» Политика недели: Кто вошел в правительство талибов

Опубликовано: 13.09.2021 11:03 Печать

Талибы на переговорах в Дохе

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе «Талибан» объявил состав правительства — оно практически моноэтничное, а половина списка находится под санкциями Совбеза ООН. Мы проанализировали, кто вошел в правительство, что может стоять за этим выбором и как отреагировали в мире на новый кабинет.

Почему затянули с правительством

Состав новой администрации «Талибан» (запрещено в РФ) объявил 7 сентября, спустя 23 дня после взятия Кабула. Одни инсайдеры видели причину такого затягивания в длящемся сопротивлении провинции Панджшер, другие — в разногласиях внутри самого движения между радикальным крылом, которое возглавляет Хаккани, — и умеренными талибами, сторонниками муллы Барадара. Внутренние противоречия оказались настолько сильны, что стали причиной нескольких перестрелок в Кабуле. 3 сентября в таком столкновении погибли 17 человек, более 40 были ранены, а на прошедшей неделе, по свидетельствам очевидцев, была стрельба в Арге — президентском дворце. Индийские СМИ сообщили, что мулла Барадар тяжело ранен в перестрелке и отправлен в Пакистан на лечение. После по Кабулу поползли настойчивые слухи, что Барадар погиб.

Мирить враждующие стороны, как полагают инсайдеры, в Кабул прилетал глава пакистанской разведки генерал Фаиз Хамид, — и буквально через день после его отлета состав правительства был объявлен.

Вскоре после этого в СМИ и социальных сетях стали распространять голосовое сообщение, в котором человек, голос которого похож на голос одного из лидеров «Талибана», жалуется на состав нового правительства и критикует Пакистан «за уничтожение всего». Человек на аудиозаписи говорит, что талибы планировали другой, более инклюзивный, состав правительства, но глава ISI Хамид Фаиз «разрушил все будущее Афганистана, и ожидается новая война». Проверить подлинность записи не представляется возможным, однако аудиозапись стала вирусной, поскольку ее посыл совпал со сложившимися представлениями о том, что Пакистан не просто помогает «Талибану», в том числе вооружением и военной техникой, но и пытается осуществлять общее политическое руководство — раз генерал Хамид Фаиз демонстративно прилетел в Кабул накануне объявления правительства и перед разгромом Панджшерского сопротивления.

Нельзя сказать, что все талибы готовы слушать указания из Исламабада. Некоторые инсайдеры уверены, что умеренные талибы вообще выступали против визита главы ISI (и подлинность аудиозаписи у многих не вызывает сомнений, поскольку отвечает настроениям части талибов). Ранее те же умеренные талибы выступали против визита в Кабул министра иностранных дел Пакистана Шах Махмуда Куреши.

Инсайдеры уверены, что визит Куреши в Кабул должен был продемонстрировать всем внешним игрокам ведущую роль Пакистана и уровень его влияния на талибов. Это особенно важно для Исламабада сегодня, когда в регионе развернулась серьезная конкуренция между Катаром и Пакистаном. Большинство западных стран уже переместили свои дипломатические миссии в Доху, что повышает значение Катара и положительно сказывается на имидже этого государства, которое выстраивает свою независимую политику в регионе Персидского залива. И Исламабаду важно продемонстрировать свои преимущества в посредничестве между западными странами и талибами.

В субботу, 11 сентября, глава ISI пригласил коллег из стран региона, в том числе из России, на встречу, чтобы обсудить афганскую повестку. До того министр иностранных дел Пакистана тоже собирал на онлайн-встречу коллег из региона, и тоже с намерением выработать региональную стратегию по Афганистану.

Тем временем министр иностранных дел Катара Мухаммад бен Абд ар-Рахман аль-Тани стал первым из чиновников его уровня, кто посетил Афганистан после прихода талибов к власти, и встретился с новым премьер-министром муллой Мохаммадом Хасан Ахундом, вице-премьером Абдул-Саламом Ханафи, министром иностранных дел Амир Ханом Мутаки, министром обороны муллой Якубом и министром внутренних дел Сираджуддином Хаккани. На встрече не было муллы Барадара, что оживило бродившие слухи о его возможной гибели.

Отсутствие Барадара на важной встрече с катарским министром может свидетельствовать и о том, что вражда между кланом Хаккани и первым вице-премьером не затихает.

