» Политика недели: Пакистан закончил панджшерскую войну

Опубликовано: 06.09.2021 14:00 Печать

Панджшер

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

Глава пакистанской разведки прибывает в Кабул — и буквально на следующий день взят Панджшер, а талибы спешат завершить формирование правительства. Влияние Катара возрастает, Запад формулирует условия возобновления финансовой помощи, талибы же обращаются к Пекину, видя в нем свой «пропуск на рынки всего мира».

Контуры новой внешней политики

На прошедшей неделе «Талибан» (запрещен в РФ) сделал первые заявления по международной повестке. Ранее талибы декларировали принцип невмешательства во внутренние дела других стран, чем заслужили лояльное отношение региона: в талибах видели только местное религиозное национально-освободительное движение, которое интересовалось исключительно Афганистаном и не выдвигало глобальных идей вроде всемирного халифата, чем выгодно отличалось от других террористических группировок. Пока талибы были заняты изгнанием иностранных войск, они не реагировали на заявления внешних игроков и не откликались на события мировой повестки. Даже на резкие заявления президента Таджикистана Эмомали Рахмона, который потребовал таджикского этнического представительства в новом правительстве Афганистана, — талибы не ответили, вместо них Рахмону резко возразил Хекматияр.

Однако на прошедшей неделе Забиулла Муджахед, спикер «Талибана», в интервью иранскому телеканалу назвал Израиль оккупантом и сравнил эту страну с опухолью, которую необходимо уничтожить. Официальный представитель талибов Сухайль Шахин заявил в интервью ВВС, что «Талибан» будет защищать права мусульман во всем мире — так, как они это понимают: «Как мусульмане, мы имеем право выступать в защиту мусульман в Кашмире, Индии или любой другой стране». К слову, «Аль-Каида» (запрещена в РФ), поздравляя талибов с победой, призвала мусульман «подготовиться к следующему этапу» джихада для установления исламского правления от арабской Северной Африки до Ближнего Востока. В Афганистан вернулся бывший помощник Усамы бен Ладена, Амин уль-Хак, и это известие вызвало большой резонанс: уль-Хак когда-то возглавлял службу безопасности бен Ладена и был главным поставщиком оружия для «Аль-Каиды».

Талибы начали поддерживать и дипломатический протокол. Так, они призвали государства, которые спешно эвакуировали свои посольства из Афганистана, вновь открыть представительства. Представитель «Талибана» Шахабуддин Делавар заверил дипломатов, что для них нет никакой угрозы.

На сайте МИД Узбекистана опубликовано поздравительное послание в связи с Днем независимости от Забиуллы Муджахеда, в котором говорится: «Просим Всемогущего Аллаха оберегать честь и высокое достоинство народа и правительства Узбекистана. Народы Узбекистана и Афганистана объединяют не только отношения добрососедства, но и общность религиозных, культурных и духовных ценностей, которые способствуют еще большему сближению народов наших стран». Наблюдатели обратили внимание на слова об общности религиозных ценностей, поскольку они произносятся на фоне заявлений о защите прав мусульман Центральной Азии, которые все чаще звучат в мечетях Афганистана.

Реакция соседей

В воскресенье, 5 сентября, по инициативе Исламабада состоялись срочные онлайн-переговоры представителей Пакистана, Ирана, Китая, Туркмении, Узбекистана и Таджикистана — стран, граничащих с Афганистаном. Эту встречу планировалось провести на предстоящей неделе, однако обстоятельства заставили участников поторопиться. «Талибан» объявил, что в ближайшее время будет назван состав правительства, а источники уже днем в воскресенье сообщали, что талибы сломили панджшерское сопротивление.

Спецпредставитель Пакистана Мохаммад Садик, который председательствовал на сессии, пояснил в Twitter, что обсуждался «региональный подход для решения общих проблем и реализации новых возможностей», которые возникают, если в Афганистане наступает стабильность. «Процветающий и мирный Афганистан придаст импульс экономической интеграции, прочным связям между людьми, расширению торговли и региональной взаимосвязанности», — отметил дипломат и подтвердил, что его коллеги согласились «оставаться в тесном контакте».

