» Политика недели: Пакистан идет на встречу

Опубликовано: 31.05.2021 13:44 Печать

Посольство Пакистана в Кабуле

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе стало известно, что у межафганских переговоров на высшем уровне может появиться новая площадка — в Пакистане, талибы первый раз пригрозили соседним странам, Хекматияр отказался входить в новый Высший госсовет, а противостояние в Фарьябе закончилось победой маршала Дустума.

Новые переговоры в Пакистане

На прошедшей неделе посол Афганистана в России Саид Тайеб Джавад в интервью агентству ТАСС сообщил, что в Пакистане может пройти встреча представителей Кабула и «Талибана» (запрещено в РФ). Это новая площадка: межафганские переговоры с сентября 2020 года шли в Дохе, весной стали планировать саммит в Стамбуле под эгидой ООН, коротко делегации встречались на полях «расширенной тройки» в Москве.

По словам посла ИРА, встреча в Пакистане, дата которой еще не назначена, может пройти на высшем уровне: «Это будет тот же уровень, на который согласится «Талибан». Если политическое руководство талибов на самом высоком уровне приедет и будет готово разговаривать, наш президент, глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла также готовы будут участвовать». Предложение содействовать прямой встрече талибов с правительством Афганистана прозвучало во время последнего визита в Кабул начштаба сухопутных войск Пакистана генерала Камара Джаведа Баджвы.

О возможности пакистанской встречи президента Ашрафа Гани и лидера талибов муллы Хайбатуллы Ахундзаде говорил и бывший президент Афганистана Хамид Карзай в интервью Der Spiegel. Карзай подтвердил, что «мы были бы очень заинтересованы в таком предложении», но пока никаких подтвержденных договоренностей не существует.

В прошлом году, когда с просьбой о подобной встрече президент Гани обратился к премьер-министру Пакистана Имран Хану, выяснилось, что «Талибан» против, и встреча не состоялась. Посол ИРА подчеркнул, что влиятельные страны, «особенно Россия, Иран, Пакистан и другие», должны побудить «Талибан» сесть за стол переговоров, «неважно, на какой площадке».

Очевидно, что роль Пакистана в афганском мирном процессе становится все весомее. На этом фоне особенно важно, уйдет ли напряженность между Кабулом и Исламабадом, возникшая последние недели. Напомним, что советник президента ИРА по нацбезопасности Хамдулла Мохиб обвинил Исламабад в агрессивных действиях и вооруженной поддержке талибов, Ашраф Гани тоже делал резкие заявления о связи Пакистана с «Талибаном». Инсайдеры тогда предположили, что задача Арга (президентского дворца в Кабуле) — замедлить инициативы Исламабада по мирному процессу, которые не устраивали Гани. И действительно, МИД Пакистана резко отреагировал на высказывания Мохиба, а некоторые афганские издания сообщили со ссылкой на пакистанских политиков, что Мохиб объявлен там «нежелательной персоной». Однако сам Мохиб заявил, что это никак не помешает его работе.

Доха и Стамбул: новые требования талибов

Прошедшая неделя принесла две новости по межафганским переговорам на других площадках. 23 мая в Дохе прошла вторая за последний месяц встреча делегаций Кабула и «Талибана», на ней присутствовал глава переговорной группы талибов Абдул Хаким Хаккани, недавно вернувшийся из Пакистана. Сообщалось, что обе команды выразили готовность возобновить диалог после длительного перерыва и ускорить переговорный процесс.

При этом будущее стамбульского саммита с каждым днем все неопределеннее. Напомним, что стамбульская встреча, намеченная на апрель, была отложена по вине талибов: те отказались участвовать в каких-либо международных конференциях по Афганистану, пока иностранные войска не будут выведены. Однако это был не окончательный отказ, позже в СМИ были озвучены условия, на которых «Талибан» готов вернуться за стол переговоров: освобождение 7000 пленных талибов из афганских тюрем и исключение имен лидеров движения из санкционного списка ООН. Эти условия стали, как полагали инсайдеры, предметом торга с президентом ИРА и причиной напряженных разногласий в Арге.

