» О параметрах и определении афганской эпопеи 1979-1989 годов

Опубликовано: 16.07.2008 14:55 Печать

Автор: КОСТЫРЯ Анатолий

Об авторе: Анатолий Арсентьевич Костыря — доктор исторических наук, профессор, научный консультант Украинского Союза ветеранов Афганистана (воинов–интернационалистов) (УСВА).

Двадцати лет оказалось недостаточно для объективного и полного историко-политологического исследования событий в Афганистане и вокруг него в 1978-1991 годах. Автор предлагает свою концепцию исследования афганской эпопеи.

При анализе исторического явления любого масштаба важно выработать научное определение, раскрывающее, по возможности полно, содержание, причины, цели и задачи, показывающее участников этого события, способы их действий. Активное политическое и боевое участие СССР и его Ограниченного контингента советских войск (далее-ОКСВ) в событиях в Афганистане 1979-1989 гг. имеет множество дефиниций. Чаще используются «афганская война» или «война в Афганистане». Имея безусловное право на существование, они, на наш взгляд, являются общими в данном конкретном случае. Определения: «локальная война», «вооруженный конфликт» значительно сужают понимание идеологической, политической, социальной составляющих афганской эпопеи [1]. Не отвечают классическим определениям ООН и такие характеристики афганской эпопеи, как «агрессия», «интервенция», «оккупация» [2]. Еще более не корректны формулировки: «советско-афганская война», «война без победы», «проигранная война», «непонятная война», «преступная война» и др.

На наш взгляд, четкой и содержательной научной характеристикой участия СССР в афганской эпопее в военно-политическом аспекте есть:

«Военно-политическая спецоперация СССР в Афганистане — это боевые и служебно-боевые действия 40-й армии, частей и подразделений пограничных, внутренних войск, госбезопасности, спецназначения, аппарата советников, направленные на решение военно-политических задач по стабилизации ситуации в Афганистане, что обеспечивалось политическим, дипломатическим, идеологическим, экономическим сопровождением СССР» (далее-спецоперация).
При таком подходе конкретизируются и соответствуют определениям, во-первых, цель и задачи — интернациональная (политическая и военная) помощь идеологическому союзнику в защите «революционных завоеваний». В политико-идеологическом сегменте именно с помощью арсенала спецпропаганды делалась попытка внедрения в сознание афганцев идей социализма. Во-вторых, состав сил, что важно, учитывая частое отождествление ОКСВ и 40-й армии, как его ядра. Наглядно это видно на путанице в освещении потерь, когда количество погибших в целом приписывается 40-й армии и наоборот. В-третьих, такое определение дает четкое понимание способов боевых действий ОКСВ. Начавшись спецакцией по замене Х.Амина на Б. Кармаля, весь период пребывания ОКСВ сопровождался асимметричными антипартизанскими действиями, посредством мини спецопераций (засады, рейды, блокирование, прочесывание, налеты и др.) по уничтожению незаконных вооруженных формирований (далее-НВФ) антиправительственных исламских партий и организаций Афганистана (далее-АИПО). Естественно, все это обеспечивалось разнообразным потенциалом СССР.
Вместе с тем, события в Афганистане и вокруг него в 1979-1989 гг. имеют значительно более емкое, комплексное и системное содержание, которое выявляется при анализе параметров спецоперации.
Библиография спецоперации, по нашим оценкам, насчитывает свыше 800 наименований книг, статей различных жанров, написанных в советский и постсоветский периоды освещения и изучения афганской эпопеи. Историографический анализ и библиографическое описание этого массива литературы наиболее полно осуществили украинские авторы [3]. Исследование показало наличие до 90% мемориальной (Книги Памяти), художественной, публицистической литературы, эмпирических воспоминаний участников боевых действий. Среди работ, представляющих ценность для исследователей, превалируют мемуары военных авторов [4]. Однако в воспоминаниях научно-исследовательские аспекты переплетены с субъективными, нередко реабилитирующими или чрезмерно возвышающими авторов оценками и выводами. Это делает мемуаристику, а также публицистику, в которой авторы чаще политически заангажированны, специфическими источниками.

