угнетателя была бы удержана от угнетения, угнетенные получили бы освобождение от несправедливости, тот, кто принимает взятки, был бы наказан, а государственная казна была бы защищена от злоумышленников», — сказано в заявлении. Права женщин будут защищены согласно исламу: «женщины имеют свою долю в наследстве; не выдаются замуж, чтобы уладить кровную вражду; обладают правом вступать в брак и выбирать себе мужа; кто клевещет на целомудренных женщин, подвергаются порке; женщина может служить своему обществу в области образования, бизнеса, здравоохранения и социальной сферы».

При этом талибы заявляют, что страна должна быть очищена «от иностранных сил и их идеологий, а также от любых следов западных правовых систем», а все дела нужно будет вести в соответствии с шариатом.

В своем заявлении талибы обрушиваются на президента, которого называют предателем и обвиняют в убийствах женщин и детей, и на коррумпированные власти. Талибы утверждают, что исламская система, которую они хотят установить, «позволит гражданам защищать свои права и наносить унизительное поражение каждому захватчику и мятежнику», и одновременно обещают всем безопасность и защиту, процветание и стабильность Афганистана.

Журналисты расспросили афганцев, которые живут в районах, контролируемых «Талибаном», как там соблюдаются права человека. Жители рассказали, что девочки не могут в этих районах ходить в школу и что вряд ли «Талибан» изменился с конца девяностых, когда он был у власти. «Наши девочки не могут ходить в школу, — говорит житель деревни в провинции Кундуз. — За последние десять или двадцать лет в «Талибане» не произошло никаких изменений». «Талибы не разрешают ходить в поликлинику и покупать лекарства, женщине нельзя выходить на улицу без сопровождающего», — говорит другой житель.

Многие из опрошенных надеются, что с талибами будет заключено мирное соглашение, которое бы позволило людям нормально жить.

В заявлении талибов можно увидеть их нежелание идти на компромисс — однако инсайдеры, которых «Афганистан.Ру» попросил прокомментировать эту декларацию, считают: талибы таким образом пытаются сгладить неприятное впечатление, которое могло сформироваться после их отказа участвовать в стамбульской конференции. Они пытаются, как умеют, склонить общественное мнение на свою сторону, и некоторые инсайдеры даже предположили, что это американцы посоветовали выпустить подобное разъясняющее заявление. Вашингтон заинтересован в скорейшем межафганском примирении, а не в еще большем ухудшении отношений. В докладе, подготовленном российским ИМЭМО РАН, американским Wilson Centre и индийским ORF, утверждается, что для США сейчас важно заставить стороны конфликта удержаться от военного противостояния хотя бы на год, чтобы Вашингтон мог сказать, что «афганский вопрос закрыт».

Возможно, поэтому заявление талибов, в распространении которого важную роль сыграли проамериканские СМИ, настолько противоречиво: чуть ли не в каждом абзаце говорится одновременно и о соблюдении прав человека, и о неприятии любых западных идеологий.

Американская поддержка — с воздуха и деньгами

Важный вопрос прошедшей недели, которым задавались политологи и политики, — как именно будет уходить Америка, что или кто останется в Афганистане, каков будет размер помощи, предоставленной Кабулу в качестве компенсации. В Кабул с необъявленными визитами прилетали госсекретарь США Энтони Блинкен и директор ЦРУ Уильям Бернс. Основной вопрос — смогут ли афганские силы безопасности защитить страну после вывода иностранных войск.

По словам источников Associated Press, Бернс обсуждал боеготовность афганской армии; он заверил, что США продолжат поддерживать антитеррористические усилия ИРА. По словам источников, ЦРУ подготовило шесть подразделений для отслеживания активности боевиков, и два из них уже переданы под контроль афганского правительства.

Госсекретарь США Энтони Блинкен также подтвердил, что Америка продолжит поддерживать афганские силы безопасности. «За эти годы мы подготовили более 300 тысяч человек, и вооруженные силы и дальше будут пользоваться международной поддержкой, в том числе нашей», — заявил Блинкен. Кроме того, по словам госсекретаря, США окажет Афганистану дополнительную гражданскую помощь на 300 миллионов долларов. По словам Блинкена, финансирование будет направлено на поддержание и развитие достижений последних 20 лет — на облегчение доступа к основным услугам для афганских граждан, на содействие экономическому росту, на борьбу с коррупцией и торговлей наркотиками и проч.

Советник президента Афганистана по национальной безопасности Хамдулла Мохиб заверил на пресс-конференции 24 апреля, что афганские силы безопасности полностью контролируют ситуацию и готовы отразить любые угрозы. Тем более что США и НАТО оставляют и передают Афганистану военное оборудование на сумму 1 млрд. долларов.

Глава центрального командования США генерал Фрэнк Маккензи, наоборот, не так уверен в способности афганцев самостоятельно защитить страну. «Меня беспокоит способность афганских вооруженных сил удержаться после того, как мы уйдем», — отметил он, выступая на заседании комитета Сената США. По словам Маккензи, афганские силы привыкли действовать при поддержке США и других союзников и могут столкнуться с трудностями при самостоятельном проведении операций. Также генерал задался вопросом, смогут ли афганские ВВС обслуживать самолеты и управлять ими без помощи военных США. Маккензи пояснил, что США и НАТО последнее время помогали афганским вооруженным силам разведкой и огневой поддержкой, и в ближайшие несколько месяцев можно будет увидеть, как афганцы будут справляться.

