» Интервью с командующим Ахмад Шахом Масудом

Опубликовано: 15.01.2006 22:00 Печать

Авторы:
перевод А. КНЯЗЕВА
Шерджан САМАД


Запись сделана корреспондентом Afghan Azadi Radio Шерджаном Самадом — июль 2000 года.

Ахмад Шах Масуд: Прежде всего, я хотел бы приветствовать наших сестер в Афганистане(1). Я очень ценю вашу храбрость и посвящение себя тому, чтобы прибыть сюда и посетить ваших людей и вашу страну, получить непосредственное представление обо всех проблемах, возникающих в этом хаосе, в этих чрезвычайно сложных условиях. Я надеюсь, что этот визит — реальное начало возвращения афганских людей и женщин в их страну для того, чтобы они могли повстречать своих соотечественников и почувствовать боль и страдания этих людей.

В отношении афганской ситуации я должен повторить, что любая пропаганда и любые выдвигаемые требования — это исключительно внутреннее дело нашей страны. Борьба за власть — это проблема, которая намного серьезнее, чем все остальное. Мы уже говорили о том, что Пакистан, начиная со времен Зия уль-Хака, начиная со времен советской и коммунистической агрессии против Афганистана [...], принял программу и стратегию, направленные на то, чтобы в будущем использовать Афганистан как трамплин для осуществления своих дел в Центральной Азии [...]. А также для того, чтобы стать осевой региональной супердержавой. Планируя результаты этой давнишней своей политики, Пакистан не думал, что падение режима коммунистов в Кабуле произойдет как следствие действий с севера. Пакистанцы думали, что это случится в результате действий с юга в направлении Кабула, и тогда у власти окажутся афганские фракции, зависимые от пакистанских чиновников. Пакистан понял, что цели не достигнуты, и, откровенно говоря, не оказался способен установить отношения даже с фракционным лидером Гульбетдином Хекматиаром. Несмотря на это, пакистанский режим по-прежнему следовал политике и стратегии, определенными еще Зия уль-Хаком.

Нет сомнений, что у нас были внутренние проблемы, и частично этот кризис обусловлен внутренними причинами. Но главную причину я вижу в политике Пакистана и в зарубежной агрессии. Я буду повторять это до тех пор, пока международное сообщество не осуществит необходимого давления на Пакистан, пока не прекратиться вмешательство Пакистана в афганские дела, без чего можно быть уверенным, что огонь войны в нашей стране никогда не будет погашен. С другой стороны, мы много раз объявляли, что существует единственное решение афганской проблемы, оно может быть достигнуто только через мирное урегулирование, через переговоры и дискуссии… И в ходе этих переговоров должен быть найден наилучший путь в том, чтобы перейти к выборам, перейти к демократии, позволить людям самим определить их судьбу. Еще раньше мы несколько раз говорили, например, Хекматиару: если он думает, что он действительно имеет авторитет в народе и будет управлять страной эффективно, это хорошо, но, давайте организуем выборы и позволим людям на основе закона избрать его своими избирательными бюллетенями.

Теперь наше предложение для талибов заключается в том же самом. Несколько раз я говорил талибским делегациям, которые прибывали для переговоров с нами в Панджшер: вы утверждаете, что представляете пуштунские племена? Мы согласны. Вы говорите, что большинство Афганистана находится под вашим контролем? Мы согласны. Вы говорите, что люди принимают вас? Мы согласны. Это очень хорошо, если есть такой уровень доверия. Но тогда давайте пойдем на выборы! Вы утверждаете, что обладаете поддержкой большинства; тогда о чем вам волноваться? Вместо войны и кровопролития организуйте выборы и законно получите власть. Наша позиция остается все той же.

Вчерашние баталии являются очередным примером того, что военное решение является не нашим выбором. Пакистанцы готовились к этому наступлению более месяца. Вы можете убедиться, что было прислано 1600 пакистанских солдат, и вторично еще 1000, для того, чтобы принять участие во вчерашних сражениях. Это — не беря в расчет солдат из пакистанских медресе и талибских новобранцев. Все мы видели, что благодаря Богу и выбору нации, они в течение нескольких часов оказались перед лицом поражения и были вынуждены отступить. Но мы никогда не рассматривали войну как приемлемое решение…

Возвращаясь к моему начальному тезису. Печально, что в результате недоразумений некоторые из наших авторов и ученых вместо понимания глубины проблемы, связанной с пакистанским вмешательством, тратят время на обвинения, направленные против той или иной стороны. Ключ к решению афганской проблемы находится в международном сообществе и в самих афганцах — где бы они ни жили, нужно объединить их для противостояния пакистанской агрессии, как это было сделано во время советской агрессии. В конечном счете, нужно прокладывать путь к демократии и выборам, так, чтобы каждый индивидуум смог осуществить свои естественные права.

