» Фарид Ахмад Маздак: Левое движение Афганистана нуждается в «перезагрузке»

Опубликовано: 09.08.2016 07:39 Печать

Справка Афганистан.Ру:

Фарид Ахмад Маздак – один из наиболее выдающихся деятелей левого движения Афганистана. В молодые годы состоял в «парчамовском» крыле НДПА. В 1979 году, с приходом к власти правительства Бабрака Кармаля, был назначен на пост секретаря Демократической организации молодежи Афганистана при правящей партии. Будучи одним из наиболее образованных функционеров НДПА, Маздак продолжил политическую карьеру и последовательно занимал посты секретаря и члена политбюро ЦК НДПА, а после изменения названия партии занял пост заместителя главы партии «Ватан». Во время правления доктора Наджибуллы он на некоторое время избирался депутатом парламента от Кабула. После падения режима Наджибуллы Маздак покинул Афганистан и переехал в Германию, где и проживает в настоящее время. Несмотря на свое партийное прошлое, Фарид Ахмад Маздак является одним из наиболее жестких критиков «левого движения» Афганистана.

 Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) было суждено стать одной из главных политических сил, определивших ход истории страны во второй половине XX века. В настоящее время деятельность этой партии связывают прежде всего с советским присутствием, но было бы в корне неправильным рассматривать НДПА исключительно как инструмент продвижения интересов СССР. Об истории и внутренних проблемах левого движения в Афганистане рассказал нам в эксклюзивном интервью Фарид Ахмад Маздак, в прошлом активный деятель НДПА. В годы эмиграции он, как правило, воздерживался от общения с прессой, но для портала «Афганистан.Ру» решил сделать исключение.

Афганистан.Ру: Господин Маздак, благодарим Вас за то, что Вы согласились на это интервью. Вначале хотелось бы задать Вам вопрос об истории левых идей в Афганистане. К кому периоду относится возникновение афганского левого движения?

Ф.М.: Прежде всего стоит остановиться на истории возникновения принципа справедливости и законности. На протяжении уже более ста лет в истории нашей страны заметен целенаправленный протест против сложившейся в этом отношении ситуации, желание добиться изменений и вести борьбу за справедливость и свободу. Стремление к законности и порядку вкупе с идеей необходимости изменений в нашей стране возникли одновременно и шли руку об руку с созданием первых школ и первых средств массовой информации, осознанием политической и социальной обстановки в других странах. Идеал справедливости в Афганистане черпает свои истоки из стремления к порядку, законности и изменениям в обществе.

Афганистан.Ру: Каковы были важнейшие левые движения в истории Афганистана? Какие участники сыграли в них главную роль, оказав набольшее влияние на эти движения?

Ф.М.: После Второй мировой войны внимание афганских политических кругов было приковано к европейским политическим движениям, различным идеям и способам борьбы за независимость и свободу. Афганистан не принимал участия во Второй мировой войне, однако было ясно, что в случае победы Германии над Советским Союзом он превратился бы в плацдарм для проникновения немцев в Индию. Германским и итальянским правительствами была подготовлена программа управления Афганистаном в этой ситуации. Поэтому, начиная с 1941 года, Кабул и некоторые другие города превратились в центры ожесточенной борьбы между спецслужбами Германии, России и Великобритании. Подобная обстановка позволяла образованным слоям страны взглянуть на положение страны шире и познакомиться с различными идейными течениями в других странах.

На протяжении одного-двух десятилетий после окончания войны в политических кругах страны, в особенности в Кабуле, имели хождение как правые, так и левые представления. Однако эти правые и левые взгляды были заимствовованы нами, а точнее, эти представления были экспортированы нам другими. В Афганистане возникли два крупных и влиятельных левых движения, опиравшихся на победившие советскую и китайскую модели. Безоговорочному принятию политическими кругами нашего общества левых идей и понятий также поспособствовало наличие большого разброда и бесчисленных уклонов, существовавших в борьбе нашего народа за справедливость и законность. Тем не менее, левые движения, особенно в городах, сыграли большую и важную роль в политическом пробуждении народа и демонстрации новых способов борьбы. К числу наиболее влиятельных фигур, стоявших у истоков образования НДПА, можно причислить Бабрака Кармаля, Тахера Бадахши, Нур Мохаммада Тараки, Дастагира Панджшери, Султана Али Кештманда и доктора Шаха Вали.

