» Открытие офиса Талибана в Катаре – «План Б» в действии

Опубликовано: 23.07.2013 00:14 Печать

Автор: ВЕРХОТУРОВ Дмитрий

Краткая по времени работа представительства «Талибана» в столице Катара – Дохе оставила ряд вопросов, главный из которых – что это было? 18 июня 2013 года в Дохе официально открылось представительство «Талибана», в котором должны были начаться прямые переговоры Афганистана, США и руководства этого движения. Однако представительство закрылось, не проработав и месяца. Впрочем, однозначных сведений о закрытии нет, потому наиболее осторожные источники предпочитают формулировку «приостановило деятельность на неопределенный срок», под которой можно понимать что угодно. Причиной этого события, произошедшего 9 июля, стали разногласия по поводу названия офиса и флага над ним. Талибы повесили на особняке табличку с названием «Исламский эмират Афганистан», существовавшим с 1996 по 2001 год на территории Афганистана.

Это вызвало резкое возмущение в Кабуле, а затем последовала и реакция США, которые потребовали снять табличку с названием и убрать флаг. Позже аналогичное требование выдвинули власти Катара.

Интересно, что это произошло по требованию стороны, которая приветствовала, да и, по сути дела, организовала открытие этого представительства. В поддержку открытия талибского представительства также выступали Великобритания и Пакистан. Афганистан был категорически против и буквально сразу же отказался вести какие-либо переговоры в этом представительстве, 23 июня с осуждением открытия талибского представительства выступил и парламент Афганистана. Афганские силовики отметили открытие талибского представительства началом операции в провинции Парван, в которой было убито более 50 боевиков.

Россия также с первых же дней поддержала позицию Афганистана, заявив о том, что вести переговоры можно только при руководящей роли афганского правительства. «Исходим из того, что диалог с вооруженной оппозицией может иметь положительный эффект лишь при руководящей роли Кабула и при безусловном соблюдении основных принципов примирения: сложение оружия, признание Конституции ИРА и окончательный разрыв связей с «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями», – так МИД РФ сформулировал свою позицию.

В таком же духе высказывались представители Ирана, Индии и Китая. Впрочем, Тегеран отреагировал на это, выдержав большую паузу. И вот, несмотря на радужные ожидания западной дипломатии, процесс остановился до начала сколько-нибудь существенных переговоров.

Насколько можно судить, за идеей открытия представительства «Талибана» в Катаре стояла довольно простая задача – договориться с талибами по поводу вывода иностранных войск из Афганистана, чтобы боевики не разворачивали свою боевую активность против уходящих войск, их баз и конвоев. Очевидно, предполагалось соглашение, похожее на заключённое в конце 1988 года командованием 40-й армии с лидерами моджахедов: «мы уходим, вы нам не мешаете». На это указывает состав переговорщиков: США и Великобритания, у которых самые крупные контингенты в Афганистане, больше всего баз и различных подлежащих вывозу грузов, а также Пакистан, который всегда был заинтересован в иностранном военном транзите.

Но для таких переговоров нужна была определенная легитимизация талибов на мировой арене, чтобы соглашение с ними не выглядело как соглашение с террористами, как уступка им. Насколько можно судить, легитимизация предусматривалась в формате представительства вооруженного движения, не связанного с Аль-Каидой и другими террористами, то есть, по существу, совокупности местных вооруженных группировок. Видимо, американцы были готовы признать «Талибан» в качестве политической партии и обеспечить им, взамен на соглашение о прекращении огня, выход на легальную политическую арену в Афганистане.

Судя по ряду признаков, среди возможных американских уступок в пользу талибов было признание их государственности на части территории Афганистана, о чем тоже говорилось весьма определенно. Подобный вариант предлагался и в «Плане Б» Роберта Блэквилла. Американские аналитики признавали невозможность установления контроля над южными провинциями Афганистана и, в принципе, были готовы к такому шагу.

Потому открытие талибского представительства в Катаре в Кабуле было воспринято как подготовка к разделу страны. «За этим стоят планы иностранных государств по фрагментации страны», – заявил накануне глава администрации президента Афганистана Карим Хоррам.

Российская позиция кардинально другая. Во-первых, Россия не признает ни «Талибан», ни, тем более, «Исламский эмират Афганистан» ни в каком виде. Согласно российской позиции, талибы – это вооруженная оппозиция, то есть мятежники. Во-вторых, любые переговоры с ним могут вестись только на условиях их отказа от вооруженной борьбы, признания Конституции и разрыва со всеми террористическими организациями. Россия выступает за целостность власти и территории Афганистана и ни на какие разделы не пойдет.

Надо сказать, что талибам удалось переиграть американских и британских дипломатов. Как только представительство в Дохе открылось, оно оказалось чем-то вроде посольства «Исламского эмирата Афганистан», уже разгромленного американцами в 2001 году. Американцы оказались в крайне неприятной ситуации: в Дохе им пришлось бы договариваться с силами, теснейшим образом связанными с Аль-Каидой, к тому же – с уже, казалось бы, давно поверженным врагом. Это было слишком даже по американским меркам. Действия талибов в Дохе выглядели как пощёчина официальному Вашингтону. Потому американская сторона вынуждена была устроить скандал со снятием таблички и флага.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Вооруженная оппозиция

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОНАРОВСКИЙ Михаил
КАМЕНЕВ Сергей
ТАРИН Мирвайс
Александр КНЯЗЕВ
САБИР Фахим
ХАНОВА Наталия
Все авторы