» А.Дж.Кахраман: Корнем проблем безопасности Афганистана является неэффективность руководства

Опубликовано: 21.06.2016 09:00 Печать

Даббар

На данный момент в Афганистане проходит очередной сезон активных боевых действий, в ходе которого стражи порядка сталкиваются с многочисленными вызовами со стороны вооруженной оппозиции. Ожесточенные столкновения продолжаются в различных частях страны, в том числе при участии НАТО. Тем не менее, выдающийся военачальник Абдул Джабар Кахраман полагает, что для решения проблемы требуется большее, чем обычные силовые меры. В эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» генерал-майор Кахраман поделился своим опытом участия в отражении наступления боевиков в провинции Гельманд, представлениями о роли иностранных войск в стабилизации обстановки в стране и стратегии, которая должна помочь стране преодолеть кризис безопасности.

Справка Афганистан.Ру:

Генерал-майор Абдул Джабар Кахраман является одним из наиболее опытных военачальников афганской армии. По его собственным словам, он участвовал в боевых действиях в большинстве провинций Афганистана. В 1991 году ему был присвоен чин генерал-майора. На протяжении нескольких лет Кахраман был депутатом от провинции Гельманд в парламенте страны. Несколько месяцев назад, в связи с осложнением ситуации в данной провинции, генерал-майор был направлен в Гельманд для руководства боевыми действиями на ее территории. В течение трех месяцев Кахраман в качестве спецпредставителя президента осуществлял командование силами безопасности в провинции. За это время талибы приложили немало усилий для захвата ключевых позиций в Гельманде, однако генерал-майор выражает уверенность в том, что угрозы падения провинции удалось избежать.

Афганистан.Ру: Господин Кахраман, спасибо за то, что Вы согласились на это интервью. Недавно провинция Гельманд находилась на грани падения. Талибы продвинулись к самому ее центру, и президент направил Вас в Гельманд для руководства силами безопасности. Каково нынешнее положение Гельманда? Какие уезды находятся под контролем вооруженной оппозиции?

А.Дж.К.: На протяжении трех месяцев я руководил боевыми действиями в Гельманде. За это время силы вооруженной оппозиции несколько раз проводили внезапные наступления и смогли захватить несколько районов и гарнизонов. Однако подразделениям сил безопасности удалось вернуть потерянные районы, нанеся оппозиции значительный урон в живой силе. Гельманд является весьма важным стратегическим регионом. Эта провинция очень важна для «Талибана». Если они подчинят себе Гельманд, то смогут доминировать на всем юго-западе. А при условии отсутствия безопасности на юго-западе, дестабилизированным окажется весь Афганистан.

Одной из предпосылок осложнения ситуации в Гельманде стало то, что эта провинция граничит с Ираном и Пакистаном. Потеря контроля над частью территории Гельманда была обусловлена протяженностью и сложностью границы с этими двумя странами. Гельманд было трудно контролировать даже во времена Дауд-Хана и Захир-шаха, не говоря уже о нынешних условиях, когда у вооруженных сил просто нет необходимых возможностей для стопроцентного обеспечения безопасности этого региона. Гельманд представляет собой весьма обширную территорию, крайне удобную для ведения партизанской войны. Все эти факторы, сложившись вместе, и привели к обострению конфликта в Гельманде. Свою роль в этой войне сыграли и контрабандисты наркотиков.

Живая сила оппозиционеров формируется за счет местного населения. Именно поэтому Гельманд можно назвать столицей «Талибана». Отсюда осуществляется все снабжение и управление силами талибов. «Талибан» контролирует около 50% территории Гельманда, остальные 50% находятся под контролем правительства. Президент лично прилагает усилия к тому, чтобы вернуть контроль над ситуацией в Гельманде. Поэтому провинции был предоставлен большой воинский контингент. Но, к сожалению, проблема Гельманда заключается в отсутствии эффективного управления. Ответственные лица не смогли воспользоваться имевшимися у них возможностями.

