» Новые тенденции в развитии ситуации в центральноазиатском регионе к концу 2004 г.

Опубликовано: 15.01.2006 20:42 Печать

Автор: ПЛАСТУН Владимир

Пластун Владимир Никитович — доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения Новосибирского государственного университета.

В июне 2004 г. руководство Комиссии по выборам в Афганистане объявило о том, что выборы президента страны состоятся 9 октября 2004 г., а парламентские переносятся на весну (апрель-май) 2005 г (1). По сообщениям средств массовой информации, основная причина переноса сроков избирательных кампаний — отсутствие стабильности в военно-политическом и экономическом положении в стране, ухудшение ситуации в сфере безопасности населения, перманентная острота межнационального конфликта. По-прежнему остро стоял и вопрос о наркобизнесе, нарастала напряженность в отношениях центра и влиятельных местных полевых командиров, одновременно курирующих социально-экономическую жизнь регионов. Не были решены проблемы сотрудничества, взаимодействия и разделения функций боевых и миротворческих миссий НАТО, ISAF (2) и контингента вооруженных сил США в Афганистане. Военно-политическая и экономическая обстановка в стране усложнялась по мере приближения даты президентских выборов и в самом Афганистане, и в США. Европейский Союз выражал тревогу в связи с сообщениями о якобы тесных контактах Х. Карзая с лидерами провинциальных вооруженных группировок, которые не намерены признавать центральную власть в Кабуле. (3)

Принимая во внимание афганские вековые традиции, независимо от политической окраски той или иной партии, добивавшейся доступа к власти в Кабуле, основная роль в принятии окончательных решений всегда принадлежала пуштунским племенам юга и юго-востока страны. Позитивное (или негативное) разрешение проблем всегда зависело и от персоналий (политических авторитетов), межплеменных и межнациональных связей. В период после второй мировой войны просматривался некий баланс в разделе властных полномочий между центром и периферией. Вторжение в страну иностранных войск — сначала советских, а затем НАТО во главе с США — нарушило это относительное равновесие. Среди актуальных социальных характеристик афганского общества теперь необходимо отметить: а) ментальную настороженность к присутствию чужестранцев; б) недопустимое вмешательство во внутренние дела афганской (пуштунской) и мусульманской общины; в) нарушение иностранной державой государственной (хотя и не признанной афганской стороной де-юре) границы. К этому надо присовокупить и несомненное влияние наемников «Аль-Кайды». Провал операции «Буря в горах», спланированной весной 2004 г. Пентагоном с целью захвата Осамы бен Ладена и его сподвижников, окончательно подорвал доверие к «антитеррористическим» планам и намерениям США в регионе. 18 июня 2004 г. командующий контингентом ISAF генерал-лейтенант Р. Хиллер заявил, что пребывание международных сил в Афганистане нужно считать временным фактором, то есть — нахождение этих сил в стране измеряется «терпимостью афганцев к их присутствию с учетом реальных результатов» военной операции против талибов и «Аль-Кайды». Следовательно, поскольку руководство талибов, бен Ладен и его ближайшее окружение смогли избежать пленения, администрация США не выполнила тех обещаний, которые были даны афганскому народу в отношении «борьбы с терроризмом» и «установления демократии». (4)

Американские эксперты подчеркивают две взаимоисключающие концепции, принятые на вооружение инициаторами вторжения в Афганистан. С одной стороны, было объявлено о начале «глобальной войны с терроризмом». С другой, интервенция представлялась как «легкая прогулка» («light footprint»). Все это было рассчитано на то, чтобы вызвать доверие у стран-доноров, озабоченных положением дел с «установлением демократического порядка» в этой стране. Военная коалиция во главе с США, сконцентрировав свои усилия на ликвидации режима талибов и групп «Аль-Кайды», рассчитывала найти опору в деле борьбы с террористами в лице полевых командиров с их «частными армиями». На деле же оказалось, что вооруженные силы коалиции более всего озабочены «собственной безопасностью», укрепившись в пределах столицы, если не считать символических «вылазок» в некоторые провинции. Цена, оплачиваемая афганцами за «легкую прогулку», оказывается слишком высокой. Результаты действий сил коалиции за период с октября 2001 г. по июль 2004 г. весьма плачевны:

 

  1. власть основных полевых командиров значительно усилилась, они действуют более нагло, не считаются с центральной властью, грабят и унижают местное население;
  2. производство наркотиков взлетело на небывалый уровень;
  3. рядовой афганец, не говоря уже о сотрудниках НГО, членов избирательных комиссий, чиновниках, — не чувствует себя в безопасности.

