» Диалог с «Талибаном»: США в поисках преемника

Опубликовано: 14.06.2018 23:55 Печать

Катар

Автор: ХАНОВА Наталия

Об авторе: Наталия Ханова, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

Необходимость разрешения афганского конфликта мирным путём на протяжении последних нескольких лет является тезисом, неоднократно продвигаемым как политическими деятелями страны, так и внешними игроками – иностранными государствами и международными организациями. Мировое сообщество и страны НАТО прилагают усилия по содействию организации мирных переговоров с движением «Талибан», но инициативы прошлых лет до сих пор не привели к конструктивным результатам.

Наибольший резонанс в контексте организации переговоров с талибами за прошедшие годы получили усилия США, оказавших содействие созданию представительства «Талибана» в Катаре и активно участвовавших в международных конференциях по содействию мирному процессу, но по-прежнему терпящих неудачи на пути организации внутриафганского диалога.

В прошлом Вашингтон уже участвовал в диалоге с движением «Талибан», но взаимодействие носило ограниченный характер и не привело к существенному продвижению в деле решения афганской проблемы. Самыми известными результатами переговоров стали случаи освобождения заложников, в числе которых были американские граждане. В частности, в 2014 году после пяти лет плена получил свободу американский военный Боуи Бергдаль, а в 2017 боевики освободили семью заложников – гражданина Канады Джошуа Бойла, его супругу, американку Кэйтлен Коулмен и троих детей, родившихся у пары за несколько лет пребывания в плену.

Несмотря на контакты, связанные с освобождением пленников, в мирном взаимодействии с талибами американской стороне не удалось добиться уступок политического характера, которые могли бы поспособствовать разрешению конфликта. Повстанческое движение позиционировало себя как единственно законное правительство страны, отводя НАТО роль иностранных завоевателей. Безусловно, подобный подход не исключал самой возможности переговоров как таковых, но схема, которой придерживались талибы, не предполагала вовлечённости кабульского правительства в качестве полноценной стороны взаимодействия.

Указанная проблема, наряду с отсутствием осуществимых практических целей политического диалога с талибами, побудила США дистанцироваться от переговоров. На протяжении последних нескольких лет американская сторона воздерживается от непосредственного участия в диалоге с талибами, предоставляя исключительное право на мирные переговоры официальному Кабулу. Тем не менее, подобный подход не получил одобрения повстанческого движения, по-прежнему относящегося к властям своей страны как к марионеточному правительству, и попытки США и других государств поспособствовать продвижению мирных переговоров опосредованным путём зашли в тупик. Таким образом, в деле политического взаимодействия с движением «Талибан» кабульское правительство оказалось для американской стороны неподходящим преемником.

Политика Вашингтона в отношении переговоров с талибами уже вызывала критику со стороны других государств, в частности, России. Напомним, что спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов выражал обеспокоенность в связи с тем, что нежелание США участвовать в диалоге с талибами препятствует разрешению афганского конфликта.

Между тем недавние заявления американской стороны свидетельствуют о тенденции к изменению политики в отношении переговоров с «Талибаном». В частности, на прошлой неделе заместитель помощника президента США Лиза Кёртис объявила о готовности своей страны подключиться к диалогу с талибами, пусть и при руководящей роли Афганистана. «США готовы участвовать в переговорах, но мы не можем взять на себя роль афганского правительства и афганского народа, – сообщила представительница администрации Трампа. – Политическое разрешениедолжно обсуждаться в ходе процесса, проводимого Афганистаном и под афганским руководством».

Указанное заявление успело привлечь внимание повстанческого движения, о чём свидетельствует недавно опубликованное обращение лидера «Талибана» маулави Хайбатуллы Ахундзады. Последний посвятил вопросу взаимодействия с США значительную часть своего воззвания, приуроченного к грядущему религиозному празднику Ид аль-Фитр. Формально адресатами обращения являлись соотечественники и единоверцы главы движения, но содержание текста было посвящено деятельности США вокруг организации мирных переговоров с талибами. «Если американские власти действительно верят в мирное разрешение афганского конфликта, они должны без посредников сесть за стол переговоров, чтобы эта трагедия… могла быть разрешена посредством переговоров», – утверждается в обращении, опубликованном от лица главы «Талибана».