Некоторые эксперты предполагают, что какой-то процент американских военнослужащих будет переведен в частные военные компании (ЧВК), которые присутствуют в Афганистане. Аналитики обращают внимание, что если после подписания дохинского соглашения основной контингент США и НАТО в ИРА сокращался, то численность военнослужащих ЧВК практически не менялась — сегодня в ИРА, по некоторым оценкам, находятся около 18 тысяч таких сотрудников.

Пока среди экспертов нет единой уверенности, что талибы обязательно пойдут в широкое наступление после вывода войск. Некоторые высказывают предположение, что уход иностранных военных как раз снизит желание боевиков «Талибана» воевать, поскольку задача изгнания иностранцев с афганской земли будет выполнена. И в этом случае, полагают эксперты, нельзя говорить, что силы безопасности ИРА ослабнут, особенно если сохранится финансовая и военная поддержка США, в т.ч. авиационная.

Помимо беспокойства о состоятельности афганской армии есть вопрос об обеспечении безопасности иностранных войск непосредственно во время вывода — с учетом возможных нападений талибов. Представитель министерства обороны США Джон Кирби уже заявил, что на этот период Пентагон частично увеличит численность сухопутных войск в ИРА. Как стало известно на прошлой неделе, для защиты вывода войск Пентагон направляет в ИРА по меньшей мере шесть бомбардировщиков B-52. Кроме того, атомный авианосец ВМС США «Дуайт Эйзенхауэр» остается в зоне оперативной ответственности Центрального командования Вооруженных сил США, куда входят Ближний Восток, Центральная Азия и некоторые регионы Южной Азии.

Америка намерена не терять из виду ситуацию в Афганистане и после 11 сентября. По словам генерала Маккензи, самая большая сложность будет в том, как отслеживать и в случае необходимости атаковать группы боевиков в Афганистане — страна не имеет выхода к морю и расположена далеко от крупных американских баз. Выход военные видят в том числе в использовании авианосцев и бомбардировщиков дальнего действия, которые могут летать с наземных баз, расположенных как в Персидском заливе и в регионе Южной Азии, так и на территории США. Удары могут наноситься с воздуха по позициям, обнаруженных беспилотниками. Но генерал Маккензи предупредил, что такая война на дальних расстояниях и дороже, и опаснее. «Это будет чрезвычайно сложно сделать — но не невозможно», — сказал он. Генерал пояснил: беспилотникам, которые будут направлены в Афганистан с базы в Катаре, потребуется до восьми часов «на дорогу» туда и обратно, а значит, у летательных аппаратов будет гораздо меньше времени для зависания над целями. Отчасти поэтому Пентагон и американские дипломаты работают со странами региона над планами размещения баз беспилотников для контртеррористических операций в Афганистане после вывода войск.

Центральная Азия снова в игре

О каких странах региона речь? В Иране США ничего размещать не будут, в Пакистане — тоже вряд ли, аналитики уверены, что Исламабад не пойдет на подобное сотрудничество.

По данным The New York Times, речь идет в первую очередь о Таджикистане, Узбекистане и Казахстане, это подтверждают источники издания среди американских военных и дипломатов. Инсайдеры, однако, поясняют, что эти страны находятся в зоне влияния России, а санкции, введенные администрацией Байдена в отношении Москвы, сильно усложняют возможности военного сотрудничества с ними.

При этом в американских СМИ со ссылкой на источники допускают, что страны Центральной Азии готовы к такому разговору: американское военное присутствие может придать им уверенности в ситуации, когда численность боевиков «Талибана» на севере Афганистана с каждым месяцем растет, среди них становится все больше уроженцев стран Центральной Азии, а мирные договоренности с талибами выглядят довольно шатко.

Очевидно, что речь идет об использовании военных баз, которые ранее уже использовались Пентагоном и странами НАТО во время военной кампании в Афганистане. Госсекретарь США Энтони Блинкен сообщил в Twitter, что разговаривал с министрами иностранных дел Узбекистана и Казахстана. Однако затрагивалась ли тема военных баз, не указывается.

Напомним, что российские военные базы находятся сегодня в Таджикистане и Кыргызстане. При этом в Таджикистане расположена еще китайская военная база, и таджикские и китайские военные совместно патрулируют границы с Афганистаном. Аэропорт в Кулябе использовался и Ахмад Шахом Масудом, и после 11 сентября 2001 года — Америкой, правда, недолго. Французские военные также использовали аэродром возле Душанбе до 2014 года.

В Узбекистане американские военные размещались на военной базе в Ханабаде до 2005 года. После андижанского расстрела Европа и Америка потребовали от Ташкента провести независимое расследование, в ответ президент Ислам Каримов велел американцам покинуть Ханабад. Немцы продолжали использовать базу в Узбекистане недалеко от Термеза до 2014 года.

В Кыргызстане американцы использовали базу «Манас» в международном аэропорту Бишкека, чем серьезно раздражали Москву. База «Манас» перестала функционировать в 2014 году.

В Казахстане американских баз пока не было, и еще летом 2020 года президент Касым-Жомарт Токаев заявлял, что «строительство военной базы США в Казахстане не обсуждается и не стоит в повестке дня». Однако источники The New York Times говорят о Казахстане, даже не упоминая возможность размещения военных в Бишкеке, — видимо потому, что сегодняшняя политическая ситуация в Кыргызстане не дает возможности серьезно рассматривать эту страну в качестве долгосрочного и стабильного военного партнера.

Пока же все переговоры ведутся аккуратно и почти без утечек. Пресс-секретарь посольства Узбекистана в Вашингтоне, к которому обратились журналисты The New York Times, заявил, что ему ничего не известно о переговорах.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
ПОЙЯ Самеулла
Омар НЕССАР
Юлия Митенкова
ПАНФИЛОВА Виктория
КОРГУН Виктор
Все авторы