Только в июне 2004 г. были убиты: один провинциальный министр, один начальник полиции, один солдат НАА, один переводчик, 12 полицейских, 6 сотрудников МВД. За этот же месяц были убиты 18 сотрудников международных организаций. Для сравнения, за 12 месяцев 2003 г. погибли 14 человек. Накануне выборов в южных провинциях талибы открыли настоящую охоту за жителями, прибывшими для получения бюллетеней для голосования. В июне в провинции Нуристан были убиты три сотрудника ООН — специалиста по выборным технологиям, двое из них были англичанами. (5) На периферии обстановкой по-прежнему владеют только вооруженные отряды племенных авторитетов. Доходы с плантаций опиумного мака используются для оснащения вооруженных отрядов. Прибыли наркоторговцев составляют, как и раньше, более половины ВВП страны. Большая часть национального дохода уходит на финансирование той части местной милиции, которая сотрудничает с воинскими подразделениями США.

В целом, ситуация стала гораздо хуже по всем аспектам. 20 тысяч личного состава американских войск, дислоцированных в стране, брошены исключительно на поимку бен Ладена и талибов, а не на обеспечение безопасности мирных жителей. Кроме американского контингента в стране находился интернациональный корпус ISAF (6500 человек), расквартированный в Кабуле, и 250 германских военнослужащих, входящих в состав «провинциальных команд возрождения», в Кундузе. (6)

Важный вопрос — взаимоотношения США со своими союзниками в Афганистане. Директор Международной кризисной группы (7) Марк Шнейдер назвал отношение американцев к своим коллегам в ISAF до июля 2003 г. «сдержанным». США противились расширению деятельности ISAF, опасаясь, что контингент миротворцев перехватит у них инициативу. В итоге был упущен момент в установлении стабильности и порядка, и администрация Буша многое потеряла в смысле политического влияния на европейских союзников. (8) Специалист по контрповстанческим операциям Джон С. Блэктон, возглавляющий «Службу советников по вопросам стратегии» (группу военных консультантов), считает, что и афганская армия, во-первых, малочисленна и малоопытна, во-вторых, она не имеет мандата ООН, и, в-третьих, США продолжают считать приоритетной задачей охоту на талибов и бен Ладена. Администрация в Вашингтоне упорно добивалась успеха в осуществлении этой акции, которая была необходима Дж. Бушу в ожидании президентских выборов.

Обращает на себя внимание такое серьезное упущение со стороны натовского контингента (и ISAF), как идущее от непонимания менталитета афганцев нежелание налаживать тесные контакты с племенными авторитетами, через которых только и можно предпринимать какие-либо действия. Вожди пуштунских племен признавались в покушениях на жизнь, например, сотрудников негосударственных организаций, оказывавших содействие местным властям в строительстве дорог, мостов, школ и т.д. Доводы приводятся оправданные (с точки зрения афганского менталитета): вы строите дорогу через нашу территорию и не спрашиваете у нас разрешения. Мы, мол, готовы оказать вам помощь, обеспечить охрану за соответствующую плату, а вы почему-то ведете переговоры только с кабульскими представителями, «с теми, у кого есть деньги и оружие. Карзай должен осознать, что он ничего не сделает без поддержки местных племен». (9)

В течение двух с половиной лет, прошедших со времени свержения режима талибов, продолжает идти война по принципу «племя на племя, деревня на деревню». При этом талибы и «Аль-Кайда» знают местную расстановку сил, дух, настроение местных жителей, традиции лучше, чем американцы, и не хуже, чем урбанизированные правительственные чиновники в Кабуле, пытающиеся править страной из столицы. Этот момент исключительно важен в условиях, когда центральное правительство имеет статус «переходного». Афганистаном веками правили именно племена, а власть эмиров была всегда ограничена Кабулом, куда лишь отправлялись обговоренные (с племенами, в первую очередь с титульными, т. е. с пуштунскими) пошлины и сборы. JRT не решают существующие проблемы, поскольку в результате их деятельности материальную помощь получает какое-то одно племя, а другие оказываются обделены. Соперничество и зависть при этом неизбежны, и вооруженные нападения продолжаются уже с целью завладения (или раздела) добычей.

Итак, ключевыми проблемами, требующими решения, на сегодняшний день являются следующие.

