» Гани произвёл впечатление

Опубликовано: 30.03.2015 22:00 Печать

Автор: Николай ПАХОМОВ

Об авторе: Николай Пахомов, политолог.

По итогам переговоров Ашрафа Гани с Бараком Обамой, состоявшихся в рамках пятидневного визита афганского президента в США, было объявлено, что Соединённые Штаты отказываются от своих планов продолжения вывода войск из Афганистана: до конца 2015 года американский контингент будет сохранён в размере 9800 человек. Это решение не стало сюрпризом – положение дел в Афганистане не оставляет шансов Вашингтону завершить многолетнюю операцию. Более того, ситуация в Пакистане вызывает не меньшую озабоченность США и превращает Афганистан фактически в американский форпост по борьбе с терроризмом в Пакистане.

Официально Вашингтон не отказывается от планов сократить американское военное присутствие к окончанию президентского срока Обамы в начале 2017 года до 1000 человек, но по итогам переговоров с Гани было объявлено о «замедлении темпов вывода». Было заявлено и о том, что делается это по просьбе афганского президента. Конечно, не приходится сомневаться в том, что Гани об этом просил – афганские силовые структуры продолжают находиться в плачевном состоянии и самостоятельно вести войну с талибами почти не способны. Однако и без просьбы Гани у Вашингтона есть стратегические и тактические соображения продолжать операцию. Без этих соображений просьбы и даже мольбы афганского президента не имели бы большого резонанса.

Дело в том, что американский контингент сегодня размещён главным образом в Кандагаре и Джелалабаде. Последняя база особенно важна – именно с неё ЦРУ осуществляет удары беспилотников по территории соседнего Пакистана. Для США эта часть миссии в стране гораздо важнее, чем официально основная задача – подготовка афганских силовиков. Соответственно и военный контингент главным образом занят охраной и поддержкой миссии ЦРУ, если этот контингент сократить ниже нынешнего уровня, то начнутся проблемы с решением этих задач.

Получается, что сегодня главная цель американского военного присутствия в Афганистане в очередной раз трансформируется. При начале вторжения этой целью была борьба с талибами и «Аль-Каидой», позднее она была дополнена созданием в Афганистане дееспособного государства, сегодня же Афганистан становится важен для борьбы с терроризмом … в соседнем Пакистане. Эта трансформация особенно примечательна, если учесть, что официально Пакистан является чуть ли не вернейшим американским союзником. В реальности же оказывается, что Исламабад не только не способен, несмотря на миллиарды американской военной помощи, разобраться с террористами на своей территории, но и не полностью сотрудничает в этом вопросе с американцами. Программа ЦРУ в Джелалабаде раньше базировалась в Пакистане до тех пор, пока пакистанские власти не приказали специалистам ЦРУ покинуть страну. Что и говорить – удивительное союзничество!

Другим важным итогом визита Гани стала демонстрация афганским президентом явных отличий своего поведения от действий предшественника. Дело в том, что Хамид Карзай, особенно в кризисные моменты афганской политической жизни, всячески старался изобразить свою независимость от Вашингтона. При этом явно действовал на публику и зачастую переигрывал. Американцев это раздражало – Карзай был приведён к власти американскими штыками и по факту всячески эксплуатировал поддержку Америки, однако при этом изображал из себя обиженного независимого политика. Положение Ашрафа Гани кардинально отличается – он стал президентом в результате выборов, обязанности свои исполняет относительно не давно, сохраняет определённую легитимность, поэтому может себе позволить вести себя с американцами непринуждённо и приветливо. Гани много говорит по-английски и не устаёт выражать от лица афганского народа благодарность США.

Во время наблюдений за этими любезностями возникает два вопроса: насколько в реальности эти благодарности разделяют афганцы и, если разделяет не вполне и не все, как скоро им надоест такое усердие Гани в адрес США. Дошло до того, что во время визита афганский президент благодарил не только американскую армию, но и простых налогоплательщиков. Последняя благодарность выглядела особенно странно: конечно, американские налогоплательщики несут в Афганистане существенные расходы, только вот до конца не ясно, ни что они за это получают, ни сколько будет продолжаться эта «благотворительная акция».

Выступая по итогам визита в американском Конгрессе, Гани нарисовал столь радужную картину ближайшего будущего Афганистана (он обещал, что Афганистан станет не только самодостаточным государством, но и «платформой мира, стабильности и процветания» для всего региона), что даже некоторые конгрессмены, комментируя речь Гани, пожелали афганскому президенту большего реализма. В целом же Гани удалось очаровать собой американский политический класс, однако в пылу этих усилий понравиться афганский президент наделал заявлений, вызывающих новые вопросы.

В частности, с одной стороны, обещая невиданные успехи Афганистана, с другой, Гани заявил, что радужное будущее страны зависит от партнёрства с Америкой. Конечно, замечание это разумное, только сам факт этой зависимости не гарантирует продления партнёрства – афганцам оно необходимо, как долго оно будет нужно Соединённым Штатам? В ходе своего визита Гани активно пугал американцев «Исламским государством», якобы планирующим взять Афганистан в свою орбиту. В текущей политической ситуации такие угрозы имеют резонанс среди американских политиков, однако американские руководители, особенно военные, уже сегодня начинают осознавать, что у страны просто не хватит ресурсов гоняться за любыми, явными или кажущимися, проявлениями «Исламского государства»…

Живописуя свои будущие успехи, Гани ещё заявил, что мирные переговоры с талибами не только возможны, но и талибов можно будет без проблем интегрировать в афганское общество. Это заявление также вызывает недоумение: забудем на время даже о религиозно-цивилизационном аспекте действий талибов – если Гани до сих пор не может толком выстроить работу своей администрации с учётом всех договорённостей с главой исполнительной власти Абдуллой, позволивших Гани стать президентом после скандальных выборов, не ясно, как афганский президент собирается интегрировать талибов.

Таким образом, очевидно, что, хотя афганскому президенту удалось произвести позитивное впечатление на американских политиков, намеренных сохранить американское присутствие в стране, визит Гани в США в очередной раз напомнил о существовании множества вопросов как по этому присутствию, так и в целом о будущем Афганистана.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Вокруг Афганистана Президент

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
ХАНОВА Наталия
ИСКАНДАРОВ Косимшо
ЭБАДИ Сагар
ДУБНОВ Аркадий
Николай САЖЕНОВ
Все авторы