» Раздел Каспия ставит вопрос об американском транзите в Афганистан

Опубликовано: 12.08.2018 15:42 Печать

Автор: Игорь СУББОТИН

Конвенция о статусе Каспия, которая была подписана лидерами Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана в Актау 12 августа, содержит запрет не только на присутствие у моря вооруженных сил, не принадлежащих прибрежным государствам, но и на провоз через этот район любых военных грузов третьих стран. Это вновь поднимает вопрос об американском транзите специальных грузов в Афганистан, который проходит через казахстанские порты Актау и Курык. Несмотря на то, что маршрут не предназначен, как декларируется, для военной транспортировки, сам факт того, что Астана дала добро на его проход через Каспийское море, заставляет российскую сторону снова тревожиться по поводу усиления НАТО вблизи своих границ.

НАТО у берегов Каспия

Долгое время важнейшим с точки зрения безопасности вопросом было военное присутствие на Каспии третьих стран. Впрочем, как заявил в Актау лидер Ирана Хасан Рухани, подписанная 12 августа Конвенция о статусе Каспийского моря, содержит пункт, которое снимает все противоречия. «В этой Конвенции, помимо подчеркивания полной принадлежности Каспийского моря каспийским странам, отмечаются такие важные принципы, как акцент на запрете на присутствие иностранных вооруженных сил, запрете на предоставление территорий прикаспийских стран иностранцам для агрессии против любого каспийского государства, – сообщил иранский лидер, выступая на саммите. – Каспийское море принадлежит каспийским странам, и любое строительство военных баз и предоставление иностранным государствам прав на проход авианосцев, подводных лодок, на пролет военных самолетов и даже провоз грузов, принадлежащих иностранным государствам, через Каспий запрещается».

Однако недавнее решение Астаны предоставить Вашингтону свои каспийские порты – Актау и Курык – для транзита спецгруза в Афганистан, которое было закреплено в двустороннем протоколе от 21 сентября 2017 года, вызывает у российской стороны свои вопросы. «Есть очень серьезная проблема, обусловленная иностранным военным присутствием на берегу Каспийского моря – я имею в виду американское военное присутствие», – напомнил порталу «Афганистан. Ру» военный эксперт, замдиректора Института стран СНГ Владимир Евсеев. По его словам, допуск на Каспий транзита американских специальных грузов в Афганистан остается сильнейшим раздражающим фактором, несмотря на все договоренности по Конвенции. «Это решение принималось без согласования с Российской Федерацией, – пояснил Евсеев. – Есть подозрения, что оно было вынужденным из-за того, что американцами были заморожены финансовые средства Казахстана. Это решение влияет отрицательно на российско-казахстанские отношения».

Впрочем, Астана неоднократно отмечала, что грузы, которые должны проходить через каспийские порты, носят невоенный характер. Об этом заявил 11 августа в интервью «РИА Новости» глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов. «Речь идет о коммерческом железнодорожном транзите нелетальных грузов через территорию Казахстана для продолжения весьма необходимых для международного сообщества операций в поддержку правительства Афганистана, – пояснил министр. – Подписав в сентябре 2017 года протокол к вышеуказанному соглашению, мы только дополнили перечень пунктов пропуска портами Актау и Курык. В протоколе сохраняются все модальности, аналогичные условиям, предусмотренным в соглашении, действовавшим между РФ и США. Речь не идет о размещении американских военных баз или военных баз другого иностранного государства на Каспии».

Действительно, как известно, грузы военного назначения доставляются в Исламскую Республику воздушным путем — будь то боеприпасы к стрелковому оружию, артиллерийские снаряды или ракеты. Альтернативные пути, как правило, используются для продовольственного и военно-технического снабжения. Однако это только публичная сторона договоренностей. Для российской стороны будет важно, чтобы американский транзит через каспийские порты осуществлялся так, как декларируется, и не приобрел негласного военного значения. Вполне очевидно, что любые неожиданности и непредвиденности в рамках этого вопроса приведут к возмущению в Кремле. По итогам каспийского саммита российский лидер Владимир Путин назвал Конвенцию о статусе моря сбалансированной. «На основе консенсуса и взаимного учета интересов выработан современный и сбалансированный международный договор, Конвенция, которая приходит на замену советско-иранским договоренностям 1921 и 1940 годов», — цитирует пресс-служба Кремля слова российского президента.