 

  1. Планирование и координация действий должны быть разработаны более детально и в более гибкой форме. Ориентация на осуществление конкретных мер должна варьироваться на международном, региональном, национальном и провинциальном уровнях.
  2. Международное сообщество, как единое целое, может принести стабильный мир в Афганистан, если каждой стране-донору будет выделен «отдельный участок ответственности».
  3. Самое серьезное внимание необходимо уделить строительству (реформированию, реструктурированию и усилению) государственных институтов. Правительство должно продемонстрировать свою силу в проведении ряда реформ, повышении ответственности за планирование действий в области безопасности.

Международные и американские эксперты, каждый по отдельности, понимали конкретные насущные проблемы, но, по всей вероятности, не были в силах противостоять нажиму американской администрации, стремившейся отрапортовать о достижениях в области «борьбы с терроризмом» и «установлении демократического порядка» непременно к дате проведения выборов в Афганистане и США.

Кроме того, необходимо разграничить подходы к развитию процессов на севере и на юге. Север — регион влияния нацменьшинств, постоянно враждующих между собой за передел собственности (земля, опиумные плантации, газ, уголь, промышленные предприятия). Но они объединяются, когда речь идет о противодействии пуштунам, то есть южным и юго-западным провинциям.

Пуштуны играют на двух полях — собственно афганском и пакистанском. Ссылаясь на опасность (реальную или воображаемую) присутствия в своем регионе талибов и бен Ладена, они «стригут» американцев, делая вид, что «трудятся в поте лица», охотясь за «террористом № 1». Чем дольше продлится «сезон охоты», тем больше дивидендов получат наиболее предприимчивые приграничные пуштуны. Осуществляя боевые операции на «афганско-пакистанском поле» (не забудем, что почти половина пуштунов проживает в Пакистане), американцы игнорируют опыт трех англо-афганских и одной советско-афганской войны. Ни Пентагон, ни ЦРУ не вели и не ведут индивидуальную работу с авторитетами в племенах Юга и Юго-Востока (отдельно!) и с лидерами вооруженных формирований Севера (отдельно!). В мусульманском мире нельзя действовать «нахрапом», а американцы привыкли именно к таким методам. В 1930-х гг. известный британский разведчик Лоуренс Аравийский в своих «Двадцати семи заповедях» писал: «Весь секрет обращения с арабами заключается в непрерывном их изучении. Будьте всегда настороже; никогда не говорите ненужных вещей, следите все время за собой и вашими товарищами.

Прислушивайтесь ко всему, что происходит, доискивайтесь действительных причин. Изучайте характеры арабов, их вкусы и слабости, и держите все это при себе… Ваш успех будет пропорционален количеству затраченной вами умственной энергии».

Некоторые американские политические деятели, как показывает международная практика, готовы тратить деньги, но не умственную энергию. Американская стратегия сделала упор на военном решении афганской проблемы, аргументируя свой выбор настоятельной необходимостью борьбы с международным терроризмом, намереваясь приписать себе лавры победителя с всемирным злом (предпочитая забывать, что этот «дракон» является порождением именно американской политики). Известный российский американист А. Уткин справедливо замечает: «Одно дело быть настороже, трезво обеспокоенным, а другое  сводить стратегию к битве с практически невидимым врагом». «Именно в этом, — подчеркивает автор, — и заключается сила терроризма — в подталкивании к иррациональным решениям, к эмоциональному всплеску вместо хладнокровного анализа. Чем дольше бьются США в Афганистане и в Ираке, тем вероятней, что боевая мощь Пентагона может многим показаться неэффективной». (10) Намереваясь взять бен Ладена «живьем», командование вооруженных сил США сначала отстранило от участия в «охоте» подразделения ISAF. Когда стало ясно, что основной враг ускользает, Пентагон постепенно пришел к мысли использования НАТО, одновременно рассчитывая разделить ответственность за свои неудачи с западными коллегами.