Позже катарский министр встретился с бывшим президентом Афганистана Хамидом Карзаем и бывшим главой Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой.

Первые лица и силовой блок

Мы проанализировали, кто вошел в правительство Афганистана: посмотрели национальность, биографию и присутствие в санкционных списках Совбеза ООН. Опубликованы 33 фамилии, среди них большинство — пуштуны, один узбек и два таджика. Ни одной женщины. 17 человек включены в санкционный список СБ ООН.

Итак, первые лица и силовой блок.

Премьер-министр — мулла Мухаммад Хассан Ахунд. Пуштун. Уроженец Кандагара, один из основателей «Талибана». Входил в Высший совет движения. Считался ближайшим соратником и политическим советником муллы Омара, основателя движения, близок к нынешнему духовному лидеру талибов мулле Хайбатулле Ахундзада. Во время предыдущего правления занимал посты первого заместителя премьер-министра, министра иностранных дел, губернатора Кандагара. Находится в санкционном списке СБ ООН. Предыдущие годы не вел публичную деятельность, жил, по данным афганских СМИ, в Пакистане.

Первый вице-премьер — мулла Абдул Гани Барадар. Пуштун. Уроженец Урузгана, вырос в Кандагаре. Один из основателей движения, был близок к мулле Омару. Занимал посты министра обороны, заместителя муллы Омара, возглавлял военное крыло «Талибана». После свержения режима талибов — руководитель Кветтской шуры. Организовывал операции талибов против афганского правительства и международных сил содействия безопасности. Барадар был арестован в Пакистане в 2010 году, в 2018-м освобожден под давлением США, сразу после этого возглавил политический офис движения в Катаре. Барадар пользовался авторитетом у всех фракций движения, и его освобождение и назначение выглядело, как попытка США добиться исполнения дохинских соглашений всеми членами движения. Находится в санкционном списке СБ ООН.

Второй вице-премьер — Маулави Абдул Салам Ханафи. Узбек. Уроженец Фарьяба. Религиозное образование получил в Пакистане. Много лет играл важную роль в налаживании контактов между талибами и узбеками Афганистана. Во время правления талибов был заместителем министра образования, с мая 2007-го — теневой губернатор провинции Джаузджан. Информаторы ООН полагают, что он курировал торговлю наркотиками. Находится в санкционном списке СБ ООН. Последние годы — член катарского офиса.

Министр иностранных дел — Маулави Амир Хан Моттаки. Пуштун. Уроженец Гельманда. При предыдущем правлении талибов руководил аппаратом правительства, занимал должность министра информации и культуры. Был членом Высшего совета «Талибана». Находится в санкционных списках СБ ООН, в последние годы — член катарского офиса и одна из ключевых фигур в дохинских переговорах. После захвата Кабула его влияние резко выросло.

Заместитель главы МИД — Шер Мохаммад Аббас Станакзай. Пуштун. Уроженец провинции Логар. В 1970-е окончил военную Академию в Кабуле, получил дополнительное военное образование в Индии. По неподтвержденным данным, был членом фракции «Хальк» НДПА: в СМИ писали, что его узнали бывшие активисты НДПА, живущие на Западе. Сам Станакзай это не комментирует. В годы предыдущего правления талибов занимал пост заместителя главы МИДа, работал в министерствах здравоохранения и гражданской авиации. Включен в санкционный список СБ ООН.

Министр юстиции — Маулави Абдул Хаким Хаккани. Пуштун. Уроженец Кандагара. Считался личным другом основателя движения муллы Омара. Имя Абдул Хакима Хаккани стало известно после начала межафганских переговоров в Дохе — он неожиданно для многих возглавил делегацию «Талибана».

Министр обороны — мулла Мухаммад Якуб Муджахед. Пуштун. Уроженец Кандагара, сын основателя движения муллы Омара. Мулле Якубу около тридцати лет, он пользуется большим авторитетом. Религиозное образование получил в медресе города Карачи. После избрания муллы Хайбатуллы духовным лидером движения мулла Якуб стал главой военной комиссии «Талибана» и вошел в состав руководящего совета движения.

