» А.Х.Мансур: Залогом мира для Афганистана должно стать определение места в международном миропорядке

Опубликовано: 27.04.2019 22:10 Печать

На протяжении двух последних лет Абдул Хафиз Мансур, депутат парламента, член руководящего совета партии «Джамиат-и-Ислами» и бывший участник антиталибского фронта моджахедов, является одной из самых обсуждаемых фигур в Афганистане. В прошлом году, выступая с парламентской трибуны, он заявил о том, что содержание учебного курса исламской культуры «является основным источником экстремизма и радикализма» и способствует распространению терроризма в стране. Эти слова вызвали беспрецедентно гневную реакцию со стороны ряда парламентариев и многих религиозных деятелей. Некоторые муллы назвали Мансура вероотступником, другие потребовали его казни. Однако несколько дней назад депутат, игнорируя угрозы, вновь повторил свои прежние заявления, отметив необходимость пересмотра содержания исламского просвещения в стране. Это вызвало новую волну реакции в средствах массовой информации и афганском обществе. В беседе с корреспондентом «Афганистан.Ру» господин Мансур пояснил свою точку зрения по данному вопросу, а также поделился мнением относительно мирных переговоров и нынешнего состояния бывшего антиталибского фронта.

Афганистан.Ру: Господин Мансур, Ваши высказывания об университетском курсе исламского просвещения вызвали резкую критику со стороны мулл и религиозных деятелей. Вы говорите о необходимости пересмотра содержания курса «Культура Ислама». Какие доводы Вы приводите в этом отношении, и на чем основывается Ваше несогласие с преподаванием исламской культуры в университетах?

А.Х.М.: Речь идет не о несогласии с фактом преподавания курса «Культура Ислама», а о реформировании и улучшении содержания этого предмета. Я сам являюсь преподавателем этой дисциплины и преподаю культуру Ислама в двух университетах. Я не только не выступаю против преподавания этого предмета, напротив, я сознательно выбрал эту дисциплину, исходя из личных симпатий и заинтересованности в данном предмете, и годами занимаюсь исследованиями и написанием книг по данной тематике. Считаю чрезвычайно важным преподавание исламской культуры молодежи и несколько лет назад предложил своим уважаемым коллегам пересмотреть содержание этого курса и включить в него более полезные положения. К счастью, мое предложение было одобрено большинством богословов и преподавателей Ислама. С редкими протестами выступают лишь отдельные лица, количество которых можно пересчитать по пальцам. Они не уловили смысла моего послания и решили, что я выступаю против преподавания данной дисциплины. Эти люди время от времени выступают с обвинительными речами в мой адрес, но и их можно успокоить с помощью ежедневных разъяснений.

Афганистан.Ру: Вы не боитесь вступать в конфликт с религиозным сообществом Афганистана в нынешних кризисных условиях?

А.Х.М.: Я, слава Всевышнему, был и остаюсь религиозным человеком и горжусь своей религиозностью. Я стремлюсь к улучшению исламского просвещения не от враждебности и злобы, а из чувства горечи и любви. Я нахожусь здесь для прославления исламской уммы и желаю сотрудничать и взаимодействовать с исламским сообществом. Я говорю это не потому, что боюсь гнева исламских богословов, а потому, что жду от них поддержки.

Афганистан.Ру: Многие убеждены в том, что борец за веру и фундаменталист Абдул Хафиз Мансур теперь превратился в секуляриста и безбожника. Что Вы можете на это ответить?

А.Х.М.: Я должен пояснить два момента: фундаментализм и секуляризм не противоречат друг другу, они могут существовать вместе. Я не согласен с западным определением фундаментализма, который отождествляет его с отсталостью и реакционностью, и считаю эту трактовку ошибочной и однобокой. Также я не разделяю мнение религиозного сообщества о секуляризме. В религиозном сообществе секуляризм считается антитезой религии и показателем нерелигиозности. Это неправильный вывод. Те, кто считает, что секуляризм призван отделить религию от политики, мыслят примитивно. Поскольку и религия, и политика являются общественными явлениями, отделить одно от другого невозможно. Религия никогда не существует отдельно от политики. Секуляризм не побуждает общество к антирелигиозности и не осуждает религиозность. Смысл секуляризма в том, что область религии становится более конкретной и специализированной.