Все обозреватели и наблюдатели за ходом процесса президентских выборов в Афганистане сошлись во мнении о том, что первые «демократические» выборы можно признать состоявшимися. Отмечалась необычайная активность населения, хотя в первый же день разразился скандал, когда обнаружилось, что «несмываемые» чернила, использовавшиеся для того, чтобы избежать повторного голосования, и паста, применявшаяся для этой же цели при снятии отпечатков пальцев на некоторых избирательных участках, оказались вполне смываемыми. Оппозиция в лице 14 (15 — ?) кандидатов в президенты призвала к бойкоту результатов выборов. Однако афганский «Центризбирком», посовещавшись с американскими консультантами из состава представителей ООН, решил, что, несмотря на «определенные упущения», процесс может быть продолжен. Аргумент Карзая: «Из-за того, что 15 человек сказали «нет», мы не можем отрицать голосование миллионов». После разъяснительных бесед, проведенных с кандидатами послом США в Афганистане Залмаем Халилзадом, они сняли свои возражения и согласились (во имя единства народа) не чинить препятствий продолжению выборной кампании. (11) Практически все наблюдатели отмечали беспрецедентный нажим, оказанный «западными дипломатами» в Кабуле на оппозиционных кандидатов с тем, чтобы они не создавали препятствий для кандидатуры Карзая, обещая, что они выйдут из неприятной ситуации, «не потеряв лица», и смогут рассчитывать на «ролевые» должности в будущем правительстве. (12) Официальные представители администрации США уверенно заявляли, что Хамид Карзай набрал 51% голосов и второго тура не будет. 11 октября группа экспертов (13 человек), «тесно связанных с партией республиканцев США и финансируемая Агентством США по международному развитию» объявила, что Хамид Карзай одержит победу в президентских выборах подавляющим большинством голосов. (13) Была создана и специальная комиссия по расследованию нарушений, допущенных в процессе выборной компании.

Дж. Буш в своем предвыборном выступлении в Сент-Луисе заявил: «Сегодня подходящий день, чтобы вспомнить и поблагодарить мужчин и женщин наших вооруженных сил, которые освободили Афганистан». За прошедшие три года после вторжения ВС США в Афганистан они потерли около 100 военнослужащих, за последний год в стычках с талибами и при ведении боевых действий были убиты более тысячи человек из числа мирных жителей, служащих международных организаций, афганских солдат и полицейских. Лейтмотивом выступлений руководства администрации США (Дж. Буша — в первую очередь) после окончания выборов стали заявления о том, что «выборы в Афганистане означают успех внешней политики США, и могут стать ее зеркальным отражением в охваченном войной Ираке». Высказываются мнения (Джеймс Уилкинсон, помощник по связям советника президента по вопросам национальной безопасности) о том, что «эти выборы произошли в стране (Афганистане), где «свобода является новым понятием, это также новое понятие для Ирака. Совершенно ясно — эти выборы показывают, что эта идея захватит весь Средний Восток, который никогда не выражал такого страстного желания принять участия в голосовании». (14)

В ходе предвыборных дебатов между Дж. Бушем и Джоном Керри, последний объявил о «провале стратегии Буша» потому что по его (Буша) вине проведение выборов в Афганистане неоднократно переносилось, что 75% опиума поступает из Афганистана и что по этой причине сейчас умирает больше американцев, чем в прошлом году. Д. Керри заявил: «Афганистан, а не Ирак должен быть в фокусе борьбы с терроризмом». (15) 20 сентября 2004 г., выступая в Нью-йоркском университете, кандидат в президенты Д. Керри заявил: «Политика президента [Буша] в Ираке отвлекла наше внимание и средства от других, более серьезных, угроз Америке. Это, скажем, Северная Корея, которая практически обладает оружием массового уничтожения, включая ядерный арсенал,… Это усиливающаяся ядерная опасность от Ирана… Это тонны и килотонны необезвреженного химического и ядерного оружия в России… Это растущая нестабильность в Афганистане». В Афганистане, по словам Керри, полевые командиры контролируют большую часть страны, талибы перестраивают свои ряды, возрастает производство опиума, а «Аль-Кайда» продолжает строить планы и устраивать заговоры не только там, но и еще в 60 странах. Вместо того чтобы использовать вооруженные силы США, говорил Д. Керри, мы полагались на полевых командиров в стремлении захватить бен Ладена, когда он был окружен в горах, но скрылся. Затем мы перенаправили нашу цель и армию, и перешли от охоты за теми, кто устроил трагедию 11 сентября, к вторжению в Ирак. Теперь мы знаем, что Ирак не имел никакого отношения к событиям 11 сентября и не имел оперативных связей с «Аль-Кайдой»… У Джорджа Буша, продолжал Д. Керри, нет никакой стратегии в отношении Ирака. Вторжение в Ирак, по его мнению, сделало США «слабее в смысле безопасности и в войне против терроризма. У меня есть план, как действовать более решительно и более эффективно по проблеме борьбы с террором, и обеспечить нашу безопасность». Никаких планов Керри не раскрыл и, возможно, это дань обычной предвыборной риторике. Основной упор в своей предвыборной пропаганде он делает на беспроигрышных выпадах против Буша в отношении войны в Ираке, которую тот начал, не завершив окончательно операцию по стабилизации ситуации в Афганистане. Во внешнеполитической части своей предвыборной кампании Керри основной акцент делает на ошибочной стратегической линии Буша, которая заключается в поспешности перехода от одной военной операции (в Афганистане) к другой (в Ираке). Лозунг «борьба с терроризмом» был провозглашен Бушем через пять дней после воздушного нападения на башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и здание Пентагона.(16) Об Афганистане Керри говорит очень сдержанно, видимо, понимая, что на этом «поле» Буш оказался в более выигрышной ситуации. В пользу игры Дж. Буша на «афганском поле» можно записать следующие позитивы:

  • во главе временной администрации поставлен «свой человек» Карзай (которого «курирует» посол США, афганец по происхождению, З. Халилзад);
  • талибы не оказывают серьезного сопротивления, почти сломавшись под ударами американского воинского контингента и оказавшись между двух огней благодаря активной военной поддержке со стороны вооруженных сил Пакистана;
  • опубликованные данные свидетельствуют о поддержке большинством афганцев кандидатуры Карзая и его политики по обеспечению мира и безопасности в стране;
  • неуступчивые полевые командиры типа Исмаил Хана, Достума, Мохаккика поддались натиску Карзая, который, умело проводя политику «кнута и пряника», смог уговорить их не оказывать сопротивления проведению «свободных демократических» выборов;
  • сравнительно успешно проходит осуществление под эгидой ООН программы разоружения «частных армий» и демобилизации боевиков. По словам Халилзада, у них изъято 57% тяжелого оружия, 20 тыс. (из 50) боевиков распущены и разоружены(17) ;
  • Осама бен Ладен, хотя и не найден, но оказывается не в состоянии предпринять активных действий;
  • президент Пакистана Мушарраф оказывает полное содействие в операциях против талибов и «Аль-Кайды» в СЗПП;
  • иранцы при проведении выборной кампании сохраняли благожелательный нейтралитет(18) ;
    Основная задача: борьба с наркотрафиком и завершение программы разоружения и демобилизации отрядов местной милиции. Так выглядит картина, представленная республиканцами — сторонниками Буша. Что касается демократов (Керри), то об их невнятной позиции в отношении афганской проблемы частично упоминалось выше. В этом смысле представляет интерес мнение сторонника Керри, известного эксперта по Афганистану профессора Б. Рубина, который, кстати, являлся основной фигурой в процессе выработки новой конституции Афганистана(19). Поскольку приведенные выше аргументы, свидетельствующие о значительных успехах политики администрации Буша в Афганистане, сторонникам Керри опровергнуть было трудно, демократы сосредоточили свои усилия на жесткой критике мер по борьбе с наркопроизводством и наркоторговлей. По данным ЦРУ, количество земельных участков, засеваемых опиумным маком в Афганистане, увеличилось по сравнению с прошлым годом на 60%. А 96% нелегального товара, доставляемого в среднеазиатские государства из Афганистана, составляют героин или морфин, что означает значительное увеличение количества лабораторий по переработке опиума-сырца(20). Б. Рубин утверждает: «Наркотики в Афганистане — это экономика. Именно доходы от наркобизнеса обеспечивают импорт и поддерживают стабильность цен. Когда Д. Рамсфельд проезжает по Кабулу, он восторгается: «Это великолепно», имея в виду масштабы строительства в рамках программы реконструкции. Но ведь это сделано за счет наркобизнеса. Суммы, получаемые в Афганистане за счет наркоторговли, почти в два раза превышают размеры международной помощи».

    Администрация Буша предлагает для борьбы с наркопроизводством использовать опыт, применяемый в Колумбии: уничтожение посевов с помощью распыления химических веществ с воздуха. Для Афганистана такой способ неприменим, поскольку, говорит Б. Рубин, во-первых, здесь посевы мака занимают слишком большие площади и, во-вторых, «мы сотрудничаем с некоторыми основными наркоторговцами, которые являются нашими союзниками в нашей войне». Надо просто искать альтернативные варианты обеспечения жизнедеятельности населения. А распыление химикатов, кроме всего прочего, угрожает здоровью людей. В нынешней администрации есть влиятельные лица, настаивающие на методе распыления химикатов. Но это «уничтожит все позитивное, что мы стараемся здесь делать». Но получается, что министерство обороны к уничтожению посевов относится с осторожностью, войскам отдан приказ ничего в этом отношении не предпринимать. Один из влиятельных командиров, наш союзник по антитеррористической борьбе, был арестован с грузовиком, полным героина. Его отвезли на базу ВВС в Баграм и через три дня отпустили, он возвращен на свою должность командира одного из четырех крупных армейских гарнизонов. Военные говорят: «Это не наша работа». Сейчас США говорят: «Это наша работа», но то, как мы собираемся ее выполнять — не правильно. Нельзя уничтожить половину экономики путем введения силовых законов. Сейчас не разрабатывается ничего такого, что могло бы позволить экономике развиваться на законном основании(21). К достижениям афганского правительства Рубин относит смещение некоторых полевых командиров с должностей губернаторов и размещение в этих провинциях частей Национальной армии (на Севере), улучшение административного порядка и безопасности на западе страны. По его мнению, часть полевых командиров на прошедших выборах трансформировалась в политических лидеров, и они начали подготовку к предстоящим парламентским выборам, которые будут более тяжелым испытанием для Х. Карзая, его правительства и США.

