» Политика недели: Признать нельзя игнорировать

Опубликовано: 27.09.2021 15:09 Печать

ГА ООН

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе положение в Афганистана обсуждали на 76-й Генеральной ассамблее ООН, и общая тональность была неутешительна для талибов: никто не спешит признавать их правительство. У великих держав появилась новая тема для противостояния — и Афганистан рискует стать одной из тех маргинальных стран, которые привлекают мировое внимание, только превратившись в угрозу.

На прошедшей неделе открылась 76-я генеральная ассамблея ООН, и одной из сквозных тем всех выступлений стало положение в Афганистане. Свою позицию высказали все страны, так или иначе задействованные в афганском кризисе.

Демократии VS автократии

Президент США Джо Байден заявил, что уход из Афганистана стал поворотным историческим моментом: завершается эра «неослабевающей войны», и начинается «новая эра неослабевающей дипломатии». Байден отметил, что первоочередное внимание Соединенных Штатов обращено теперь на Индо-Тихоокеанский регион, и обозначил платформу для нового геополитического противостояния: проведя раздел между демократическими и авторитарными странами, Байден завил, что будущее принадлежит демократиям. «Будущее будет принадлежать тем, кто признает человеческое достоинство, а не попирает его, — провозгласил президент США. — Будущее будет принадлежать тем, кто раскрывает потенциал своего народа, а не тем, кто его сдерживает. Будущее будет принадлежать тем, кто дает своему народу возможность свободно дышать, а не тем, кто пытается задушить свой народ железной рукой. Авторитаризм может стремиться провозгласить конец эпохи демократии, но это ошибка. И хотя ни одна демократия не идеальна, она остается лучшим инструментом, который у нас есть, чтобы полностью раскрыть человеческий потенциал».

Переключение международного внимания с провала американской операции в Афганистане на будущее противостояние систем, не военное, а цивилизационное, — Байдену удалось. Все его условные противники, и прежде всего Китай, реагировали на этот новый посыл, возражали Америке — и Афганистан чаще всего приводили в качестве аргумента против искусственно насаждаемой демократии.

Для Афганистана речь Байдена означала, что от «Талибана» (запрещено в РФ) в обмен на помощь Штаты потребуют уважения прав человека, в том числе женщин и меньшинств. Но главным адресатом речи Байдена был Китай, который ни разу не был назван напрямую.

Председатель КНР Си Цзиньпин это прекрасно понял и потребовал, чтобы его выступление транслировали в первый же день ГА. Так же не называя Америку (а даже не затрагивая тему Афганистана), Си возразил Байдену: ««Мир достаточно велик, чтобы вместить общее развитие и прогресс всех стран. Демократия — это не прерогатива какого-либо государства, а право народов всех стран. Изменения в международной обстановке, происходящие в последнее время, вновь показывают, что внешнее военное вмешательство и так называемые демократические преобразования приносят катастрофические последствия. В межгосударственных контактах вместо конфронтации и исключительности должны восторжествовать диалог и инклюзивность», — парировал председатель КНР.

Американским противопоставлением демократических и авторитарных стран был недоволен и министр иностранных дел России Сергей Лавров, который отметил, что «среди ведущих держав нет согласия относительно принципов мироустройства», и призвал США отказаться не только от силовых, но и от любых других методов навязывания своей модели развития. И если Байден в качестве главного приоритета провозгласил уважение талибами прав человека, то для Москвы, по словам Лаврова, в первую очередь важна «недопустимость распространения экстремизма на соседние страны и сохранения террористических угроз на афганской территории».

Возразил Байдену и президент Ирана Эбрахим Раиси, который заявил, что система США не заслуживает доверия ни внутри, ни за пределами страны. «Проект навязывания западной идентичности потерпел неудачу, результатом стали кровопролитие и нестабильность, а в конечном итоге — поражение и бегство. Настойчивость наций сильнее мощи сверхдержав. Америка ошибалась, меняя мир, вместо того чтобы менять свой собственный образ жизни», — сказал Раиси.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган также оказался противником идеи превосходства демократии. Он напомнил, что ситуация в Афганистане является болезненным подтверждением того, что невозможно навязывать решение проблем, не учитывая местные реалии и общественные традиции.

Наметившееся глобальное противостояние может затруднить объединение стран-доноров для помощи Афганистану: из региональных держав, готовых сотрудничать с талибами, деньги есть только у Китая, но ему неинтересно делать это в одиночку, недаром китайские чиновники постоянно подчеркивали ответственность Штатов за восстановление экономики Афганистана. Демократии же ставят перед талибами условия, которые могут оказаться невыполнимыми.

