» Пекин и Кабул начали стратегическую игру в партнерство

Опубликовано: 27.09.2012 10:25 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

Об авторе: Андрей Николаевич Серенко, эксперт ЦИСА.

23 сентября 2012 года Афганистан и Китай объявили себя стратегическими партнерами. В Кабуле китайскими и афганскими представителями был подписан План совместных действий по реализации Декларации по установлению между Китаем и Афганистаном отношений стратегического сотрудничества и партнерства. Следует отметить, что это объявление о новом этапе сотрудничества прозвучало не впервые – с конца 2011 года заявления о стратегическом партнерстве между Кабулом и Пекином делались неоднократно афганскими и китайскими представителями. Однако, на этот раз долгожданные стратегические отношения были оформлены официально.

От нефтяного контракта к стратегическому партнерству

Процедуре подписания 23 сентября 2012 года соглашения о стратегическом партнерстве КНР и Афганистана предшествовала серия важных контактов и договоренностей между Кабулом и Пекином, начавшаяся 28 декабря 2011 года.

  • 28 декабря 2011 года — афганское правительство (министр шахт и горной промышленности Вахидулла Шахрани) и Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC (генеральный директор Лу Гунсюнь) в Кабуле подписали соглашение о добыче нефти. В соответствии с этим соглашением, CNPC проведет разработку нефтяного месторождения в бассейне реки Амударья на севере Афганистана и начнет совместно с афганским партнером — компанией Watan Group — производить нефть в течение следующих двух лет. Выступая на торжественной церемонии, Лу Гунсюнь назвал подписанное соглашение «символом энергетического сотрудничества Китая и Афганистана».
  •  31 декабря 2011 года – представители Китая и Афганистана подписали в Кабуле соглашение о двустороннем технико-экономическом сотрудничестве. Документ подписали посол КНР в Афганистане Сюй Фэйхун и министр иностранных дел Афганистана Залмай Расул. Как сообщили китайские информационные агентства, «соглашение является частью помощи китайского правительства Афганистану и нацелено, главным образом, на восстановление кабульской больницы Джамхуриат, Парванского оросительно-обводнительного канала, научно-технического центра при Министерстве образования и др., а также на открытие факультета китайского языка в Кабульском университете и предоставление афганскому Министерству здравоохранения 100 машин скорой помощи».
  • 8 июня 2012 года – публикация в Пекине «Совместной декларации Китайской Народной Республики и Исламского Государства Афганистан об установлении отношений стратегического партнерства и сотрудничества». Декларация была обнародована после завершения переговоров между председателем КНР Ху Цзиньтао и президентом Афганистана Хамидом Карзаем. В тексте декларации Китай и Афганистан обещают друг другу не допускать на своей территории деятельности, направленной против другой стороны. В декларации отмечается, что обе стороны обещают оказывать твердую поддержку друг другу в вопросах, касающихся суверенитета, единства и территориальной целостности государства. В тексте декларации содержится обещание Китая в 2012 году предоставить 150 млн. юаней (23,8 млн. долл. США) в качестве бесплатной помощи правительству Афганистана. Согласно декларации, КНР и ИРА будут стремиться к поиску новых путей и способов для расширения и углубления торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества двух стран на основе «Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между правительствами КНР и Исламского Государства Афганистан», подписанного в 2006 году. В рамках «Совместной декларации» Пекин и Кабул договорились активизировать обмены и сотрудничество в области безопасности, сообща противостоять таким трансграничным угрозам, так терроризм, нелегальная иммиграция, нелегальный оборот оружия и наркотиков, наращивать информационный обмен и пограничный контроль. Китайская сторона, указывается в «Совместной декларации», твердо поддерживает усилия Афганистана по противодействию терроризму и наркотрафику и обеспечению стабильности в стране, призывая международное сообщество также поддерживать эти усилия Афганистана. Со своей стороны, Афганистан подтверждает готовность и в дальнейшем решительно поддерживать китайскую сторону в борьбе с «тремя силами зла» — терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, предпринять действенные меры для обеспечения безопасности китайских организаций и их персонала в Афганистане.
  • 23 июля 2012 года — член Госсовета КНР, министр обороны Лян Гуанле провел в Пекине переговоры с афганским министром обороны генералом Абдулом Рахимом Вардаком. Лян Гуанле отметил, что «после того, как в Афганистане стартовал процесс восстановления, Китаю и Афганистану удалось наладить позитивное сотрудничество во многих сферах, в частности, стороны поддерживают тесную координацию и контакты в международных и региональных делах, активизируют обмены между армиями, в том числе и на высоком уровне, а также активно продвигаются в практическом сотрудничестве в таких областях, как подготовка специалистов и предоставление военной материальной помощи». Китайская сторона, заявил министр обороны КНР, готова вместе с афганскими партнерами, «руководствуясь принципами взаимного уважения и взаимовыгоды», укрепить и усилить сотрудничество между вооруженными силами двух стран, обеспечить дальнейшее развитие межармейских отношений, тем самым играя позитивную роль в совместной защите интересов обеих стран и обеспечении региональной безопасности и стабильности. Как сообщили китайские информационные агентства, афганский военный министр «выразил надежду совместными усилиями добиваться постоянного углубления межармейских отношений и наполнения новым содержанием стратегического партнерства Китая и Афганистана».
  • 27 июля 2012 года – встреча в Пекине заместителя председателя Центрального военного совета Китая Го Босюна и министра обороны Афганистана Абдула Рахима Вардака. В ходе встречи Го Босюн заявил, что «Китай и Афганистан должны активизировать стратегическое взаимодействие, укреплять практическое сотрудничество, непрерывно углублять дружбу и наращивать связи между вооруженными силами, чтобы внести новый вклад в развитие стратегического партнерства между двумя странами». По словам китайского представителя, КНР «неизменно поддерживает мирное восстановление Афганистана и принимает активное участие в этой работе», а также призывает международное сообщество уважать желание афганского народа и продолжать оказывать поддержку и помощь Афганистану». Генерал Вардак, в свою очередь, выразил надежду на дальнейшее укрепление и развитие отношений между двумя армиями и «совместную защиту безопасности и стабильности в регионе».
  • 2 сентября 2012 года — премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао встретился в Урумчи (административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района) с вице-президентом Афганистана Каримом Халили. В ходе встречи Вэнь Цзябао отметил, что установление «отношений стратегического взаимодействия и партнерства» между Китаем и Афганистаном имеет важное значение. По его словам, китайская сторона будет, как и раньше, принимать участие в мирном восстановлении Афганистана, намерена укрепить систему консультаций и координации с ИРА в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), и будет прилагать с Афганистаном совместные усилия к содействию миру, стабильности и развитию в регионе. Карим Халили, в свою очередь, сказал, что Китай, который всегда является надежным другом для Афганистана, играет важную роль в мирном восстановлении Афганистана и обеспечении стабильности в регионе. «Афганистан готов предпринять меры по обеспечению безопасности китайских граждан в Афганистане», — подчеркнул Халили.

