» Афганистан: К некоторым итогам 2018 года (1 часть)

Опубликовано: 28.12.2018 10:33 Печать

Теракт

Автор: КОНАРОВСКИЙ Михаил

Об авторе: Михаил Алексеевич Конаровский, бывший посол России в Афганистане, к.и.н.

Ретроспективный взгляд на ситуацию в ИРА в уходящем году приводит к малоутешительному выводу о том, что она продолжала оставаться преимущественно крайне напряженной. Основной причиной такого положения дел оставалась неспособность Правительства национального единства обеспечить внутреннюю консолидацию в интересах эффективного решения стоящих перед ним фундаментальных задач. Главные из них – достижение в стране мира и решение социально-экономических проблем.

Ссылки по теме

Кризис во властных структурах особенно отчетливо проявился в середине года в громких отставках в высших эшелонах. Многочисленные нарекания вызвали осенние парламентские выборы, в связи с чем в конце года было заменено руководство Независимой избирательной комиссии (НИК).

Нестабильность в стране ставила под вопрос и целесообразность проведения очередных президентских выборов весной 2019 года. Недавнее объявление о начале регистрации кандидатов предстоящей президентской гонки пока еще мало о чем говорит.

Несмотря на определенные подвижки на социально-экономическом фронте (на что президент А. Гани делал особый упор в ходе международной конференции по Афганистану в Женеве, состоявшейся в ноябре), реализация амбициозной программы по достижению к 2024 году самодостаточности на всех направлениях государственного строительства и внутренней политики также все еще представляется достаточно проблематичной. Сохранению негативных тенденций в экономике дополнительно способствует и превращение ИРА в последние годы в основного мирового производителя и экспортера опиатов. При этом доходы от наркобизнеса оставались фактически основным финансовым источником деятельности вооруженной оппозиции.

Сохранявшаяся стагнация в афганских делах приводила к повышению градуса нервозности в Вашингтоне, где стремление к скорейшему выходу из «афганского капкана» наталкивалось на отсутствие серьезных перспектив во внутри политическом урегулировании. Ядром новой стратегии США в отношении Афганистана, сформулированной администрацией Д. Трампа лишь в августе 2017 года, стало стремление сохранить свободу рук на афганском направлении при переносе основных акцентов на логистическое содействие национальным силам безопасности и отказ от прямого вмешательства в госстроительство. Была также предпринята безуспешная попытка несколько сместить акценты в региональной опоре США в афганских делах с Пакистана на Индию. Однако это не привело к ожидавшемуся эффекту, и пакистанский фактор остается ключевым при подходах к урегулированию. Последующая деятельность Вашингтона на афганском поле свидетельствовала и об окончательном признании движения «Талибан» в качестве реальной силы, претендующей, как минимум, на раздел власти в ИРА.

Вместе с тем в различных сегментах афганских элит, а также у многих экспертов новая американская «дорожная карта» вызвала неоднозначную реакцию. В частности, обращалось внимание на необходимость сотрудничества Вашингтона с другими государствами (прежде всего, с Китаем и Пакистаном, а также с Россией) в интересах продвижения мирного процесса и для стратегического ослабления «Талибан» при одновременном четком признании роли этого движения в будущих структурах власти. Со своей стороны, на июльском 2018 года саммите НАТО президент А. Гани вновь высоко оценил новую стратегию США и охарактеризовав ее как очередной кредит доверия и «окно возможностей» для самостоятельного решения правительством ИРА ключевых проблем, в том числе достижение в стране мира с упором на региональный подход.

Что же касалось самих талибов, то они, как и ожидалось, фактически саботировали все миролюбивые жесты Кабула, подвергали резкой критике планы Вашингтона, неизменно требуя полного и безоговорочного вывода из страны американских войск. На этом фоне, несмотря на усилия правительства и при ограниченной поддержке американского контингента, интенсифицировалась и их вооруженная активность. К настоящему времени, по разным оценкам, вне реального контроля правительства находится от почти 40 до почти 60% территории страны. Проводились масштабные террористические акты в городах, широко применялись методы саботажа, запугивания населения, захвата заложников, физической ликвидации близких к руководству ИРА функционеров и т.д.