На прошедшей неделе американские СМИ сообщили со ссылкой на свои источники, что талибы выдвинули очередные условия для участия в стамбульском саммите. Встреча не должна длиться более трех дней, талибская делегация не будет представлена на высоком уровне, а в повестку не войдут решения по важным вопросам.

Посол Афганистана в Москве подтвердил, что талибы пока не дали согласия на участие в стамбульском саммите: «Они мечутся туда-сюда, они ни разу не сказали четко «да» или «нет». Не должно удивлять, — добавил посол, — что мы наблюдаем задержки в процессе. Это была долгая война, сложная война, в нее вовлечено много региональных факторов, международных игроков, вывод американских войск. Таким образом, ожидать, что это будет решено за день или неделю — слишком оптимистично».

Идеальный формат межафганских переговоров пока не найден. Спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов в интервью «Известиям», которое он дал на прошедшей неделе, назвал стамбульскую встречу мероприятием «сырым и плохо подготовленным» и обвинил организаторов в желании «засветиться на переднем плане и показать, что они чем-то заняты и что-то собираются решать». При этом Москва в качестве площадки переговоров была скептически оценена послом Афганистана в РФ, который заявил, что на межафганских встречах должна быть «ясная повестка, сроки, а также правила ведения переговоров, чтобы предотвратить сценарий, который произошел в Москве, когда талибы вместо того, чтобы провести конструктивную встречу, просто оскорбляли всех присутствующих за столом переговоров. Этого нужно избежать». Напомним, что во время заседания «расширенной тройки» в Москве в марте 2021 года произошла стычка двух давних врагов: маршала Абдул Рашид Дустума и члена делегации талибов муллы Фазеля, во времена правления «Талибана» их формирования вели жесткие бои на севере Афганистана.

Вывод войск и эвакуация дипломатов и переводчиков

Вывод иностранных войск тем временем идет все быстрее. The New York Times со ссылкой на свои источники сообщает, что США и НАТО готовятся вывести войска к началу-середине июля, а не к 11 сентября, как сначала объявил президент США Джо Байден. По данным Центрального командования США, вывод войск завершен уже на 25%.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что Альянс продолжит консультировать афганские силы безопасности и оказывать им финансовую поддержку и после вывода войск. Кроме того, НАТО планирует обучать афганские силы безопасности за пределами страны, «уделяя особое внимание силам специального назначения». Где будут проходить такие тренировки, пока неясно, источник NYT полагает, что возможно, речь об Иордании.

При этом возможный захват Кабула талибами после вывода войск — сценарий, который допускают многие наблюдатели. И источники британской газеты The Sun полагают, что для предотвращения подобного силового варианта в Афганистане все же могут остаться сотни иностранных военнослужащих. Так, для обеспечения безопасности кабульского аэропорта может быть задействован турецкий гарнизон, — а Столтенберг как раз заявил, что Альянс намерен предоставить финансовую помощь для поддержания работы аэропорта. Кроме того, по данным издания, США могут оставить 600 морпехов для охраны своего посольства.

Австралия же решила вообще не рисковать и закрыть свое представительство в Кабуле. Премьер-министр страны надеется, что эта мера будет временной, и постоянное присутствие в Кабуле будет возобновлено, как только позволят обстоятельства. В Афганистане сейчас находятся около 80 австралийских военнослужащих, которые покинут страну вместе с войсками США.

И хотя талибы заверили иностранные миссии, что «Исламский эмират Афганистан не будет представлять для иностранных дипломатов и сотрудников гуманитарных организаций никаких угроз», — напряжение остается. И проблема касается не только иностранных дипломатов, но и афганцев, которые сотрудничали с иностранцами последние 20 лет: эти люди серьезно опасаются за свою жизнь и безопасность, им все чаще поступают угрозы.

