» США меняют стратегию в Центральной Азии из-за России и КНР

Опубликовано: 18.12.2019 22:28 Печать

Карта Центральной Азии

Автор: Григорий АЛЕКСЕЕНКО

Администрация президента США Дональда Трампа планирует обнародовать новую американскую стратегию в отношении Центральной Азии на фоне активизации в регионе России и Китая и усиления угроз, исходящих из Афганистана. Ситуация в Исламской Республике стала отдельным пунктом новой стратегии. Вашингтон настаивает на реинтеграции Афганистана в Центральную Азию.

Тревога перед РФ и Китаем

США интенсифицировали дипломатические контакты с пятью странами центрально-азиатского региона, сообщили западным СМИ представители Госдепартамента. Они обратили внимание на то, что в июле этого года американская делегация первый раз за четыре года посетила Киргизию, в то время как дипломаты США приняли туркменского министра иностранных дел Рашида Мередова. Весной американская сторона проводила консультации с таджикской и узбекской правительственными делегациями. «Это региональное и двустороннее взаимодействие отражает цели и приоритеты новой стратегии администрации Трампа в Центральной Азии, которую мы надеемся вскоре обнародовать, – говорят в Госдепе. – Она подчеркнет нашу приверженность углублению политического, экономического и военного взаимодействия с Центральной Азией».

В Госдепе сетуют на то, что Китай вкладывает миллиарды в инфраструктуру региона в рамках инициативы «Один пояс – один путь», которая, по словам чиновников США, обременяет страны долговыми нагрузками, а Россия продолжает оказывать политическое влияние на бывшие советские республики. Желание государств Центральной Азии поддерживать более тесные отношения с Западом может быть вызвано «чувством давления со стороны более крупных соседей и желанием иметь противовес», считают в Госдепартаменте. Это давление также подталкивает республики к продвижению новых проектов, которые расширяют их экономические связи. «Эти страны признают, что они сильнее – и более независимы – если они могут сотрудничать, торговать и вести бизнес друг с другом», — сказал представитель Госдепартамента.

Вопросы реинтеграции

Страх перед угрозами из Афганистана отчасти повлиял на создание новой стратегии, говорят в Госдепе. В США считают, что важным является реинтегрировать страны в Центральную Азию. Этот вопрос, в частности, обсуждался в начале декабря на полях конференции «Сердце Азии — Стамбульский процесс». Как сообщала пресс-служба МИД Узбекистана, представители Узбекистана, США и Афганистана «обсудили вопросы расширения торговли между странами Центральной Азии и Афганистаном, взаимодействие в деле содействия социально-экономического развития Афганистана, а также вовлечения Исламской Республики Афганистан в региональные интеграционные процессы». Отмечалось, что в ходе переговоров американская и афганская стороны высоко оценили политические и экономические усилия Узбекистана в Афганистане.

На трехсторонней встрече в Стамбуле Узбекистан представлял спецпредставитель президента Шавката Мирзиеева по Афганистану Исматулла Иргашев, Соединенные Штаты — помощник госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Эллис Уэллс, а правительство Афганистана — исполняющий обязанности министра иностранных дел Исламской Республики Идрис Заман. В Госдепартаменте отмечают: «Главная проблема, которую испытываем мы и, конечно, страны региона, это общая граница с Афганистаном. Безусловно, есть обеспокоенность по поводу потока боевиков-террористов, и есть опасения, что нестабильность в Афганистане может негативно сказаться на стабильности стран всего региона».

Отсутствие у США внятной стратегии

«В целом инициативу США стоит рассматривать в рамках глобальной геополитической игры, – заявил порталу «Афганистан.Ру» руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин. – На сегодняшний день мы видим, что практически у всех крупных игроков существует своя долгосрочная стратегия в отношении региона или, по крайней мере, набор серьезных инструментов. У Китая – это «Один пояс – один путь», двусторонние контакты. Это достаточное успешное с точки зрения КНР продвижение своих финансовых услуг в качестве кредитора. У России – это Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), это Евразийский экономический союз, это, опять же, двусторонние контакты».

Эксперт отмечает, что даже ЕС пытается активизироваться в регионе. «США же остаются игроком, который в меньшей степени имеет насыщенную повестку дня, – полагает Притчин. – Если некоторое время назад довольно интересно звучала стратегия «С5+1» (США плюс страны Центральной Азии), то сейчас мы видим, что страны Центральной Азии самостоятельно реализуют данную стратегию. Последняя координационная встреча глав государств Центральной Азии состоялась в конце ноября в Ташкенте и показала, что стороны в состоянии самостоятельно решать проблемы и встречаться без внешней поддержки. В таких условиях США выглядят отстающим внешним игроком без какой-либо внятной стратегии и понимания, что они делают в регионе и каковы долгосрочные цели».

***

По мнению эксперта, новая американская стратегия вряд ли что-то поменяет глобально: у США не так много инструментов влияния и не так много «коренных интересов», какие есть у России, Китая и того же ЕС. «Для России это вопрос непосредственного соседства, – обращает внимание Притчин. – Здесь у нас есть четкое понимание, что вопросы безопасности и вопросы стабильности региона превыше всего. У США такого понимания нет, потому что регион от них удален. Нет экономических интересов в регионе, поэтому приходится выстраивать какие-то конструкции. Наверное, наиболее успешным механизмом работы является неправительственный сектор: практически все НПО США присутствуют здесь и активно работают».

Аналитик отмечает, что с точки зрения глобальных интересов, в сравнении с подходами России и Китая, США явно проигрывают – особенно это стало заметно после 2011 года, когда они вынуждены были вывести свою базу из Киргизии и потерять военный элемент своего присутствия в Центральной Азии, который делал США очень серьезным игроком в регионе. «Сейчас ситуация выглядит немного по-другому, – полагает Притчин. – По поводу России и Китая, здесь мы пока не видим прямой конкуренции за какие-то активы или за проекты. Есть скрытая геополитическая конкуренция, но она, скорее, отложенная в том плане, что стороны стараются пока избегать любых конфликтов, прямых противостояний и стараются уважать друг друга».

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ДУБНОВ Аркадий
МЕХДИ Михяуддин
НЕССАР Омар
КОСТЫРЯ Анатолий
МОЖДА Ахмад Вахид
ТАРИН Мирвайс
Все авторы