Тем не менее, центральное правительство по-прежнему стремится взять под контроль ситуацию в Гельманде. Оппозиционеров не настолько много, чтобы их нельзя было остановить, и сегодня они оказались развенчаны в глазах народа. Люди поняли, это эта война не является идеологической. Она ведется чужаками и не приносит пользы народу Гельманда. Именно поэтому за эти три месяца мне удалось предотвратить падение Гельманда. Я вновь сосредоточил все силы, чтобы развеять опасения населения о возможном разгроме этой провинции.

Афганистан.Ру: Господин генерал-майор, говоря о кризисной ситуации в Гельманде, Вы упомянули о недостаточном оснащении и роли контрабандистов, а также о том, что 50% территории этой провинции находятся под контролем талибов. Между тем в последние 15 лет в Гельманде находились значительные силы англичан. Иностранные силы были не в силах вернуть безопасность этому региону – или же просто не хотели?

А.Дж.К.: Иностранцам трудно обеспечивать безопасность. Они не могут отличить друзей от врагов. Все проблемы Гельманда заключены в афганском руководстве. Могу сказать, что иностранное присутствие тут не сыграло никакой роли. За те три месяца, что я находился в Гельманде, я изучил оперативную ситуацию в этом регионе. Эта ситуация представляется сложной в трех отношениях: во-первых, в отношении определения друзей и врагов, во-вторых, в отношении сложности территории, и, в-третьих, в отношении местного населения. Изучить все эти факторы за короткий период было сложно, но мне хорошо знаком этот регион, и поэтому я смог быстро разобраться в особенностях этой войны. И я вновь подчеркиваю, что при условии правильного управления никакой необходимости в присутствии иностранцев в Гельманде не существует.

Мы в состоянии своими силами взять ситуацию под контроль. Иностранцы по различным причинам не могут эффективно заниматься обеспечением безопасности, в том числе и потому, что население не хочет с ними сотрудничать. Тем не менее, жители Гельманда готовы помогать внутренним силам безопасности.

Скажу еще одно: безопасность нельзя обеспечить пушками, танками, винтовками и самолетами. Возможно, этого можно добиться на какой-то недолгий период, но подобные усилия будут иметь лишь временный, краткосрочный эффект. Поэтому до тех пор, пока мы не начнем работать с населением и не изменим мышление людей, иностранцы ничего не смогут сделать. Иностранцы не могут напрямую контактировать с населением. Если бы они могли что-то сделать с помощью своих танков и пушек, то за пятнадцать лет уже давно добились бы этого.

Афганистан.Ру: Вы отметили, что присутствие иностранцев на этой войне не принесло никаких результатов. Однако с недавнего времени иностранные силы вновь находятся в Гельманде. Если их присутствие неэффективно, почему правительство Афганистана вновь согласилось на их размещение?

А.Дж.К.: Их временное присутствие необходимо именно до тех пор, пока не будет налажено достойное управление. Нам следует воспользоваться присутствием иностранцев и их логистическими возможностями. Несколько дней назад, когда ситуация в Гельманде осложнилась, иностранная авиация и наземные силы вновь оказали поддержку афганской армии и нанесли поражение талибам.

Афганистан.Ру: Юг Афганистана является не единственным районом, в настоящее время страдающим от значительного роста активности боевиков. В частности, на восток страны проникло значительное число приверженцев группировки «Исламское государство» (запрещена в России). Несколько дней назад мы наблюдали атаку группы игиловцев на один из уездов Нангархара. Обеспокоено ли правительство Афганистана присутствием «ИГ» в стране?

А.Дж.К.: Я абсолютно уверен в одном: если власть сможет оздоровить систему управления и будет узаконен порядок, при котором руководящие посты в силах безопасности будут занимать самые достойные, любая группировка, под каким бы именем она ни боролась с государством, потерпит поражение. Военное командование и руководство службами охраны правопорядка должно находиться в руках профессионалов и заслуженных людей. В настоящее время силы безопасности по своему составу, боеспособности и уровню оснащенности превосходят противостоящие правительству группировки.