Именно военные успехи талибов в преимущественной степени лежали в основе их негативной реакции на все выдвигавшиеся Кабулом в течении года мирные, согласованные с США инициативы о разделе власти. «Дорожная карта», сформулированная президентом А. Гани перед конференцией по Афганистану в Женеве, вновь предусматривала включение талибов в общественно- политическую жизнь страны при условии обеспечения прав и обязанностей всех граждан, уважения конституции (при возможности внесения в нее поправок). Речь шла и о сохранении нынешних вооруженных сил, сил безопасности и гражданских структур, о запрете на деятельность военизированных группировок, связанных с террористическими или транснациональными криминальными структурами, а также «со странами, стремящимися к обеспечению своего влияния в Афганистане». Талибы же все также продолжали исходить из того, что именно американское военное присутствие является основной гарантией выживаемости всех нынешних структур власти в ИРА, которые, как они рассчитывают, вряд ли устоят после ухода контингента США.

При анализе текущей ситуации в Афганистане нельзя не иметь в виду и то, что решение Администрации Д. Трампа по новой стратегии США в Афганистане и Южной Азии принималось и на фоне договоренностей на майском 2017 года саммите НАТО о расширении учебно-тренировочной миссии «Решительная поддержка». В ее основную задачу входит подготовка и консультативные услуги национальным силам безопасности ИРА. Тогда же было решено и о продлении мандата миссии до 2020 года, а также о дополнительном содействии афганским ВВС. Саммит НАТО в Брюсселе, состоявшийся в июле нынешнего года, одобрил ход осуществления «Решительной поддержки», подтвердил готовность продолжать финансировать правоохранительные структуры ИРА до 2024 года (который, по замыслу Кабула и западных стран, должен стать переломным для ПНЕ как в социально-экономическом, так и в военно-политическом плане). Тем не менее, и далее осложняющаяся ситуация в ИРА вновь вынудила Брюссель начать рассматривать вопрос и о возможности дополнительного расширения своей миссии еще на 1,5 тыс. человек.

Вместе с тем, совершенно очевидно, что вся дальнейшая практическая деятельность НАТО в Афганистане прежде всего будет зависеть от линии Вашингтона, которая, со своей стороны, до конца текущего года все еще не приобрела окончательных очертаний.

Отсутствие реального прогресса в решении кризиса в ИРА приводило к постепенному росту недовольства положением дел как у президента Д. Трампа, так и американских законодателей. После июньских слушаний афганского вопроса в Конгрессе Вашингтон начал активно побуждать Кабул к интенсификации действий на всех направлениях внутренней политики, включая и запуск мирного процесса с талибами. О том же, что в США окончательно убедились в необходимости интенсификации переговоров с талибами, свидетельствовали как их собственные контакты с ними в течении года, так и обещания широкой поддержки Кабула на этом направлении. По просочившейся в последнее время в СМИ информации, Д. Трамп даже может начать ревизию концепции по Афганистану и Южной Азии. В данном контексте, явно не без оснований, вновь началась дискуссия о «непроизводительных» затратах США в Афганистане, более половины из которых было разворовано или использовано не по назначению.

При нынешнем положении дел в ИРА Администрация США остро нуждается в скорейшем и реальном (а не в пропагандистском) позитивном результате своей политики в Афганистане, в том числе, в интересах скорейшего вывода из страны американских войск. Вместе с тем, маневр для выработки Д. Трампом каких-либо новых инициатив весьма ограничен. Тем не менее, в последнее время Вашингтон вместе с Кабулом резко активизировал попытки усадить талибов за стол переговоров. Вовлечение минувшей осенью в такую работу новых организационных структур в правительстве ИРА под непосредственным руководством президента свидетельствовало о приоритетности такой деятельности кабульских властей.

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ДУБНОВ Аркадий
НЕКРАСОВ Вячеслав
ФЕНЕНКО Алексей
ПАНФИЛОВА Виктория
САБИР Фахим
КАДИРИ Хомаюн
Все авторы