Генерал Марк Милли, председатель Комитета начальников штабов ВС США, подтвердил, что значительное число переводчиков и других граждан Афганистана, работавших с американскими военными и посольством США, могут столкнуться с возмездием со стороны талибов. Минобороны США и Госдеп разрабатывают план возможной эвакуации этих афганцев, речь идет, по некоторым данным, о 18 000 человек, которым могут быть предоставлены специальные иммиграционные визы. «Мы сделаем все необходимое, чтобы обеспечить их защиту, и, если потребуется, вывезти их из страны», — сказал генерал Марк Милли.

К слову, многие страны уже предоставили своим афганским сотрудникам иммиграционные визы. Пока вопрос не решен Францией и Канадой, и афганцы требуют от правительств этих стран предоставления им убежища или другой возможности легально покинуть Афганистан.

«Талибан» грозит соседям

Пентагон пока не решил и еще одну проблему, связанную с выводом войск, — сумеет ли он договориться с какой-либо из стран региона о размещении на ее территории своих военных баз. О том, что такие переговоры ведутся, уже несколько раз говорили американские высокопоставленные генералы. Источники американских СМИ называли Узбекистан, Таджикистан и Пакистан в качестве возможных вариантов. Но страны Центральной Азии находятся в зоне влияния России, Таджикистан даже входит в ОДКБ — пророссийский военный блок, и размещение баз в Центральной Азии вызвало бы резкую реакцию Москвы и недовольство Китая. Ташкент и Душанбе уже дали понять, что о размещении американских баз на их территории не может быть и речи. Это же подтвердил и российский дипломат Замир Кабулов: «Они (Узбекистан и Таджикистан) дали понять, что это невозможно. Поэтому нам особо противодействовать этому и не приходится. Таджикистан вообще член ОДКБ, и такие решения должны быть одобрены организацией. Узбекистан — не член ОДКБ, но имеет отношения стратегического партнерства с Россией. К тому же в Узбекистане принят закон, запрещающий создание иностранных военных баз на территории страны. Так что нам особо волноваться на этот счет не надо».

Тем не менее на прошедшей неделе командующий Центральным командованием США генерал Фрэнк Маккензи подтвердил, что переговоры с соседями Афганистана о правах пролета и размещении войск «продвигаются», хотя это требует времени. В минувший понедельник министр обороны США Ллойд Остин провел переговоры с начальником штаба армии Пакистана генералом Камаром Джаведом Баджвой, что дало повод журналистам предположить: Вашингтон все же ведет переговоры с Исламабадом. Однако глава МИД ИРП Шах Махмуд Куреши и представитель ВС США в ИРА Сонни Леггетт опровергли эти слухи.

Однако эти заявления не успокоили талибов — наоборот, на прошедшей неделе «Талибан» сделал резкое заявление, назвав размещение американских баз в регионе действием «отвратительным и провокационным», — что, к слову, подтверждает факт ведения подобных переговоров. В заявлении говорится: «Поскольку мы неоднократно заверяли, что наша земля не будет использоваться против безопасности других, мы также призываем других не использовать свою землю и воздушное пространство против нашей страны. Если такой шаг будет сделан, ответственность за все беды и трудности ложится на тех, кто совершает такие ошибки».

Талибы называют возможное размещение американских баз в регионе «большой исторической ошибкой и позором» и обещают, что «не будут хранить молчание перед такими чудовищными и провокационными действиями».

Раздражение «Талибана» объяснимо: появление военно-воздушной базы по соседству с Афганистаном резко снижает их шансы на силовой захват власти в Кабуле после вывода войск, а как уверены многие афганские политики, у талибов нет другого — мирного — плана.