В имеющейся литературе наиболее полно раскрыт военный аспект спецоперации в части обобщения боевого опыта 40-й армии [5]. Политическая составляющая больше представлена освещением борьбы фракций в Народно-демократической партии Афганистана (далее — НДПА), политических просчетов лидеров Республики Афганистан (далее — РА) [6]. Международные, геополитические сюжеты рассматриваются в трудах М. Аруновой, Р. Медведева и др. [7]. Среди исследований, претендующих на комплексное освещение событий в Афганистане и вокруг него, выделяется в советском периоде историографии работа группы авторов Института военной истории МО СССР под руководством Н.Пикова «Война в Афганистане», вышедшая в 1991 г. В постсоветское время достойное место заняли книги А.Ляховского, Е. Никитенко и др. [8].

В основной массе авторы, работающие над проблематикой спецоперации, редко указывают на ее связь с «холодной войной» [9], которая к 1978 г. уже прошла 4 начальные классические фазы международного конфликта [10]. И, наоборот, в публикациях о послевоенном противостоянии двух общественно-политических систем практически не раскрывается взаимообусловленность спецоперации «холодной войной» [11]. Фрагментарно рассматривается (чаще не упоминается) спецоперация в учебниках и пособиях по новейшей и политической истории ХХ века, политологии и ее военной отрасли, международной конфликтологии [12], что приводит к существенным учебно-воспитательным потерям.

Сложившееся состояние научной разработки спецоперации дает основание для вывода о методологическом просчете в исследовании афганской проблематики. Он состоит в том, что спецоперация как бы «вырывается» из контекста прошедшей эпохи, в которой почти полвека господствовала «холодная война» с ее идеологическими, стратегическими установками и логикой. Верность им словом и делом доказывали две общественно-политические системы во главе со сверхдержавами — СССР и США. Такой неисторический, необъективный подход нередко приводит к выводам и оценкам такого же качества: «война-ошибка», «авантюра» и пр., а причины спецоперации редуктивно сводятся к решению «четверки» членов Политбюро ЦК КПСС — Л. Брежнева, Ю. Андропова, А. Громыко, Д. Устинова [13].

Но если взглянуть на спецоперацию через призму международных, геополитических параметров, то очевидна детерминированность спецоперации и ее специфики «холодной войной». Убедительным также становится вывод о генерализации афганского конфликта с внутреннего через региональный [14] на уровень кульминационного, глобального, межсистемного конфликта времен «холодной войны», в котором столкнулись идеологические интересы СССР в Афганистане и геополитические устремления США в Азии, особенно в зоне Персидского залива.

В «холодной войне» с СССР базовой для США стала директива Совета национальной безопасности (СНБ) № 68 от 14 апреля 1950 г. Основная цель — «сознательно втянуть Советский Союз в войну в ближайшем будущем», в т.ч. и по «идеологическим мотивам» [15]. После 1973 г. цель усилилась стремлением США любой ценой «взять реванш за Вьетнам». К середине 1970-х гг. был апробирован практически весь арсенал средств (кроме ядерного) по всем направлениям противоборства. Однако в условиях ядерного и общевойскового паритета, мирового кондомината сверхдержав победитель не определился.

После Хельсинского Совещания 1975 г. наиболее уязвимым местом мировой политики стал юго-западный регион Азии, где очень быстро завязался «афганский узел».
Пока Кабул придерживался курса нейтралитета и неприсоединения, США не проявляли особой активности. Но с приходом в апреле 1978 г. к власти НДПА, ориентированной на СССР, она резко возросла. Уже в январе 1979 г. в Вашингтоне прошли тайные переговоры с лидерами АМПО, а в апреле решением СНБ США увеличены объемы тайной помощи НВФ [16]. Используя их, США стремились блокировать рост советского, а с февраля 1979 г. и иранского влияния в РА. Афганистан стал рассматриваться США как арена столкновения с СССР.
Именно в 1978-1979 гг. резко обострились отношения между СССР и США, странами НАТО, вследствие попыток срыва советской политики разрядки, приносившей СССР значительные политические дивиденды в мире. К концу 1979 г. Договор ОСВ-2-главное достижение разрядки — оказался замороженным. Неумолимая логика «холодной войны», умело проведенная США стратегическая дезинформация политического руководства СССР [17], интернациональный долг, стремление восстановить статус-кво в РА на апрель 1978 г. путем замены Амина на более просоветского Кармаля (при синхронной вооруженной поддержке этого переворота) подтолкнули Политбюро ЦК КПСС к принятию решения о вводе ОКСВ. Но геополитические планы Ирана, Пакистана, Китая, США, стратегические последствия такого шага в полном объеме оказались непросчитанными.