Сентябрьская вершина в китайско-афганском партнерстве

Официальное оформление соглашения о стратегическом сотрудничестве Китая и Афганистана произошло 22-23 сентября 2012 года в ходе визита в Кабул члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, секретаря Политико-юридической комиссии ЦК КПК, министра общественной безопасности КНР Чжоу Юнкана.

22 сентября Чжоу Юнкан провел переговоры с президентом Афганистана Хамидом Карзаем. Передав привет афганскому лидеру от председателя КНР Ху Цзиньтао, Чжоу Юнкан сказал, что «2012 год стал важным годом в истории отношений между Китаем и Афганистаном». В июне президент Афганистана посетил Китай и принял вместе с Ху Цзиньтао решение «повысить межгосударственные отношения до уровня стратегического сотрудничества и партнерства, что открыло новую страницу в отношениях между двумя странами». «Я прибыл в Афганистан с дружественным чувством 1,3 млрд. китайцев к афганскому народу для продвижения реализации Китайско-афганской декларации об установлении отношений стратегического сотрудничества и партнерства. Есть надежда на то, что путем совместных усилий можно будет повысить китайско-афганское сотрудничество на новый уровень во благо народов двух стран и процветания и стабильности в регионе», — заявил Чжоу Юнкан.

Хамид Карзай напомнил китайскому представителю, что «с начала вступления в президентскую должность я уже пять раз посещал Китай с визитом, в ходе которых побывал в Пекине, Шанхае, Синьцзяне и другие городах»: «Мы всегда ожидали визита высокопоставленной делегации Китая в Афганистан и сегодня наконец-то вы прибыли в нашу страну». По словам Хамида Карзая, «в последние годы при общих усилиях Афганистана и Китая двусторонние отношения получили всестороннее и быстрое развитие, мы удовлетворены этим».

Чжоу Юнкан сказал, что укрепление отношений дружбы с соседними странами является важной первоочередной задачей Китая». По его словам, «укрепление и развитие китайско-афганской дружбы представляется постоянным курсом партии и правительства Китая, а также важной составной частью курса «доброе обращение с соседними странами и рассмотрение соседей как партнеров». «В настоящее время Афганистан находится на ключевом переходном этапе, — заявил Чжой Юнкан. — Цель моего визита заключается в том, чтобы реальным действием показать, что Китай является ответственной державой и готов вносить должный вклад в защиту мира и стабильности в регионе». «Мы будем в рамках наших возможностей продолжать предоставлять искреннюю и щедрую помощь Афганистану без каких-либо предварительных условий», — сказал Чжоу Юнкан.