Заместитель министра обороны — мулла Мухаммад Фазель Мазлум. Пуштун. Уроженец провинции Урузган. Один из самых влиятельных полевых командиров движения в девяностые годы, ближайший соратник муллы Омара, один из основателей движения. Работал в учебном лагере «Аль-Фарук», созданном «Аль-Каидой» (запрещена в РФ). По данным афганских историков, мулла Фазель Мазлум играл ключевую роль в захвате северных провинций в девяностые. Занимал посты заместителя министра обороны и заместителя начальника генерального штаба армии. С его именем жители севера страны и некоторые правозащитники связывают расправы с шиитами в Мазари-Шарифе. Под началом Фазеля Мазлума было около 3000 боевиков в провинции Тахар. После свержения талибов в 2001 г. был пленен силами Абдул Рашид Дустума, который передал его американской стороне. Именно между муллой Фазелем и маршалом Дустумом произошла стычка во время встречи «расширенной тройки» в Москве в марте 2021 года, после чего Дустум досрочно покинул саммит. Мазлум включен в санкционный список СБ ООН.

Министр внутренних дел — мулла Сираджуддин Хаккани. Пуштун. Уроженец провинции Хост. Сираджуддин Хаккани — сын Джалалуддина Хаккани, лидер «Сети Хаккани» (запрещена в РФ) — одной из самых боеспособных и тренированных фракций движения. Западные эксперты отделяют «Сеть Хаккани» от «Талибана», в списках ООН она тоже числится отдельно, однако все предыдущие годы ее руководители находились в руководстве «Талибана». Хаккани связан с террористическими «Аль-Каидой» и «Джаиш-и-Мохаммед» (запрещено в РФ). По данным инсайдеров ООН, спецоперации его подразделения финансировались не только «Талибаном», но и наркомафией. Является связующим звеном между террористическими группами в Афганистане и в Зоне племен. Активно участвовал в нападениях на Международные силы содействия безопасности, афганских должностных лиц и мирных жителей. Находится в санкционном списке СБ ООН. За помощь в поимке Хаккани обещано до 10 млн. долларов.

Заместители министра внутренних дел — Маулави Нур Джалал и мулла Абдул Хак, последний отвечает за борьбу с наркотиками.

Глава разведки — Абдул Хак Васик. Пуштун. Уроженец Газни. Учился в медресе в Кветте. Во время предыдущего правления талибов был заместителем начальника разведслужбы, где отвечал за поддержание отношений с иностранными бойцами, связанными с «Аль-Каидой», и за их учебные лагеря в Афганистане. После свержения режима был задержан в Газни в ходе спецоперации США, переведен в Гуантанамо. По некоторым данным, ранее был членом Исламской партии Афганистана (ИПА). Включен в санкционный список СБ ООН.

Заместители главы разведки — мулла Тадж Мир Джавад, зам по административным вопросам — мулла Рахматулла Наджиб.

Начальник Генштаба — Кари Фасихуддин. Таджик. Уроженец Бадахшана. В последние годы был теневым губернатором своей родной провинции. Считается одним из популярных командиров, известность получил в последние годы. Его отряды сыграли важную роль в захвате ряда северных провинции и Кабула. Фасихуддин командовал операцией против Панджшера.

Министр по делам границ и племен — мулла Нурулла Нури. Пуштун. Уроженец провинции Забуль. В девяностые годы был ключевым командиром «Талибана» на севере страны, в частности, командовал операцией в Балхе и после некоторое время был губернатором этой провинции. Также некоторое время работал губернатором провинции Лагман. С его именем также связывают массовые расправы с шиитами в Мазари-Шарифе в девяностые годы. В 2001 году вместе с муллой Фазелем попал в плен к Дустуму, который передал их американцам. Включен в санкционный список СБ ООН.

Финансово-экономический блок

Министр финансов — мулла Хидаятулла Бадри. Информации о нем нет.

Министр экономики — Кари Дин Мохаммад Ханиф. Таджик. Уроженец Бадахшана, учился в медресе в Пешаваре. Во время предыдущего правления талибов занимал посты министра планирования и министра высшего образования. После прихода американцев руководил силами талибов в Бадахшане и Тахаре, позже вошел в состав военной комиссии и руководящего совета движения. Входит в санкционный список СБ ООН.

Министр по вопросам восстановления сельского хозяйства и его развития — мулла Мохаммад Юнус Ахундзада. Пуштун.

Глава министерства природных ресурсов — мулла Мохаммад Иса (Эсса) Ахунд. Пуштун. В годы предыдущего правления талибов был губернатором провинции Пактика, занимал пост министра по делам водоснабжения, санитарии и энергетики. Включен в санкционный список СБ ООН.