Базируясь на «триединой стратегии», президент США своей директивой № 59, подписанной летом 1980 г., по существу, стер грань между региональным и глобальным уровнями возможного столкновения сверхдержав [18]. Оба уровня слились в одну эскалационную схему. Директивы США в области обороны на 1984-1988 гг. ориентировали на ядерную войну в разных вариантах. Параллельно усиливалась подготовка к «обычной войне» на основе «географической эскалации» с ее концепцией применения силы на театре военных действий (далее-ТВД), где «противник наиболее уязвим» [19]. Таким для СССР оказался Афганистан. Здесь советская стратегия базировалась на опыте борьбы с басмачеством в Средней Азии 1920-1930 гг., обобщенном еще М. Фрунзе и В. Примаковым [20].

В решающем столкновении США задействовали максимально как «классические» средства и способы, так и «нетрадиционные», не считаясь с последствиями и для своего народа, и для мирового сообщества. «Холодная война» достигла кульминации. А начиналось с внутреннего конфликта в РА.

Дихотомический анализ кризисов — внутриафганского и международного вокруг него — показывает такой «клубок» противоречий, распутать который не удается на протяжении 30 лет ни мирными средствами ООН, ни силовыми методами. Противоборство правительственного и антиправительственного блоков в борьбе за власть в РА переплелось с противоречиями внутри каждой из сторон, которые базировались (и базируются) не только на политической, но и на национальной, религиозной, социальной, меркантильной, амбициозной и др. основах с их комплексным содержанием.

Особую деструктивную роль сыграл внутрипартийный конфликт в НДПА. В его основе лежали как объективные (разность социальной базы, диктующая расхождения в стратегии и тактике фракций), так и субъективные (борьба за лидерство в партии) противоречия между фракциями «Хальк» и «Парчам». Межфракционная борьба дополнялась несовместимостью: объективной афганской действительности с левацкой практикой реформирования афганского общества по «советскому образцу»; возрастающего властного воздействия правящей партии со слабой социальной базой, отсутствием подготовленных партийных менеджеров, системы организационного и идейного воздействия на партийцев и население. Внутрипартийный конфликт рефлекторно отражался в обществе, партийном и государственном аппарате, вооруженных силах.
К концу декабря 1979 г. режим НДПА достиг критического рубежа, перешагнуть который без иностранной помощи он не мог, иначе как исчезнув. Вмешательство СССР на стороне правительственного лагеря, а США -антиправительственных сил, не только интернационализировало внутриафганский конфликт, но и добавило к нему советско-американские противоречия, в целом. Каждая из воюющих сторон получила соответствующие иностранные конфликтные составляющие, в частности.
Острота противостояния в военном сегменте спецоперации проявилась в бескомпромиссности вооруженной борьбы, максимизации использования ее классических форм, задействовании «нетрадиционных» боевых способов и источников финансирования борьбы. Имеются в виду такие специфические элементы военного параметра спецоперации, как диверсионно-террористические способы НВФ и асимметричные боевые действия ОКСВ, исламский экстремизм воинствующего крыла фундаменталистов, как следствие использования США исламского фактора в борьбе против СССР, развернутый «джихад против афганских безбожников и советских иноверцев», наркотический источник финансирования НВФ и АИПО [21], психологическая война не только против личного состава ВС РА, ОКСВ, но и населения, особенно среднеазиатских республик СССР [22].
Особого акцента заслуживает латентная коалиционность противостояния режиму НДПА и ОКСВ. США удалось создать оригинальное объединение разных по общественно-политическим, религиозным признакам государств (даже недавних врагов): Китай, Иран, Пакистан, Саудовская Аравия, Египет, Израиль, страны Запада и Организации исламской конференции [23]. Наличие в НВФ иностранных инструкторов [24] и до 20 тыс. боевиков-выходцев из арабских стран [25] подтверждает эту версию.
Поэтому объективной становится солидарная ответственность СССР и США за генерализацию внутриафганского конфликта. СССР — за военное и политическое вмешательство во внутренние дела РА. США — за массированную помощь НВФ АМПО, использование «нетрадиционных» способов борьбы, а также эскалацию кризиса уже после вывода ОКСВ. Наша точка зрения заключается в том, что волны международного терроризма, исламского экстремизма и наркотерроризма, которые сейчас захлестнули мир, начали свой разбег с Афганистана в 1980-х гг. при прямой поддержке США, и ОКСВ первым принял бой с этими явлениями.