Богословы, будучи специалистами в вопросах религии, должны позволить врачам планировать здравоохранение, разрешить строителям проектировать и строить города в соответствии с инженерной наукой, и предоставить военным право выполнять их работу так, как те считают нужным. По моему мнению, секуляризм – это специализация областей жизни, а не маргинализация религии и верующих. Президент может быть безусловно верующим человеком, особенно в религиозном и исламском обществе. Но в своих позициях он должен соблюдать нейтралитет. Когда в исламском обществе присутствуют последователи нескольких религиозных движений, при реализации законов и обеспечении возможностей для существования президент должен принимать во внимание принцип справедливости, а не конфессиональную принадлежность людей. То есть исходить из достоинств и возможностей каждого человека.

Афганистан.Ру: На последних парламентских выборах Вы были кандидатом от Кабула, и, по-видимому, Ваша кандидатура не прошла в парламент. С момента парламентских выборов прошло семь месяцев, но окончательные результаты до сих пор не объявлены. Как Вы оцениваете прошедшие выборы? Были ли их результаты законными, и легитимно ли то, что в подобных условиях парламент уже приступил к работе?

А.Х.М.: Результаты по Кабулу еще не объявлены. Из чего следует, что я не прошел в парламент? Поскольку результаты выборов не ясны, я все еще надеюсь и жду. Я благодарен жителям Кабула, отдавшим за меня достаточное количество голосов. У меня есть все необходимые документы, и я предоставил их избирательным комиссиям. Надеюсь, что мои предложения будут рассмотрены законным образом и результат будет благоприятным.

Афганистан.Ру: Президентские выборы дважды откладывались. Некоторые кандидаты утверждают, что после 22 мая президентские полномочия Ашрафа Гани утратят свою легитимность, и власть должна будет перейти в руки временной администрации. Возможен ли такой исход, и если да, то не приведет ли это к хаосу и новому кризису в стране?

А.Х.М.: Да, в соответствии с конституцией, срок полномочий президента Ашрафа Гани Ахмадзая истекает 22 мая текущего года. Но стоит отметить, что на прошлых выборах мы видели, что бывший президент Хамид Карзай оставался у власти на несколько месяцев дольше положенного срока и все это время продолжал отдавать указы и распоряжения. Решение данного вопроса находится в руках народа и политиков Афганистана. Я не вижу никаких препятствий для того, чтобы по общему согласию прекратить полномочия президента Гани 22 мая и передать их в руки временной администрации. Но если появятся опасения по поводу того, что в результате этих шагов мы попадем из огня да в полымя и в стране возникнет новый кризис, будет разумней, если президент останется на своем посту вплоть до выборов.

Есть и третий путь: у власти могут одновременно находиться и Ашраф Гани, и временная администрация. Дело в том, что соперники Гани опасаются, что нынешний президент может использовать административный ресурс в интересах своей предвыборной кампании. Однако 22 мая мы сможем ограничить полномочия президента, запретив ему решать вопросы, связанные с назначением и смещением чиновников, распределением национального бюджета, заключением международных договоров и так далее. В этом случае мы сможем успокоить остальных кандидатов и предотвратить скатывание Афганистана в кризис.

Афганистан.Ру: Какую роль играет блок моджахедов в текущем мирном процессе? Осведомлены ли бывшие лидеры джихада о ходе переговоров между США и «Талибаном»?

А.Х.М.: Насколько мне известно, достаточной информацией о переговорах между США и талибами сейчас не обладают не только руководители антиталибской коалиции, но и главы правительства.

Афганистан.Ру: Некоторые из лидеров моджахедов считают, что они должны играть ключевую роль в мирных переговорах как сторона, которая понесла самые большие потери в борьбе с «Талибаном». Обладают ли участники антиталибского фронта достаточными силами и возможностями для ведения переговоров с вооруженной оппозицией, в особенности с учетом глубокого раскола, впоследствии произошедшего в рядах бывшего альянса?