Вопрос: Какова роль афганских женщин — внутри и вне страны — в достижении мира?

Ахмад Шах Масуд: Как это было и во время антикоммунистической борьбы, в период джихада. Афганские женщины и сегодня могут играть очень важную роль внутри и вне страны, чтобы защитить Афганистан в борьбе против иностранной агрессии и помочь в восстановлении мира. Афганские женщины во внешней политике могут устанавливать связи с людьми, особенно с женщинами, чтобы помочь афганскому народу материально и нравственно. Нет никаких проблем с посещением областей [контролируемых правительством], открытием школ для девочек, созданием колледжей, а также с тем, чтобы осуществлять другие действия подобного рода для помощи своей стране.

Вопрос: Как вы оцениваете последнее наступление талибов?

Ахмад Шах Масуд: Как заявлял генерал Первез Мушарраф, они намеревались нанести заключительный удар, наше сопротивление — это препятствие в достижении их целей. Несмотря на заявления ООН и международные предупреждения талибам об установлении моратория на наступательные действия, они все-таки начали широкомасштабное наступление, как это и было засвидетельствовано вчера. Вначале у них было преимущество в некоторых местах, поэтому наши линии обороны были сдвинуты назад на 2 и на 4 км соответственно. Но с именем Бога и в результате стойкого сопротивления моджахедов они [талибы] в своих действиях потерпели неудачу. Согласно моим первоначальным данным, их потери могут составлять приблизительно 150 убитыми и больше чем 200 ранеными. Вчерашний бой был тяжелым. Они также потеряли, по крайней мере, шесть танков, от 10 до 15 военных транспортных средств разных типов… Но это не подразумевает, что талибы и пакистанцы отказались от идеи продолжения войны, и я уверен, что они готовятся к следующему этапу.

Вопрос: Каких действий ожидает господин Масуд от США в отношении Пакистана для нахождения пути мирного урегулирования кризиса?

Ахмад Шах Масуд: США могли бы оказать политическое и экономическое давления на Пакистан. Это давление могло бы легко заставить Пакистан воздержаться от продолжения вмешательства. Это могло бы относиться к займам Всемирного Банка, другим видам помощи США Пакистану. Большинство военного снаряжения армии Пакистана сделано в США и прекращение этого потока — это также давление на Пакистан…

Вопрос: Каковы потребности внутренних перемещенных лиц, количество и качество помощи, представляемой им международными неправительственными организациями?

Ахмад Шах Масуд: Наиболее острая проблема с перемещенными лицами — это продовольственные поставки. Вопреки заявлениям неправительственных организаций и ООН, они все-таки не способны обеспечить даже минимальные потребности беженцев в пропитании. Люди, живущие в Панджшерской долине, делятся с беженцами, продовольствием. Если эта неугодная Богу борьба будет нарастать, то все мы окажемся в очень затруднительном положении. Наиболее важной проблемой в оказании помощи остаются продукты питания. С медицинской помощью дело обстоит лучше.

Вопрос: Что вы думаете относительно созыва Лойя Джирги, предлагаемого Захир Шахом?

Ахмад Шах Масуд: Мы согласны с любыми мирными инициативами, которые направлены на разрешение афганского кризиса. Если Захир Шах мог бы созвать Лойя Джиргу, и мир мог бы быть восстановлен, то мы не только не имеем никаких возражений, но и сотрудничали бы в этом вопросе.

Вопрос: Вы предпочитаете ситуацию, которая включает талибов в правительство, или нужно продолжать борьбу до тех пор, пока их влияние не будет окончательно искоренено?

Ахмад Шах Масуд: Мы не хотим продолжения войны в нашей стране. Но мы также знаем, что мы не сможем построить коалиционное правительство с талибами на длительное время. Мы предпочитаем создание общей правящей коалиции с временным правительством талибов в течение шести месяцев или года, чтобы положить конец войне и убийству афганских людей, а затем нужно двигаться к выборам.

Вопрос: Какими словами мы можем поддержать афганский народ и что мы можем сделать?