США достигли своей стратегической цели — втянули СССР в длительные, изнурительные боевые действия, подорвавшие экономическую, политическую, моральную, партийную, социальную базу СССР как внутри государства, так и на мировой арене. Результаты такого масштаба детерминировали глобальность последствий спецоперации.
То, что СССР не использовал войска ОВД в Польше в 1980 г., вывел ОКСВ из РА без выразительной победы, несомненно, было расценено социалистическими странами, симпатиками СССР как сигнал его слабости.
Это проявилось сначала в идеологическом отходе правящих партий соцстран от КПСС, а затем и в отказе от социалистического выбора, что привело к ликвидации мировой социалистической системы и ее военной, политической, экономической надстроек. В ноябре 1990 г. «Хартия для новой Европы», подписанная лидерами 34 государств, зафиксировала окончание «холодной войны», в которой СССР потерпел поражение. Через год и Советский Союз, как субъект геополитики, исчез с политической карты мира. На смену биполярному миропорядку на планету пришла гегемония США с изначальным конфликтогенным потенциалом.

Таким образом, содержание параметров, геополитических последствий спецоперации позволяет сделать вывод, который одновременно есть ее авторским определением в широком понимании.
Военно-политическая спецоперация СССР в Афганистане 1979-1989 гг. — это специфическое, интегрированное явление мировой истории второй половины ХХ столетия, первый поединок мирового сообщества с зарождающимися международным терроризмом, исламским экстремизмом, наркотерроризмом во время кульминационного столкновения СССР и США в рамках «холодной войны», которая закончилась поражением СССР, мировой социалистической системы, вызвавшим глобальные изменения на планете.



