» Амрулла Салех: Между «Исламским государством» и «Талибаном» в Афганистане нет существенных различий

Опубликовано: 22.12.2015 17:15 Печать

Амрулла Салех

Уходящий 2015 год, в ходе которого в полной мере проявились последствия вывода иностранных войск из ИРА, был сопряжён со значительными вызовами безопасности для страны, где резко возросла активность вооружённой оппозиции, участились случаи массовых атак. Наряду с годами действующим в стране движением «Талибан» появилась угроза со стороны группировки «Исламское государство». Комментируя  прошедшие события в эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру», отставной глава Управления национальной безопасности ИРА Амрулла Салех представил свой независимый взгляд на проблему ИГ и других группировок, присутствующих в стране, связь между различными экстремистскими организациями, силы, стоящие за их развитием, и возможный вклад стран-партнёров Афганистана в преодоление текущих вызовов безопасности.

Справка «Афганистан.Ру»: Амрулла Салех родился в провинции Панджшер. На момент ввода советских войск в Афганистан он учился в школе. Получив среднее образование, он присоединился к отрядам Ахмад Шаха Масуда, воевавшего в Панджшере. С того времени и до 2001 года Амрулла Салех оставался близким соратником прославленного командира. После падения «Талибана» в 2002 году Амрулла Салех некоторое время работал в Министерстве обороны в тесном сотрудничестве с маршалом Мохаммад Касимом Фахимом. В 2005 году Салех был назначен руководителем Управления национальной безопасности (УНБ) Афганистана и возглавлял эту организацию вплоть до 2010 г. Его смещение с поста руководителя афганской разведки было связано с разногласиями между ним и президентом Хамидом Карзаем. С 2010 года по сегодняшний день Амрулла Салех является активной фигурой на политической сцене Афганистана. В ходе президентской избирательной кампании 2014 года он поддержал доктора Абдуллу Абдуллу, ныне главу исполнительной власти страны.  

«Афганистан.Ру»: Агентство «ТАСС» обвинило некоторых государственных деятелей Афганистана в том, что они поддерживают боевиков ИГ. Такие же обвинения в адрес ряда афганских должностных лиц звучат и в Кабуле. Стоят ли за этими обвинениями сугубо политические мотивы или же для подобной риторики имеются более серьезные основания?

А.Салех: По моему разумению, взаимопонимание между США и Россией, сформировавшееся после 11 сентября 2001 года, было разрушено и уничтожено на стратегическом уровне. Это началось после украинских событий и усугубилось после сирийского кризиса, приняв форму «мягкой войны» в средствах массовой информации. Существует пропагандистское мнение о том, что Афганистан якобы является частью глобального проекта спецслужб, нацеленного на то, чтобы сделать нестабильными некоторые уязвимые среднеазиатские республики бывшего Советского Союза и тем самым претворить в жизнь план 80-х годов прошлого века, предусматривавший окружение России религиозными мятежниками, которых следует поддержать в Афганистане. Но это всего лишь теория, и нет никаких документов и доказательств того, что Афганистан является средством для осуществления этого плана. В моем распоряжении также нет свидетельств, которые могли бы доказать это утверждение.

Народу и правительству Афганистана хотелось бы, чтобы отношения Кабула и Москвы стали более близкими, чтобы между ними было больше сотрудничества и чтобы русские сделали свой вклад в создание стабильности в регионе. 4 сентября я участвовал в региональном заседании в Дели, которое проводилось по инициативе МИД Индии. Там у меня состоялся разговор с двумя бывшими офицерами КГБ, которые представились сотрудниками Фонда Карнеги в Москве. Они обвиняли Пакистан в распространении антироссийского экстремизма. Я спросил у них: «Если такова ваша точка зрения, то почему вы не развиваете связи в области разведки и обороны с Кабулом?» Их ответ состоял в том, что стратегическими вопросами, касающимися безопасности Афганистана, занимаются НАТО и США, и поэтому Россия поддерживает это сотрудничество на минимальном уровне. Однако эти два офицера очень ясно дали понять, что Москва хотела бы видеть ИРА сильным государством, и я не услышал от них никаких обвинений в адрес Афганистана.