Пакистан, РФ и КНР за размораживание активов

Угроза надвигающегося экономического коллапса в Афганистане заставляла докладчиков ГА ООН поднимать тему доступа талибов к афганским активам, которые были «заморожены» после прихода талибов к власти. Генсек ООН Антониу Гутерриш заявил, что если не «разморозить» афганские фонды, то в стране произойдет экономическая катастрофа. С ним согласился Сергей Лавров, об этом же говорил и министр иностранных дел Китая Ван И, который потребовал отменить экономические санкции в отношении Афганистана. По словам Ван И, валютные резервы Афганистана должны принадлежать народу страны, а не становиться инструментом политического давления.

Министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши заявил, что разблокировка афганских активов — а речь идет о миллиардах долларов — является неотложной задачей, иначе в Афганистане произойдет глубокий экономический коллапс, который спровоцирует гуманитарную катастрофу. «Замораживание активов не помогает ситуации, — сказал Куреши. — С одной стороны, вы собираете новые средства для предотвращения кризиса, а с другой, деньги, которые им принадлежат, они не могут использовать».

Тема размораживания активов и помощи Афганистану ораторы аккуратно отделяли от вопроса официального признания правительства талибов и снятия с них санкций. Интересно, что и Россия, и Пакистан — две страны, которые лоббировали интересы талибов еще до ухода американского контингента, — сегодня заявляют, что не нужно торопиться с признанием талибского правительства.

Сергей Лавров заявил, что вопрос признания правительства талибов пока не стоит: за действиями нового режима необходимо наблюдать. «Вопрос снятия санкций с «Талибана» Совбезом ООН пока не обсуждается», — подтвердил представитель РФ в ООН Василий Небензя. Однако Лавров прояснил позицию Москвы: талибы — новая афганская реальность, и теперь нужно подводить их к выполнению обещаний, а потом смотреть, «насколько ушли с территории Афганистана террористическая и наркотическая угрозы».

Интересно, как Россия и Пакистан представляют себе возможность влияния на талибов. «Будем побуждать тех, кто взял власть в Кабуле после бегства иностранных контингентов, к тому, чтобы они вели себя цивилизованно», — сказал Лавров. Куреши тоже предложил наблюдать: «Давайте посмотрим», — сказал он. Пакистанский министр даже выразил надежду, что талибы выполнят свои обещания и разрешат девочкам и женщинам получать образование, а «стимулировать позитивное поведение» талибов поможет размораживание активов. В одном из интервью он пояснил, видимо, для талибов, что если те хотят признания и помощи, им нужно быть более восприимчивыми к международным требованиям.

О том, что «Талибан» «необходимо стимулировать», сказал и премьер-министр Пакистана Имран Хан. «Если мировое сообщество будет их поощрять, это будет беспроигрышная ситуация для всех, — сказал Хан. — А если мы пренебрежем Афганистаном, то уже к следующему году почти 90% людей там окажется за чертой бедности».

Антониу Гутерриш, генсек ООН, также предположил, что если ООН будет демонстрировать готовность не останавливаться с поставками гуманитарной помощи в Афганистан, это «окажет позитивное влияние» на решение многих проблем режима талибов, в том числе с доступом к образованию.

Помочь, но не признавать

Разделение политической оценки режима талибов и предоставления им помощи красной нитью проходило через большинство выступлений. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что помощь Афганистану необходимо оказывать независимо от формы государственного устройства. «Народ Афганистана остался один на один с последствиями более чем сорокалетней нестабильности и конфликта. Он нуждается в помощи и солидарности международного сообщества независимо от политического процесса», — сказал Эрдоган. Он напомнил, что в Турции сегодня живет около 4 млн сирийских беженцев, и у его страны больше нет ни средств, ни терпения, чтобы противостоять новым волнам иммиграции — на этот раз из Афганистана.

Министр иностранных дел Индии Субраманиям Джайшанкар, как и остальные выступающие, разделил ожидание политического инклюзивного процесса и срочную необходимость в поставке гуманитарной помощи: «Поставщики помощи должны иметь беспрепятственный, неограниченный и прямой доступ [в страну]», — заявил он. Премьер-министр Индии Нарендра Моди назвал страны, которые используют терроризм в качестве политического инструмента, — странами с регрессивным мышлением. Он не сказал, кого конкретно он имеет в виду, но поспешил обозначить ситуацию в Афганистане как «деликатную» и призвал сделать так, чтобы «ни одна страна не попыталась воспользоваться этим в своих корыстных интересах».