Кроме того, это заявление не может быть проигнорировано внешними игроками. Талибы впервые дали понять, что у них могут появиться цели и за пределами Афганистана, — и это серьезно подрывает уверения, например, Москвы о том, что движение не представляет угрозу для третьих стран. Замир Кабулов утверждал, что терроризм, в который вовлечены талибы, «носит внутренний характер и не несет прямой угрозы нашим национальным интересам и нашим союзникам и партнерам в Центральной Азии».

Инсайдеры, близкие к военным кругам в Кабуле, пояснили «Афганистану.Ру», что если договоренность о перемещении американских военных и беспилотников в какую-либо страну региона и будет достигнута, то это военное присутствие не будет оформлено в качестве «военной базы». Стороны найдут иную юридическую формулировку, более приемлемую для всех игроков, в том числе и для третьих стран.

Судьба Гани и исторические параллели

Приближающийся вывод войск все острее ставит перед политиками и наблюдателями вопрос о дальнейшей судьбе и Афганистана, и правящей элиты, и президента. Возможные прогнозы используются в качестве давления — и на Арг, чтобы заставить Ашрафа Гани быстрее соглашаться на компромисс с талибами, и на страны региона, от которых ожидается более активное включение в мирный процесс после ухода США и НАТО.

Так, большой резонанс в Афганистане вызвало интервью Бенона Севана, подзабытого дипломата, которого генсек ООН в 1991 году назначил главой Управления по координации гуманитарной помощи Афганистану. Севан проводил переговоры между Наджибуллой, президентом Афганистана, и моджахедами, и в 1992 году, когда моджахеды пришли к власти, Севан прилетал в Кабул, чтобы помочь Наджибулле бежать. Однако в аэропорту машину Наджиба остановили сторонники Абдул Рашид Дустума, и бывший глава Афганистана был вынужден вернуться в город и укрыться в кабульском комплексе ООН, где и прятался до 1996 года, пока к власти не пришли талибы.

В интервью «Немецкой волне» Бенон Севан заявил, что нынешнее правительство в Кабуле ждет участь Наджибуллы. «Бывший президент Наджибулла остался один после того, как его бросил союзник — СССР. Москва после подписания женевского соглашения прекратила оказание помощи правительству Кабула и даже не выполнила свои обязательства перед ним», — заявил бывший дипломат, и его слова были растиражированы многими СМИ. Севан уверен, что нынешняя ситуация в Афганистане похожа на ту, что сложилась в начале девяностых, и правительство Гани тоже загнано своим союзником в изоляцию после подписания дохинского соглашения. Как отметил он, Наджибулла был готов уйти в отставку и согласиться на переходное правительство, чтобы его не считали помехой на пути мира.

Сравнение Гани с Наджибуллой имеет более глубокое основание, чем внешнее сходство ситуации. Ашраф Гани этнически происходит из пуштунского племени Ахмадзай, выходцем из которого был и Наджибулла. Гани всегда тепло говорил о последнем президенте прокоммунистического правительства Афганистана, и, в отличие от своего предшественника Хамида Карзая, называл Наджибуллу патриотом и героем, принявшим мученическую смерть за веру. Приближенные Ашрафа Гани, в том числе ключевые члены его команды: Амрулла Салех, Хамдулла Мохиб и Асадулла Халид — тоже с большим почтением говорили о Наджибе.

Сравнения Гани с Наджибуллой начались после того, как Ашраф Гани выступил против переговоров США и «Талибана». Сам Гани при этом неоднократно заявлял, что не допустит повторения участи правительства Наджибуллы. «Я — не доктор Наджиб», — говорил он.