«Афганистан.Ру»: Вы упомянули о том, что два бывших русских офицера обвинили Пакистан в антироссийской экстремистской деятельности. А разве Катар, Саудовская Аравия или Турция не имеют отношения к неспокойной ситуации в Афганистане? Вы были одним из руководителей комитета по расследованию событий в Кундузе. В день падения Кундуза в рядах среднеазиатских боевиков видели арабского корреспондента «Аль-Джазиры». Разве это не свидетельствует о наличии связи на уровне спецслужб между экстремистами-боевиками на севере Афганистана и Катаром или Саудовской Аравией?

А.Салех: Расследуя события в Кундузе, мы выяснили, что находившиеся с боевиками четверо таджиков были отправлены на поезде обратно в Таджикистан, и помимо этого никакой другой достоверной информации по данному вопросу у меня нет. Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть причастность Катара и Саудовской Аравии к событиям на севере Афганистана. Я хочу еще раз подчеркнуть, что ни нашу страну, ни наш народ нельзя воспринимать как средство для того, чтобы доставить неприятности России. Некоторое время назад ко мне в гости в Панджшер приезжал посол Австралии в Кабуле. Его страна не испытывает большой симпатии к России, однако готова сотрудничать с ней по Афганистану. Австралийский посол сказал мне, что если Россия будет ремонтировать афганские самолеты, то его страна будет готова оплатить этот ремонт.

«Афганистан.Ру»: Сколько боевиков из стран бывшей советской Средней Азии, Северного Кавказа  и китайского Синьцзяна находятся на территории Афганистана? Правда ли, что эти боевики в настоящее время становятся все более преданными ИГ?

А.Салех: Полагаю, что большинство аналитиков, занимающихся этим вопросом, рассматривают его под неверным углом зрения. Важно не то, сколько имеется боевиков, а то, какие цели они преследуют. Талибы не имеют соглашений с ИГ, но связаны с мировым экстремизмом, который отвергает весь мировой порядок. Эта группировка, в свою очередь, также никогда не делала заявлений, которые могли бы свидетельствовать об отсутствии у нее связей с «Аль-Каидой». Для меня важна цель, а цель у «Талибан», ИГ и среднеазиатских боевиков одна и та же. Пакистанцы распускают слухи о том, что в рядах талибов мало иностранцев. В действительности численное соотношение не имеет значения. Талибы, игиловцы и среднеазиатские боевики имеют общую цель и движутся в одном направлении.

Когда талибы говорят, что их цели ограничиваются Афганистаном – это тактический ход, а не их стратегия. Вначале талибы утверждали, что добиваются возвращения шахского режима, после они говорили, что воюют за возрождение власти пуштунов, затем связали себя с арабским миром и международным экстремизмом… Единственное, в чем они не сознались, так это в том, что хотели бы вернуть Афганистан в каменный век, в период средневековья. И неважно, сколько выходцев из Средней Азии находятся в рядах «Талибана». Важно то, что если Афганистан попадет под власть талибов и превратится  в Вазиристан с точки зрения мировоззрения и способа правления, то этот Вазиристан окажется по соседству со всей Средней Азией. Для меня «Талибан» и ИГ – это одно и то же явление. В Узбекистане действовали группы боевиков под предводительством  Джумы Намангани и Тахира Юлдашева – оба были убиты. Узбекские боевики остались без харизматичного руководства и в организационном плане распались. Но если говорить о приверженцах идеологии – они живы. Будучи в большой степени оппортунистами, узбекские боевики пытаются наладить связи с ИГ и получить от него финансовые средства. Но я еще раз подчеркиваю, что основную угрозу для Афганистана и региона представляет «Талибан».

