» На «линии Дюранда» появились «русские талибы»

Опубликовано: 29.05.2009 09:54 Печать

Автор: СЕРЕНКО Андрей

Об авторе: Андрей Николаевич Серенко – эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).


Россия нашла общий язык с некоторыми пуштунскими лидерами движения Талибан и сегодня контролирует одну из вооруженных группировок талибов в зоне афганско-пакистанского пограничья. Эта новость стала одной из самых обсуждаемых в Кабуле в мае 2009 года. Впрочем, пока она обладает лишь исключительно статусом слуха.


Как сообщают источники Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) в афганской столице, первые слухи о «русском следе» в пакистанских провинциях Северный и Южный Вазиристан появились несколько месяцев назад – после того, как боевики пакистанского крыла Талибана взорвали стратегически важный мост в Хайберской долине, через который осуществлялось снабжение сил западной коалиции в Афганистане.


Напомним, что это произошло практически одновременно с решением официального Бишкека закрыть на территории Киргизии американскую военную базу Манас. Тогда, кстати, совпадение по времени этих двух событий – закрытия базы Манас и атаки талибов на хайберский мост – привлекло внимание некоторых экспертов (в том числе и в России). Однако отсутствие каких-либо иных (помимо хронологических) достоверных и доступных признаков взаимосвязи между «сносом» Манаса и сносом моста в Хайбере не позволило связать эти два инцидента «русским узлом». Притом, что мало, кто тогда сомневался, что киргизские власти приняли решение о закрытии американской военной базы под жестким прессингом Кремля.


В мае эксперты в Кабуле уже более уверенно связывали между собой «киргизский» и «хайберский» инциденты. Основанием для нового поиска у них скрытых общих оснований стали внезапно активизировавшиеся слухи о «русском присутствии» на территории пуштунских племен, которая контролируется движением Талибан. Так, кабульские инсайдеры сообщают, что российские представители якобы сумели в последнее время наладить контакт с рядом командиров пакистанских талибов, действующих в вазиристанских провинциях и, в частности, в районе Хайберского перевала. В итоге этих сепаратных контактов в афганско-пакистанском пограничье – опять-таки якобы — даже возникла «пророссийская группировка» Талибана, которая, фактически, сегодня контролируется Москвой. По данным других инсайдерских источников в афганской столице, в Вазиристане (Пуштунистане) действует уже несколько группировок «русских талибов».


Заметную майскую активизацию слухов о появлении «кремлевского Талибана» в афганском общественном мнении и экспертом сообществе Кабула, вероятно, можно объяснить не только запоздалой реакцией на киргизско-хайберские события многомесячной давности. С конца апреля внимательные наблюдатели не могли не заметить растущего внимания Москвы к пуштунскому и, в том числе, «талибскому» фактору в афганской и пакистанской политической жизни.


Во-первых, наряду с ритуальными повторениями российскими официальными лицами дипломатических «мантр» о необходимости поддержки усилий мирового сообщества в его непримиримой борьбе с международными террористами в Афганистане и Пакистане (одно из последних таких заявлений было сделано 26 мая постоянным представителем РФ при ООН Виталием Чуркиным на заседании Совета безопасности ООН, в ходе которого российский дипломат передал «озабоченность» Кремля распространением влияния талибов), неофициальные лица, связанные с влиятельными группами российской элиты, предпринимали попытки публичного политического «отмыва» Талибана. Такие попытки делались, например, через некоторых депутатов Государственной думы РФ, а также через «независимых» политологов, критикующих в российских СМИ «режим Хамида Карзая» и отыскивающих — через «карзаевские социальные язвы» — прогрессивные черты в движении «яростных мулл».


Во-вторых, с санкции российского правительства и при непосредственном участии его представителей в Москве в середине мая состоялся «российско-афганский форум», на котором, как отметили средства массовой информации, впервые были замечены не только многочисленные представители пуштунских элит (что, кстати, вызвало негативную реакцию у представителей бывшего «Северного альянса»), но и фигуры, связанные с Талибаном. Так, например, среди гостей «форума» оказался афганский депутат от провинции Нангархар Мохаммад Хашим Ватанваль, ныне (по его же собственным словам, сказанным корреспонденту издания «Газета») талиб. Примечательно, что представители «умеренных талибов» и пуштунских элит находились в одном зале «форума» в центре Москвы с представителями высшего российского политического руководства, людьми, входящими в ближний круг премьер-министра РФ Владимира Путина.


Следует подчеркнуть, что майский визит «умеренных талибов» и пуштунских лидеров в российскую столицу не остался незамеченным в Пуштунистане. По словам ряда кабульских экспертов, «российско-афганский форум» был весьма позитивно встречен пуштунами в восточных провинциях Афганистана и – особенно – пакистанскими пуштунами. Очевидно, что в разгар санкционированной США операции пакистанских вооруженных сил против тыловой инфраструктуры Талибана в долине реки Сват, присутствие пуштунских представителей в Москве было воспринято, как сигнал о готовности России поддержать пуштунов и талибов. На этом информационном и эмоциональном фоне и появились в Кабуле слухи о возникновении отрядов «русского Талибана».