Правящий эмир Катара, шейх Тамим бин Хамад Аль Тани также считает, что международное сообщество должно поддерживать Афганистан на этом критическом этапе и «отделять гуманитарную помощь от политических разногласий». Кроме того, эмир уверен, что диалог с «Талибаном» необходимо продолжать, поскольку «бойкот ведет только к поляризации и реакции, тогда как диалог может дать положительные результаты». Шейх Тамим призвал не навязывать талибам политическую систему извне, потому что подобный опыт в Афганистане уже потерпел крах — «независимо от намерений, вложенных сил и денег».

Посильная помощь от Центральной Азии

Страны Центральной Азии, кроме Таджикистана, не высказывали амбициозных желаний повлиять на политику талибов, но предлагали посильную помощь. Президент Кыргызстана Садыр Жапаров говорил о возможности разместить в Бишкеке эвакуирующиеся из Афганистана учреждения ООН, предоставить возможность 500 афганцам учиться в киргизских университетах, а также оказать гуманитарную помощь этническим киргизам Малого и Большого Памира Афганистана.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил создать в Алматы региональный хаб для поставок в Афганистан гуманитарных грузов.

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов отметил, что «афганские реалии изменились, и при формировании подходов к ним нужно отбросить идеологические предпочтения, застарелые обиды, фобии и стереотипы, и прежде всего думать об афганском народе, уставшем от войн и неурядиц, и мечтающем о мирной и спокойной жизни». Он также заявил, что Ашхабад будет, «как и прежде, оказывать Афганистану всестороннюю экономическую поддержку и гуманитарную помощь», а также твердо нацелен «на завершение уже начатых и реализацию новых инфраструктурных проектов с афганским участием в энергетической области, транспорте и коммуникациях».

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев подчеркнул, что Афганистан является неотъемлемой частью Центральной Азии, и «наша главная задача — превратить Центральную Азию в процветающий и устойчиво развивающийся регион, пространство доверия и дружбы». По словам Мирзиеева, «нельзя допустить изоляции Афганистана, оставить его наедине с имеющимися большими проблемами», и призвал ООН к более активному участию в афганском вопросе. Сам же Ташкент уже возобновил поставки в Афганистан необходимых продуктов питания, нефтепродуктов и электроэнергии.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон остается единственным в регионе, чье отношение к режиму талибов остается непримиримым.

«Мирный народ Афганистана сегодня сталкивается с ужасным насилием, — заявил он с трибуны ГА. — Речь идет о массовых убийствах мирных жителей, бывших сотрудников национальных сил безопасности и госслужащих Афганистана. Афганистан стоит на опасном пути превращения вновь в рассадник международного терроризма. Мы являемся свидетелями трагического нарушения прав человека. К сожалению, правозащитные организации хранят молчание о нарушении прав других этнических групп и свобод афганских граждан, в особенности женщин и детей, и не комментируют этот вопрос». Рахмон призывал помочь жителям Панджшера, утверждая, что им отказано в доступе к продовольствию и предметам первой необходимости, а также к гуманитарной помощи, «и даже Организация Объединенных Наций и Международный комитет Красного Креста, по-прежнему, не могут въехать в Панджшер для выполнения своих гуманитарных обязательств». Рахмон назвал происходящее в Панджшере гуманитарной катастрофой, повторил свой тезис, что в Афганистане 46% таджиков, и потребовал сформировать там инклюзивное правительство путем выборов.

Талибы уже начали отвечать на выступления Рахмона. Два вице-премьера временного правительства, мулла Барадар и Абдул Салам Ханафи, заявили, что «Таджикистан вмешивается во внутренние дела Афганистана», и пригрозили противодействием. За день до этого талибы объявили, что стягивают в провинцию Тахар, что на границе с Таджикистаном, «тысячи бойцов спецподразделений для устранения угроз безопасности». Все это не может не беспокоить Душанбе и его соседей по региону, кроме того, многие афганцы в соцсетях задаются вопросом, почему бы талибам не предъявить похожие претензии Пакистану?

Посланник Афганистана

До последнего дня Генассамблеи сохранялась интрига, кто же будет выступать от Афганистана. За день до открытия ГА и.о. министра иностранных дел талибов Амир Хан Муттаки написал Антониу Гутерришу, что они считают миссию нынешнего спецпредставителя Афганистана при ООН Гулама Исакзая завершенной, и заявили, что на его место хотели бы назначить Сохайля Шахина, которому попросили предоставить слово 27 сентября. Однако сам Исакзай тоже направил письмо в ООН с просьбой о продлении своих полномочий. По регламенту, такие вопросы решает мандатная комиссия ООН, в которую входят представители девяти стран, в том числе России, Китая и США. Заседания обычно проходят в октябре-ноябре, и представитель Гутерриша отметил, что вряд ли комиссия соберется в ближайшее время. Против инициативы талибов выступила представитель США в ООН — Америка не могла допустить, чтобы представитель талибов с трибуны ООН говорил о «позорном поражении» США и победе эмирата.

