» «Афганцы уважают русское оружие»

Опубликовано: 11.03.2004 13:39 Печать

Сегодня в Кабул отбывает новый посол России в Афганистане Замир Кабулов. Большая часть карьеры 50-летнего дипломата, одинаково хорошо говорящего на дари, фарси и английском, связана именно с Афганистаном. Свое первое интервью в качестве посла Замир КАБУЛОВ дал обозревателю газеты «Время новостей» Аркадию ДУБНОВУ.

— Можно ли считать назначение послом в Кабуле опытного и искушенного афганиста знаком того, что Москва снова «вспомнила» про Афганистан?

— Я бы не стал так амбициозно оценивать свою роль. Россия вспомнила Афганистан гораздо раньше — мы поддерживали антиталибский фронт всем, чем могли. После свержения талибов мы одни из первых восстановили свое посольство в Кабуле и послали туда опытного дипломата, который с честью там отработал. Свое назначение я рассматриваю как повышение внимания российского руководства к Афганистану, что важно с точки зрения наркотической или террористической угрозы. Но есть и другие аспекты, геополитические и экономические.

— Однако существуют определенные сложности при оказании нашей страной финансовой помощи Афганистану.

— Сегодня мы действительно не можем быть финансовым донором. По российскому закону о бюджете мы не имеем права предоставлять кредиты странам-должникам. Долг Афганистана — более 9 млрд долл., большая его часть приходится на стоимость военных поставок бывшему коммунистическому режиму. Москва готова списать этот долг, но это должно делаться в соответствии с российским законодательством, правилами МВФ и Парижского клуба кредиторов. Ведь если Россия готова списать афганский долг, то это должно учитываться, когда будут списываться российские долги. С другой стороны, афганская сторона утверждает, что для нее неприемлемо признание долга — как с точки зрения морали, так и политики. И пока эту ситуацию мы не разрулим, ни копейки из российского бюджета в Афганистан не пойдет.

— А если России заняться восстановлением предприятий, построенных в былые времена с помощью СССР?

— Мы построили в Афганистане 142 крупных и средних объекта, на момент вывода советских войск еще более 150 объектов находились в стадии сооружения. В результате войны они были разрушены или просто встали. Мы предложили партнерам по антитеррористической коалиции, вкладывающим инвестиции в Афганистан, осваивать их совместно. Президент Карзай предложил такой список. Мы готовы работать при наличии финансирования, у нас есть опыт, специалисты, оборудование. Но прозападно настроенная часть афганского истеблишмента решила, что страну надо восстанавливать с нуля и ввозить современные технологии. Позиция понятная, если бы Афганистан не находился в коме. Преступно заниматься сейчас строительством воздушных замков на афганском песке, когда люди не имеют работы, крыши над головой, а часто и еды.

Вот конкретный пример — мы построили в Афганистане сеть цементных заводов, сейчас они стоят. Чтобы восстановить завод в Пули-Хумри, нужно вложить 5 млн долл., тогда через полгода он будет давать цемент гораздо лучшего качества, чем пакистанский, который сейчас закупают афганцы. Ведь даже американские войска отказываются от него из-за очень низкого качества. Строительство нового завода, в том числе и российского производства, не говоря о западном, обойдется в 25 млн долл. и понадобится на это два года.

— И что афганцы решили?

— Насколько мне известно, все цементные контракты без проведения тендера отданы американским компаниям. А вот другой пример: деньги для афганского правительства печатали сперва в СССР, затем в России. Года два назад под надуманным предлогом этот контракт передали германской стороне — мол, та будет печатать деньги более качественно. Денежную реформу провели, новые банкноты напечатали, но их стоимость оказалась в два раза выше, а защитные свойства — ниже изготовленных в России. На уровне разговоров мы партнеры в стремлении сделать Афганистан нормальной страной, но когда спускаемся на грешную землю, все договоренности между лидерами куда-то улетучиваются.

— Иными словами, сегодня Россия не имеет в Афганистане конкретных предоставленных ей контрактов?

— Да, однако сама жизнь пробивает их. В Афганистане, к примеру, высокий спрос на наши «КамАЗы, «УАЗы». Недавно Ульяновский завод поставил по заказу ООН более тысячи «уазиков».

— Неужели наши «козлики» все еще популярны у афганцев?

— «Козлик» дешевле «Тойоты» и уступает ей по качеству. Но любой афганский водитель может с помощью булыжника починить «уазик», и тот будет бегать еще 20 лет. ГАЗ-2131 «Волга» — до сих пор самая уважаемая там машина. Когда появился ГАЗ-2410, правительство Карзая закупило для своих нужд 500 «Волг».

Так что идея Бориса Немцова пересадить чиновников на «Волги»…

— Реализуется в Афганистане.

— Стало быть, вы видите своей задачей защиту в Афганистане экономических интересов России?

— Это одна из главных задач, поскольку политический диалог уже развивается весьма активно. Интенсивно идет и военно-техническое сотрудничество. Афганцы уважают русское оружие, их не смогли убедить перейти на другие образцы. Этот рынок не очень большой, но традиционный и устойчивый.

— Чего вы ждете от предстоящей в конце марта в Берлине международной конференции по Афганистану?

— Сохранения мирового интереса к Афганистану и совершенствования координации международной помощи этой стране. Правительство Карзая просит международное сообщество предоставить ему в течение семи-восьми лет помощь в размере 30 млрд долл. Чтобы эта помощь была эффективной, нужно удешевлять проекты, делать их рентабельными. К примеру, в Афганистане еще советскими геологами было разведано крупнейшее месторождение меди в Айнаке, это в 120 км южнее Кабула. Миллиардную прибыль для афганцев мог бы принести совместный консорциум для строительства горно-обогатительного комбината, российской частью уставного капитала могли стать материалы наших изысканий.

— Остается ли в силе установка на неприемлемость непосредственного военного присутствия России в Афганистане? И согласны ли мы с той военной ролью, которую играют там западные партнеры?

— Россия не видит необходимости направлять свои войска в Афганистан. Там действуют два типа воинских контингентов: один — антитеррористический, это американцы, второй — международные силы содействию безопасности, введенные в страну по мандату Совбеза ООН, а значит, и с нашего согласия. Мы понимаем политическую целесообразность этого присутствия, поскольку нет еще полностью сформированной афганской армии и спецслужб. Но чем скорее это случится, тем лучше, поскольку никакие иностранные войска не решат проблему Афганистана.

— А как вы относитесь к слухам о поимке Бен Ладена в пограничных с Афганистаном горных пещерах Пакистана?

— С юмором. Хотя в этой жизни нельзя ничего исключать. В Афганистане шила в мешке никогда не утаишь, и незаметно захватить Бен Ладена там не смогли бы даже американцы. Но мы искренне желаем им успехов.


Аркадий Дубнов


Быстрая доставка материалов в Telegram

Россия

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
НЕКРАСОВ Вячеслав
МОХАММАД Дауд
КОСТЫРЯ Анатолий
Юлия Митенкова
Игорь СУББОТИН
Все авторы