«Афганистан.Ру»: Правда ли, что с территории Пакистана были изгнаны все среднеазиатские, уйгурские и северокавказские боевики и сейчас все они действуют в пределах Афганистана?

А.Салех: Эта версия пакистанцев, которые утверждают, что изгнали боевиков из своей страны и теперь вся проблема в Афганистане. Но это неправда. Эта пропагандистская «утка» запущена для того, чтобы дать нам неверную информацию о местоположении «Талибана». Откровенно говорить о своих проблемах – это вопрос национальной необходимости и национальной совести. Наша проблема – «Талибан». Несколько сотен узбеков или северокавказцев не могут создать проблему для страны. Иностранные боевики в Афганистане представлены в виде отдельных элементов, они не являются армией. Армия – это «Талибан». И странам Средней Азии также следует опасаться этой армии. Если Афганистан завоюют талибы, он превратится в Вазиристан с точки зрения культуры, государственного управления и идеологии, и этот Вазиристан окажется соседом среднеазиатских республик. И никому не следует забывать, что талибам помогает пакистанская армия.

«Афганистан.Ру»: В отдаленных деревнях Нангархара некоторые боевики подняли флаг ИГ и провозгласили себя частью халифата. Кто помогает этим боевикам?

А.Салех: ИГ опубликовало заявление, в котором говорится о том, что его целью является восстановление Большого Хорасана эпохи Омейядов. Нангархар считается частью омейядского Хорасана. Кроме того, не существует доказательств, что боевики, воюющие под знаменами ИГ в отдаленных деревнях Нангархара, как-либо связаны с основными силами группировки в Ираке или в Сирии.

Некоторые пытаются, преувеличивая значение ИГ, создать среди нашего народа представление о том, что «Талибан» – это нечто более приемлемое. Нам стремятся внушить, что если мы не примем талибов, то нас ждет еще более мрачная сила под названием «Исламское государство», и эта сила уже в пути. Теперь я хочу вам рассказать о том, что собой представляет нангархарское ИГ. До появления этих боевиков в отдаленных деревнях Нангархар контролировали пакистанские талибы. Они воевали с пакистанской армией, которая атаковала талибов и разгромила их лагеря. Когда в нангархарских деревнях  появились боевики под черным флагом, дом за домом начал уходить под власть пакистанских талибов. Это свидетельствует о том, что боевики под черными знаменами в Нангархаре являются подделкой под ИГ. Эти «игиловцы» получают приказы от пакистанской армии, а не из Мосула или Ракки.

«Афганистан.Ру»: Бывший президент Пакистана генерал Мушарраф в своем интервью «Би-Би-Си», говоря о Вас и бывшем вице-президенте ИРА покойном маршале Фахиме, заявил: «Эти элементы в Афганистане являются союзниками Индии и России и создают угрозу для Пакистана с востока, и поэтому Исламабад поддерживает талибов». Что вы ответите на эти высказывания?

А.Салех: Пока Исламабад поддерживает талибов, мы имеем право поддерживать кого угодно, и мы гордимся тем, что нас, в свою очередь, поддерживают две атомные державы – Индия и Россия. Каких только преступлений против нас ни совершал «Талибан» вместе со своим союзником – пакистанской армией. С учётом того, что пакистанская армия и талибы являются союзниками, мы тем более имеем право быть союзниками Индии и России.

«Афганистан.Ру»: Китай и Америка усиленно пытаются усадить «Талибан» и Кабул за стол переговоров. Как вы оцениваете эти усилия?

А.Салех: Ни о каком переговорном процессе и мире речи не идет. Опубликовано несколько заявлений, в которых говорится, что стороны хотели бы этого процесса, но его нет. Я считаю, что процесс не начнется и в 2016 году.

«Афганистан.Ру»: А в 2017?