Ахмад Шах Масуд: Все афганцы, наши братья и сестры, кто живут за границей, могут помочь людям, которые находятся внутри страны, устанавливая с ними отношения. В различных сферах: медицинском обслуживании, образовании, в экономической области, даже в сфере кустарных промыслов, вы можете создать небольшие организации, чтобы поддержать, например, вдов. Во Франции или Германии, или в других местах. Устанавливая прямые контакты, включая такие поездки, как ваша нынешняя, которые являются беспрецедентными, вы можете оказать большую помощь. Недавно несколько французских женщин открыли здесь больницу и теперь у нас есть медицинское обслуживание. Разве у нас нет афганских женских докторов за границей? В чем препятствие? Многие готовы оказать любую помощь, чтобы защитить права человека словами, выкрикивая лозунги или выпуская листовки, но они забывают о том, чтобы фактически сделать что-то. Какая проблема в том, чтобы прибыть сюда и открыть школу для девочек? Условия для этого есть, но, к сожалению, у нас, у афганцев, есть одна привычка: мы говорим слишком много, а фактически делаем немного.

Вопрос: Как бы вы оценили те ошибки, политические или другие, которые были сделаны в прошлом?

Ахмад Шах Масуд: Без сомнения, у нас были ошибки, невозможно избежать ошибок, когда что-то делаешь. Никто не застрахован от ошибок. Наиболее существенный недостаток в прошлом заключался в отсутствии единства среди фракций периода антисоветского сопротивления. Большое количество фракций и их дисперсность стали причиной многих бедствий в Афганистане.

Вопрос: Какой эффект может быть от возвращения Исмаил Хана или от возможного участия генералов Достума и Малика в военных и политических событиях в стране?

Ахмад Шах Масуд: Для каждого человека есть рамки, в которых он будет действовать эффективно, противостоя иностранной агрессии. Я думаю, что свобода амира Исмаил Хана будет иметь очень большие последствия. Его свобода позволит нам расширить сопротивление в западных и юго-западных зонах и, таким образом, распространить и распределить усилия, которые пока были возложены только на наши отряды.

Вопрос: Каковы, на ваш взгляд, возможности будущего сотрудничества между пиром Сейидом Ахмадом Гейлани и талибами?

Ахмад Шах Масуд: Естественно, что пока пир Сейид Гейлани живет в Пакистане, он находится под влиянием пакистанских властей и давлением ISI. Я уверен, что лично он — хороший человек, он принимал активное участие в джихаде… Но при существующем давлении, которому он подвергается в Пакистане, он вынужден будет приспосабливаться.

Вопрос: Когда закончится война, какую роль вы видите для себя в будущем Афганистане?

Ахмад Шах Масуд: Наиболее существенная роль, которую я вижу сейчас, заключается в том, чтобы продолжать сопротивляться иностранному вмешательству и прокладывать путь для всех и для каждого афганца, чтобы они были способны свободно определять свою собственную судьбу. Я не имею никакого желания иметь для себя какое-то специфическое властное положение. Прекратить иностранное вмешательство, создать конституцию, согласно которой люди смогут осуществлять свое право на самоопределение и, тем самим, создать условия для прихода к власти в будущем такого режима, который сможет пользоваться доверием людей, когда не будут нужны никакие государственные перевороты и вооруженные конфликты, создать условия, в которых возникают демократия и выборы — вот потребность Афганистана. Каждый должен иметь право отдать свой голос, и это право должно принадлежать мужчинам и женщинам. И мужчины, и женщины должны иметь право выбрать, или быть избранным… Это и есть для меня главная роль… Прокладывать путь к такому режиму и к такой демократии.

Вопрос: В течение многих лет вы сталкивались со многими проблемами в отношении свободы в Афганистане. Как вы хотите запомниться в истории?

Ахмад Шах Масуд: Как человек, служивший людям и своей стране.


  1. Данное обращение было адресовано участницам конференции «Women on the Road for Afghanistan», проходившей в Душанбе 27-28 июня 2000 г., которые посетили 29 июня Афганистан и встречались в Панджшерском ущелье с Ахмад Шахом Масудом.

Источник: Афганистан и безопасность Центральной Азии. Вып. 1/ под ред. А.А. Князева. Бишкек-2004


Быстрая доставка материалов в Telegram

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
КАЗАНЦЕВ Андрей
ГЕРАСИМОВА Алевтина
АЗИЗ Залмай
КАДИРИ Хомаюн
Николай САЖЕНОВ
Все авторы