Министр водных ресурсов и энергетики — мулла Абдул Латиф Мансур. Пуштун. В годы предыдущего правления талибов был губернатором провинции Пактика и министром сельского хозяйства. После прихода американцев был членом Высшего совета движения и руководителем Политической комиссии, а также теневым губернатором провинции Нангархар. Входит в санкционный список СБ ООН.

Министр транспорта и гражданской авиации — мулла Хамидулла Ахундзада. Пуштун.

Глава Центрального Банка — мулла Мохаммад Идрис.

Социальный блок

Министр образования — шейх Маулави Нурулла Мунир. Пуштун. Уроженец Кандагара. Данных о том, чем занимался во время предыдущего правления талибов и во время американского присутствия, нет. Известен своим заявлением, что уровень образования и научные степени не играют большой роли.

Министр высшего образования — Абдул Баки Хаккани. Пуштун.

Министр коммуникаций — Наджибулла Хаккани. Пуштун. Во времена предыдущего правления талибов был заместителем министра финансов и заместителем министра общественных работ. В 2009 году командовал силами талибов в провинции Кунар, позже стал теневым губернатором провинции Лагман. Находится в санкционных списках СБ ООН.

Министр культуры и информации — мулла Хайрулла Хайрхва. Пуштун. Уроженец Кандагара. При прежнем правлении талибов был губернатором провинций Герат и Кабул, спикером режима талибов, министром внутренних дел. В 2011 попал в плен к американцам, несколько лет провел в Гуантанамо, в 2014-м был освобожден. Последние годы входил в переговорную делегацию талибов и был членом катарского офиса. Пользуется авторитетом как среди военных, так и политического офиса. Неоднократно выступал перед полевыми командирами группировки. Включен в санкционный список СБ ООН.

Заместитель министра культуры и информации — Забиулла Муджахед. Пуштун. Последние годы был спикером движения. Есть версия, что «Забиулла Муджахед» — псевдоним, под которым в разные периоды работали разные люди. Сам Муджахед недавно заявил, что все предыдущие годы он жил в Кабуле. В этой связи наблюдатели вспомнили слова одного из лидеров моджахедов Расула Сайяфа, высказанные еще во время правления Хамида Карзая. Сайяф тогда обвинил власти в бездействии, сообщив, что спикер талибов живет в афганской столице.

Министр по делам религии — Нур Мохаммад Сакиб. Пуштун. При прежнем правлении талибов был главным судьей Верховного суда. Был членом Высшего совета «Талибана», возглавлял его Комитет по делам религии, который является органом судебной власти талибов. Входит в санкционный список СБ ООН.

Министр исламской ориентации — шейх Мохаммад Халид. Пуштун.

Министр общественных работ — мулла Абдул Манан Омари (Умери). Пуштун.

Министр по вопросам миграции — Халил ар-Рахман Хаккани. Пуштун. Уроженец провинции Хост. Один из ключевых командиров «Сети Хаккани». После свержения режима талибов был арестован и переведен в Гуантанамо. По некоторым данным, 15 августа в Кабул первыми вошли его люди, которые установили контроль над основными административными объектами столицы. Журналисты заметили, что в последнее время Халил ар-Рахман постоянно носит с собой американский автомат М-16 и не расстается с ним даже во время переговоров с политиками. Входит в санкционный список СБ ООН, за помощь в его поимке обещано до 5 млн. долларов.

Глава администрации — мулла Ахмад Джан Ахмади.

Интересно, что министр здравоохранения в списке отсутствует.

Мировая реакция

После объявления правительства Забиулла Муджахид, заместитель министра культуры и информации, пояснил журналистам, что этот состав — временный, и в будущем в правительстве будут представлены все слои афганского общества, в том числе этнические меньшинства. Однако даже в качестве временного это правительство не устроило подавляющее большинство стран и международных организаций — пока только Пекин и Ташкент продемонстрировали желание сотрудничать с новым правительством талибов. В Узбекистане выразили готовность «к развитию конструктивного диалога и практического взаимодействия с новыми государственными органами Афганистана». В КНР назвали формирование правительства «необходимым шагом» в восстановлении страны.