А.Салех: 2016 год покажет, какая из сторон возьмет верх в военном отношении, поэтому я не говорю о 2017 годе.

«Афганистан.Ру»: В 2015 году у афганских сил было много проблем. Они уже один раз потеряли Кундуз, и вы назвали это большой неудачей. За кем окажется победа в 2016 году?

А.Салех: В политическом отношении выиграл народ Афганистана. С точки зрения политики и морали талибы в проигрыше. У них нет никакого политического и гуманитарного послания. Им нечего предложить, кроме войны, убийств и разрушения. С политической и нравственной точки зрения талибы являются до такой степени изгоями, что Пакистан стесняется открыто называть их своими союзниками, несмотря на то, что он столько в них инвестировал. 2015 год принес много волнений для наших стражей порядка, но в стратегическом плане они достигли успеха. Они действительно потеряли Кундуз, но им удалось вернуть его за несколько дней с помощью нескольких сотен своих бойцов. Я горжусь правоохранительными органами своей страны. У талибов, в отличие от них, нет никаких стратегических возможностей, кроме способности создавать проблемы.

«Афганистан.Ру»: В прессе в эти дни появляются сообщения о том, что Иран и Россия установили контакты с «Талибаном» и просят это движение стать преградой на пути ИГ. Действительно ли эти страны делают ставку на талибов в борьбе с «Исламским государством»?

А.Салех: Я могу подтвердить наличие контактов между иранскими спецслужбами и «Талибаном». Но я очень сомневаюсь в том, что «Талибан» занимает какое-либо место в планах безопасности Ирана и России.

«Афганистан.Ру»: С учетом того, что вам сказали бывшие российские офицеры, какую помощь Афганистану могла бы оказать Россия?

А.Салех: Россия может, как в 2003 и 2004 годах, скоординировать свои действия с членами НАТО. Россия доминирует в большой политике в Средней Азии. Москва может побуждать страны Средней Азии к большему сотрудничеству с Кабулом. Россия также может оказать политическую и техническую поддержку Афганистану через ШОС и помогать афганской стороне, используя инструмент Совета Безопасности ООН.

Россия наследница бывшего СССР. Война, которую Советский Союз вел в 80-е годы в Афганистане, привела к большим кризисам. С учетом этого, Россия могла бы нам помочь еще и в силу исторической ответственности. У России есть много возможностей в экономической сфере. Она с большей эффективностью, чем другие страны, могла бы оказать нам помощь в области энергетики, строительства, торговли и в других проектах. Например, в 60-е и 70-е годы шла речь о строительстве электростанции на Амударье. В те годы русские специалисты рассматривали возможность возведения на реке нескольких крупных плотин. По их данным, от истока Амударьи до Калайи-Зал перепад уровня воды достигает тысячи метров. Все эти исследования есть у русских в архивах, и эти проекты можно было бы снова выложить на стол и начать их финансирование. «Газпром» также мог бы заняться инвестициями в Афганистане.

То, о чем я говорю, не просто помощь – это сулит большие коммерческие выгоды. России ничто не мешает. Афганский народ с оптимизмом смотрит на российские проекты. Афганцы и сейчас уверены, что Россия занимается фундаментальной работой, а не поверхностной, для сиюминутного использования. И в военной области мы не можем отказаться от российской техники. Она очень дешевая, и ее легко ремонтировать. К примеру, если ломается американский вертолет, приходится отправлять его на ремонт в США. А если в долине Горбанд сломается русский вертолет, достаточно будет привезти туда несколько русских авиационных инженеров, и его отремонтируют на месте. Нам нужна русская техника в том числе потому, что такой ограниченной в средствах стране, как мы, она по карману.

Спасибо, господин Салех.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Безопасность

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПЛАСТУН Владимир
КАМЕНЕВ Сергей
Омар НЕССАР
КОНАРОВСКИЙ Михаил
ЭБАДИ Сагар
КОСТЫРЯ Анатолий
Все авторы