    Борьба за президентское кресло в Вашингтоне сосредоточилась вокруг проблемы войны в Ираке. У соперников, по всей видимости, ситуация, сложившаяся в Афганистане, не вызывает особых опасений. Ни один из них не может выдвинуть возражений против очередных задач, сформулированных экспертами: 1) ликвидация остатков отрядов талибов, к которым нужно проявить «сбалансированный подход»: согласных сложить оружие — амнистировать и предоставить должности; строптивых — уничтожить; 2) демобилизация и разоружение оставшейся части отрядов «частных армий (в ООН разрабатывается план проведения кампании «деньги в обмен на сданное оружие»(22) ); 3) борьба с производством и сбытом наркотиков.

    Таким образом, во внешнеполитическом плане «афганская проблема» для претендентов на пост президента США не оказалась актуальной. А по остальным вопросам внешней политики в выступлениях Буша и Керри трудно было заметить какие-либо отличия. Они сходятся в отношении предполагаемых угроз для безопасности США. Расхождения в приводимых претендентами аргументах касаются в основном того, какие действия нужно было бы предпринять раньше или позже, а также в использовании тех или иных методов борьбы с терроризмом. Стратегический же курс внешней политики США по проблеме Афганистана существенных изменений не предполагает.

    В то же время довольно четко звучат мнения о том, что еще рано говорить о безоговорочной победе курса США в Афганистане, «гарантом» которого считается Хамид Карзай. Хусейн Хаггани(23) полагает, что в личности Карзая афганцы видят в большей степени «посредника», при помощи которого можно получить помощь от США и других доноров, а это не значит, что они разделяют его политическую платформу. «Процесс идет вперед, практически ничего не меняя», — сказал Хаггани. Надо еще подождать весны 2005 года и результатов парламентских выборов, в ходе которых станет ясно, сколько полевых командиров и наркоторговцев войдет в высшие органы власти страны. От этого будет зависеть, не превратится ли Афганистан в «центрально-азиатскую версию Колумбии». А окончательный вывод можно будет сделать после того, как будет (и будет ли?) сокращаться присутствие Соединенных Штатов в стране (и регионе)(24).

    По всей видимости, администрации Соединенных Штатов удалось «уломать» оппонентов Х. Карзая в первую очередь обещанием предоставления постов в будущем правительстве и щедрыми посулами. Впрочем, сомнений в этом и не могло быть, поскольку слишком велика ставка с геополитической точки зрения: Афганистан — это «пуп» стратегически важного центральноазиатского региона. В то же время представляется, что «борьба с международным терроризмом» — предлог для усиления влияния США и укрепления позиций НАТО в данном регионе. Об этом свидетельствует намерение американской администрации, высказанное министром обороны Д. Рамсфельдом в ходе его визита на Балканы (об этом ниже), оказать давление на своих союзников по НАТО в решении вопроса об объединении под своей эгидой НАТО и ISAF в Афганистане при решении военных проблем(25).

    Общее впечатление от оценок, высказываемых зарубежными экспертами по поводу политики США и НАТО в Афганистане, можно определить как растерянность и разочарование, наступившие после наблюдения результатов «несрабатывания» вроде бы проверенных методов. Изучая обстановку, складывающуюся в Центральной Азии в результате осуществления Соединенными Штатами принципа «переноса войны на территорию противника», исследователи отмечают: дислокация в этом регионе вооруженных сил «увеличивает степень угрозы и американским интересам, и американскому военному персоналу»(26). Вряд ли можно считать достаточно весомым аргумент о том, что расширение системы и увеличение количества военных баз США за рубежом послужит надежным щитом против террористических нападений на территорию самих США. Соединенные Штаты оказывают нажим на своих союзников по НАТО, намереваясь в 2005-2006 гг. полностью возложить на НАТО миссию в Афганистане. Об этом шли дискуссии на совещании представителей НАТО, которое состоялось в Румынии.

