» Тенденции афганского конфликта в 2012 году

Опубликовано: 24.04.2012 11:11 Печать

Автор: МЕНДКОВИЧ Никита

Об авторе: Никита Андреевич Мендкович, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА)

Возобновление переговоров между США и лидерами афганского Талибана мало сказались на интенсивности боевых действий в республике. Война продолжается, поэтому немаловажно проанализировать ее ход в течение последних месяцев и попытаться дать прогноз афганской кампании в этом году.

Для начала приведем некоторые общие данные. На протяжении всей прошедшей зимы МССБ в Афганистане фиксировали снижение числа атак противника в сравнении с предыдущим годом. Например, число атак против иностранных контингентов в январе 2012 года было на 27% меньше, чем за этот месяц прошлого года, в феврале – на 17%.  В определённой степени этот спад связан с крайне неблагоприятными условиями зимы 2011-2012 гг., которые парализовали активность афганских талибов во многих местностях. Отчасти он продолжает стабильное снижение активности боевиков в Афганистане, начавшееся с прошлой весны и продолжающееся до сих пор.

Однако, несмотря на сокращение собственной активности, прошедшей зимой талибы продолжали нести крупные потери. По данным экспертной группы ЦИСА, за декабрь-февраль 699 боевиков были убиты, 1175 – арестованы, около 1000 – вступили в Программу примирения.  До сих пор талибы компенсируют общие потери численного состава за счет рекрутирования сельской молодежи и добровольцев из Пакистана и арабских стран, однако «выбывание» специалистов, минеров, вербовщиков, опытных командиров, создает для движения серьезные проблемы.

Высокий процент пленных боевиков в зимней структуре потерь связан с рядом субъективных причин. Прежде всего, зимой многие боевики возвращаются в родные села или располагаются небольшими группами на «зимних квартирах» в других поселениях, где их сравнительно легко бывает захватить без тяжелых боев.

Этой зимой МССБ и полиция очень широко применяли «точечные» рейды по аресту отдельных боевиков и их пособников. Основной целью являются держатели «схронов» с оружием и «офицерский состав» (полевые командиры, их приближенные и боевики-специалисты) отрядов вооруженной оппозиции. Следует отметить, что эти действия в 2012 году значительно «цивилизовались»: участники рейдов все чаще располагают официальными санкциями на обыск и арест подозреваемых, уменьшилось число боестолкновений при их проведении.

Также следует подчеркнуть, что заметно сократилось число случаев, когда на основе неточной информации аресту подвергались сельчане, имевшие эпизодические контакты с талибами, или вовсе случайные люди.  Большинство арестов сейчас связано изъятием оружия, в т.ч. мин и кустарной взрывчатки, или иными обстоятельствами, указывающими на причастность арестованных к преступной деятельности.

В том числе из-за успешного разгрома оружейных «схронов» и подпольных производств кустарной взрывчатки вооруженная оппозиция в Афганистане все чаще сталкивается с дефицитом оружия и боеприпасов, о чем свидетельствует множество независимых источников.  Причем, заметим, во многих случаях афганские талибы вооружены хуже, чем их пакистанские коллеги.

Власти Афганистана также продолжают наращивать свою «зону контроля» на юго-западе страны. В марте было официально объявлено о восстановлении контроля властей над уездом Горак (Кандагар), который еще в прошлом году был одним из оплотов талибов в провинции.  Однако бои в провинции Кандагар все еще идут, в том числе в расположенном рядом с административным центром провинции уезде Жерай.

Растет число подготовленных соединений афганской армии и полиции, отдельные части могут проводить собственные операции при минимальной тыловой поддержке западных союзников. Только за весну и лето прошедшего года доля военных операций, проводящихся лишь при ограниченной поддержке войск МССБ, выросла более чем в 2 раза (c 17,3% до 36,4%).  Это указывает на то, что так или иначе афганские силовики пока справляются с возникающими перед ними новыми задачами.

В целом войска МССБ постепенно смещаются в тыл афганской войны, что видно не только по официальным отчетам, но и по статистике военных потерь коалиции, которые значительно снизились в течение последнего года. Стоит отметить, что недавно было принято решение о передаче функций по проведению «ночных рейдов» афганскому спецназу.

Впрочем, эффективность афганских войск специального назначения существенно ниже, чем у американских подразделений. Согласно статистике Министерства обороны ИРА, за первые 3 месяца работы афганским спецвойскам удалось обезвредить 111 боевиков, лишь 40 из которых были арестованы.  Для сравнения: спецназ МССБ за тот же период обезвредил несколько сотен боевиков, большая часть из которых подвергались аресту.

Высказываются надежды, что передача функций по проведению рейдов спецназу ИРА позволит сократить потери среди мирных жителей в результате подобных операций. Однако есть опасения, что небольшой опыт афганских спецназовцев не позволит сразу добиться подобных результатов.

