» Призрак коалиции Москва-Исламабад рассеется на «линии Дюранда»

Опубликовано: 17.12.2012 00:08 Печать

Автор: САБИР Фахим

Об авторе: Ахмад Фахим Сабир – афганский журналист.

Не так давно некоторые российские дипломаты и эксперты заявили, что Москва прилагает усилия для сближения с Пакистаном с целью проведения консультаций по вопросу о кризисе в Афганистане. Многие афганские СМИ, ссылаясь на слова высокопоставленных чиновников российского МИДа, сообщили, что дипломатический аппарат России намерен к 2014 году уничтожить все препятствия на пути к сближению между Москвой и Исламабадом. Было сказано, что Россия стремится, чтобы Иран также стал членом этой региональной коалиции.

Ссылки по теме

В последнее время контакты между Россией и Пакистаном стали более интенсивными. За последние семь месяцев высокопоставленные представители Исламабада, в том числе министр иностранных дел Пакистана, несколько раз посещали Россию. Некоторое время назад в Москве побывали также начальник Объединенного штаба армии Пакистана генерал Парвез Ашфак Кияни и экс-глава пакистанской разведки генерал Дуррани. Без сомнения, одной из важнейших тем переговоров во время этих визитов был «афганский вопрос». Можно ли достичь формирования единой линии России и Пакистана в отношении афганской проблемы?

Представляется, что контакты между Москвой и Исламабадом стали более тесными после осложнения отношений между Пакистаном и США. Россия, также как западные страны и Афганистан, считает вооруженный экстремизм, поддерживаемый политическими кругами Пакистана, серьезной угрозой для своей национальной безопасности. Известно, что в настоящее время в Северном Вазиристане в рядах террористической группировки «Сеть Хаккани» находятся представители «северокавказского ополчения». Отряды этого вооруженного формирования воюют в Афганистане бок о бок с силами Талибана.

Еще одну серьезную угрозу своей национальной безопасности Россия видит в вооруженных отрядах организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ). Эта организация добивается создания своего государства в Узбекистане и на территории всей Средней Азии. Боевики ИДУ, также как северокавказские отряды, используют жестокость и насилие в качестве инструмента для достижения своих целей. По мнению большинства экспертов, ни одно из этих движений не верит в возможность политической борьбы мирными средствами.

Члены «Исламского движения Узбекистана» и «северокавказского ополчения» поддерживают организованные связи с «Аль-Каидой». Во время правления Талибана в Афганистане вооруженные отряды из Северного Кавказа и ИДУ прошли обучение в лагерях «Аль-Каиды». Эти отряды также имели прочные отношения с Талибаном. Вахид Можда, занимавший один из высших постов в Министерстве иностранных дел Афганистана при режиме Талибан, пишет, что лидер талибов мулла Омар, после того, как руководители «Аль-Каиды» признали его эмиром, назначил основателя ИДУ Тахира Юлдашаева главнокомандующим «Иностранным корпусом» Талибана.

Члены ИДУ и «северокавказские ополченцы» разделяют идеологические взгляды «Аль-Каиды» в вопросе о мировом господстве. В свою очередь, «Аль-Каида» поддерживает «Исламское движение Узбекистана» и боевиков из Северного Кавказа в достижении ими своих местных целей, а именно завоевания власти.

Все эти движения – «Аль-Каида», Талибан, ИДУ и «северокавказское ополчение» — контактируют с военными кругами Пакистана. Известный пакистанский журналист Ахмад Рашид в своей книге «Воинственный Ислам в Средней Азии» пишет, что Межведомственная разведка Исламабада ISI, при финансовой поддержке со стороны некоторых арабских экстремистских сообществ, помогает ИДУ и чеченским вооруженным отрядам деньгами и оружием. Связь «Аль-Каиды» и Талибана с ИДУ и «чеченским ополчением» осуществляется при посредничестве ISI. Эти контакты остаются прочными до настоящего времени. Как было сказано, северокавказские отряды в Вазиристане входят в состав организации «Сеть Хаккани», которую откровенно называют «стратегической собственностью» Пакистана.

ИДУ также играет активную роль в деятельности «Сети Хаккани». Это движение действует в качестве боевого отряда организации Хаккани на севере Афганистана. Ответственность за убийства начальников афганской национальной полиции в северных провинциях ИРА и теракты в отношении влиятельных лиц из числа тюркской диаспоры в этих афганских провинциях возлагают на ИДУ.

Все эти факты являются наглядной демонстрацией организованных связей между «Сетью Хаккани», военными кругами в Исламабаде и ИДУ. Они же свидетельствуют о том, что «Исламское движение Узбекистана» и «северокавказское ополчение», воюющее в Афганистане и зоне афгано-пакистанского пограничья, представляют собой серьезную угрозу для России. Именно по этой причине российские официальные лица, несмотря на различия в интересах с США и другими западными странами, не слишком возражают против присутствия сил НАТО в Афганистане. Более того, в ряде случаев Россия даже оказывает поддержку НАТО и США.

Сейчас, когда речь заходит о контактах между Исламабадом и Москвой и перспективах формирования региональной коалиции, этот вопрос требует особого внимания. Вряд ли Москва и Исламабад смогут достичь какого-либо стратегического единства до тех пор, пока существует угроза со стороны наводящих ужас вооруженных группировок. Представляется, что от этого фактора также зависит и формирование региональной коалиции с участием России и Пакистана с общей позицией по вопросу о кризисе в Афганистане.

Возможно, пакистанские генералы пытаются сегодня убедить Москву в том, что в обмен на несогласие России с постоянным присутствием США в Афганистане они сумеют обуздать опасность, исходящую от талибов, ИДУ и северокавказских боевиков. Однако Россия вряд ли доверяет таким обещаниям пакистанских военных. Ведь до сих пор не замечено никаких признаков того, что пакистанская армия ведет серьезную борьбу с группами вооруженных экстремистов на своей территории. Пакистанским генералам до сих пор не удалось очистить «Аль-Каиду» и талибов от оппозиционных элементов из дружественного Исламабаду Китая. В этой связи возникает логичный вопрос: если пакистанцы не смогли помочь Пекину избавиться от уйгурских сепаратистов, то каким образом они могут помочь Москве обуздать северокавказских боевиков?

Говоря о влиянии пакистанских силовиков на ИДУ и «северокавказских ополченцев», следует также иметь в виду, что контроль пакистанских военных над дружественными им экстремистскими группировками временами ослабевает. К примеру, после террористической атаки 11 сентября пакистанские генералы попытались склонить руководителей талибов к выдаче Усамы Бин Ладена Саудовской Аравии или США. Однако им не удалось этого сделать.

Следует также помнить, что Пакистан еще со времен покойного диктатора генерала Зия уль-Хака начал расширенное проникновение в Среднюю Азию. А именно этот регион считает зоной своих стратегических интересов Россия.

Учитывая все эти обстоятельства, возможность создания региональной коалиции с осью в России или формирования единой стратегической линии Исламабада и Москвы в условиях существования терроризма и угроз национальной безопасности России, представляется маловероятной.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Пакистан Россия

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

МЕХДИ Михяуддин
ДУБНОВ Аркадий
МОХАММАД Дауд
ПОЙЯ Самеулла
ИСКАНДАРОВ Косимшо
Омар НЕССАР
Все авторы