» Нас подтолкнули к вводу войск

Опубликовано: 15.02.2007 10:16 Печать

Прошло 18 лет со дня вывода Советских войск из Афганистана. О событиях тех лет информационному порталу «Афганистан.Ру» рассказал депутат Государственной Думы РФ, Президент Российской Ассоциации Героев, почетный член Координационного совета Всероссийского общественного движения ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство», Герой Советского Союза, генерал армии Валентин Иванович Варенников.

- Валентин Иванович, в те годы Вы принимали непосредственное участие во всех военно-политических событиях в Афганистане, несколько лет служили там, естественно, хорошо знали военную и политическую обстановку. Каково было положение в Афганистане на момент ввода советских войск?

- Некоторые говорят: «Вы пришли в Афганистан и принесли туда войну». Мы пришли в страну, когда гражданская война велась там уже полтора года. Она началась в 1978 году после так называемой Апрельской революции, а точнее военного переворота. К власти пришла народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), во главе с Тараки. Новые предводители страны не смогли стабилизировать обстановку, наоборот, со временем обстановка все более накалялась. На власть в Афганистане претендовали и другие силы, которые тоже участвовали в убийстве Мохаммада Дауда и его соратников. Вот эти силы фактически создали военную оппозицию.

Советский Союз имел с Афганистаном договорные отношения, начиная с 1921 года. Поэтому в первые же дни правления Тараки обратился с просьбой к советскому руководству о вводе войск для охраны объектов. В случае ввода наших формирований правительственные войска Афганистана были бы освобождены для боевых действий с оппозицией. Но Генеральный штаб был категорически против ввода наших войск. Эту позицию поддерживал А.Косыгин. В 1978 году ему удалось убедить Политбюро отказаться от этого необдуманного шага. Правительство единодушно высказалось за то, чтобы не вводить войска на территорию Афганистана.

Второе обострение произошло весной 1979 года, когда в Герате был поднят мятеж. Его поддержали определенные силы, в том числе половина дивизий пехоты, которая перешла на сторону оппозиции. Город был захвачен. Это было потрясение для Кабула. Просьбы о вводе войск снова возобновились. Политбюро поручило Косыгину разобраться в ситуации. Он убедил правительство Афганистана подавить мятеж своими силами. Мятеж был подавлен, однако чем дальше, тем больше возникало проблем. Оппозиция наращивала свои силы, готовя банды в основном на территории Пакистана, а частично в Иране.

Внутри руководства Афганистана назревал раскол. Тараки был отстранен от руководства и убит. Внешняя политика Афганистана в отношении США на глазах изменилась: от формально-официальной по форме и негативной по содержанию она стала сбалансированной и вселяющей надежды на сближение. Для нас это представляло определенную опасность в условиях холодной войны, конфронтации, взаимной подозрительности. Затрагивались интересы национальной безопасности, на юге СССР в Средней Азии были основные полигоны, где испытывалось новое вооружение и техника.

В связи с этим и тем, что Амин развернул фактически геноцид против своего народа, убивал без суда и следствия, чаша терпения была переполнена. Политбюро меняет свое решение, и 12 декабря 1979 года было принято постановление о вводе советских войск на территорию Афганистана. Политические, экономические, социальные, военные последствия ввода войск должны были предостеречь от этого шага, но этого не случилось.

- Каковы были цели ввода войск?

- Прежде всего, миротворческие. Первоначально мы предполагали ввести войска, стать гарнизонами в крупных городах, осуществлять охрану различных объектов и в боевые действия не вступать. Но это было неосуществимо из-за провокаций, наших убивали, мы реагировали. Война покатилась как снежный ком. В то же время мы не ставили перед собой задачу кого-то победить или завоевать. На эту тему неоднократно выступал генерал-полковник, командующий 40-й армией Борис Громов. Основные усилия были сосредоточены именно на охране важнейших коммуникаций и объектов, а также на перехвате караванов с вооружением, которые перебрасывались из Пакистана в Афганистан. Два года шли боевые действия, и в 1982 году уже было ясно, что это тупиковая ситуация. Генеральный штаб настоятельно требовал вывести войска и использовать политический путь решения проблемы.

В 1983 мы сами без разрешения Правительства вывели часть подразделений, которые были не нужны для решения тех задач, которые перед нами стояли. В 1986 году вывели уже с разрешения советского руководства 12 тысяч человек или 6 боевых полков. Всему миру было продемонстрировано, что у нас нет никаких интересов в оккупации.

- В своей книге вы написали, что во вводе советских войск в первую очередь были заинтересованы американцы.

