» Газ в обход Афганистана

Опубликовано: 19.03.2013 00:24 Печать

18170tapi.jpg

Автор: ВЕРХОТУРОВ Дмитрий

Об авторе: Дмитрий Николаевич Верхотуров, эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

Афганистан может не дождаться природного газа еще очень долго. 11 марта 2013 года в местечке Чах Бахар на границе Ирана и Пакистана состоялось торжественное открытие начала строительства пакистанского участка газопровода Иран — Пакистан, в присутствии президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада и президента Пакистана Асифа Али Зардари. В прессе была даже опубликована фотография пограничного стыка труб.

Ресурсная база газопровода

Это заключительный этап строительства газопровода, поскольку из около 2000 км его протяженности осталось построить 900 км по территории Пакистана до Хуздара и Мультана, а также ответвление к Карачи на юг. Все строительство ведется иранской компанией Tadbir Energy Development Group, которой осталось освоить 500 млн. долларов на строительство пакистанского участка газопровода. После завершения газопровода в 2014 году по нему пойдет 21,4 млрд. кубометров газа в год.

Газ в этот трубопровод пойдет с группы газовых месторождений на побережье Персидского залива в районе города Бушер (в этом же городе расположена известная атомная электростанция). Это крупные месторождения: Канган (до 2,8 трлн. куб.м газа), Агар и Далан (0,4 трлн. куб.м), Кух-е-Манд (0,2 трлн. куб.м.), а также морские месторождения: Южный и Северный Парс с запасами до 15 трлн. куб.м. газа. Также в районе Бендер-Аббас открыто газовое месторождение Сархум с начальными запасами 0,18 трлн. куб.м. Иными словами, только в уже известных газовых месторождениях Южного Ирана набирается порядка 18-20 трлн. куб.м. запасов газа. Помимо этого недалеко от трассы газопровода находится слаборазведанный Прибрежно-Макранский нефтегазоносный бассейн, расположенный в восточной части Ирана в приграничном с Пакистаном районе. Система иранских газопроводов позволяет задействовать для поставок газа в Пакистан газовые месторождения Персидского, Центрально-Иранского и Южно-Каспийского нефтегазоносных бассейнов, в первую очередь из наиболее развитого района газодобычи на побережье Персидского залива. Суммарные запасы газа только в районах, из которых предполагается поставка газа в Пакистан, превышают все запасы газа в Туркменистане. Так что для Ирана осуществлять поставки газа в Пакистан, а в перспективе и в Индию — вовсе не проблема. Причем не только осуществлять, но и значительно наращивать по объему. Иран может обеспечить газом газопровод мощностью 100 млрд. куб.м. в год и более, то есть превысить даже мощность газопровода «Средняя Азия — Центр» (САЦ).

Печальная судьба ТАПИ

Начало строительства пакистанского участка газопровода Иран-Пакистан означает, что проект ТАПИ(по маршруту Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) в очередной раз в своей длинной истории потерпел серьезную неудачу. Газопроводы сопоставимой мощности: Иран-Пакистан — 21,4 млрд. куб.м., ТАПИ — около 30 млрд. куб.м. Но первый из них уже построен на 2/3 и уже через год вступит в эксплуатацию, а второй даже еще не начат к постройке. Нет ничего удивительного в том, что Пакистан выбрал именно иранский вариант, который серьезно облегчает энергетические трудности уже через год или около того, и который можно развивать дальше, как по пути увеличения поставок газа в Пакистан, так и по пути открытия транзитных поставок в Индию. Это означает, что ТАПИ в обозримые десятилетия вряд ли будет построен.

Индийская сторона ухватилась за идею газопровода «ТАПИ-2″ от российских месторождений газа в Западной Сибири, через Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Афганистан и Пакистан в Индию. Идея строительства этой газопроводной магистрали вышла на самый высокий уровень, и незадолго до торжеств на иранско-пакистанской границе министр иностранных дел Индии Салман Хуршид обсуждал этот вопрос с министром иностранных дел Казахстана Ерланом Идрисовым. У Индии есть пока что надежда, что проектом получится заинтересовать Россию и Казахстан, реанимировав таким образом проект Трансафганского газопровода.

В этих попытках спасти ТАПИ есть и мотивы «спасения лица», и мотивы недопущения формирования ирано-пакистанского альянса, который в энергетической области Индии однозначно не выгоден, и мотивы стремления к укреплению своего политического и экономического влияния в Афганистане и странах Центральной Азии. Однако на сегодняшний день можно сказать, что реализация индийского предложения по ТАПИ-2 становится крайне малореализуемой. Этот газопровод невозможно построить и довести до Индии без участия Пакистана, который уже, в сущности, решил свои энергетические проблемы за счет иранского газа. Пакистанское правительство теперь будет очень трудно убедить участвовать в еще одном крупном трубопроводном проекте. Ни оригинальный ТАПИ, ни любые его варианты оказываются Пакистану не нужны.