ИГИЛ атакует чаще

На прошедшей неделе в Афганистане не прекращались террористические атаки — как сообщали афганские СМИ, целью нападений были талибы, ответственность брало на себя ИГИЛ (ИГ, Исламское государство, запрещено в РФ). Инсайдеры говорят, что атак на самом деле гораздо больше, чем сообщается о них в СМИ, и активность игиловцев не ограничивается провинцией Нангархар, были атаки в провинциях Гор и Кунар. ИГ неделю назад утверждало, что в ходе их нападений было убито и ранено около 35 талибов.

Рост активности ИГ заметили не только афганцы: глава ФБР Кристофер Рэй заявил, что «ИГ может воспользоваться преимуществами значительно ослабленной среды безопасности». Эту же тему поднимала директор Национального контртеррористического центра США Кристин Абизад, об опасности укрепления ИГ предупреждали Шах Махмуд Куреши и Сергей Лавров.

Талибы неоднократно заявляли, что ИГИЛ не представляет угрозы для безопасности страны. В конце прошлой недели они подтвердили, что глава ИГ по Афганистану Абу Умар Хорасани был убит еще в августе. Представитель «Талибана» Забиулла Муджахед после очередного теракта громко заявил, что «это были последние атаки», однако нападения не прекратились. В Джелалабаде, центре провинции Нангархар, атаки идут чуть ли не ежедневно: в среду, 22 августа, в Нангархаре убиты трое, среди погибших два талиба. На следующий день «Талибан» заявил, что трое игиловцев были ликвидированы в одном из районов Джелалабада. 25 сентября в результате взрыва в Джелалабаде погибли двое, шестеро ранено. В воскресенье, 26 сентября, в Нангархаре погиб сотрудник разведки «Талибана». Тезис, что талибы принесли мир на афганскую землю, звучит все менее убедительно. И предсказуемый итог — в Пентагоне уже заявили, что для нанесения удара по позициям ИГИЛ и «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) на территории Афганистана согласование с талибами не требуется.

Внешние контакты талибов

Несмотря на то, что мир не спешит признавать правительство талибов, в Кабул начались визиты представителей внешних игроков. Афганистан уже посетили представители ООН, глава МИД Катара, а на прошлой неделе перед открытием ГА ООН в Кабул прилетели спецпредставители РФ, КНР и Пакистана Замир Кабулов, Юэ Сяоюн и Мохаммад Садик Хан. Они провели переговоры с главой временного правительства муллой Мохаммадом Хасаном Ахундом и с афганскими политиками Абдуллой Абдуллой и Хамидом Карзаем. Подробности встреч неизвестны, в релизе МИД РФ говорится, что акцент был сделан на «на такие аспекты, как инклюзивность правительства, права человека, развитие экономических и гуманитарных связей, обеспечение единства и территориальной целостности страны» (отметим, что целостность упоминается неслучайно — последние недели звучали предложения этно-политического разделения Афганистана — в том числе и от российских политиков, что вызывало раздражение в Кабуле).

На следующий день после визита представитель талибов Забиулла Муджахед заявил, что на встрече обсуждали вопрос признания нового правительства, и что Пакистан, Россия и Китай будут убеждать международное сообщество признать правительство Исламского Эмирата и предотвратить экономический кризис в Афганистане. Муджахед дал понять, что талибы получили приглашение посетить Москву, но не стал вдаваться в детали.

В свою очередь, Абдулла Абдулла и Хамид Карзай объявили, что на встрече обсуждалось формирование инклюзивного правительства, приемлемого для всех афганцев.

Инсайдеры рассказали «Афганистану.Ру», что талибам очень не понравился визит гостей в резиденцию Абдуллы, хотя официально они никак это не прокомментировали. Другие афганские политики и наблюдатели восприняли встречу с бывшим президентом ИРА и бывшим главой Высшего совета по национальному примирению как сигнал: региональные игроки настаивают на формировании инклюзивного правительства и хотели бы видеть в нем афганских политиков, в том числе Карзая и Абдуллу.

