» Зима близко: афганское сопротивление ищет новые каналы поддержки

Опубликовано: 11.10.2022 11:43 Печать

Саланг, Север Афганистана

Автор: Игорь СУББОТИН

Фронт национального сопротивления (ФНС) Афганистана стремится аккумулировать больше международной помощи на фоне приближения зимнего сезона, когда ситуация «на земле» традиционно переживает период стагнации. Такие интенции отражает как оптимистичная риторика лидеров вооруженной оппозиции по поводу военной обстановки, так и их возросшая коммуникация с западными изданиями. Впрочем, параллельная тенденция видна и в дипломатии движения «Талибан» (запрещено в России), которому удалось провести первые с момента устранения лидера группировки «Аль-Каида» (запрещена в России) Аймана аз-Завахири переговоры с администрацией президента Джозефа Байдена.

Факт, что ФНС под управлением Ахмада Масуда-младшего пытается в эти месяцы добиться более значительного финансирования со стороны международных игроков, фиксирует швейцарская газета Neue Zurcher Zeitung, обращая внимание на уверенные заявления антиталибского сопротивления о захвате района Шекай в северо-восточной провинции Бадахшан. Недавно сделанное объявление о переходе некоторых населенных пунктов под контроль вооруженной оппозиции западные издания успели охарактеризовать как первую ее наиболее крупную победу «на земле», однако Neue Zurcher Zeitung, в свою очередь, отмечает, что разобраться, какие военные сводки соответствуют действительности, а какие являются пропагандой, очень непросто.

В то же время нельзя не заметить, что руководство ФНС усилило свою информационную кампанию. Так, источники в вооруженной оппозиции рассказали известному американскому эксперту Майклу Рубину о том, что «Талибан» якобы намерен «экспортировать» нестабильность в Среднюю Азию. Именно для этого, рассказывают инсайдеры в ФНС, за последние недели талибы «сначала перебросили 16 высокопоставленных членов иностранных террористических группировок в Кабул, а затем направили их в провинции Баглан, Кундуз и Бадахшан на севере». Причастными к мобилизации радикальных элементов источники Рубина открыто называют членов «Сети Хаккани» (запрещена в России) – группу сторонников жесткой линии внутри «Талибана».

Этому предшествовало то, что в сентябре Масуд-младший совершил тур по европейским странам, в рамках которого встретился с обозревателем Foreign Policy. В разговоре с изданием лидер ФНС делал особый акцент на значении ликвидации аз-Завахири, отмечая, что соответствующая операция в Кабуле убедила такие страны, как Катар, Пакистан, Россия, Китай, Узбекистан и Таджикистан, в том, что «экспорт терроризма уже начался». В ходе интервью лидер сопротивления попытался апеллировать к имиджевым потерям США в случае продолжения их контактов с талибами. «Это очень собьет с толку и оставит очень плохой след на репутации США как великой страны, всегда выступающей за великие ценности», – сказал он.

Такую активность со стороны ФНС Neue Zurcher Zeitung открыто связывает с приближением зимы – периода, когда боевые действия в Афганистане замедляются, а у сторон конфликта появляется больше шансов проявить свои дипломатические умения в диалоге с внешними силами.

Диалог США и талибов

Однако попытки Масуда-младшего воздействовать на администрацию Байдена через мейнстримную прессу пока что успеха не возымели. На днях американский канал CNN со ссылкой на источники сообщил, что высокопоставленные представители Белого дома провели с талибами в Дохе первые переговоры с момента устранения аз-Завахири. Чувствительная загоризонтная операция с применением боевых беспилотников посреди Кабула встретила жесткую реакцию со стороны талибского руководства и на некоторое время создала иллюзию того, что администрация Байдена готова пересмотреть свои прошлые решения о военном присутствии в Афганистане для того, чтобы противостоять инфильтрации членов глобальных джихадистских сетей.