А.Х.М.: Антиталибский фронт, вопреки внешним представлениям о нем, находится на пике своей силы. В отличие от ситуации, которая сложилось в начале Боннской конференции, когда члены Северного альянса были представлены в основном боевыми командирами, воевавшими с талибами, на сегодняшний день антиталибский блок пользуется поддержкой гражданского общества, в том числе женских организаций, а также различных иностранных государств. Раньше мы выступали в одиночестве, а сегодня свои права отстаивают тысячи женщин. Пришло молодое поколение афганцев, которое выступило против действий талибов. В действительности взгляды антиталибской коалиции, заключающиеся в обеспечении мира, создании народного правительства, обеспечении социальной справедливости, достижении правосудия и законности, находят поддержку у многих людей. Полагаю, антиталибский фронт находится в прекрасном положении.

Афганистан.Ру: Что произойдет, если в результате мирных переговоров пострадают интересы и права антиталибской коалиции?

А.Х.М.: При любом решении, которое не будет учитывать заявленные и требующие соблюдения права и интересы каждой из сторон, пострадает мирный процесс, безопасность страны не будет обеспечена, и дело не сдвинется с мертвой точки.

Афганистан.Ру: Что является «красной чертой» для бывшего антиталибского фронта на мирных переговорах?

А.Х.М.: Было бы лучше, если бы вы спросили о моей «красной черте». Что же касается моджахедов в целом, полагаю, они являются сторонниками сохранения территориальной целостности Афганистана. Второй пункт заключается в том, что религией афганского народа является Ислам, и Афганистан должен жить по законам исламского шариата. В то же время мы являемся сторонниками народного и выборного республиканского строя. Мы выступаем за обеспечение социальной справедливости, с которой будут согласны все этносы и граждане страны. Мы решительно не желаем, чтобы Афганистан вернулся на несколько десятилетий назад, чтобы игнорировались права женщин, свобода слова, свобода мнений и свобода создания политических партий. Эти достижения должны быть сохранены.

Афганистан.Ру: Очевидно, что у стран региона и мира отсутствует единое мнение по вопросу мирных переговоров в Афганистане. К каким последствиям могут привести разногласия по афганскому примирению, имеющиеся между такими странами, как США, Россия, Китай, Пакистан, Индия и Иран?

А.Х.М.: Очевидно, война в Афганистане имеет не только внутренние корни и является не только междоусобным конфликтом людей, населяющих эту территорию. В этом конфликте задействованы различные силы, в особенности соседи Афганистана. Они играют ключевую роль в этом столкновении. Из-за важного географического положения Афганистан иногда называли и «перекрестком мира», и «воротами в Индию». Сегодня, по меткому выражению Аллама Икбала, его именуют «сердцем Азии». Все упомянутые страны стремятся утвердить свою роль в этом чувствительном регионе и, по крайней мере, сделать так, чтобы Афганистан не стал для них источником угрозы. Проводя одностороннюю политику, Афганистан не сможет достичь безопасности, не сможет соответствовать интересам всех стран региона. Когда Советский Союз ввел войска в Афганистан, это вызвало гнев остальных соседей и прочих государств мира. Теперь, когда в Афганистане находятся американцы, понятно, что этим недовольны остальные страны.

Мы, граждане Афганистана, не желаем представлять угрозу ни для одной страны и хотим, чтобы в присутствии Афганистана все страны чувствовали себя комфортно. Вместо того, чтобы быть эпицентром угроз, Афганистан может стать центром экономического, политического и культурного взаимодействия и сотрудничества между такими державами, как Китай, Россия, Иран, Пакистан и Индия. До тех пор, пока мы не определимся с местом Афганистана в международном миропорядке, простые инициативы и односторонние или двусторонние переговоры не обеспечат нашей стране постоянного мира и стабильности.


Вокруг Афганистана

Другие материалы

Читайте также

Главные темы



Мы на связи

Авторы

МОЖДА Ахмад Вахид
ИВАНОВ Валерий
ДУБНОВ Аркадий
ИСКАНДАРОВ Косимшо
КОСТЫРЯ Анатолий
ЭБАДИ Сагар
Все авторы