Чжоу Юнкан подчеркнул, что торгово-экономическое сотрудничество является важной составной частью отношений КНР и ИРА. По его словам, Китай продолжит поощрение инвестиций китайских предприятий в Афганистане, укрепление практического сотрудничества с Афганистаном в сфере торговли, экономики, строительных подрядов, освоения ресурсов, сельского хозяйства и инфраструктурного строительства. Чжоу Юнкан выразил надежду, что «афганская сторона примет дальнейшие меры для обеспечения безопасности соответствующих проектов и персонала китайской стороны».

Чжоу Юнкан подчеркнул, что терроризм, контрабанда наркотиков и трансграничная преступность оказывают серьезное негативное воздействие на безопасность и стабильность в регионе: «Мы решительно поддерживаем усилия афганской стороны по борьбе с терроризмом и защите государственной безопасности, одобряем оказываемую афганской стороной Китаю поддержку в борьбе с терроризмом и другими проблемами, намерены оказать посильную помощь Афганистану в укреплении потенциала обеспечения безопасности».

Китайский министр общественной безопасности выразил надежду, что стороны укрепят сотрудничество в борьбе с «тремя силами зла», особенно с «Исламским движением Восточный Туркестан» и другими террористическими группировками. По словам Чжоу Юнкана, «Афганистан уже стал страной-наблюдателем ШОС»: «Стороны могут использовать площадку ШОС для сотрудничества в борьбе с терроризмом, наркотиками и других нетрадиционных сферах безопасности».

Хамид Карзай согласился, что Афганистан и Китай имеют общие интересы в этих сферах: «В будущем наше сотрудничество может только укрепляться и не может ослабевать».

После завершения переговоров Чжоу Юнкан и вице-президент Афганистана Карим Халили присутствовали на церемонии подписания Плана совместных действий по реализации Декларации по установлению между Китаем и Афганистаном отношений стратегического сотрудничества и партнерства, а также соглашений по сотрудничеству в сфере экономики, технологий, правоохранительной деятельности и безопасности.

В соответствии с Планом совместных действий, Китай после 2013 года расширит сотрудничество с Афганистаном в области безопасности, транспорта, добычи полезных ископаемых и в сфере образования. Одним из пунктов подписанного в Кабуле китайско-афганского соглашения стала готовность Пекина оказать содействие обучению афганских полицейских после 2013 года.

Нюансы в подходах к стратегическому партнерству

Завершение 23 сентября 2012 года многоходовой комбинации по оформлению параметров афганско-китайского стратегического партнерства заставляет вспомнить недавние подписания целого ряда договоров о стратегическом сотрудничестве Афганистана с другими государствами. Наиболее известным является соглашение между Афганистаном и США, подписанное в начале мая 2012 года в Кабуле президентом Исламской Республики Афганистан (ИРА) Хамидом Карзаем и президентом США Бараком Обамой.

Сентябрьский договор между Кабулом и Пекином показал, что понятие «стратегического партнерства» по-разному понимается в столицах государств, стремящихся принять участие в афганском урегулировании. И эти государства вкладывают в термин «стратегическое партнерство», прежде всего, собственное понимание своих интересов в Афганистане и вокруг него, лишь в какой-то мере откликаясь на ожидания официального Кабула.

Так, майский договор Афганистана и США предусматривает не только сохранение значительных объемов финансовой и материальной помощи Кабулу, не только оказание широкого содействия в развитии афганских вооруженных сил, полиции и службы безопасности, но и взятие Вашингтоном на себя прямой ответственности за защиту Афганистана от внешних угроз. В пункте 9 части 3 афганско-американского соглашения говорится: «Любое вмешательство извне (в Афганистан – Прим. А.С.) может стать предметом особой озабоченности США. В случае возникновения подобной ситуации стороны в срочном порядке сообща определят меры противодействия, включая политические, дипломатические, экономические и военные меры». Эти обязательства американской стороны также подтверждаются статусом Афганистана как «важного партнера» США вне НАТО.

Напротив, китайское стратегическое партнерство с Кабулом имеет ограниченные масштабы. Оно сводится, главным образом, к отдельным финансово-гуманитарным проектам, созданию безопасных условий для объектов китайских инвестиций на территории ИРА, обеспечению с афганских позиций защиты экономических и политических интересов КНР в постсоветской Центральной Азии, а также китайских интересов национальной безопасности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР).

Обращают на себя внимание также некоторые процедурные нюансы при организации финальных церемоний подписания соглашений о стратегическом партнерстве между ИРА и КНР и ИРА и США.

