» Исламабад пытается подставить Москву в своей игре с талибами и Вашингтоном

Опубликовано: 28.10.2017 10:46 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

В уходящем октябре 2017 года официальные представители Пакистана разыграли любопытную информационно-политическую комбинацию, которая до сих пор не получила публичной реакции Москвы, хотя напрямую касалась репутации России не только в Афганистане, но и в международном общественном мнении. Речь идет, как минимум, о двух публичных заявлениях министра иностранных дел Пакистана Хаваджа Мохаммада Асифа, связанных с оценкой нынешних отношений между Исламабадом и афганскими талибами.

В начале октября во время официального визита в Вашингтон Асиф дал интервью небольшой группе иностранных журналистов, в котором заявил об уменьшении влияния Пакистана на афганских талибов в последние годы. «По истечении лет наше влияние на талибов уменьшается, оно исчезает, — сказал глава пакистанского внешнеполитического ведомства. — Возможно, на них (талибов) есть влияние больше других стран, чем Пакистана. Все региональные страны обладают большим влиянием, чтобы привести Талибан за стол переговоров, это включает почти всех соседей Афганистана, в том числе и Россию».

Недвусмысленный намек Асифа о том, что функции оператора Талибана перешли от Исламабада к странам региона и Москве, был сделан на следующий день после его встречи с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном. Слова Асифа вызвали большой интерес в афганском экспертном сообществе, где предположили, что публичное заявление пакистанского дипломата «является не слишком убедительной попыткой вывести Исламабад из-под критики американцев и жесткого политического прессинга президента Дональда Трампа»: «Особенно интересно, что при этом министр Асиф «перевел стрелки» не только на Иран (который, очевидно, более других соответствуют критерию «страны региона»), но и на Россию».

По мнению кабульских экспертов, «учитывая непрекращающиеся обвинения официальных представителей и СМИ США и Великобритании в адрес Москвы о поддержке афганских талибов (что крайне болезненно воспринимается российским МИДом), заявление пакистанского министра можно расценить, как попытку подыграть авторам этих обвинений»: «Вряд ли такую позицию Асифа (наверняка согласованную с официальным Исламабадом) можно считать дружественной по отношению к России».

Спустя 20 дней, в конце октября, уже в ходе визита госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Исламабад Хавадж Асиф вновь заявил ему, что Пакистан уже не обладает влиянием на афганских талибов, в отличие от прежних времен: «Мы не поддерживаем их (талибов), равно как и они не нуждаются в нашей помощи. В настоящее время их поддерживает кто-то еще». «На этот раз публично глава пакистанского внешнеполитического ведомства не назвал Россию в качестве союзника или оператора Талибана, но можно предположить, сделал соответствующие пояснения в неформальной обстановке», — заметили кабульские наблюдатели.

Впрочем, судя по последующим демаршам американцев, признательным показаниям Асифа о пакистанской непричастности к Талибану в Вашингтоне не слишком поверили, хотя подсказки на счет Ирана и России – как новых операторов были представителями США весьма успешно использованы для публичных заявлений.

Со стороны официальных российских представителей до сих пор не последовало никаких комментариев к откровениям Хаваджа Асифа. На этот счет афганские эксперты сделали несколько предположений.

Предположение 1: «Октябрьские заявления Асифа были согласованы не только с Исламабадом, но также с Москвой. Возможно, по просьбе Пекина, стремящегося вывести Пакистан из-под нарастающего американского информационно-политического прессинга с обвинениями в поддержке Талибана, Россия дала согласие на перенос обвинительных упреков с Исламабада в свой адрес. В эту версию вериться с трудом, хотя, возможно, какие-то высшие цели укрепления российско-китайско-пакистанского партнерства и могли заставить Кремль согласиться молчаливо принять весьма неприятный репутационный удар».

Предположение 2: «Никаких предварительных согласований с Москвой своего заявления Асиф не делал и, по указанию Исламабада, просто поставил российского партнера перед фактом. Кремлю ничего не оставалось, как молча проглотить эти признания пакистанского союзника, чтобы не подвергать испытаниям хрупкие отношения с Исламабадом — «всепогодным партнером» Китая и другом РФ по ШОС».

Предположение 3: «Заявление Асифа было сделано по указанию пакистанского руководства – в качестве попытки понравиться американцам и ослабить прессинг со стороны Вашингтона». В пользу этой версии говорят и слова самого Асифа: «Давайте взглянем на этот конфликт (в Афганистане) в целом, в совокупности, — сказал министр иностранных дел Пакистана 5 октября в ходе выступления в Институте мира США. — Не относитесь к Пакистану как к мальчику для битья. Это недопустимо. Мы желаем сотрудничать с США».

Предположение 4: «Назвав Россию в качестве одного из новых операторов афганских талибов, представитель Пакистана отвел возможную критику в адрес Китая, с которым представители Талибана поддерживают все более тесные контакты на протяжении 2016-2017 годов».

«Желание Исламабада сотрудничать одновременно с американцами, русскими и китайцами, разумеется, вполне понятно, — комментируют ситуацию кабульские политические эксперты. — Однако готовность пакистанской стороны публично подставить Москву во все более запутанной игре с Вашингтоном и талибами позволяет сделать вывод если не о крайне ненадежном характере российско-пакистанского партнерства, то о том, что этому партнерству предстоят весьма непростые испытания».

Россия

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

МОЖДА Ахмад Вахид
ОКИМБЕКОВ Убайд
Владимир ЕВСЕЕВ
КОНАРОВСКИЙ Михаил
ХАСАН Шерхасан
МОХАММАД Дауд
Все авторы