Афганистан.Ру: Лево-демократические группы под эгидой НДПА находились у власти в Афганистане на протяжении нескольких лет, однако партийные правительства оказались непрочными. В чем, на Ваш взгляд, состояла причина быстрого развала «левого порядка» в Афганистане?

Ф.М.: Некоторые лидеры НДПА захватывали власть исключительно при помощи армии. «Халькисты» прибегли к военному перевороту, изолировали и взяли под контроль правительство и армию и занялись укреплением основ партийной власти при помощи насилия.

В то время партия не только не занималась привлечением к сотрудничеству тех сил, которые двигались в одном направлении с ней, но и устраивала кровавые чистки во фракциях и среди оппозиционеров в своих рядах. Такое состояние партии привело ее от авторитаризма к диктатуре, что вылилось в насильственную и репрессивную монопартийную систему. В первый же год своего правления партия подменила собой все органы управления и сама превратилась в основной центр власти. Такой приход к власти и режим управления государством послужили основной причиной вмешательства иностранцев в дела Афганистана, советской военной кампании, инструментального использования нашей ситуации и нашего географического положения со стороны НАТО для борьбы с Советским Союзом, а также причиной развития кризиса в стране.

Было предпринято шесть серьезных попыток отступления от радикальных позиций, однако изменению ситуации препятствовало советское военное присутствие. Даже объявление курса на национальное примирение и полный отход от прежней политики не смогли изменить положение вещей и укрепить власть, которая, в конце концов, пала.

Афганистан.Ру: О падении правительства доктора Наджиба ходят многочисленные легенды. Вы были одним из известных и влиятельных деятелей того времени. Что Вы можете сказать о причинах краха правительства доктора Наджибуллы?

Ф.М.: Все 80-е годы правительство существовало в условиях войны. Эта война унесла много человеческих жизней и разрушила большую часть инфраструктуры страны, города и села. Советский Союз и НДПА увязли в этой войне. Государство было не в состоянии продолжать боевые действия, и Советский Союз более не мог оказывать финансовую и военную помощь. Правительство нуждалось в прекращении войны, а также в иностранной финансовой и военной помощи. В таких условиях была объявлена политика национального примирения.

Примирение было последней попыткой остаться у власти, а также единственной возможностью достижения мира, но практически осуществить его было невозможно без поддержки моджахедов и их покровителей. Моджахеды, после вывода советских войск потерявшие стимул для ведения джихада, также были заинтересованы в прекращении боевых действий, однако не могли принять решение самостоятельно, а в планы их покровителей не входило установление мира и стабильности в Афганистане. ООН, США и их региональные союзники не желали выполнения женевских договоренностей. Партии «Ватан» не удалось привлечь к себе внимание и поддержку мировой сверхдержавы, то есть Соединенных Штатов Америки, и добиться проведения прямых переговоров. В этом и состояли основные причины падения правительства в 1992 году. За десятилетие кризиса и войны партия и правительство изрядно обветшали и зашли в тупик. Неспособность меняться, обновляться и регенерировать свои силы, а также кровавые разборки между внутрипартийными фракциями придали еще большее ускорению процессу падения и распада НДПА.

Афганистан.Ру: В годы правления доктора Наджиба фракционность и внутренние противоречия в НДПА достигли пика. В чем состояла основная причина раскола и в какой мере эти внутрипартийные разногласия повлияли на распад режима?

Ф.М.: НДПА всегда были присущи внутренние распри. Партия представляла собой стечение разнообразных вкусов и взглядов. В отсутствие демократии эти различия не были заметны, а единство партии обеспечивалось идеологией и жесткими мерами. Партия с такими особенностями потерялась во власти и была неспособна идти в ногу с теми изменениями, которые происходили на родине и в мире. С одной стороны, партию изнутри, словно термиты, пожирали окаменелые убеждения «парчамистов» и «халькистов». С другой стороны, ее подталкивало к падению и распаду игнорирование реальности и новых трудностей. В новых условиях, после выхода советских войск, наиболее сплоченная часть «халькистов» занялась разработкой собственной программы внутри партии и правительства, что привело к попытке вооруженного переворота под руководством <Шахнаваза> Таная, а часть «парчамистов», в свою очередь, осталась недовольна ситуацией и теми изменениями, которые были приняты под сильным влиянием Советского Союза. Главной опорой НДПА являлись идеология, особая вера и закрытая жесткая структура. В такой партии невозможно было демонстрировать новые взгляды и подходы, необходимые для претворения в жизнь ее программы и идеалов. Подобное состояние делало партию апатичной силой, лениво следующей за событиями. С другой стороны, начавшаяся в СССР перестройка поставила партию перед кризисом модели развития. Мы привыкли действовать по шаблону и в его отсутствие не смогли двигаться вперед, а проблема старения кадров в партии делала невозможным прорыв, который позволил бы выбраться из кризиса. Разумеется, в партии было немало молодых сил, но они не решались пойти новым путем ради осуществления своих идеалов.