За корректным релизом, однако, кроются серьезные региональные противоречия. Таджикистан по-прежнему не соглашается идти на контакт с «Талибаном». Президент Эмомали Рахмон, поддерживавший таджикское сопротивление в Панджшере, настроен жестче других: он открыто заявлял, что талибы не соблюдают договоренностей, а таджики имеют право на достойное представительство в правительстве. На прошедшей неделе Рахмон посмертно наградил лидеров антиталибского сопротивления девяностых Бурхануддина Раббани и Ахмада Шаха Масуда орденами Исмоли Сомони первой степени. Погибшие афганские политики были посмертно удостоены государственной награды РТ «за содействие и посредничество в переговорах между таджиками в 1993-1996 годах, великий вклад в процесс восстановления мира в Республике Таджикистан». То, что награждение было проведено именно сейчас, должно было продемонстрировать талибам, странам региона и внешним игрокам, что позиция Душанбе не меняется.

Возможно, эта твердость повлияла и на Тегеран — в Афганистане живут шииты-хазарейцы, и Иран всегда ненавязчиво присматривал за соблюдением их прав. Выступая по местному телевидению, президент Ирана Ибрагим Раиси в конце прошедшей недели неожиданно заявил, что в Афганистане должны пройти выборы правительства: «Мы поддерживаем правительство, избранное афганским народом», — и подчеркнул, что формирование инклюзивного правительства без иностранного вмешательства — это единственный выход для Афганистана. Заметим, что талибы всегда последовательно выступали против выборов, считая Исламский Эмират единственно возможной формой государственного правления.

Эмомали Рахмон обсудил положение в Афганистане с президентом Туркмении, куда прибыл с государственным визитом. «Мы подробно обсудили афганскую проблематику, по которой наши страны в целом исходят из общих позиций», — говорится в заявлении для прессы. Однако отношения Туркмении с талибами гораздо мягче: первая гуманитарная помощь, которую получил Афганистан после прихода талибов к власти, была именно туркменской. 1 сентября в приграничном поселке Тургунди афганской стороне торжественно передали груз с медикаментами, защитной одеждой для медиков, средствами дезинфекции, хирургическими перчатками и препаратами для лечения коронавируса.

Узбекистан пока не выдвигает талибам условий и не высказывает пожеланий. Ташкент согласился предоставить свою территорию для транзита афганцев, эвакуированных из Кабула, — но в СМИ уже появилась информация, что Узбекистан просит Вашингтон поторопиться и перенаправить перемещенных афганских пилотов в третью страну. Ташкент не хочет портить отношения с талибами, так что пилоты, застрявшие в Узбекистане, рискуют быть депортированными на родину.

Здесь необходимо упомянуть о позиции Казазстана, который не граничит с Афганистаном, но тесно связан с постсоветскими центральноазиасткими республиками. Говоря о возможности признания правительства талибов, президент Касым-Жомарт Токаев напомнил об «одном очень важном обстоятельстве»: «Это две резолюции, которые принимались Советом Безопасности ООН в 2003 и 2011 годах. Они признали это движение вне закона. Здесь роль постоянных членов Совета Безопасности — России, Китая, США, Франции и Великобритании — имеет решающее значение. Я думаю, мы возвращаемся на площадку ООН, а это очень существенно».

Визит генерала пакистанской разведки

Первым высокопоставленным иностранным чиновником, посетившим Афганистан после прихода талибов к власти, стал генерал Фаиз Хамид, глава пакистанской разведки (Inter-Services Intelligence, ISI), которую часто называют куратором и чуть ли не подлинным руководителем «Талибана». Официально Фаиз Хамид должен был встретиться с лидерами талибов и обсудить с ними вопросы безопасности, взаимодействие в области экономики и торговли, возобновление работы Кабульского аэропорта, положение афганских беженцев и так далее. Однако визит генерала прошел на фоне двух очень серьезных событий в афганской политике, и это не было случайным совпадением.