Наконец, — и это, в-третьих, частью «новой пуштунской («талибской») стратегии» Кремля, очевидно, является поиск контактов с влиятельными фигурами в пакистанских силовых структурах. Именно об этом говорит начавшийся в конце мая частный визит в Москву бывшего диктатора и президента Пакистана генерала Первеза Мушаррафа. Как сообщили российские СМИ, у бывшего пакистанского лидера, отстраненного от власти американской администрацией, запланирована неофициальная встреча с премьер-министром Владимиром Путиным.


Можно не сомневаться, что прием в Москве генерала Мушаррафа (который был одним из военно-политических архитекторов Талибана и успешно контролировал талибские группировки в районе Хайберского перевала) приведет к новой волне слухов о связях России с афганскими и пакистанскими «яростными муллами». Вероятно, некоторые российские политики хотели бы использовать фигуру обиженного на американцев Первеза Мушаррафа в качестве генерального посредника для выстраивания новых политических коммуникаций, как с влиятельными пакистанскими силовыми структурами, так и с пуштунскими лидерами Талибана.


Сегодня вряд ли кто-то сможет точно предсказать, насколько успешной окажется новая политическая интрига России в афганско-пакистанском пограничье. На наш взгляд, российская игра с талибами, пуштунскими лидерами и такими персонажами, как генерал Мушарраф, весьма рискованна и может обернуться стратегическим поражением Кремля в регионе Центральной и Южной Азии. В пользу такого вывода есть несколько серьезных аргументов.


1.Россия никогда не была сильным игроком на пуштунском политическом поле. Традиционно Кремль опирался в афганском регионе на таджиков и узбеков («Северный альянс»). Пуштуны же столетиями относились к западной, прежде всего, британской сфере влияния. Последние 20-25 лет в игре на пуштунском поле активно участвуют американцы. Чтобы сломать сложившуюся за десятилетия политическую архитектуру вдоль «линии Дюранда» Москве одного «российско-афганского форума» и частного визита генерала Мушаррафа мало. Для этого необходима специальная политическая и финансовая инфраструктура в регионе, многочисленные и преданные лоббистские группы в Кабуле, Кандагаре, Исламабаде, Пешаваре, Равалпинди. А этого у Москвы нет.


2.В ответ на попытку проникновения на пуштунское политическое пространство в отношении России могут быть предприняты жесткие санкции со стороны США. Центрально-азиатские режимы (Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Казахстан) и так все плотнее встраиваются в систему атлантического взаимодействия (в том числе, и через участие в «афганском проекте» США и НАТО). В случае действительного появления «русского следа» в Пуштунистане, американцы вполне могут сформулировать «асимметричный ответ» Кремлю, активизировавшись на центрально-азиатском направлении, в традиционной сфере влияния РФ. И неизвестно, чье проникновение в чужую сферу интересов окажется эффективнее.


3.Заигрывание Москвы с пуштунскими элитами наверняка не понравится до сих пор традиционным партнерам России в Афганистане – таджикам и узбекам. Лидеры «Северного альянса» вполне могут расценить это как предательство со стороны северного соседа и также начать искать нового политического счастья с американцами и их партнерами по НАТО. В итоге российское правительство – при малейшей политической ошибке — способно потерять «старых друзей» в Афганистане и Центральной Азии, а вот приобретет ли новых – еще большой вопрос.


4.Наконец, поиск Кремлем политических партнеров в Пуштунистане через прямые контакты с племенными и религиозными пуштунскими вождями (включая «умеренных талибов»), а также заигрывание с такими одиозными политиками, как генерал Мушарраф, неизбежно приведет к охлаждению отношений между Москвой и официальными Кабулом и Исламабадом. В перспективе это также способно привести к напряженности в отношениях и с Нью-Дели. Сомнительно, что такие перспективы устраивают ответственных российских политиков.


Кстати, негативная реакция на информацию о предстоящем визите Первеза Мушаррафа в Москву уже начала поступать из Кабула. Как многозначительно пошутил в разговоре с корреспондентом информационного портала «Афганистан.Ру» один из влиятельных афганских экспертов, «вполне возможно, что из России генерал Мушарраф, получив заверения в дружбе, вернется с идеей нового военного переворота в Исламабаде».


В заключении следует напомнить, на таком сложном политическом игровом поле, как пространство «линии Дюранда», субъект игры в определенной ситуации легко превращается в ее объект. Другими словами, без надежных политических и экономических «козырей» Россия в Пуштунистане сама способна стать параллельным игровым полем, объектом чужой и враждебной игровой комбинации.


Заматеревшие за десятилетия в игре на противоречиях великих держав пуштунские лидеры вряд ли изменят собственной политической традиции. Их нынешние восторги в отношении едва лишь проявляющегося «нового российского курса» в Афганистане, на наш взгляд, не более, чем азарт холодного и расчетливого профессионального охотника, предвкушающего получение хорошей добычи в результате стычки двух «слонов» — российского и американского – ошибочно думающих, что именно они являются «царями зверей» в этих пуштунских политических «джунглях».


Фото: virtualtourist.com


Быстрая доставка материалов в Telegram

Безопасность

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
ДУБНОВ Аркадий
КАМЕНЕВ Сергей
ЭБАДИ Сагар
ПАНФИЛОВА Виктория
Анита АХМАДИ
Все авторы