Однако не все наблюдатели согласны с тем, что может повториться сценарий девяностых годов. Замир Кабулов, например, уверен, что сейчас не «середина 1990-х годов, когда моджахеды низложили страну, и талибам было несложно всё смести и прийти к власти». Любая попытка талибов навязать Афганистану свою монопольную власть кончится тем, что «страна развалится на отдельные кусочки», и по мнению Кабулова, «талибы это понимают». «Афганский народ хорошо помнит, как талибы притесняли, убивали и гоняли по всей стране и за ее пределы этнические меньшинства, — сказал дипломат. — Сейчас все этнические меньшинства вооружены, они начнут воевать, и страна начнет воевать сама с собой внутри. И в итоге, когда мировое сообщество будет против талибов — даже Пакистану будет некуда деваться, он не сможет поддерживать их перед лицом общей позиции мирового сообщества, — талибы окажутся в изоляции, и это кончится плохо для них. Они попразднуют какое-то время, но потом разборка с ними будет жесткая».

Глава МИД РФ Сергей Лавров тоже на прошедшей неделе высказал сомнения, что талибы смогут захватить власть силой, хотя добавил, что Москва готова к любому развитию событий в Афганистане. «Опасения относительно захвата власти талибами звучат, в первую очередь, со стороны западных наблюдателей, — сказал Лавров. — Однако, во-первых, сами талибы заявляют об отсутствии таких намерений, а во-вторых — существуют афганские политические силы, которые, очевидно, не поддержат приход талибов к власти силовым путем».

Что касается будущей судьбы президента Ашрафа Гани, то Замир Кабулов считает, что ему действительно лучше уйти с поста. «Талибы в ходе последней встречи со мной прямым текстом сказали, что они при любых обстоятельствах не готовы договариваться с Ашрафом Гани, — сказал Кабулов. — Они не считают его человеком, который представляет национальные интересы. Но в то же время на кабульской стороне переговорного стола они не видят одну силу — они видят многоэтническую коалицию сил, с которыми придется договариваться». Кабулов уверен, что «талибы готовы разговаривать сейчас с широким спектром афганских сил, в которые можно включить пуштунских, таджикских, узбекских и хазарейских представителей и так далее. Талибы говорят, что они готовы сесть и договориться с этими людьми».

Восемь тезисов Хекматияра

«Широкий спектр афганских сил», о котором говорил российский дипломат, видимо, должен быть представлен в Высшем госсовете, формированием которого уже которую неделю занят президент Ашраф Гани. Он активно ведет переговоры с политиками, в том числе оппозиционными, и всю неделю приходили новости о том, что Высший совет вот-вот будет сформирован. При этом и его численность, и, самое главное, полномочия остаются под вопросом. Последняя новость была, что на предстоящей неделе Высший госсовет проведет свое первое заседание.

Старший политический советник президента сообщил, что Высший государственный совет будет иметь полномочия для принятия решений по вопросам мира, войны и международных отношений, но не будет вмешиваться в управление страной и правовые вопросы. Советник президента по нацбезопасности Хамдулла Мохиб тоже подтвердил, что Высший госсовет сосредоточит свое внимание на вопросах мира и не будет участвовать в управлении. Напомним, что еще на прошлой неделе различные политики высказывали пожелания, чтобы Совет занимался всеми ключевыми вопросами жизни страны.

Неделю назад журналисты TOLOnews публиковали список членов Совета, в нем было 18 имен, однако в Арге тогда заявили, что список неокончательный. Пока ясности не прибавилось: теперь говорят, что в Совет войдет не меньше 20 человек, в том числе пять женщин (прошлая версия предполагала участие четырех женщин).

Партия «Хизб и-Ислами» (Исламская партия Афганистана, ИПА) и фракция партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА), возглавляемая Салахуддином Раббани, уже выступили против такого расширенного состава: Гульбеддин Хекматияр, лидер ИПА, считает, что в Совете не может быть больше восьми человек, Раббани говорил о десяти-двенадцати. Однако наблюдатели уверены, что Ашраф Гани настаивает на большом составе, чтобы включить в Совет своих ближайших соратников.