Остальные не спешат, даже те страны, на поддержку которых «Талибан», казалось бы, мог рассчитывать. Турция заявила, что не будет спешить с признанием «Талибана»: глава МИД страны Мевлют Чавушоглу уточнил, что новое правительство должно быть инклюзивным и включать представителей всех этнических групп. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отметил, что это временный кабинет, и «мы не знаем, сколько времени он просуществует».

Постоянный представитель России при ООН Василий Небензя заявил, что правительство, сформированное талибами, пока никем не признано и не является легитимным. В МИД РФ акцентируют внимание на то, что это правительство временное, и отмечают, что Москва «последовательно выступает за должный учет интересов всех этнополитических сил в Афганистане в построении нового государства».

Тегеран пока не намерен признавать афганское правительство: постпред Ирана при ООН заявил, что талибы жестко действовали в Панджшере, назвал это нападение «безосновательным и братоубийственным» и повторил, что «никакое правительство, пришедшее к власти в Афганистане силой, признано не будет». Секретарь высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани аккуратно пояснил: «Игнорирование [талибами] потребности в инклюзивном правительстве, иностранное вмешательство и использование военных средств вместо диалога для удовлетворения требований этнических и социальных групп являются основными заботами друзей афганского народа».

Министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин заявил, что Душанбе примет только инклюзивное правительство в Афганистане, в котором будут представлены все этнические группы, в том числе таджики.

Госдеп США выразил озабоченность составом афганского правительства и «связями и послужным списком некоторых людей»; в Вашингтоне отметили, что в новой администрации исключительно члены «Талибана» или их близкие соратники, в него не включены женщины.

Франция отказывается признавать правительство талибов. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан открыто сказал, что «Франция отказывается иметь какие-либо отношения с этим правительством», и обвинил талибов во лжи: «Они говорили, что позволят некоторым иностранцам и афганцам свободно выехать из страны, они говорили об интегративном и репрезентативном правительстве, но они лгут». Министр добавил, что у Франции были с талибами «технические переговоры, чтобы обеспечить эвакуацию примерно трех тысяч человек из Кабула, но речь не идет о признании».

Чехия также не признала правительство «Талибана», глава МИД страны Якуб Кулганек заявил, что «мы ни в коем случае не признаем «Талибан», но ясно, что будет необходимо каким-то способом поддерживать с ним контакты». Как и многие высокопоставленные чиновники, глава чешского МИД придерживается идеи, что необходимо обращать внимание на поступки, а не на заявления талибов.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш сказал, что ООН выступает за создание в Афганистане инклюзивного правительства, в работе которого должны участвовать все представители афганского общества, а нынешнее правительство талибов «не производит такого впечатления». Глава Миссии ООН по содействию Афганистану (МООНСА) Дебора Лайонс также подтвердила, что «так называемое правительство» талибов не инклюзивно: там нет женщин, «нет тех, кто не является представителем «Талибана», нет тех, кто входил в прежнее правительство, нет лидеров групп меньшинств».

В заявлении внешнеполитической службы ЕС говорится, что новое правительство «не похоже на инклюзивную и репрезентативную структуру, отражающую все богатство этнического и религиозного разнообразия Афганистана».

Непризнание правительства талибов — чуть ли не единственный рычаг политического давления на новый афганский режим, который остался у мирового сообщества. При этом все, даже лояльные к талибам страны, призывают наблюдать за движением, поскольку оно не просто начинает нарушать принятые обязательства, как с инклюзивным правительством, но и заявляет о своих геополитических амбициях, чего раньше не было.

Так, представитель талибов Энамулла Самангани заявил в интервью телеканалу Tolo, что духовный лидер «Талибана» Хайбатулла Ахундзада, имеющий статус Амира уль-Моминин, эмира всех правоверных, является духовным лидером всех мусульман, а не только афганских. Самангани добавил, что в настоящее время талибы не собираются навязывать это представление соседним странам, — но наблюдатели задаются вопросом, не является ли это просто вопросом времени. Тем более в самом Афганистане уже раздаются голоса в защиту прав мусульман Центральной Азии.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Вокруг Афганистана Вооруженная оппозиция От редакции

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

МОЖДА Ахмад Вахид
МЕХДИ Михяуддин
ПОЙЯ Самеулла
Юлия Митенкова
КАЗАНЦЕВ Андрей
ПАНФИЛОВА Виктория
Все авторы