» Уход НАТО из Афганистана: когда и как?

Опубликовано: 26.04.2010 10:09 Печать

Автор: БУРЛИНОВА Наталья

Об авторе: Наталья Бурлинова – политолог, автор и ведущая радиопрограммы по международной политике «Внешний фактор».


В конце минувшей недели Афганистан вновь стал главной темой дискуссии внутри НАТО. Собравшиеся в Таллине министры иностранных дел членов альянса посвятили один из двух дней саммита обсуждению ситуации в этой стране и новым инициативам Международных сил содействия и безопасности под эгидой НАТО, находящимся в Афганистане.


Встреча в столице Эстонии показала, что в ближайшее время НАТО намерена продолжать тот политический курс в отношении Афганистана, который был озвучен осенью 2009 года, когда ведущие европейские члены альянса скорректировали свою позицию относительно дальнейших перспектив миссии альянса в Афганистане.


Изменению позиции членов организации способствовало несколько факторов, главным из которых стало серьезное ухудшение ситуации с безопасностью накануне и после президентских выборов в Афганистане в августе 2009 года. Резко возросшая военная активность талибов в конце лета – в начале осени 2009 года привела к тому, что уже осенью показатель боевых потерь за год превысил общее количество погибших солдат НАТО за весь предыдущий 2008 год, что позволило говорить о том, что 2009 год стал самым «кровавым» для НАТО. Десятки погибших накануне и после выборов натовских военнослужащих резко изменили общественное настроение во Франции, Италии, Германии и Великобритании, что в свою очередь не могло не повлиять на официальную позицию правительств этих стран. Поэтому уже в конце 2009 года правительства крупнейших участников ИСАФ в ходе министерских встреч в Братиславе (22 – 23 октября) и Брюсселе (03 – 04 декабря) сформулировали свое обновленное видение дальнейшего участия НАТО в судьбе Афганистана.


В основу этого видения легло, в первую очередь, стойкое нежелание союзников США по «афганской коалиции» направлять в Афганистан дополнительные военные силы. Безусловно, это нежелание не разделяется американским руководством и военными кругами в Вашингтоне.


Во-вторых, европейские столицы выступили за «афганизацию» миротворческой миссии НАТО, что подразумевает постепенную передачу ответственности за обеспечение безопасности в этой стране афганским силам безопасности – армии, полиции и специальным службам. А для этого силам ИСАФ необходимо максимально сосредоточить свои усилия на подготовке Афганских национальных сил безопасности (АНСБ) – армии (АНА) и полиции (АНП) — которые в конечном итоге должны будут взять на себя всю полноту ответственности за безопасность в этой стране.


В-третьих, поскольку европейские члены НАТО сделали ставку на усиление подготовки собственных сил безопасности Афганистана, в этом случае пойдет речь о возможном направлении в эту страну не столько военных подразделений, сколько специалистов, способных профессионально подготовить и обучить афганские подразделения, которых сегодня так не хватает.


Надо сказать, что идея подготовки афганских сил безопасности была сформулирована еще в ходе юбилейного саммита НАТО в Страсбурге и Келе в апреле 2009 года. Именно тогда был принят ряд принципиальных решений, направленных на укрепление невоенной роли НАТО в Афганистане. Были существенно расширены функции НАТО по подготовке афганских сил безопасности за счет содействия в подготовке и обучении афганских военных и полицейских. С этой целью было объявлено о создании Тренировочной миссии НАТО в Афганистане  (NATO Training Mission in Afghanistan, NTM-A), которой определялось заниматься подготовкой афганских военных, их обучением в европейских колледжах и военных академиях.


Первым документом, в котором идея передачи всех полномочий в сфере безопасности в Афганистане в руки самих афганцев фиксировалась официально в качестве приоритетной цели НАТО, стала Стратегическая концепция по передаче ответственности за ситуацию в Афганистане афганским силам безопасности . Эта Концепция была принята по итогам заседания министров обороны членов НАТО в Братиславе в конце октября 2009 года.


Во второй раз новая стратегия НАТО нашла свое официальное отражение в Заявлении по Афганистану, принятом министрами иностранных дел НАТО и стран-участниц ИСАФ 4 декабря 2009 года. В документе утверждалось, что миссия НАТО будет завершена тогда, «когда афганские силы смогут обеспечивать безопасность собственной страны».