Салахуддин Раббани обвинил Арг в манипуляции личными интересами политиков и игре на политических амбициях, представители фракции Раббани считают, что действия Арга по формированию Совета политически мотивированы. Раббани заявил, что не войдет в Совет, если ему не гарантируют реальное участие. «Все члены совета должны иметь право принимать решения, а не просто символически там присутствовать», — сказал он.

Но резче всех на прошедшей неделе выступил Гульбеддин Хекматияр, который вообще отказался входить в Совет. Как объяснил Хекматияр, 18 дней назад он участвовал в трехсторонней встрече с экс-президентом Хамидом Карзаем и с Ашрафом Гани. Тогда было решено, что президент согласует со своей командой восемь главных тезисов, по которым они втроем достигли соглашения. Речь идет об участии в Стамбульской конференции с единым планом, формировании временного переходного правительства, проведении выборов, создании совета, который будет принимать решение, освобождении пленных талибов и заключенных членов партии «Хизб и-Ислами», прекращении огня и созыве Лойя джирги для внесения поправок в Конституцию.

По словам Хекматияра, Гани взял неделю на согласование, но так и не выполнил обещание. Лидер «Хизб и-Ислами» объявил, что дело в сопротивлении команды президента. «К сожалению, президент столкнулся с проблемами внутри своей правительственной команды и не смог добиться единого согласия ни по мирному плану, ни по Высшему совету, его полномочиям и формированию», — сказал Хекматияр и объявил, что теперь будет действовать независимо. Кроме того, он предложил поделиться этим планом с лидерами «Талибана».

Наблюдатели полагают, что предложенные тезисы были с самого начала неприемлемы для Гани, и причина бездействия президента именно в этом, а не в противодействии команды. Хекматияр это тоже понимает, но не желая портить отношения с президентом, выдвинул обезличенные обвинения против его окружения.

При этом партия Народного исламского движения Афганистана (НИДА), которую возглавляет маршал Дустум, подтвердила, что ее представители войдут в Совет, если правительство выполнит обязательства, взятые в отношении структуры совета и его полномочий. В чем именно заключаются эти обязательства по отношению к Дустуму, не уточняется. Однако тем самым косвенно подтверждается тезис ИОА о манипуляциях и игре на личных интересах политиков.

Дустум победил

Протесты в северной провинции Фарьяб закончились победой маршала Дустума: под давлением митингующих президент Гани все-таки убрал назначенного губернатора. Напомним, что протесты начались после того, как Ашраф Гани назначил Мохаммада Дауда Лагмани губернатором Фарьяба без согласования с Дустумом, чье влияние на севере страны трудно переоценить. На улицы вышли люди, среди которых были вооруженные члены партии НИДА. Демонстранты заблокировали вход в государственные учреждения и потребовали, чтобы Лагмани вернулся в Кабул.

Тот почти неделю просидел, не выходя за территорию военной базы в Маймене, столице Фарьяба, но в четверг все же вернулся в Кабул и позже был назначен губернатором провинции Газни.

И пока Арг и Дустум не согласуют между собой нового кандидата, обязанности губернатора будет исполнять его заместитель Абдул Моким Расих. Однако протестующие не ушли с улиц: по словам одного из них, они будут маршировать вплоть до нового назначения. Другой демонстрант сказал журналистам, что они ждут приказа маршала о прекращении протестов.

Наблюдатели отмечают, что угрожающий протест сторонников Дустума, который очевидно вышел за рамки закона, не вызвал осуждения в афганском обществе. Большинство политиков первого эшелона отнеслись к событиям нейтрально, не поддержав Ашрафа Гани. Мало того, все чаще поступают сообщения из других провинций о противостоянии назначениям, сделанным из центра. Так, восемь из девяти глав уездов провинции Парван, назначенных еще 12 мая, до сих пор не смогли приступить к исполнению своих обязанностей: против этих назначений выступают местные депутаты.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
КОНАРОВСКИЙ Михаил
САБИР Фахим
ЭБАДИ Сагар
ПЛАСТУН Владимир
Все авторы