Афганистан.Ру: Что касается присутствия «ИГ», может ли эта группировка распространить свое влияние на весь Афганистан?

А.Дж.К.: Повторяю, что если режим сможет привести себя в порядок, у «ИГ» не будет возможности оказывать влияния на афганское общество. Менталитет афганцев не готов принять «ИГ». С теми делами и действиями, которые совершают игиловцы, люди не пойдут на сотрудничество с ними. Но здесь все опять зависит от способностей власти. Власть должна стать ближе к народу и создать условия для того, чтобы люди не вливались в ряды «ИГ» и «Талибана». Те проблемы, которые в наше время имеются у политиков, создают почву для того, чтобы такие группировки, как «ИГ», проникали в народ и дестабилизировали ситуацию в стране.

Афганистан.Ру: Господин Кахраман, Вы говорите о слабости руководства сил безопасности. Почему, по Вашему мнению, лидеры страны не хотят поставить во главе командования профессиональных и опытных людей?

А.Дж.К.: У Афганистана много проблем. Здесь сорок лет происходили события, которые отдаляли людей друг от друга. Сейчас необходимо, чтобы люди пришли к единым идеям и менталитету. Положение таково, что некоторые ставят свои личные интересы превыше интересов страны и народа. Поэтому правительство и не смогло добиться никаких позитивных результатов, хотя у него в этой области есть много хороших замыслов. Но правительству противостоят влиятельные люди в этнических кругах, организованные и политически грамотные, которые препятствуют этой работе. Именно поэтому не удается наладить эффективное управление.

Афганистан.Ру: Сейчас позвольте вернуться к другим аспектам ситуации с безопасностью, в частности, угрозах со стороны вооруженной оппозиции. Талибы много говорили о своем весеннем наступлении. Были ли их операции в действительности настолько серьезными и опасными, как это утверждалось в их пропаганде?

А.Дж.К.: Эти наступления принесли много жертв и разрушений. Но того, что замыслили талибы – добиться перевеса в войне – им достигнуть не удалось.

Два года назад иностранные силы в одночасье переложили весь груз ответственности за войну на плечи афганских сил безопасности. Ранее в борьбе с талибами участвовали 150 тысяч иностранных солдат вместе со всем своим вооружением и возможностями, но сейчас наши войска остались один на один с это войной. Силам безопасности Афганистана в большой степени удалось сдержать планы оппозиции. На самом деле, противник не смог добиться того результата, на который рассчитывал.

Афганистан.Ру: Положение юго-востока Афганистана годами оставалось и до сих пор остается кризисным. Но в последние два года неожиданно осложнилась ситуация на севере страны. Талибы взяли под контроль часть северных территорий и то и дело захватывают заложников. Некоторые утверждают, что война переместилась с юга на север. Каковы Ваши соображения на этот счет?

А.Дж.К.: Мне известно о боевых действиях в северной части страны. Положение было сложным, но сейчас ситуация не настолько провальная, как передают СМИ. Некоторые круги на севере хотели бы воспользоваться этой ситуацией в качестве инструмента для сохранения своей власти и влияния. Но дестабилизацию северных провинций можно будет остановить только при условии, что в самих этих провинциях произойдут внутренние изменения.

Афганистан.Ру: Тем не менее, мы помним о том, как осенью прошлого года боевиками была захвачена провинция Кундуз. На днях ситуация в Кундузе, а также северных провинциях Баглан и Фарьяб, вновь обострилась. Ряд районов оказался под контролем талибов, которые в массовом порядке захватывают заложников даже на главных дорогах. Не кажется ли Вам, что присутствие «Талибана» на севере напоминает политический фарс?