На начало 2010 года в Афганистане, по данным Генерального секретаря фог Расмуссена, функционировало 60 команд, обучающих армейские кадры, и 100 команд, занимающихся подготовкой афганских полицейских. При этом численность афганской армии порядка 113 тысяч человек, а полицейских – почти 103 тысячи.


И вот в Таллине Генеральный секретарь НАТО вновь подтвердил, что стратегия НАТО заключается «в постепенной передаче ответственности в руки самих афганцев». Исходя из тех заявлений, которые были озвучены главным чиновником альянса, можно сделать следующие выводы относительно дальнейших перспектив НАТО в Афганистан. 


Итак, 2010 год должен стать началом передачи ответственности за страну из рук НАТО в руки самих афганцев. На языке военных и в соответствии с Операционным планом ИСАФ коалиционные силы под эгидой НАТО переходят к реализации так называемой фазе номер четыре (Phase 4) – «передача» (Transition).


Во-вторых, этот процесс будет происходить постепенно. То есть фаза четыре местами будет, так сказать, накладываться на фазу номер три (Phase 3), главной задачей которой является стабилизация ситуации в стране.


В-третьих, возможность передачи для каждого региона будет определяться в индивидуальном порядке. Это, с одной стороны, говорит о том, что пока афганские силы не готовы полностью подключиться к обеспечению безопасности во всех регионах страны, с другой, что далеко не везде фаза «стабилизации» завершена.


В-четвертых, передача ответственности афганцам не будет означать немедленного ухода натовских сил из Афганистана, хотя НАТО, по словам Генсека, не планирует оставаться в Афганистане вечно. 


Действительно, представляется, что в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе у НАТО нет другого выбора, как оставаться в Афганистане. Никто другой пока не готов, да и вряд ли будет готов взять на себя ведущую роль в этой стране. Ни одна международная или региональная организация в данном случае не имеет большего функционального и военного потенциала, чем НАТО.


Тем не менее, логично предположить, что рано или поздно Североатлантический альянс все же уйдет из Афганистана. И вот здесь возникает вопрос о том, когда это могло бы произойти. Генеральный секретарь НАТО отказывается называть какие-либо конкретные сроки, предпочитая говорить о том, что в данном случае все будет зависеть не от календаря, а от складывающихся условий. НАТО уйдет только тогда, когда на сто процентов будет уверена в готовности армии и полиции Афганистана поддерживать порядок в стране.


В этом случае перспективы ухода НАТО из этой станы довольно туманные. Имеющаяся численность афганской армии и полиции не позволяет центральным властям Афганистана самостоятельно поддерживать порядок в стране. Вряд ли серьезно изменит ситуацию планируемое к осени 2011 года увеличение АНА почти до 172 тысяч человек, а полиции – до 134 тысяч. Серьезной проблемой остается техническое обеспечение АНСБ, а также качество солдатского и офицерского корпуса. Для того чтобы подготовить серьезных профессионалов, способных эффективно поддерживать порядок и противостоять талибам, необходимо длительное обучение и тренировки под руководством инструкторов НАТО и США, которых сегодня в Афганистане не хватает. Не менее важной здесь остается идеологическая ориентация афганских солдат и полицейских, большинство из которых идут в эти структуры исключительно по финансовым соображениям, поскольку те небольшие деньги, которые им платят, в нищем Афганистане являются серьезным заработком.


Под вопросом остается готовность афганской армии противостоять талибам в случае ухода НАТО и США. Не переоценивают ли натовские чиновники желание афганской армии сражаться? Нередко приходится слышать, в том числе от самих натовцев, что солдаты афганской армии, получают деньги и от талибов, выполняя для них определенную работу. Но даже в ситуации, когда афганская армия, предположим, будет полностью готова сражаться, а фаза «стабилизация» Операционного плана НАТО заканчивается полной победой в партизанской войне с талибами, представляется практически нереальным полное уничтожение талибов. Талибы останутся, даже если не в Афганистане, то на территории ядерного Пакистана, где в приграничных провинциях они чувствуют себя вполне комфортно и свободно, и где военные и спецслужбы заинтересованы в том, чтобы талибы продолжали существовать в силу той сложной геополитической игры, которую в регионе ведет Исламабад.


Безусловно, европейцы хотели бы уйти из Афганистана как можно скорее, но, учитывая непрекращающееся партизанское сопротивление со стороны талибов, а также реальный уровень подготовки афганской армии и полиции на сегодняшний день, а также еще целый ряд факторов, которые требуют присутствия иностранных сил в Афганистане, думается, что говорить об уходе НАТО преждевременно.


