» Вслед за Заливом: просчитывает ли Афганистан сближение с Израилем

Опубликовано: 20.09.2022 21:00 Печать

Taliban Movment

Автор: Игорь СУББОТИН

Громким скандалом обернулось интервью официального представителя «Талибана» (запрещен в России) Мохаммада Наима каналу «Аль-Джазира». Член политического офиса в разговоре с журналистами не стал исключать установления контактов между Афганистаном и Израилем, что вошло в противоречие с ранними заявлениями его соратников. Источники «Афганистан.Ру» сообщили, что с Наимом пришлось провести «воспитательную» беседу, однако допустили, что таким образом часть талибских лидеров намеревалась сдвинуть с мертвой точки вопрос о признании. Тем более, что прагматизм в отношении Израиля с 2020 года показывают аравийские игроки, с которыми у Кабула налажены особые связи.

Собеседники «Афганистан.Ру», знакомые с ситуацией, объяснили действия пресс-офиса «Талибана», который дал обратный ход высказываниям Наима в разговоре с «Аль-Джазирой». Как минимум два политических источника рассказали, что с доктором Наимом была проведена серьезная беседа после того, как он мягко прокомментировал идею сближения с Израилем. Впрочем, один из инсайдеров «Афганистан.Ру» не исключил, что таким образом контролирующее Кабул движение предприняло попытку вызвать эмпатию у лоббистских структур еврейской общины в США для того, чтобы разморозить ситуацию вокруг своего признания. Вместе с тем он сделал оговорку: подобная риторика внутри «Талибана» не может снискать понимания ни на каком уровне.

Скандал разгорелся в этом месяце, когда, отвечая на наводящие вопросы журналиста, доктор Наим не стал исключать возможность установления дипломатических отношений с Израилем. «Наша политика заключается в том, чтобы решать проблемы путем диалога и взаимопонимания со всеми, – подчеркнул официальный представитель политического офиса. – У кого есть проблема и кто хочет ее решить, то мы полностью готовы». Когда интервьюер решил уточнить, распространяется ли этот подход и на Израиль, с которым арабский мир начал массово оформлять связи с 2020 года, Наим ответил: «А какая у нас проблема с Израилем? Следующее, что кто-то спросит, будет: есть ли желание (вести диалог. – прим. «Афганистан.Ру») с Марсом».

Высказывания заставили ивритоязычные издания размышлять о готовности Афганистана присоединиться к Авраамовым соглашениям – серии сделок о нормализации контактов между Израилем и странами исламского мира. Тем более, что ремарки Наима создали резкий контраст с тем, что «Талибан» говорил спустя считанные недели после падения администрации Ашрафа Гани в 2021 году. Тогда в разговоре с российскими агентствами представитель группировки Сухейль Шахин заявил о стремлении Кабула нормализовать отношения со всеми игроками, кроме Израиля. «Мы хотим иметь отношения с другими странами, но Израиля нет среди этих стран. – пояснил он. – Мы хотели бы иметь отношения со всеми странами региона и соседями, а также со странами Азии».

Разница подходов

В рамках Авраамовых соглашений одними из первых с Израилем открыто установили дипломатические контакты Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) – один из аравийских центров силы, обладающий связями с частью высшего звена талибских командиров. После того, как внутри движения стали давать о себе знать концептуальные разногласия, связанные с вопросами внутренней и внешней политики, большую популярность приобрел тезис, что конфликтующие группы влияния имеют поддержку совершенно разных аравийских игроков. К примеру, близкие к Катару издания заметно форсировали тему стремления Эмиратов укрепить и расширить контакты с членами «Сети Хаккани» (запрещена в России) – наиболее радикальной фракцией талибов.

Иные подходы демонстрировала Доха – твердый антагонист концепции Авраамовых соглашений, который развивал контакты преимущественно с базирующимся на ее территории политическим офисом «Талибана», то есть с группой политических прагматиков из окружения Абдул Гани Барадара, имеющих реноме умеренной фракции. Принято считать, что после формирования временного правительства в Кабуле степень ее воздействия на механизм принятия государственных решений была несколько редуцирована. По крайней мере, именно такие интерпретации у экспертов вызывают принятые с 2021 года инициативы, отличающиеся жесткостью подходов. Например, решение о сохранении ограничений в сфере женского образования.