Тактика талибов

Прошедшей зимой основной тактикой талибов остались акты индивидуального террора против государственных служащих. Для этой цели продолжают использоваться террористы-смертники, в том числе передвигающиеся на  заминированном автотранспорте, однако в последнее время все чаще для совершения атак используются одиночки или мобильные группы боевиков со стрелковым оружием. Чаще всего убийцам удается быстро покинуть место преступления.

Крупные боевые столкновения с участием от 10 боевиков происходят достаточно редко и в основном завершаются крупными потерями вооруженной оппозиции. Например, в ходе попытки нападения на конвой НАТО в Гулистане (Фарах), когда были убиты до 30 боевиков, в то время как оборонявшаяся сторона понесла в 2 – 3 раза меньшие потери.

Собственные потери афганские талибы пытаются компенсировать притоком добровольцев из Пакистана и арабских стран. В марте участились сообщения о задержании пакистанских добровольцев, в т.ч. террористов-смертников.

Основные усилия Талибана сейчас направлены на закрепление собственного контроля над уездами, где влияние повстанческого движения наиболее велико, в первую очередь – в т.н. «зоне небезопасности» на Востоке Афганистана. По данным афганских правозащитников, ни вооруженная оппозиция, ни ослабленная власть не могут обеспечить удовлетворительный уровень порядка в данном регионе: в этой местности растет уровень общеуголовного насилия, часты случаи произвола и грабежей со стороны отрядов повстанцев и обычных криминальных банд, а также бытовых преступлений.  Очень остро стоит проблема «черного рынка» стрелкового оружия, которое имеет широкое хождение и часто используется при бытовых и земельных конфликтах.

Талибан пытается очистить подконтрольные территории от нелояльного  движению элемента. В частности, в Нуристане проводятся операции по выселению лиц, заподозренных в сотрудничестве с властями, их дома и земли захватываются талибами.  Случаи захвата жилья для использования в качестве укрепленных пунктов также зафиксированы в Каписе.

Кроме того, большие усилия предпринимаются для создания системы контроля пакистанских штабов над местными полевыми командирами для предотвращения случаев измены, коррупции и криминализации отрядов. Данная система уже действует, однако не институализована, как в пакистанском Талибане, где эти функции какое-то время выполняла т.н. «Хорасанская группа» (неясно, работает ли она сегодня). Эта структура по функциям и жестоким методам очень напоминает «службу безпеки» ОУН 1940-х гг.  и пользуется неоднозначной репутацией среди боевиков.

Впрочем, неинституциализованный контроль афганских талибов пользуется достаточно большим авторитетом среди рядовых бойцов, которые считают его эффективным средством против злоупотреблений. Окончательное оформление этой системы – дело самого ближайшего времени, уже существует штат подчиненных находящемуся в Пакистане командованию (Кветте и фронтовым шурам) «наблюдателей» и даже специальные «тюрьмы» для содержания арестованных боевиков.

В сфере пропаганды талибы предпринимают меры по дестабилизации ситуации в стране. В частности, в марте был арестован активист Талибана, пытавшийся в провокационных целях сжечь на одном из кладбищ, где были захоронены убитые талибы, несколько экземпляров Корана.

Проблема обоснования продолжения войны и поднятия престижа вооруженной оппозиции сегодня весьма актуальна для Талибана. Неприязнь общества к боевикам движения во многих районах принимает опасные для них формы. В феврале группа жителей Чатраса (Нуристан) сожгла дом своего соседа Мохаммеда Якуба, являющегося боевиком Талибана.  Падение поддержки вооруженной оппозиции также фиксируется социологическими исследованиями последних лет.

Другие группировки боевиков, действующие на территории Афганистана (ИПА, ИДУ, Аль-Каида) продолжают играть второстепенную роль в современном афганском конфликте, однако некоторые из них являются ключевым источником террористической угрозы для соседних государств.

Программа примирения

В области реализации т.н. Программы национального примирения в Афганистане за последний год впервые наметился явный прогресс. Прежде всего, весьма красноречивы количественные показатели: на лето 2011 г. численность ее участников составляла до 1700 человек,  на март 2012 года – 3900.  Это немаловажный итог активности зимы и весны этого года, когда в Программу ежемесячно вступало по несколько сотен человек.

С качественной точки зрения процесс также весьма успешен. В прошлом периодически возникали подозрения, что та или иная группа «примиренцев» в действительности не имеет никакого отношения к Талибану. Случаи приписок и откровенных финансовых манипуляций существуют и сейчас (подобная афера недавно была зафиксирована в провинции Сари-Пуль),  однако в большинстве своем сейчас в Программу вступают группировки под командой лиц, известных в своих провинциях как полевые командиры талибов.

Улучшению ситуации способствует ряд контрольных мер: снятие отпечатков пальцев, проверка полицией по своим базам потенциальных примиренцев. Наконец, несомненную пользу приносит участие в переговорах структур УНБ вместе с Советами мира и местными властями. Спецслужбы через свои агентурные возможности обеспечивают больший уровень доверия со стороны полевых командиров. Можно предположить, что УНБ в соответствии с мировой практикой спецслужб привлекало к участию в переговорах уже задержанных боевиков, мотивируя тех на отправку соратникам приглашения к примирению через цепочку знакомых.