Примечания

  1. См.: Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины ХХвека. М., 2000. С. 23.
  2. См.: Дипломатический словарь. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 1. М., 1984. С. 12, 402; Т. 2. М., 1986. С. 299.
  3. Червонопиский С.В., Костыря А.А. Историография войны в Афганистане (25 декабря 1979-15 февраля 1989 гг.). К., 2005; Библиография спецоперации СССР в Афганистане. Приложение № 2. С. 359-381//Червонопиский С.В., Костыря А.А., Сироштан В.Г. Военно–политическая спецоперация СССР в Афганистане (25 декабря 1979–15 февраля 1989 гг.): Словарь–справочник. 2-е изд. перераб. и доп. К., 2007.
  4. Варенников В.И. Неповторимое. Кн. 5. Афганистан. И доблесть и печаль. Чернобыль. М., 2001; Гареев М.А. Моя последняя война. (Афганистан без советских войск). М., 1996; Он же. Афганская страда. (c советскими войсками и без них). М., 1999; Богданов В.А. Афганская война: Воспоминания. М., 2005; Громов Б.В. Ограниченный контингент. М., 1994; Дроздов Ю.И., Курилов В.Н. Операция “Шторм–333”. М., 1999; Кирпиченко В.А. Разведка. Лица и личности. М., 1998; Меримский В.А. Загадки афганской войны. М., 2006; Шебаршин Л.В. Рука Москвы. Записки начальника советской разведки. К., 1993 и др.
  5. См., например: Опыт ведения боевых действий соединений и частей на территории РА с 1980 по 1987 гг. М., 1988; Опыт организации и ведения боевых действий на территории республики Афганистан. Уч. пособие. Ташкент, 1988; Опыт применения ОКСВ для оказания помощи афганскому народу. М., 1990; Опыт применения советских войск в Республике Афганистан: Сб. материалов научно-практической конференции/Сост. Пиков Н.И. М., 1990; Боевые действия советских войск в Республике Афганистан: тематический сборник тактических приемов. М., 1991; Никитенко Е.Г., Киселев Н.В. Аналитическая оценка стахастических взаимосвязей и зависимостей в афганской войне. М., 1995; Кудрявцев А. Особенности боевых действий войск в Афганистане: Уч. пособие. М., 1996; Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины ХХ века.; Войны и вооруженные конфликты второй половины ХХ века/Под общ. ред. Б. В. Громова. М.:, 2003 с и др.
  6. Например: Слинкин М. Ф. Афганистан: страна, люди, общество. Симферополь, 1995; Он же. Кто был и есть в Афганистане//Востоковедческий сборник. Вып. 1. Симферополь, 1997; Он же. Народно-демократическая партия Афганистана у власти. Время Тараки-Амина. Симферополь, 1999.
  7. Арунова М.Р. Афганская политика США в 1945-1999 гг.-М., 2000; Медведев Р. Неизвестный Андропов. Ростов-на-Дону, 1999. С. 264-289; Он же. «Под контролем народа». Ввод советских войск в Афганистан диктовался геополитическими реалиями//Военно-исторический журнал. 1999. № 2.
  8. Война в Афганистане. М., 1991; Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. 2-е изд., перераб. и доп. Ярославль, 2004; Никитенко Е.Г. Афганистан: от войны 80-х до прогноза новых войн. М., 2004.
  9. Так, генералы В.Варенников в итогах книги указывает, что решение о вводе ОКСВ «было продиктовано обстановкой ”холодной войны”. В.И. Варенников. С. 407. Б.Громов отмечает, что ”Афганистан стал яблоком раздора и вместе с тем жертвой соперничества двух сверхдержав”. Б.В. Громов. С. 330. Более детально рассматривает связь спецоперации с ”холодной войной” А. Ляховский.
  10. Фазы международного конфликта// http://www.xserver.ru/user/mkpfh/4.shtml
  11. Быстрова И.В. Военно-промышленный комплекс в СССР в годы холодной войны. (Вторая половина 40-х-начало 60-х годов). М., 2000; Волокитина Т.В. и др. Москва и Восточная Европа. Становление режимов советского типа (1949—1953): Очерки истории. М., 2002; Новик Ф.И. “Оттепель” и инерция холодной войны. (Германская политика СССР в 1953 – 1955 гг.). М., 2001; Орлов А.С. Холодная война. М, 2000; Советская внешняя политика в годы холодной войны (1945—1985). Новое прочтение/Отв. ред. Л. Н. Нежинский. М., 1995; Сталин и холодная война/Отв. ред А. О. Чубарьян. М., 1998; Сталинское десятилетие холодной войны/Отв. ред А. О. Чубарьян. М., 1999; Торкунов А.В. Загадочная война. Корейский конфликт 1950—1953 годов. М, 2000; Улунян Ар. А. Балканы: Горячий мир холодной войны. Греция и Турция между Западом и Востоком. 1945—1960 гг. М., 2001; Уткин А.И. Мировая «холодная война». М., 2005; Фурсенко А.