Значение Конвенции

Выступая на саммите в Казахстане, Путин назвал важным, что Конвенция о статусе Каспия четко регламентирует вопросы разграничений и неприсутствия на водоеме третьих сторон. «Важно, что конвенция четко регламентирует вопросы необходимых разграничений, режимов судоходства и рыболовства, фиксирует принципы военно-политического взаимодействия стран-участников, гарантирует использование Каспия исключительно в мирных целях и неприсутствие на море вооруженных сил внерегиональных держав», — сказал президент РФ. Путин добавил: «Полагаем важным развивать партнерские связи по военно-морской линии. В частности — осуществлять регулярные взаимные визиты кораблей, расширять практику совместного участия экипажей и судов в различных мероприятиях, например — в конкурсе Кубок моря, который проводится в Каспийском регионе в рамках Армейских международных игр». По мнению российской стороны, урегулирование статуса моря дает «каспийской пятерке» возможность для тесного взаимодействия.

«Что касается интересов России, то они учитываются в полном объеме. Предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве. Устанавливаются правила безопасного поведения кораблей в прибрежной зоне и в районах интенсивной хозяйственной деятельности», – уверил накануне саммита в Актау статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин в интервью газете «Коммерсант», комментируя текст Конвенции. По словам дипломата, исключительная прерогатива прикаспийских государств в обеспечении безопасности в Каспийском бассейне «дополнительно закрепляется протоколами к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии 2010 года». Они также были подписаны на саммите в Актау. В их числе — документы о совместной борьбе с терроризмом и организованной преступностью, а также о плотном взаимодействии береговых охран пяти стран.

Глава аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин пояснил в разговоре с «Афганистан. Ру», что Конвенция закрепляет те договоренности, которые были достигнуты ранее. «Стороны обязуются решать все вопросы через переговоры, – заявил эксперт. – Статус, документа, который декларирует все меры, значительно выше, чем просто декларация – это международное соглашение». Аналитик отмечает, что усилиями «каспийской пятерки» снят серьезный фактор статуса Каспийского моря. «Вопрос размежевания – это теперь вопрос двусторонних отношений», – отметил Притчин. Локальные проблемы, которые касаются моря, прикаспийские государства будут решать теперь в двух- и трехстороннем формате.

Угроза российским интересам

Документ, впрочем, оставляет открытым вопрос Транскаспийского газопровода, который должен идти из Туркменистана в Азербайджан (затем – в страны ЕС). Против проекта последовательно выступали Москва и Тегеран. «Как только вопрос со статусом Каспия будет решен, можно будет решать вопрос по прокладке газопровода по дну Каспийского моря, – отметил Владимир Евсеев. – Против этого выступает Иран. Это противоречит интересам России. Все, что Россия делает, она может делать вне этого статуса (Каспийского моря – «Афганистан. Ру»). А то, что могут делать другие государства – например, прокладывать газопровод из Туркменистана по дну Каспийского моря, – российским интересам не отвечает».

В самой Конвенции, а также в конвенции о биологическом разнообразии, которая принята 20 июля в Москве, прописана процедура, каким образом такие рискованные для экологии трансграничные проекты должны быть согласованы. «С одной стороны, теперь никто не может заблокировать строительство подобного рода проекта (речь о Транскаспийском газопроводе – «Афганистан. Ру»), но при этом участники этого проекта должны предоставить всю информацию о проекте, о его параметрах и рисках, которые могут связаны с его реализацией для экологии, – говорит Станислав Притчин. – У соседей появляются механизмы и возможности принятия участия в консультациях и обсуждениях тех мер, которые необходимо принять для обеспечения еще большей экологической безопасности. Здесь двоякая ситуация: те страны, которые хотят строить, обязаны предоставить всю информацию и учесть пожелания своих соседей. Увеличивается прозрачность и ответственность всех сторон за общую экологическую безопасность – на чем всегда Россия и настаивала».

Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

ИВАНОВ Валерий
ВЕРХОТУРОВ Дмитрий
ФЕНЕНКО Алексей
АЗИЗ Залмай
Игорь СУББОТИН
КОНАРОВСКИЙ Михаил
Все авторы