» Новая сила Афганистана

Опубликовано: 21.12.2002 13:14 Печать

В ходе своих многочисленных зарубежных поездок представители временного правительства Афганистана (ВПА) неоднократно заявляли о важности скорейшего создания национальных силовых структур. Без них нормализация обстановки в этой стране невозможна, а администрация Хамида Карзая не сможет контролировать ситуацию в значительной части районов Афганистана. Здесь действуют десятки этнополитических вооруженных формирований лишь номинально или вообще не признающих центральную власть. Существенные позиции до сих пор занимают и проваххабитские элементы среди пуштунского населения, многие из которых входили в состав движения Талибан (ДТ). Не меньшую опасность представляют мощные криминальные сообщества, специализирующиеся на наркоторговле и тесно связанные с мафиозными структурами Пакистана, Юго-восточного Ирана и центрально-азиатских государств СНГ.

Наравне с этим, практически главную угрозу национальной безопасности послевоенного Афганистана представляет активность различных иностранных спецслужб, обеспечивающих здесь геополитические интересы своих правительств. Большинство из них весьма эффективно использует все вышеперечисленные дестабилизирующие факторы, что делает ВПА практически недееспособным. Поэтому, одна из главных его задач заключается в формировании контролируемых, дисциплинированных, хорошо обеспеченных и оснащенных силовых структур.

Для стабилизации обстановки в стране, подчинения Кабулу всех провинций, а также решения проблем наркобизнеса и иностранного вмешательства, ВПА ведется работа по созданию следующих структур:

Вооруженные силы Афганистана (ВСА)
На внутриафганском уровне главной военной опорой ВПА являются формирования министра обороны Мохаммада Касема Фахим-хана («Шура-е Назар-и Шамали») численность которых достигает около 10 тысяч человек (75% — таджики).

В период с 1975 по 1992 год большинство из них участвовали в партизанской войне против режима Дауд Хана и НДПА, а также против 40-ой армии ТуркВО СА. С 1992-го и до настоящего времени таджикские вооруженные формирования вели борьбу против соперничающих этнополитических группировок, движения Талибан (ДТ), а также неоднократно сталкивались с подразделениями пакистанской армии и Межведомственной разведки ИСИ. Благодаря этому их личный состав отличается богатым практическим опытом. На вооружении имеется в основном устаревшее советское оружие и техника.

Большая часть командного состава данной военной группировки ориентируется на сотрудничество с Россией (в частности М. Фахим, его зам Атикулла Барьялай, командующий ВВС Мохаммад Дурани и др.). Ряд офицеров также поддерживают давние связи с иранскими (еще с первой половины 80-х) и индийскими силовыми структурами. Вместе с тем, некоторым иностранным спецслужбам в прошлом удалось приобрести в составе собственную агентуру. Особенно в этой связи выделяются разведывательные организации США, Франции, Великобритании и Пакистана. Наравне с «Шура-е Назар-и Шамали», реальную поддержку Х. Карзаю оказывают некоторые пуштунские вооруженные формирования, преимущественно из среды племени попальзаи. Большая часть их командиров до 1999 года относилась к ближайшему окружению покойного отца нынешнего афганского лидера.

Указанные силы представляют главную основу для строительства ВСА. На данном этапе решающую роль в этом играет глава МО М. Фахим и его приближенные. Одновременно в стране действуют ряд значительных вооруженных формирований этнополитического характера, общая численность которых достигает десятков тысяч. Их лидеры лишь формально или же вообще никак не признают ВПА. Они контролируют многие стратегически важные районы, опираясь при этом на иностранную помощь, в основном со стороны Ирана, Узбекистана, Пакистана, Турции, и, в определенных случаях, Саудовской Аравии.