А., Нафтали Т. Адская игра. Секретная история Карибского кризиса, 1958—1964. М, 1999; Фурсенко А.А. Россия и международные кризисы ХХ века: 1950–1960-е годы. М., 2003; Он же. Россия и международные кризисы. Середина ХХ века. М., 2006; Холодная война: Новые подходы, новые документы/Отв. ред. М.М. Паринский. М., 1995; Холодная война, 1945 – 1963: Историческая ретроспектива/Отв. редакторы Чубарьян А.О., Егорова Н.И. М, 2003; Холодная война и политика разрядки: дискуссионные проблемы. Сб. статей/Отв. редакторы Чубарьян А.О., Егорова Н.И. М., 2003, др. Прим. Уже только названия работ последнего времени свидетельствуют об усиленном интересе к новым методологическим подходам, генезису, сталинскому, хрущовскому периодам внешней политики СССР. Афганистан пока еще не в фокусе исследователей ”холодной войны”. (А.К).
  12. Автором проанализовано около 50 украинских и российских учебников и пособий, вышедших после 2000 г. Среди них: Політична історія ХХ століття: Навч. посібник. Вид. 2-ге, перероб. і доп./В.Ф. Салабай, Л.О. Панчук, Я.А. Титаренко та ін. К., 2001. С. 275–276; Новітня історія України (1900–2000): Підручник/А.Г. Слюсаренко, В.І. Гусєв, В.М. Литвин та ін. 2-ге вид., перероб. і допов. К., 2002. С. 467; Політична історія України: Посіб. для студентів вищ. навч. закладів/За ред. В.І. Танцюри. К., 2001; Бойко О.Д. Історія України: Посіб. К., 2002; Історія України: Посіб./За ред. Г.Д. Темка, Л.С. Тупчієнка. К., 2002;. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. Политическая история России. От становления самодержавия до падения Советской власти. М., 1999. С. 683; Новейшая история Отечества: ХХ век: Учебник для студ. высш. учеб. заведений. В 2 т./Под ред. А.Ф. Киселева, Э.М. Щагина. 2-е изд., испр. и доп. М., 2002. Т. 2. С. 337; Пискотин М.И. Россия в ХХ веке: неоконченная трагедия. М., 2001. С. 10; Отечественная история (1917–2001): Учебник/Отв. ред. проф. И. М. Узнародов. М.:, 2002. С. 403–405. Прим. Если страницы не указаны, значит в работе нет упоминания об афганських событиях. Это следствие того, что даже в фундаментальних исторических, политологических работах этой проблеме не уделяется достаточного внимания. (А.К).
  13. См. например: Гай Д., Снегирев В. Вторжение. Неизвестные страницы необъявленной войны. М., 1991. С. 224.
  14. См. Арунова М.Р. С. 37.
  15. Безыменский Л.А., Фалин В.М. Кто развязал ”холодную войну”…//Страницы истории советского общества: Факты, проблемы, люди. М., 1989. С. 354; Шевякин А.П. Загадка гибели СССР. (История заговоров и предательств. 1945–1991).–М., 2005. С. 442.
  16. Арунова М.Р. С. 22; Война в Афганистане. С. 151.
  17. Детальне см. Ляховский А.А. С. 317, 319, 322-323, 337-339.
  18. Арунова М.Р. С. 36.
  19. Там же. С. 65.
  20. См. Аллан П., Клей Д. Афганский капкан. Правда о советском вторжении. М., 1999. С. 49; Примаков В.М. Афганистан в огне// И всходили маки красные. Очерки, статьи, стихи, рассказы.-К., 1987. С. 191-198.
  21. Маначинский А.Я. Афганистан: когда дуют ветры войны. К., 2006. -С. 108. В период спецоперации при помощи США годовой объем производства опиума наркомафиею ”Альянса-7” (наиболее мощного объединения АМПО) достиг в 1989 г. более 800 т (в два раза больше чем в Пакистане и Иране). ”Наркоролями” стали главные лидеры АМПО и НВФ. В конце 1980-х гг. от 70 % до 85 % героина, который употреблялся в США и странах Западной Европы, был афгано-пакистанского производства. Прибыль от реализации превышала 10 млрд. дол. Обратно ежегодно в Афганистан поступало только оружия и боеприпасов на сумму свыше 2 млрд. ”наркодолларов” Война в Афганистане. С. 157.
  22. После апреля 1978 г. количество часов радиовещания на Афганистан радиостанций Англии, Франции, ФРГ и особенно США очень быстро возросло в 50 раз и достигло 300 часов в сутки. Детальнее см. Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт). Минск, 1999. С. 411-420.
  23. Война в Афганистане. С. 162; Дипломатический словарь. Т. 2. С. 306-307.
  24. Советники иностранные//Червонопиский С.В., Костыря А.А., Сироштан В.Г. С. 251.
  25. Подсчитано по: Кудрявцев А.В. Феномен «арабских афганцев»//Ближний Восток и современность. Сб. статей. Вып. 17. М., 2003. С. 163.

Фото: armiyaiflot.ru

История

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
КОСТЫРЯ Анатолий
МОЖДА Ахмад Вахид
ЭБАДИ Сагар
НЕКРАСОВ Вячеслав
ИВАНОВ Валерий
Все авторы