Сегодня для НАТО и США актуален вопрос «как» уйти из Афганистана непобежденной, нежели «когда» уйти. Американцы не сумели в самом начале военной кампании реализовать три важнейшие цели: полностью разгромить режим «Талибана» и сделать невозможным его восстановление, разгромить «Аль-Каиду» и поймать Усаму бен Ладена. Поэтому сегодня НАТО должна думать о том, как уйти из Афганистана, не потеряв при этом свое лицо.


Оптимальный вариант мог бы выглядеть следующим образом. Максимально зачистить от талибов столицу и крупные города страны, сочетая при этом политику «кнута и пряника» — уничтожать «непримиримых» и вовлекать в переговорный процесс часть полевых командиров и так называемых «умеренных» талибов. С помощью объявленного Бараком Обамой и Хамидом Карзаем процесса «политической амнистии» привлекать их к сотрудничеству с центральными властями и включать в органы местной власти. Нельзя допустить условного возрождения «Талибана» под лозунгом воссоединения всех афганцев на борьбу с «западными крестоносцами», поэтому необходимо постоянно проводить политику политического раскола тех сил, которые противостоят НАТО и США.


Наконец, необходимо серьезно заняться решением проблемы наркотиков, в том числе начать борьбу с наркобизнесом и наркобаронами, многие из которых, являясь полевыми командирами, используют вырученные от наркобизнеса деньги для финансирования своих отрядов. Значительная доля наркоденег поступает талибам, которые научились использовать фактор зависимости афганских крестьян от выращивания опиума как инструмент давления на силы ИСАФ и США.


Этот вариант отчасти повторяет план генерала Петреуса, который был осуществлен в Ираке. Суть плана заключается в том, что противник, хотя и продолжает периодически осуществлять теракты, но в целом утрачивает контроль над жизненно важными центрами государства, что дает европейским членам НАТО возможность постепенно сокращать численность своих подразделений и передавать задачу обеспечения безопасности местным вооруженным силам под контролем американцев, чьи базы, скорее всего, останутся в Афганистане даже при объявлении полного выхода коалиционных сил с территории этой страны.


Для достижения реальных результатов в Афганистане необходимы серьезные усилия не только со стороны западных и афганских военных, но, главным образом, со стороны Пакистана. И здесь у НАТО в отличие от американцев, которые оказывают серьезное военное содействие Пакистану в рамках антитеррористических операций пакистанского правительства против талибов на своей территории, нет серьезных механизмов сотрудничества с этой страной, не говоря уже о каких-либо инструментах влияния. В этой связи единственным вариантом для Брюсселя остается налаживание начатого ещё в 2007 году с Исламабадом политического диалога, на который пакистанские власти, надо сказать, идут с большим подозрением и недоверием. 


Успех реализации данного сценария означал бы достижение максимума возможного в сложившихся обстоятельствах, поскольку о полной ликвидации «Талибана» или «Аль-Каиды» вряд ли приходится говорить. Декларируемая победа над талибами является мифической по сути, поскольку талибы, обладающие практически неиссякаемым резервом боевиков, вполне в состоянии вести вечную партизанскую борьбу с любым иностранным присутствием в Афганистане.


При этом европейским членам НАТО стоит максимально дистанцироваться от тех задач, которые американцы взяли на себя в самом начале и которые не были ими выполнены. Если НАТО хочет «сохранить лицо» как организация, то необходимо делать акцент на том, что борьба с «Аль-Каидой» и талибами все это время являлась прерогативой США, а НАТО пришла на афганскую землю, чтобы руководить Международными силами содействия безопасности, для того, чтобы помочь американцам в поддержании порядка на локальном уровне, так сказать, в тылу, а также для создания максимально безопасных условий для развития Афганистана, что в рамках означенного выше плана и было сделано.


В среднесрочной перспективе европейские страны НАТО могли бы представить такой вариант как успех, поскольку основная часть сил ИСАФ была бы выведена, ситуация в стране относительно стабилизирована, ответственность передана афганским силам под контролем США, а конечный результат операции был бы признан как second best, т.е. не лучший, но единственно возможный выход для НАТО из сложившейся ситуации с учетом всех обстоятельств.


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Фото: nytimes.com

Без рубрики

Главные темы



Мы на связи

Авторы

КОНАРОВСКИЙ Михаил
МЕНДКОВИЧ Никита
Анита АХМАДИ
ЭБАДИ Сагар
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
ФЕНЕНКО Алексей
Все авторы