У Индии остается только одна возможность — это прямое соглашение с Ираном и строительство подводного газопровода по шельфу Аравийского моря от порта Бендер-Бехешти в Оманском заливе до Мандви в заливе Кач (штат Гуджарат), а далее до Ахмедабада, до Мумбаи или Дели. С учетом обхода территориальных вод Пакистана, протяженность газопровода не превысит 800 км, что по сегодняшним меркам не столь и много для подводных газопроводов. Россия недавно построила газопровод «Северный поток» протяженностью более 1200 км, который почти весь проходит по дну Балтийского моря.

Итак, ТАПИ на сегодняшний день снова отложен в долгий ящик, до тех пор пока в Пакистане не увеличится энергопотребление, или в самом Афганистане не появятся потребители хотя бы для 10-15 млрд. кубометров природного газа. На подобный экономический рост при неизменных тенденциях может потребоваться пара десятилетий, если даже не принимать во внимание вероятности ухудшения обстановки.

Политические последствия

Все это, конечно, сильнейшим образом отразится на Афганистане. ТАПИ в его версии, утвержденной в 2010 году соглашением сторон, имел кроме чисто экономического, еще и политическое значение. Затеяв столь большое строительство, Пакистан и Индия вынуждены были бы прилагать усилия к урегулированию ситуации в Афганистане, понуждать талибов и другие исламистские группировки отказываться от вооруженной борьбы, вплоть до прямого подкупа. Таким образом, ТАПИ выступал бы гарантом безопасности Афганистана и гарантом вовлечения в обеспечение безопасности страны двух крупных соседей: Пакистана и Индии. Этим странам, связанным общей трубой, пришлось бы выступать вместе и согласовывать свои действия.

Новый газопровод все это разрушил. Через год Пакистан получит иранский газ, и фокус его усилий по безопасности в регионе неизбежно сместится на Белуджистан, главным образом на его районы, прилегающие к газопроводу и иранской границе. В безопасности Афганистана никакого особенного интереса у пакистанской стороны не будет, даже напротив, радикальных исламистов можно выдавить или прямо переправить из Белуджистана в Афганистан, чем, видимо, пакистанцы и займутся в ближайшее время. Пакистан и раньше старался высылать или выдавливать непримиримых и несговорчивых боевиков в соседнюю страну, то теперь такие усилия должны только умножиться, поскольку речь идет уже не о некотором спокойствии на западных границах, а о защите одного из важнейших государственных интересов — получения импортного топлива. Судя по ряду признаков, Пакистан уже готовится к «зачистке» своих западных территорий, что видно хотя бы по его настойчивым попыткам выслать афганских беженцев обратно, невзирая на неспособность афганского правительства их принять. Очевидно, по мере строительства газопровода эти меры будут только усиливаться и распространяться.

Это означает предпосылку к серьезной дестабилизации обстановки в Афганистане в самый ответственный момент: вывод иностранных войск и выборы президента. Выдавленные в Афганистан талибы и боевики других радикальных группировок постараются расширить районы своего контроля или даже сделают попытки захватить больше власти в свои руки: провозгласить очередной эмират или попытаться организовать поход на Кабул. Негативных факторов и без того много, а вот подобная попытка может оказаться «последней соломинкой».

Газопровод Иран-Пакистан — это больше, чем просто газопровод. Это выражение альянса между двумя странами, причем альянса эгоистического. Страны шли к этому альянсу еще с 1980-х годов, когда они стали использовать Афганскую войну для своих политических целей, и сошлись на том, что решили не помогать своему соседу — Афганистану, а наоборот, повесить на него все проблемы, сделать его своего рода политической и социальной «свалкой» региона. Потому теперь у Афганистана нет особых перспектив в отношениях с Ираном и Пакистаном, они будут держать афганцев в качестве неравноправной и дискриминируемой стороны. Афганистану теперь нужны другие партнеры, которые смогут поддержать страну в экономическом и военном отношении. Это может быть США, Россия или Китай, причем скорее Россия, в силу целого ряда причин. Афганистан вынужден будет искать внешних партнеров и развивать с ними отношения, и в этом отношении эпоха вокруг 2014 года обещает быть весьма интересной на политические шаги и образование разных комбинаций.

К сожалению, решение Ирана и Пакистана о строительстве газопровода, объективно ухудшило положение в Афганистане, как с политической, так и с экономической точки зрения. Страна не сможет сделать энергетический транзит гарантом своей безопасности, и вынуждена будет полностью полагаться на свою армию и полицию, на силовые методы. В экономическом отношении в Афганистане не будет больших объемов топлива, что будет в долгосрочной перспективе тормозить экономическое развитие страны, в особенности энергетики, горнодобывающей, металлургической отраслей, то есть именно тех отраслей, на которые возлагались наибольшие надежды. Афганистану потребуются куда более радикальные и жесткие методы экономического развития, в стиле сталинизма, потому что других возможностей объективно не просматривается.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Иран Средняя Азия Энергетика

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
Омар НЕССАР
Николай САЖЕНОВ
ГЕРАСИМОВА Алевтина
МЕХДИ Михяуддин
Юлия Митенкова
Все авторы