Главная задача афганского руководства в этой связи — включить указанные формирования в состав ВСА. Ее выполнение возможно путем удовлетворения претензий наиболее влиятельных лидеров и нейтрализации второстепенных. В подобном случае существует вероятность широкомасштабного сопротивления. Важно чтобы в составе ВСА были бы представлены в равной мере все этносы страны. Выделение одних группировок и игнорирование интересов других, лишит новый режим легитимации, что повлечет за собой продолжение внутриафганского конфликта. По мнению большинства представителей МО Афганистана общая численность ВСА не должна превышать 110 тысяч человек.

В настоящее время с использованием иностранной помощи уже ведется подготовка первого подразделения – батальона численностью 600 человек. В последние месяцы Кабул заручился поддержкой ряда государств в строительстве ВСА. Так в подготовке новых кадров и проведении курсов квалификации уже действующих, будут принимать активное участие США и Великобритания. Помощь в данной области оказывают также Турция, Франция и Германия, а в менее афишируемой форме -Индия. Договоренности о сотрудничестве в военно-технической области были также достигнуты в ходе визитов Х. Карзая в Пекин и М. Фахима в ОАЭ в январе с.г. Вопрос развития официальных отношений между РФ и ВПА в данной области обсуждался во время февральских переговоров министра обороны Афганистана в Москве. Особое внимание было уделено подготовке рядового и офицерского состава ВСА, как российскими инструкторами на афганской и таджикской территории (в частности на учебной базе 201-й мотострелковой дивизии), так и в профильных институтах и академиях ВС России.

Кроме этого МО Афганистана тесно взаимодействует с аналогичным ведомством Таджикистана. Несколько сот таджикских советников (в том числе сотрудников Оперативной бригады специального назначения МВД РТ) действовали в формированиях М. Фахима во время боев с ДТ, многие из них остаются на территории Афганистана до сих пор.

Криминальная полиция Афганистана (КПА)
В январе под руководством соратника М. Фахима министра внутренних дел Юнуса Кануни началось формирование структуры КПА. Планируется, что в ее штат войдут 30 тысяч человек.
Главным помощником в создании КПА выступает Германия. В январе Бонн выделил с этой целью 4.5 млн евро. Тогда же Кабул посетила группа из 8 германских экспертов, чтобы определить четкие цели, рамки и формы оказываемой помощи.

В марте правительство ФРГ приняло решение об учреждении «Бюро координации международной помощи по обучению и оснащению органов полиции Афганистана». Одновременно в Кабул прибыла группа из 12 сотрудников соответствующих структур ФРГ. Помимо оказания помощи в подготовке кадров и консультативных услуг в борьбе с наркомафией, немцы взяли на себя обязательство содействовать в открытии полицейской Академии в Кабуле.

В ходе недавнего визита Ю. Кануни в Москву и его переговоров с Борисом Грызловым, было подписано соглашение об афгано-российском сотрудничестве в этой области (Меморандум о сотрудничестве двух стран в борьбе с преступностью).
В январе аналогичные договоренности были достигнуты также между Кабулом и Вашингтоном. В рамках КПА под личным контролем Ю. Кануни формируется специальное подразделение по борьбе с наркомафией, которое будет тесно взаимодействовать с соответствующим и структурами России, Таджикистана, Ирана, Германии и США. В последние два месяца контакты в данной области уже неоднократно проводились между представителями Ю. Кануни и офицерами Управления «Н» ФСБ. В ряде случаев в них участвовали также сотрудники Агентства по контролю за наркотиками РТ.

Органы разведки и контрразведки
В настоящее время уже ведется работа по формированию государственных органов разведки и контрразведки Афганистана. При этом наблюдаются противоречия между пуштунскими соратниками Х. Карзая и сторонниками М. Фахима. В силу преобладания последних в нынешних структурах власти, а также, благодаря той роли, которую они сыграли в борьбе против ДТ, до сих пор представители главы МО занимали ведущие позиции в данном процессе. Как следствие создание указанных органов проводится на базе Министерства безопасности правительства экс-президента ИГА – Бурхануддина Раббани (с лета 1992 до осени 2001 г. его возглавлял М. Фахим), т.е. разведывательной и контрразведывательной структур организации «Джамаат-е Ислами».