Как и в предшествующих пропагандистских текстах повстанческого движения, в том же воззвании была выражена уверенность в скорой победе над США и губительных последствиях конфликта для американской стороны, однако демонстрация готовности к переговорам послужила свидетельством заинтересованности повстанческого движения в смене курса политики Вашингтона.

Примечательно, что в вышеупомянутом заявлении Лизы Кёртис не исключалась возможность участия других стран в диалоге с «Талибаном», в частности, возлагалась надежда на вклад Пакистана в содействие переговорам, однако данный аспект был оставлен талибами без внимания.

За несколько недель до выступления заместителя помощника президента США американская сторона сделала ещё одно утверждение по вопросу переговоров, которое, напротив, вызвало резко негативную реакцию со стороны движения «Талибан». В частности, в конце мая, в разгар сезона боевых действий и весеннего наступления талибов, командующий ВС США и НАТО в Афганистане генерал Джон Николсон, выступая на видеоконференции перед собравшимися в Пентагоне репортёрами, сообщил об участии повстанческого движения в переговорах с афганскими властями, успевшее получить значительный резонанс в Афганистане. Глава миссии «Решительная поддержка» объявил о том, что талибы якобы поддерживают диалог с соотечественниками, не прекращая боевых действий. Николсон сравнил текущую ситуацию в ИРА с колумбийским конфликтом, в период которого группировка ФАРК (Революционные вооружённые силы Колумбии – Армия народа) участвовала в переговорах с официальными властями страны, продолжая участие в вооружённой борьбе вплоть до подписания мирного соглашения в 2016 году.

Стоит отметить, что при упоминании о контактах с талибами генерал воздержался от ссылок на источники. Николсон заявил, что в переговорах участвуют лидеры повстанческого движения «среднего и высокого звена», однако не уточнил, кто участвует во взаимодействии со стороны официального Кабула или посредников.

Заявления о ведущихся переговорах с талибами, основном поступающие от афганских государственных деятелей, на протяжении уже многих лет отличаются расплывчатостью формулировок. В большинстве случаев подобную секретность объясняют угрозой срыва диалога в случае излишнего резонанса, но сообщение Николсона, также прозвучавшее в обобщённой форме, выделяется на фоне подобных заявлений – в первую очередь по причине опосредованного характера. Отсутствие ссылки на вторую сторону переговоров, равно как и на источник поступления информации, указывают на то, что выступление по данному вопросу обладало прежде всего пропагандистским значением, при этом адресатом выступления являлась американская аудитория.

Тем не менее, высказывание, направленное на создание благоприятных впечатлений о продуктивности американского присутствия в Афганистане, получило резонанс в том числе внутри республики и повлекло за собой опровержение со стороны талибов. Представители повстанческого движения опубликовали на одном из подконтрольных им веб-сайтов два сообщения, посвящённых словам генерала.

В первом из текстов талибы назвали сообщения главы миссии «Решительная поддержка» сфабрикованными, в очередной раз заявив о бессмысленности переговоров с Кабулом и отметив, что подобным способом генерал стремится отвлечь внимание от своих провалов в руководстве кампанией в Афганистане.

Несколько дней спустя повстанческое движение опубликовало развёрнутое обращение к самому Николсону, в котором призвали его отказаться от участия в пропаганде и «проинформировать американское население о плачевной ситуации с безопасностью» в ИРА. Таким образом, заявление генерала лишь поспособствовало критической оценке результатов афганской миссии и политики США по Афганистану в целом.

Несмотря на то, что Николсон называл участников переговоров с талибами просто «афганцами», повстанческое движение восприняло его слова как заявление о диалоге именно с кабульской администрацией. Тем не менее, в своём выступлении генерал упомянул о ещё одном потенциальном участнике внутриафганских переговоров, – движении в поддержку мира, зародившемся в провинции Гельманд и впоследствии нашедшем многочисленных сторонников и в других частях Афганистана.

Одной из предпосылок популярности движения, призывающего Кабул и «Талибан» к мирному урегулированию конфликта, послужил его принципиально аполитичный характер. Сторонники мирного диалога получили поддержку многих старейшин и богословов, а также представителей различных партий, но не примкнули ни к одному из политических объединений, сохраняя дистанцию не только от правительства и государственных ведомств, но и от действующей политической системы в целом.