- Об этом свидетельствовала политическая обстановка в мире. Не случайно Генеральный штаб настаивал на том, что политические последствия ввода советских войск будут более тяжелыми, чем, если на территорию Афганистана войдут американские подразделения. Ни наш народ, ни афганский, ни мировая общественность никогда не поймут причины этого шага. Это внутреннее дело Афганистана. Ввод советских войск может быть использован в «холодной войне» против нас, что и было сделано. Когда было принято решение о вводе, началась мобилизация дивизий Туркестанского и Среднеазиатского округа. Десятки тысяч людей, техника, танки, вертолеты, БТР: все это движется к границе. Наивно полагать, что американская сторона была не в курсе этих событий. Почему же американцы не подняли шум, не представили эти сведения на суд широкой общественности, в ООН, не остановили Советский Союз? Ответ очевиден: они были заинтересованы во вводе наших войск больше, чем мы сами. Мы ставили перед собой цель стабилизировать обстановку, а они подготовили капкан. Наше политическое руководство не воспользовалось главным оружием — информацией. Мы были обязаны, коли принято решение, не держать его в тайне. Надо было обратиться в ООН и огласить свое решение. Правительство официально должно было заявить: к нам официально обратились с просьбой о помощи, мы ответили согласием. Войска вводятся не для оккупации, не для захвата, а для помощи народу и стабилизации обстановки в стране. Мы же действовали «тихой сапой», и это было ошибкой. Против СССР развернули информационную войну, которая обернулась для нас тяжким бременем.

- Некоторые проводят параллели: у США был Вьетнам, а у СССР – Афганистан. Сравнимы ли между собой эти военные конфликты?

- Хочу сказать, что аналогии Афганистан – Вьетнам, которые проводил г-н Горбачев, неуместны. Они не верны ни по целям, ни по задачам, ни по итогам. Американская общественность критиковала руководство своей страны за Вьетнам, и им надо было перенести вектор возмущения общественности на что-либо другое. Этим объектом и стал Афганистан и политика Советского Союза. Так что никаких аналогий не может быть. Возьмем для сравнения итоги этих конфликтов. Мы за десять лет войны в Афганистане потеряли 13 с лишним тысяч человек, а американцы — 280 тысяч. У нас было уничтожено 178 самолетов и вертолетов, а во Вьетнаме — 9 тысяч. При вводе и при выводе советских войск потерь не было: ни одного солдата или офицера. За исключением чисто дорожных происшествий. А они же бежали из Вьетнама.

- Официально СССР ввел войска по двустороннему соглашению с Афганистаном. А вывод войск осуществлялся на четырехсторонней основе: СССР и Афганистан, США и Пакистан. Почему?

- Я этот же вопрос задавал Шеварднадзе, который возглавлял тогда комиссию Политбюро по Афганистану. Я выступил со следующим предложением. У нас на территории Афганистана на тот момент войска располагались в 183-х военных городках. А на территории Пакистана оппозиция создала 181 объект, где проводится обучение, оснастка, хранение, склады вооружения, боеприпасов, командные пункты, лагеря и даже медресе для военной подготовки детей. Мое предложение заключалось в том, что по мере вывода наших войск из какого-либо городка, ликвидируется объект на территории Пакистана из этой инфраструктуры. Об этом я говорил и Кардавесу, представителю Организации Объединенных Наций. Идею одобрили, но ничего не было сделано. Наоборот, американская сторона усилила оппозицию финансами и вооружением.

- Моджахеды были уверены, что режиму без поддержки Советских войск не продержаться?

- Да, расчет был именно на это. Но мы, оказывая помощь Афганистану, проводили обучение и подготовку национальных сил, чтобы они были способны без нашего присутствия отстоять интересы страны. Когда мы уходили, даже Наджибулла не верил в то, что вооруженные силы Афганистана могут выстоять против оппозиции. И тем не менее на протяжении трех лет они успешно сопротивлялись их натиску, пока мы помогали им техникой и боеприпасами. Потом Ельцин сказал: прекратить! И Наджибулле пришлось сдать свой пост.

- Был ли шанс остановить гражданскую войну в Афганистане после падения правительства Наджибуллы?

- Политика Горбачева и Шеварднадзе не позволила нам решить стратегическую задачу: ликвидировать инфраструктуру на территории Пакистана. Этот шаг способствовал бы стабилизации обстановки в регионе на долгие годы. Я был в сентябре прошлого года в Афганистане по приглашению афганского руководства, где участвовал в международной конференции. Сами афганцы говорят: мы выстрадали 20 лет войны, 10 лет, когда вы были на нашей территории, а потом столько же — без вас.

Мы бы могли разоружить оппозицию и таким образом пресечь войну, добиться того, чтобы народ не страдал.
Фото: afghanistan.ru


Быстрая доставка материалов в Telegram

«Афганцы»

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Омар НЕССАР
ЭБАДИ Сагар
Анита АХМАДИ
САРХАД Зухал
КОНАРОВСКИЙ Михаил
САБИР Фахим
Все авторы