Напомним, что договор между ИРА и США подписали в Кабуле главы двух государств – президент Хамид Карзай и президент Барак Обама. Договор между ИРА и КНР также в Кабуле подписали с афганской стороны президент Карзай, с китайской – «хромая утка» Чжоу Юнкан. При всей солидности официальных титулов этого пекинского политика, Чжоу Юнкан не является главой Китайской Народной Республики.

Более того, реальный политический статус действующего министра общественной безопасности в современном Китае стремительно девальвируется с весны 2012 года, когда Чжоу Юнкан оказался замешан в неудачных интригах, связанных с борьбой за власть в высшем руководстве КНР («дело Бо Силая»). Неудачливого интригана простили, однако через несколько месяцев 70-летний Юнкан покинет все свои официальные посты, став сугубо декоративной фигурой в китайском политическом пантеоне. Другими словами, официальный Пекин избрал не лучшую фигуру для демонстрации серьезности намерений стратегического партнерства КНР с Афганистаном.

Для мирового общественного мнения персона Чжоу Юнкана и вовсе выглядит нетерпимой. Нынешний министр общественной безопасности КНР имеет репутацию главного жестокого гонителя последователей духовного движения  Фалуньгун. Несколько дней назад подробности преследований Фалуньгун в Китае активно обсуждались в Конгрессе США, в том числе, и эпизоды, связанные с принудительным изъятием человеческих органов у активистов духовного движения. Имя Чжоу Юнкана фигурирует в историях с массовой принудительной трансплантацией органов в КНР слишком давно и слишком ярко и убедительно, чтобы считать китайского министра общественной безопасности авторитетной фигурой в международных отношениях.

Впрочем, учитывая, что двухпакетное соглашение о стратегическом партнерстве между Китаем и Афганистаном подписывалось в два этапа (8 июня в Пекине и 23 сентября в Кабуле), и что под одним из этих документов все-таки стоят подписи высших руководителей КНР и ИРА, можно ожидать, что китайско-афганские договоренности сохранят свою актуальность и после того, как через несколько месяцев в Китае произойдет очередная кадровая ротация в высшем эшелоне государственно-политической власти.

Остается лишь добавить, что, как и США, Китай намеревается реализовывать свою афганскую стратегию в тесном ее увязывании с пакистанской стратегией.

Спустя два дня после подписания кабульских договоренностей, 25 сентября 2012 года, министр иностранных дел Китая Ян Цзечи в Нью-Йорке встретился с президентом Пакистана Асифом Али Зардари. Как сообщают китайские информационные агентства, в ходе беседы с главой пакистанского государства Ян Цзечи «дал позитивную оценку китайско-пакистанским отношениям», заявив, что «китайская сторона желает совместно с Пакистаном реализовывать важный консенсус, достигнутый их руководителями, содействовать практическому сотрудничеству в различных областях, чтобы вывести отношения стратегического сотрудничества и партнерства на новый уровень». Ян Цзечи отметил, что «в международной и региональной ситуации происходят сложные и глубокие перемены, поэтому Китай хотел бы в дальнейшем укреплять стратегическую координацию с Пакистаном в целях защиты совместных интересов и содействия миропорядку и развитию в регионе».

В свою очередь Асиф Али Зардари заявил, что «дружба между Пакистаном и Китаем имеет прочную основу и передается из поколения в поколение». По его словам, «Пакистан, являясь стратегическим партнером Китая, испытывает искреннюю радость за успехи Китая в его развитии, а также уделяет большое внимание важной роли, которую Китай играет в международных и региональных делах». «Пакистан желает продолжать углублять дружественное сотрудничество с Китаем в различных областях, чтобы оказать содействие развитию отношений стратегического сотрудничества и партнерства между двумя странами», — подчеркнул президент Зардари.

Таким образом, говоря сегодня о курсе официального Пекина на стратегическое партнерство с Афганистаном, следует помнить, что он является частью еще более масштабной стратегической игры китайских лидеров на Среднем Востоке. Приоритеты этой игры не меняются последние десятилетия – ослабление позиций США и Индии в регионе, укрепление китайских позиций в энергетических и иных ресурсных проектах в Афганистане и республиках бывшей советской Центральной Азии, обеспечение безопасности и стабильности в Северо-Западном Китае (СУАР). Все остальные сюжеты, включая региональное спонсорство и гуманитарные проекты в кризисных точках Среднего Востока (прежде всего, в Афганистане) подчинены достижению этих, по-настоящему стратегических, для Пекина целей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Вокруг Афганистана Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ХАНОВА Наталия
САБИР Фахим
Омар НЕССАР
ПЛАСТУН Владимир
ОКИМБЕКОВ Убайд
Игорь СУББОТИН
Все авторы