Инсайдеры обратили внимание, что во время визита в Арг талибы посадили представителя Пакистана ближе к мулле Хасану, тем самым подчеркнув роль Исламабада. Из этой детали некоторые наблюдатели сделали вывод, что ключевую роль в организации встречи сыграли пакистанцы.

В тот же день, когда в Кабул прилетели спецпредставители трех стран, премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил, что решение о признании правительства талибов Исламабад будет принимать совместно с другими странами-соседями Афганистана. Он отметил, что решение будет коллективным, и повторил основные требования к талибам: инклюзивное правительство, соблюдение прав человека и гарантии, что Афганистан не станет убежищем для террористов.

Интересно, что Саудовская Аравия, которая в девяностые была одной из трех стран, признавших режим талибов, на этот раз заявляет, что не поддерживает контакты с временным правительством «Талибана». Об этом глава МИД страны заявил во время визита в Индию. Среди причин, по которым саудиты пока воздерживаются, — восстановление влияния «Аль-Каиды» и ИГ.

Каждый визит в Кабул представителя какой-либо страны воспринимается талибами как шаг к международному признанию. Первым официальным лицом, прилетевшим в Афганистан из стран Центральной Азии, стал заместитель председателя Совета безопасности Кыргызстана Таалатбек Масадыков, который 23 сентября провел переговоры с Абдул Гани Барадаром, вице-премьером временного правительства, и министром иностранных дел Амиром Ханом Муттаки. На следующий день, 24 сентября, представитель талибов Мохаммад Наим Вардак сообщил, что мулла Барадар встретился с официальным представителем органов внешней безопасности Республики Южная Осетия (признана пятью государствами-членами ООН). Пресс-секретарь политического офиса «Талибана» Сухейль Шахин рассказал, что заместитель министра иностранных дел Шер Мохаммад Станакзай в Дохе встретился с послом Турции в Катаре, и посол «выразил готовность своей страны к развитию позитивных и конструктивных отношений с правительством ИЭА».

Наконец, посол Казахстана в Афганистане Алимхан Есенгельдиев встретился в Кабуле с главой талибского МИДа Амир Ханом Моттаки — и это стал первый контакт представителя Нур-Султана с руководством движения, которое в Казахстане признано террористическим. Талибы объявили, что «посол выразил удовлетворение ситуацией в области безопасности в Кабуле и призвал к доставке гуманитарной помощи в Афганистан».

Внутренняя политика талибов

Главной внутриполитической новостью Кабула можно считать появление живого и здорового муллы Барадара на публике. Он присутствовал на встрече руководства движения с главой ВОЗ, прошедшей в Арге, провел отдельные встречи с иностранными делегациями.

Другая новость — таджикские назначения в правительстве талибов. Новый министр торговли Нуриддин Азизи, а также несколько новых заместителей других министров являются этническими таджиками. Инсайдеры полагают, что талибы, хоть и назвали свое правительство временным, все же надеются навязать его международному сообществу, скорректировав на уровне заместителей этнический состав кабинета. Женщин в правительстве по-прежнему нет.

Однако заявления некоторых руководителей «Талибана», которые были сделаны на прошлой неделе, работают на отторжение режима международным сообществом. Мулла Нуруддин Тураби заявил, что «Талибан» намерен возобновить практику применения жестких наказаний, в том числе казней, для преступников: «Отрубание рук необходимо для обеспечения безопасности», — заявил он. Вопрос, будут ли эти наказания исполняться публично, еще обсуждается. Но на прошлой неделе весь мир облетели шокирующие кадры из Герата, где были на всеобщее обозрение вывешены тела убитых мужчин, которых талибы обвинили в похищении людей. Мулла Тураби заявил, что «никто не должен нам указывать, какие должны быть у нас законы. Мы поступаем, как велит ислам». При этом мулла согласен, что движение изменилось по сравнению с прошлым, и теперь талибы разрешат телевидение, мобильные телефоны, фотографии и видео, потому что «это потребность людей».

На прошедшей неделе стало известно, что в провинции Дайкунди талибы принудительно выселяют хазарейцев: как объяснили источники афганских СМИ, о правах на землю хазарейцев заявили пуштунские кланы, которых поддерживает «Талибан». Переселенцам дали 10 дней на сборы и не позволили взять с собой урожай. И это тоже из тех новостей, которые не могут способствовать признанию талибского режима.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КАЗАНЦЕВ Андрей
Александр КНЯЗЕВ
КАДИРИ Хомаюн
Игорь СУББОТИН
АЗИЗ Залмай
МЕХДИ Михяуддин
Все авторы