Они были созданы еще во второй половине 70-х – начале 80-х с помощью иностранных советников (главным образом из ЦРУ, DGSE, ИСИ) Ахмад Шах Масуда, возглавлявшего военные формирования этой организации, и качественно отличались от аналогичных структур других группировок моджахедов. Особое внимание уделялось им службе контрразведки, благодаря чему в 80-е годы афганское руководство «Джамаат-е Ислами» считалось наиболее трудным для агентурного проникновения. В результате почти все попытки Министерства безопасности ДРА и КГБ по внедрению агентуры в окружение Масуда, предпринимавшиеся в 1983-88 годах, были раскрыты. Не менее эффективной являлась и служба внешней разведки. В 80-х она обладала разветвленной агентурной сетью во всех военных и политических структурах ДРА, включая высшее командование и политическое руководство. Наибольшие успехи были достигнуты на данном направлении в период правления Бабрака Кармаля (1979-86 гг.), когда почти все оперативные разработки руководства советского контингента и ГШ ДРА заранее попадали к Ахмад Шаху. Более того, его разведслужба сумела наладить поступление секретной информации непосредственно из «советских источников».
Главными объектами разработки являлись служащие СА среднеазиатского происхождения. Были у Масуда информаторы и в рядах его давнего соперника Гульбеддина Хекматияра.

Во второй половине 90-х спецслужбы Ахмад Шаха создали обширную агентурную сеть в рядах ДТ, успешно противодействуя операциям Межведомственной разведки (ИСИ) и Службы военной разведки (MI) Пакистана. Одновременно было налажено тесное сотрудничество с разведывательными сообществами Таджикистана, Ирана, Индии и России. В последние годы участились контакты Министерства безопасности ИГА с французской разведкой, а также были восстановлены постоянные связи с ЦРУ, заметно активизировавшиеся минувшей осенью.

В настоящее время основными партнерами окружения М. Фахима в разведывательной области являются спецслужбы России, Таджикистана, Индии и Ирана. В конце прошлого года им были также установлены отношения с соответствующими структурами ряда арабских стран, в частности ОАЭ, Саудовской Аравии, Иордании. Осуществляются контакты и с Министерством государственной безопасности КНР (по сведениям компетентных арабских источников Х. Карзай даже встречался с главой этой спецслужбы Цзя Чуньваном 23 января в Пекине, обсудив с ним в частности вопрос деятельности уйгурских исламистов на территории Афганистана).

В последние месяцы растет противостояние в высшем руководстве Афганистана в связи с вопросом о том на кого следует опираться Кабулу при создании государственных органов разведки и контрразведки. При этом массированное давление по различным каналам оказывается на окружение М. Фахима со стороны Вашингтона, Лондона и Эр-Рияда. В свою очередь традиционные зарубежные партнеры Министерства безопасности ИГА не обладают достаточным экономическим и политическим влиянием, чтобы оказывать эффективное противодействие устремлениям Запада и его союзников в мусульманском мире (в том числе Анкары и Исламабада). Наиболее последовательную и решительную позицию в данном вопросе занимает министр обороны России Сергей Иванов. Не маловажную роль играет и экс-руководитель СВР, а ныне первый замминистра иностранных дел Вячеслав Трубников.

Поскольку формирующиеся спецслужбы Афганистана будут, несомненно, обладать существенным влиянием на внутреннюю жизнь страны и ее внешнюю политику, а со временем станут важным фактором регионального масштаба, исход происходящей сейчас закулисной борьбы имеет для России первостепенное значение.

Михаил Фальков
Источник: «Агентуры.Ру»


Быстрая доставка материалов в Telegram

Без рубрики

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОНАРОВСКИЙ Михаил
ХАСАН Шерхасан
ИСКАНДАРОВ Косимшо
ПЛАСТУН Владимир
ПОЙЯ Самеулла
Юлия Митенкова
Все авторы