В этих обстоятельствах нетрудно предположить, что некоторые модели поведения во внешней политике талибские группы влияния с легкостью могли бы импортировать у тех внешних партнеров, с которым сложились наиболее близкие отношения. Тем более, что действующие власти в Кабуле нуждаются в любых средствах международной легитимации. Другой вопрос, что израильская сторона вряд ли бы оценила интенсивность контактов между «Талибаном» и такими вооруженными силами палестинского сопротивления, как ХАМАС, которые в 2021 году поспешили поздравить афганскую группировку с военной победой. По распространенным экспертным оценкам, триумф талибов оказал на палестинцев серьезный мобилизующий эффект.

Сигнал миру

В разговоре с «Афганистан.Ру» исламовед и эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов выразил сомнение в том, что на заявления Наима повлияли государства Персидского залива, успевшие восстановить контакты с Израилем «У «Талибана» изначально была концепция «ноль проблем с соседями» и с иными государствами», – обратил внимание аналитик. С другой стороны, как заметил Семенов, между Кабулом и ближневосточным союзником США не стоят неразрешимые практические вопросы – только фундаментальные проблемы, касающиеся Иерусалима и палестинского досье в целом. «Им с Израилем особо делить нечего, а отношения с ним будут определяться отношением к Израилю исламского мира», – отметил эксперт.

В свою очередь, экс-спецпредставитель Госдепа США по политическому транзиту в Сирии Фредерик Хоф, который в эпоху администрации Барака Обамы, прорабатывал вопрос о сближении властей Израиля и официального Дамаска, пояснил «Афганистан.Ру», что ремарки Наима могут не отражать сдвигов в политике. «В конце концов, когда репортер попытался конкретизировать готовность талибов иметь отношения с Израилем, тот переключился на планету Марс, – заявил Хоф, поиронизировав на тему возможной смены спикера в политическом бюро талибов. – В любом случае, недавний обмен пленными между США и талибами может, и без вмешательства третьей стороны, открыть дверь для улучшения прямой коммуникации между Вашингтоном и Кабулом».

Экс-депутат израильского парламента и глава международного экспертного центра ICES Александр Цинкер напомнил «Афганистан.Ру» о высказанной в 2021 году позиции Шахина. «Но идет время, заработало соглашение Авраама, и сегодня ряд арабских стран Залива не только заключил мирные договоры с Израилем, но и активно расширяет двустороннее сотрудничество. Видимо, поэтому Мохаммад Наим в интервью не исключил возможность диалога, – допустил эксперт. – Правда, он тут же огласил условие: диалог должен проходить в рамках шариата и национальных интересов». В связи с этим собеседник «Афганистан.Ру» склоняется к выводу, что такая риторика талибов адресована не Израилю, а мировому сообществу в целом.

Бывший израильский законодатель обратил внимание на то, что за год нахождения у власти почти никем не признанное правительство талибов мало чего добилось на международной арене. «Поэтому готовность «Талибана» говорить со всеми странами, – это его стратегическая задача, то есть задача талибов, а не Израиля, – пояснил Цинкер. – Пока Афганистан, по мнению Штаба по борьбе с террором при министерстве обороны Израиля, попал в самую опасную группу стран, куда запрещены поездки израильтянам в преддверии праздника Рош ха-Шана – Нового года по еврейскому календарю». В списке приоритетов работы со странами Большого Ближнего и Среднего Востока талибский Афганистан занимает сейчас далеко не первые позиции, заключил эксперт.

Игорь Субботин


Быстрая доставка материалов в Telegram

Средний Восток

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
ИВАНОВ Валерий
ДАНИШ Фахим
Омар НЕССАР
КОСТЫРЯ Анатолий
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
Все авторы