А.Дж.К.: Если Вы думаете, что Кундуз пал из-за того, что у талибов было много военных возможностей и сил, то Вы ошибаетесь. Количество талибов, захвативших Кундуз, не превышало 350 человек. Они воспользовались слабостью руководства и получили достаточный объем стратегических возможностей и вооружения уже после захвата провинции. Они также привлекли на свою сторону часть населения провинции, поскольку люди думали, что «Талибан» победил и будет продвигаться вперед. Захватом Кундуза талибы смогли сильно укрепить свои ряды.

Афганистан.Ру: Вы говорите, что положение севера не вызывает беспокойства. Между тем ходят слухи, что в распоряжении талибов находятся базы данных сил безопасности, и движение использует почерпнутые из них сведения в войне на севере.

А.Дж.К.: На этот счет у меня нет точной информации. Министерство внутренних дел это отрицает. Но народ говорит о другом: падение Кундуза сделало талибов сильнее в плане боевого оснащения, поскольку в этой провинции им в руки попали большие военные ресурсы.

Афганистан.Ру: Господин генерал-майор, Вы играли важную роль в правительстве доктора Наджибуллы и считаетесь опытным военачальником. Если сравнить логистический, технический и прочий военный потенциал нынешней армии с возможностями армии доктора Наджибуллы, какая из этих армий оказалась бы более сильной?

А.Дж.К.: С точки зрения техники и оружия армия Наджибуллы была более мощной. Наступательная техника, авиация и артиллерия в то время были образцовыми. Не только на уровне Афганистана, но и на уровне региона армия доктора Наджибуллы занимала особое место. Если бы нынешняя вооруженная оппозиция располагала такими же возможностями и такой же поддержкой, которая была у противников Наджибуллы, сегодняшнее правительство с его возможностями не выстояло бы и дня. С идеологической точки зрения армия Наджибуллы подчинялась единому руководству. Военные того времени мыслили одинаково, и все следовали одним и тем же курсом. К большому сожалению, сегодняшняя армия, которая была создана западными странами, не выдерживает никакого сравнения с армией Наджибуллы…

В сегодняшней армии на первом плане стоят этнические критерии. При ее создании было определено, сколько пуштунов, таджиков, хазарейцев и узбеков должно состоять в рядах военных. Но использование этнических критериев при формировании армии недопустимо. Единственным критерием должны быть способности и умения. Следует также акцентировать внимание на идее и чувстве патриотизма.

Нынешняя армия во многом отличается от армии тех времен. В количественном отношении сегодняшняя армия значительно превосходит армию доктора Наджибуллы. Сегодня в системе Министерства обороны служат около 200 тысяч человек, тогда как численность прежней армии не достигала и 100 тысяч. Все подразделения Министерства внутренних дел правительства Наджибуллы насчитывали 70 тысяч человек, а в нынешнем МВД служат 160 тысяч. Но, несмотря на эту численность, они не в состоянии обеспечить безопасность. И это притом, что возможности сегодняшней оппозиции не идут ни в какое сравнение с возможностями бывших оппозиционеров. Количество оппозиционеров, противостоявших правительству Наджибуллы, во много раз превышало численность «Талибана».

Афганистан.Ру: И последний вопрос: принимая во внимание нынешнюю ситуацию, каковы Ваши прогнозы относительно политического будущего и безопасности Афганистана? Какими станут предстоящие годы для Афганистана?

А.Дж.К.: Если мы наладим здоровое руководство в различных областях, в том числе безопасности, экономики, политики и социальной сферы, положение улучшится. Но с нашими сегодняшними методами проблемы, увы, сохранятся еще на долгие годы.

 Афганистан.Ру: Спасибо, господин генерал-майор.

Беседу вел Джамшид Амири

Безопасность

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

АЗИЗ Залмай
КАЗАНЦЕВ Андрей
ТАРИН Мирвайс
КОНДРАТЬЕВ Алексей
НЕКРАСОВ Вячеслав
ХАНОВА Наталия
Все авторы