В американскую делегацию вошли заместитель директора ЦРУ Дэвид Коэн и спецпредставитель по Афганистану Томас Уэст. Талибов представлял глава разведывательного управления мулла Абдул Хак Васик. Состав делегаций, обращает внимание CNN, наталкивает на мысль, что акцент в ходе переговоров был сделан именно на борьбе с терроризмом. Белый дом в прошлом месяце назвал сотрудничество с талибами в сфере борьбы с радикальными элементами «незавершенной работой». По оценкам бывшего заместителя главы Нацразведки США Бета Саннера, Коэн, вероятно, заявил талибам, что Вашингтон нанесет еще больше ударов, если «Аль-Каида» в Афганистане начнет поддерживать операции против США и их союзников.

Отдельно речь могла идти о выдаче Америке режиссера Айвора Ширера, который был задержан кабульскими властями в августе этого года вместе с его афганским продюсером Файзуллой Файзбахшем. Тем более, что недавно США и талибское руководство продемонстрировали умение работать в вопросе обмена пленными: один из лидеров афганской группировки Башир Нурзай был освобожден после почти 17 лет заключения в тюрьме на базе Гуантанамо в ответ на выдачу Вашингтону 60-летнего инженера, ветерана ВМС США Марка Фрерихса. Последний провел в Афганистане почти десять лет, занимаясь развитием инфраструктурных проектов, а был похищен в начале февраля 2020 года.

Поддержка сопротивления

Вопрос заключается еще и в том, захотят ли страны Центральной Азии уделять более пристальное внимание ФНС на фоне стремления вооруженной оппозиции добиться уверенной международной помощи.

«Страны Центральной Азии традиционно имеют разный уровень интереса к событиям в Афганистане, хотя, как правило, активно используют секьюритизацию ситуации в этой стране и ее возможного воздействия на регион для обеспечения безопасности своих режимов, – заявил «Афганистан.Ру» профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. – В целом, поддержка тех или иных сил в Афганистане как компонент самостоятельной политики начиная с 1990-х годов была характерна только для стран, имеющих с Афганистаном общую границу: Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана».

При этом, как отмечает эксперт, Туркменистан в рамках своей политики нейтралитета, находил компромисс со всеми афганскими силами. «Такое положение дел сохраняется и в настоящее время, – рассуждает Бурнашев. – Так как Таджикистан однозначно занял антиталибанскую позицию и активно поддерживает Фронт сопротивления, вопрос о возможности изменения позиции может касаться только Узбекистана. Однако официальный Ташкент неоднократно заявлял, что исходит из принципов суверенитета и невмешательства во внутренние дела Афганистана, что готов работать с любым законным правительством этой страны и признает движение «Талибан» как составную часть ее политической системы».

Более того, отмечает эксперт, Узбекистан бесспорно заинтересован в устойчивой нормализации ситуации в Афганистане, так как связывает свое развитие и проводимые реформы с использованием транзитного потенциала этой страны. «Поэтому на настоящий момент нет никаких оснований предполагать, что Узбекистан каким-либо образом будет вмешиваться в политические и военно-политические расклады в Афганистане», – подытожил Бурнашев.

В свою очередь, преподаватель кабульского университета «Ибн Сина» Мохаммад Сардар Рахими заметил, что в целом сейчас складываются благоприятные условия для сил сопротивления: виден рост недовольства афганского населения проводимой талибами политикой, что может положительно влиять на активность антиталибских сил, наблюдается повышение поддержки сил сопротивления со стороны оппозиционных талибам политических движений, а давление внешних игроков на талибов по-прежнему высоко. «Однако традиционно зима приводит к снижению боевых действий. Не думаю, что предстоящая зима станет исключением. Это касается обоих сторон», – отметил собеседник «Афганистан.Ру».

Игорь Субботин


Быстрая доставка материалов в Telegram

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы

Авторы

КОРГУН Виктор
ИВАНОВ Валерий
ЭБАДИ Сагар
Николай САЖЕНОВ
ХАНОВА Наталия
Владимир ПРЯМИЦЫН
Все авторы