    Как известно, в настоящее время войска США действуют отдельно от воинских подразделений ISAF. Первые заняты осуществлением боевых операций по «добиванию» остатков отрядов талибов и «Аль-Кайды», вторые, подчиняясь командованию НАТО, — не принимают участия в боевых действиях. ISAF выполняет функции поддержания безопасности, возложенные на них ранее в связи с уже состоявшимися президентскими выборами, а также выделили часть личного состава своих войск для оказания содействия ПКВ, дислоцирующимся в Северном Афганистане. Теперь речь идет о том, чтобы объединить американский контингент и ISAF под единым командованием НАТО. Цель — расширить плацдарм действий объединенных (под эгидой НАТО) «миротворческих сил» (ISAF) и американского контингента в направлении, предусматривающем ведение ими боевых действий в западных провинциях. Таким образом, НАТО планирует заставить своих союзников перейти от исполнения миротворческих функций к участию в боевых действиях, то есть выдвинуть отряды ISAF, пока еще дислоцирующиеся в Кабуле, на передовые позиции в западных провинциях Афганистана, т. е. — к границе с Ираном.

    Перед кампанией по президентским выборам ISAF увеличила численность своих «миротворцев» с 6.500 до 9.000. Сейчас разговор (разговор трудный, по словам представителя США в НАТО Николаса Бернса) идет о прямом участии ISAF в боевых действиях, чего ранее не предусматривалось. Кроме того, членам ISAF представители США навязывают теперь и другую функцию — ведение антитеррористических операций. 13 октября на совещании министров обороны стран-членов НАТО по вышеуказанному вопросу выяснилось, что с критикой этого предложения «решительно» выступают Германия и Франция. Министр обороны Германии заявил, что германские войска «не будут участвовать в боевых операциях в Афганистане» . В ответ, американские представители стали предлагать комбинированные варианты, при которых могут применяться боевые и миротворческие функции частей ISAF.

    Тем не менее, хотя официально ни о каком решении не было объявлено, наблюдатели сообщили, что «большинство членов НАТО, возможно, согласятся с объединением 20.000 миротворцев и 9.000 боевых подразделений под флагом НАТО» . Можно констатировать, что в стратегическом плане США — под предлогом угрозы международного терроризма — продолжают оказывать давление на своих союзников с целью наращивания военного присутствия НАТО в Центрально-азиатском регионе. США и НАТО настойчиво добиваются вовлечения в боевые действия на территории Афганистана как можно большего числа стран не только старых членов НАТО, но и «новоиспеченных» — из стран распущенного Варшавского договора. Если это произойдет, то никто не может исключить осуществления исламистскими радикальными группировками в качестве ответной меры терактов уже в странах Восточной Европы. В ходе своего визита в конце октября с. г. в страны центральноазиатского региона генеральный секретарь НАТО Я. Шеффер выразил признательность лидерам Киргизстана и Казахстана за поддержку операций, проводимых войсками коалиции НАТО в регионе, учитывая, естественно, что Казахстан является единственной страной региона, направившей свой воинский контингент в Ирак. Основная цель встреч Я. Шеффера с ответственными лицами «бывших советских центральноазиатских народностей» — добиться соглашения об установлении транзитного сообщения «для обеспечения стратегической поддержки, когда ISAF осуществляет экспансию в западный Афганистан». В свете новых предложений США о включении ISAF в боевой потенциал НАТО с переносом тяжести действий на западные границы Афганистана вполне допустимо, что Вашингтон анализирует возможности использования Афганистана как плацдарма для противостояния ядерным амбициям Ирана. Во всех случаях стратегическая цель руководства США просматривается в виде втягивания как можно большего числа государств и правительств в «антитеррористический альянс», в котором лидирующую роль играла бы НАТО во главе с США.

    В связи со складывающейся ситуацией, действия руководства РФ в части заключения договоров с некоторыми странами СНГ о размещении российских военных баз на их территориях вполне резонно можно рассматривать, как адекватный ответ на явно наступательную тенденцию в стратегии США в центральноазиатском регионе.