Напомним, что и в прошлые годы именно при их участии проходили наиболее громкие капитуляции отрядов боевиков, например, примирение отряда А. Т. Джана, известного в качестве теневого губернатора провинции Кундуз.

Впрочем, пока примирение большей частью лишь следует за военными успехами. Большинство случаев вступления в Программу по-прежнему фиксируются в северных и западных провинциях Афганистана, где позиции талибов наиболее слабы. Даже в Гельманде и Кандагаре, где в прошлом году Талибан потерпел серию поражений, подобные случаи все еще редки.

Тем не менее, Талибан, видимо, воспринимает Программу примирения как реальную угрозу движению, на что указывают вновь участившиеся случаи покушения на полевых командиров, перешедших на сторону правительства.

Невидимый фронт афганской войны

В течение прошедшей зимы в афганской войне резко возросла роль национальных спецслужб ИРА. Этому предшествовала информация о проведении реформы Управления национальной безопасности Афганистана.

За последние месяцы УНБ сообщало о предотвращении целого ряда террористических атак, в том числе, покушение на жизнь вице-президента страны Карима Халили. Но самым громким успехом афганской разведки стало раскрытие группы иностранных, вероятнее всего пакистанских, шпионов среди афганских госслужащих.  Эта акция, судя по всему, носила во многом пропагандистский характер, однако в совокупности со всей доступной информацией она явно отражает определенные подвижки в работе УНБ.

Талибан уже отреагировал на активизацию афганских разведчиков: участились случаи покушений на сотрудников Управления в различных провинциях страны и похищения сотрудников служб безопасности Афганистана. По косвенным данным, талибы ведут интенсивный поиск информаторов властей в собственных рядах.

Неизвестно, как отразится на национальной разведке апрельская атака боевиков на Кабул, которую Хамид Карзай оценил как провал спецслужб Афганистана и НАТО.  Нельзя исключать, что за этим его заявлением могут последовать отставки в руководстве УНБ, хотя в настоящих обстоятельствах подобные меры не являются желательными.

Выводы

В течение прошедших 4 месяцев в афганском конфликте сохраняются прежние тенденции, наметившиеся еще прошлой весной. Вооруженная оппозиция продолжает терять позиции на юго-западе страны и несет заметные потери в боях с иностранными и правительственными силами, однако пытается укрепиться в восточных провинциях и создать там долгосрочный плацдарм для наступления на Кабул после вывода иностранных войск.

Прошедшая зима была отмечена традиционно высокой долей пленных в потерях Талибана. С учётом недавней активизации афганского УНБ, есть надежда на то, что спецслужбы смогут использовать этот тактический успех для дальнейшего разгрома террористического подполья в Афганистане.

Уже сейчас успешными операциями против «схронов» боевиков на территории страны властям удалось создать острый дефицит взрывчатки и боеприпасов у многих отрядов. Однако до сих пор, несмотря на крупные потери, талибы не сталкиваются с дефицитом живой силы. Потери личного состава компенсируются наборами в отряды молодежи из южных провинций Афганистана и Северного Вазиристана (Пакистан).

Потери «офицерского состава» отрядов в результате «ночных рейдов» уже привели к значительной деградации тактики талибов во многих районах страны, однако вооруженная оппозиция все еще остается достаточно боеспособной. Череда громких терактов, совершенных прошлой осенью, сообщения о скором выводе иностранных войск, а также недавнее заявление министра обороны ИРА о планах существенного сокращения численности правоохранительных органов после 2014 года  позволяют многим боевикам сохранять надежду на победу или хотя почетный мир с официальным Кабулом.

Важным достижением является повышение эффективности Программы примирения в конце 2011 года, однако это скорей политическая и идеологическая победа, а не ключевой механизм обескровливания вооруженной оппозиции.

Большую тревогу внушает стагнация ситуации на востоке Афганистана, где прошедшей зимой власти провели серию операций против боевиков, включая масштабную «Навид»,  однако не добились каких-либо стратегических успехов. Сейчас звучат очередные обещания властей перенести «фокус боевых операций» на восток, однако неудача прошлых попыток заставляет задумать о применимости в данном регионе старой тактики.

Все это заставляет задуматься о необходимости модернизировать стратегию МССБ в Афганистане, успешно внедренную в 2009 году и с тех пор принесшую некоторые успехи. Возможно, сейчас наступает момент ее для ее совершенствования, в том числе с учетом хода передачи ответственности за безопасность в стране национальным силовым структурам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Безопасность Вооруженная оппозиция

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПАНФИЛОВА Виктория
Омар НЕССАР
КОСТЫРЯ Анатолий
ПОЙЯ Самеулла
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
Дмитрий МИЛОСЕРДОВ
Все авторы