Афганистан.Ру: Каковы были корни военного переворота Таная? Кто поддерживал этот переворот внутри страны и за ее пределами?

Ф.М.: Корни следует искать в войне между «халькистами» и «парчамистами». Первые полагали, что контролируют большую часть «парчамистов» и членов других партий, а также полицию. Они считали, что обладают более прочным влиянием в среде пуштунов-гильзаев и смогут ликвидировать кризис с помощью силы и своих больших возможностей. Ключевыми организаторами переворота были тогдашний министр обороны Шахнаваз Танай, Мир Сахиб Карваль и Саид Мохаммад Гулябзой. Все эти лица в основном были связаны с Министерством обороны СССР, но на более низком уровне на заговорщиков также оказывали влияние пакистанцы и лидер ИПА Гульбуддин Хекматьяр.

Афганистан.Ру: Говорят, что у Вас были разногласия с доктором Наджибуллой по некоторым вопросам. Каких областей касались эти разногласия?

Ф.М.: Наджибулла воспринимал национальное примирение как примирение с пуштунами, позиции которых якобы ослабли после ввода советских войск в Афганистан. Следуя этому же убеждению, Москва в 1986 году произвела реорганизацию в руководстве партии. После внесения изменений в Конституцию партия лишилась роли руководящей силы общества и потеряла рычаги власти. Разумеется, это было правильным решением. Однако значительная часть партийного руководства была недовольна концентрацией власти в руках правительства и поддержкой, которая оказывалась исламистским кругам и пуштунским командирам, особенно на севере и северо-западе Афганистана.

Афганистан.Ру: Если «левые» больше не были увлечены марксистскими идеями, то почему они не смогли создать в Афганистане никакого организованного политического движения после 2001 года?

Ф.М.: Те, кто были сторонниками Советского Союза, до сих пор пребывают в состоянии умственного шока, который начался у них после объявления советской перестройки. С 1992 по 2001 год гражданская война в Афганистане шла под контролем Америки, Пакистана и Саудовской Аравии, которые <впоследствии> руководили Боннской конференцией и до сих пор продолжают контролировать власть в Афганистане. Афганистан рассматривается ими всего лишь как территория, а не как дом людей, которые имеют право на спокойную жизнь.

В 2001 году у левого движения не было ни единства, ни места в новой структуре власти. Последние 16 лет были благоприятным периодом для формирования демократической «левой» альтернативы, но остатки вчерашнего левого движения потратили это время на поиски виновников прошлых неудач и уничтожение друг друга.

Афганистан.Ру: Каким Вам видится будущее левого движения в Афганистане?

Ф.М.: Будущее левого движения зависит от будущего Афганистана, а будущее Афганистана темно и неясно. Сегодня Афганистан не может оставаться прежним. Концепция «безопасности» показала свою неэффективность. Нам надо «промыть глаза» и начать видеть по-другому.

В частности, «левые» в Афганистане нуждаются в культурных изменениях, в ином взгляде на жизнь. В настоящее время без критического переосмысления вчерашнего дня им не удастся правильно взглянуть на день сегодняшний. Для достижения законности, народовластия и свободы афганским «левым» следует проявить здравомыслие и великодушие. Все демократические и выступающие за справедливость структуры должны работать над формированием единой платформы и всеобъемлющей программы.

Афганистан.Ру: После взлетов и падений прошедших пятнадцати лет обстановка в стране вновь приобрела кризисный характер. В чем причины этого всеобъемлющего кризиса? Почему Афганистану не удается подняться?