Избранная движением роль посредника позволила участникам привлечь внимание талибов, выразивших готовность к переговорам с активистами, но требования, выдвинутые повстанцами в качестве условия диалога, выходили за пределы полномочий борцов за мир. В частности, талибы потребовали вывода иностранных войск с крупных баз в провинциях Гельманд и Кандагар, но официальное правительство было не готово пойти на столь рискованную уступку. Несмотря на то, что со временем внимание общественности к антивоенному движению несколько ослабло, его участники по-прежнему проводят миротворческие акции и, как свидетельствует заявление Николсона, расцениваются как потенциальные участники диалога, способные сдвинуть с мёртвой точки организацию переговоров с вооружённой оппозицией.

В настоящее время ситуация вокруг переговоров между официальным Кабулом и движением «Талибан» остаётся тупиковой. Попытки США и ряда других государств посодействовать внутриафганскому диалогу встречают неприятие талибов, по-прежнему демонстрирующих категорическое нежелание расценивать правительство Ашрафа Гани в качестве партнёра по взаимодействию. Об этом ярко свидетельствует опыт организации нескольких международных конференций по вопросам афганского диалога – в этом году подобные мероприятия состоялись в Кабуле, Ташкенте и Джакарте. В каждом из случаев повстанческое движение не воспользовалось формально предоставленной ему возможностью. В своих заявлениях его приверженцы подвергали резкой критике подобные мероприятия, расценивая их как пропагандистские акции, направленные на то, чтобы вынудить «Талибан» признать поражение.

Таким образом, место преемника США на пути переговоров с талибами по-прежнему остаётся вакантным, но в отсутствие возможности продвижения мирного процесса американская сторона вынуждена вновь объявить о готовности к непосредственному диалогу с противником, продолжая поиски стороны, которая могла бы взять на себя ответственность за процесс переговоров, перспектива которых по-прежнему остаётся сомнительной. Ограничения на выбор кандидатов на место нового организатора диалога накладывает не только принципиальная позиция талибов, но и международное право, поскольку исключение официального Кабула из участия в переговорах, которое могло бы послужить залогом серьёзности диалога для талибской стороны, может быть расценено как покушение на суверенитет Афганистана. В итоге США вынуждены настаивать на ключевой роли Кабула в диалоге, но фактически искать возможность договориться с повстанцами в обход правительства Гани.

Гельмандское движение в поддержку мира является одним из потенциальных кандидатов на участие в переговорах – положительная репутация в афганском обществе и уже заявленная готовность талибов к диалогу с активистами наряду с отсутствием политической пристрастности делает его привлекательным для США кандидатом на роль преемника. Тем не менее, взаимодействие с иностранными силами, как и с какими-либо внутриафганскими политическими группами, могут нарушить хрупкое равновесие и сделать движение неприемлемым для талибов партнёром по диалогу. Репутация ставленника США или кабульского правительства может сокрушить все усилия, приложенные участниками движения ради продвижения идеи мира и переговоров с повстанцами.

С другой стороны, Вашингтон рассчитывает на возможность диалога с талибами при посредничестве Пакистана. Несмотря на ухудшение отношений между Вашингтоном и Исламабадом на фоне обвинений последнего в поддержке терроризма и отказа в военной помощи, американская сторона в состоянии приложить усилия для восстановления дружественных связей с ИРП. Однако в случае неформальной передачи переговорных полномочий Пакистану диалог с талибами будет в ещё меньшей степени управляемым для американской стороны, и его перспективы останутся сомнительными, в особенности с учётом трений в афгано-пакистанских отношениях.

Манифестация возобновления готовности к непосредственному мирному диалогу с талибами для США успела вызвать интерес повстанческого движения, однако сама по себе не решает проблему взаимодействия сторон конфликта. Нежелание «Талибана» признавать Кабул полноценным участником переговоров остаётся камнем преткновения на пути мирного процесса. Приблизиться к решению этой проблемы может позволить реформа правительства ИРА, в частности, продвигаемая афганской политической оппозицией идея проведения общенационального собрания (Лойя Джирги) и внесения изменений в государственную конституцию. Тем не менее, своими силами американская сторона не в состоянии изменить характер переговоров и перевести их из внешней во внутриафганскую плоскость, что необходимо для благополучного урегулирования многолетнего противостояния.

Вооруженная оппозиция

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

Анита АХМАДИ
МОХАММАД Дауд
ЭБАДИ Сагар
ИВАНОВ Валерий
ПЛАСТУН Владимир
КОРГУН Виктор
Все авторы