 


  1. Date set for landmark Afghan vote// BBC. — 2004. — July, 10 (URL: http://www.rebuild-afghanistan.com).
  2. International Security Assistance Forces.
  3. EU concerns at Afghan leader’s ties to warlords// Reuters. — Brussels, 2004. — July 7.
  4. Minimal investments, minimum results: The failure of security policy in Afghanistan. — Afghanistan Research and Evaluation Unit. — 2004, 29 June.
  5. Minimal investments, minimum results: The failure of security policy in Afghanistan. — Afghanistan Research and Evaluation Unit. — 2004, 29 June.
  6. Создание Объединенных региональных команд (JRT) из военнослужащих, работников социальной сферы, инженеров, медиков и представителей госдепартамента, направляемых в регионы, должно было, по замыслу американского командования, помочь Хамиду Карзаю распространить власть своего правительства за пределами Кабула. Предполагалось разместить JRT по всей стране — в частности, в Бамиане, Мазар-и-Шарифе, Герате, Гардезе, Джелалабаде и Кандагаре. Их создание началось весной 2003 г. Решение о размещении в регионах Афганистана нескольких JRT накануне вторжения США в Ирак должно было также продемонстрировать, что американцы не собираются покидать Афганистан.
  7. International Crisis Group, ICG.
  8. Lobe, Jime. US in search of allies in Afghanistan// URL: http://www.atimes.com.
  9. Key to governing Afghans: the clans. By Scott Baldauf// The Christian Science Monitor. — New York, 2004. — June, 24.
  10. Уткин А. Слабые места колосса// Литературная газета. — М., 2004. — 9-15 июня. — С. 10.
  11. Fox, David. Afghan Poll Crisis Subsidies as Karzai Rivals Back Off// World-Reuters. — 2004. — October, 10.
  12. Karzai Interview. Ahmed Rashid in Kabul// Daily Telegraph. — London, 2004. — October, 9; Rashid, Ahmed. Afghan// Wall Street Journal. — New York, 2004. 0 October, 11; Constable, Pamela. Afghan Election Concerns Subside// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 11.
  13. Exit Poll. Projects Karzai as Winne// AP-Asia. — 2004. — October, 12.
  14. Wright, Robin. Election Touted as Model for Iraq// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  15. Wright, Robin. Election Touted as Model for Iraq// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  16. Gellman Barton and Linzer Dafna. Afghanistan, Iraq: Two Wars Collide// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 22.
  17. Khalilzad Identifies Challenges Facing New Afghan Government. — Documents & Texts From the Washington File. -2004. — October, 21. — URL: http://usinfo.state.gov
  18. Khalilzad Identifies Challenges Facing New Afghan Government. — Documents & Texts From the Washington File. -2004. — October, 21. — URL: http://usinfo.state.gov
  19. Barnett, Rubin. Afghan Elections «Remarkable and Positive» (Interview). — 2004. — October, 23. — URL: http:// www.CFR.org
  20. Отметим, что посол США в Афганистане З. Халилзад, выражающий точку зрения нынешней администрации Буша, на пресс-конференции в Вашингтоне 21 октября 2004 г., заявил, что число таких лабораторий невелико и их следует просто уничтожить, что и решит проблему.
  21. Общий доход от продажи опиума в 2003 году составлял 2.3 млрд. долларов, а прибыль от легальной экономики всей страны оценивалась в 4.1-4.2 млрд. Ни в одной стране мира не наблюдается таких пропорций между легальной и нелегальной экономиками.
  22. Afghanistan: Commanders to receive cash to surrender military units// IRIN. — 2004. — October, 20.
  23. Эксперт «Carnegie Endowment for International Peace».
  24. Wright, Robin. Election Touted as Model for Iraq// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  25. Burns, Robert. U.S. Urges NATO to Take Afghan Mission. — AP, Poiana Brasov, Romania. — 2004. — October, 12.
  26. Уткин А. Слабые места колосса// Литературная газета. — М., 2004. — 9-15 июня. — С. 10. Выделено в тексте автором цитируемой статьи.
  27. Burns, Robert. U.S. Urges NATO to Take Afghan Mission// Europe AP, 2004. — October, 12.
  28. White, Josh. NATO Considers Joint Mission in Afghanistan// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  29. White, Josh. NATO Considers Joint Mission in Afghanistan// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  30. White, Josh. NATO Considers Joint Mission in Afghanistan// Washington Post. — Washington, 2004. — October, 13.
  31. Термин редакции «Associated Press».
  32. NATO to increase cooperation with ex-Soviet Central Asian nations for stability in Afghanistan. — 2004. — October 19. — URL: http://asia.news.yahoo.com/041019/ap/d85qirtg5.html

Источник: Афганистан и безопасность Центральной Азии. Вып. 1/ под ред. А.А. Князева. Бишкек-2004


Быстрая доставка материалов в Telegram

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы

Авторы

САБИР Фахим
ПОЙЯ Самеулла
Ольга МИТРОФАНЕНКОВА
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
МОЖДА Ахмад Вахид
Дмитрий МИЛОСЕРДОВ
Все авторы