Ф.М.: Основная причина – все то же игнорирование нынешних, весьма разномастных и неоднозначных, реалий Афганистана. За последние более чем 30 лет большинство наших правительств действовали с позиции силы, подавления и исходя из племенных интересов. Политическая система Афганистана никогда не соответствовала реалиям общества. Афганистан – это страна, являющая домом для различных народов. Каждая этническая группа должна быть удовлетворена своим правовым положением. Не должно существовать привилегированных национальностей – ни с точки зрения закона, ни в практическом плане. Положение этнических групп и отношения между ними для нашей страны всегда было вызовом, который невозможно разрешить одними моральными проповедями. Мы нуждаемся в изменении взглядов на общество, его политическое и правовое устройство, а не в продолжении следования прежним тоталитарным взглядам.

Афганистан.Ру: Как опытный политик, какой рецепт Вы можете предложить для исцеления этих «афганских болезней»? Каким путем Афганистан может выйти из кризиса, нестабильности и хаоса?

Ф.М.: Вера в себя, вера в изменения и непредвзятое мнение о других выведут нас на более широкую дорогу. Нам нужно двигаться своим путем. Наша территория всегда представляла политический интерес для других стран, и поэтому крупные державы воспринимают нас в качестве инструмента, способа достижения их собственных целей. Но наша территория может стать и площадкой экономического взаимодействия для региона и мира. <Именно> в таком направлении должна развиваться патриотическая политическая мысль. Политические силы общества должны работать и вести борьбу ради превращения Афганистана в региональный рынок и место соединения крупных и прибыльных экономических потоков, а не в военную базу и площадку для войн и распрей.

Афганистан.Ру: С учетом нынешнего положения Афганистана, каким Вам видится политическое будущее страны? Какая судьба, в конце концов, ожидает Афганистан?

Ф.М.: Продолжение сегодняшнего положения вещей не приведет страну к благополучию и спокойствию. Не забудем, что Афганистан также называют буферной зоной. С 1979 года это название полностью утратило свое значение, и сейчас мы, напротив, являемся зоной столкновений, ареной войн и площадкой перекрестного огня для НАТО. Если Афганистан не восстановит свой изначальный статус, ему будет очень трудно уцелеть.

Афганистан.Ру: Господин Маздак, в Афганистане немного политических деятелей, которые признают свои личные ошибки и ошибки своей партии. Даже если они осознают, что их путь и методы были неверными, они все равно продолжают настаивать на правильности своего пути. Ваша откровенная критика удивляет всех. Многие отдают должное Вашему мужеству при оценке позитивных и негативных моментов политической борьбы «левых». Что побудило Вас к прямой и бескомпромиссной критике своего политического движения?

Ф.М.: Вера в жизнь и вера в сегодняшний день – вот главные причины моего обращения к правде и критике. Мы должны признавать хорошее, даже если оно исходит от нашего оппонента, и видеть плохое, даже если оно принадлежит нам, и отвечать за это. Жизнь – это бесконечный процесс, и каждый новый день не похож на прожитый. Всегда следует мыслить. Как сказал Сохраб Сепехри: «Жизнь – это вечное плавание. Восхваление идеи, программы и политической партии лишает нас зрения». Сейчас погружаться в поклонение прошлому, убегать от критики не означает ничего другого, кроме погрязания в трясине бессмысленности и тщетности. В нашей стране выбор «кривого» пути всегда был всеобщей болезнью, и все политические движения должны начать критически переоценивать свое прошлое. Критика даст нам шанс и новые возможности для того, чтобы работать лучше.

Афганистан.Ру: Собираетесь ли Вы вернуться к политической борьбе в Афганистане? Если да, то с какой программой, и какими идеями Вы возвратитесь на афганскую политическую сцену?

Ф.М.: Афганистан – это место, где я родился, мой дом и мое Отечество. Я в долгу перед народом этой земли и я никогда не перестаю о нем думать.

По моему мнению, Афганистан нуждается в движении за справедливость. Нуждается в движении, которое займется пересмотром и изменениями. Нет более правильной и более практичной идеи, чем защита территории Афганистана и обеспечение необходимых условий для прогресса и процветания народа. Наладить жизнь на своей Родине мы сможем только в соответствии с сегодняшними реалиями, но никак не исходя из мифов и иллюзий прошлого.

Афганистан.Ру: Спасибо, господин Маздак.

Беседу вел Джамшид Амири

Политика

Другие материалы

Главные темы



Мы на связи

Авторы

НЕКРАСОВ Вячеслав
ДАНИШ Фахим
МЕХДИ Михяуддин
МОХАММАД Дауд
ТАРИН Мирвайс
АЗИЗ Залмай
Все авторы