Первое событие — перестрелка в Кабуле вечером 3 сентября, когда погибло 17 человек и более 40 были ранены. СМИ предположили, что талибы стреляли в воздух, радуясь известиям об установлении контроля над Панджшером. Однако инсайдеры утверждают, что это было столкновение двух крыльев «Талибана» — сторонников муллы Абдула Гани Барадара и лидера боевого крыла «Талибана» Анаса Хаккани. Источники полагают, что конфликт разгорелся из-за разделения постов в будущем правительстве, по неподтвержденным данным, мулла Барадар был ранен и направлен в Пакистан на лечение. После этой стрельбы талибы вновь отложили объявление нового состава правительства, и предполагается, что генерал Хамид прибыл, чтобы срочно и лично помочь в разрешении возникшего конфликта.

Информация о возможных назначениях в будущее правительство появлялась время от времени всю прошедшую неделю, но никакого окончательного решения на момент подготовки статьи озвучено не было. Позиция талибов постоянно менялась, было похоже, что «Талибан» пытается прощупать реакцию внешних игроков на то или иное назначение. Появлялись публикации, что мулла Барадар возглавит правительство, через некоторое время — что ему отдадут министерство иностранных дел, а страной будет руководить мулла Хайбатулла… СМИ писали со ссылкой на «источники», что главой министерства обороны назначен сын муллы Омара — мулла Мохаммад Якуб, а министром внутренних дел — Халиф Хаккани, сын Джалалуддина Хаккани (основателя террористической сети «Хаккани», запрещенной в РФ). Инсайдеры считают, что крыло Хаккани не принимает муллу Хайбатуллу в качестве политического лидера, и возможно, духовный лидер движения сосредоточится на вопросах религии и управления в рамках ислама.

Что касается вхождения в новое правительство афганских политиков, то талибы уже заявили — что тоже, возможно, было информационным вбросом, — что ни Абдулла Абдулла, возглавлявший Высший совет национального примирения, ни бывший президент Хамид Карзай, ни кто-либо из бывшего правительства Ашрафа Гани в правительство не войдет — чего пока нельзя сказать про Гульбеддина Хекматияра, с которым глава ISI решил встретиться. Журналисты тут же предположили, что Хекматияру предложен пост…

Еще одна причина конфликта между Барадаром и Хаккани, по мнению источников, — это разногласия по поводу операции в Панджшере. И второе важное событие, с которым многие связывают прибытие генерала пакистанской разведки, — падение панджшерского сопротивления. Вечером воскресенья, 5 сентября, после недели противоречивых сообщений обеих сторон о своих победах — Фронт национального сопротивления выпустил заявление, в котором призвал к переговорам и призвал талибов прекратить атаки. В заявлении говорилось, что у талибов нет никаких оснований подозревать в нарушении исламских норм жителей тех провинций Афганистана, где продолжаются боевые действия: «Народ Афганистана в своем подавляющем большинстве исповедует ислам, а сорок лет борьбы и жертв Панджшерской и Андарабской долин, Парвана, Каписы, других провинций и регионов Афганистана направлены на утверждение истинно исламского строя». Это звучало как просьба о пощаде, никаких требований по поводу инклюзивного правительства или соблюдения прав больше не выдвигалось, — и действительно, через пару часов после публикации этого меморандума стали приходить подтвержденные сообщения о гибели многих командиров Фронта. Судьба Амруллы Салеха и Ахмада Масуда остается неизвестной. Талибы заявили, что в переговорах больше нет необходимости.

За несколько часов до падения Панджшера в аккаунте Twitter, где сообщались новости сопротивления, появились записи, что глава ISI взял на себя руководство талибами в этой войне и что «с нами воюют 570 пакистанских спецназовцев, переодетых талибами». Афганские источники стали сообщать, что по Панджшеру бьют ракетами с пакистанских беспилотников, и утром 6 сентября появились видео с пакистанскими БПЛА.

Кроме практической помощи, ради которой, по мнению инсайдеров, прилетал глава пакистанской разведки, аналитики увидели в его визите еще и символическое послание другим внешним игрокам, особенно Индии: Пакистан победил в этой геополитической войне, и влияние Исламабада теперь будет определяющим.

Катар дает мастер-класс

На прошедшей неделе неожиданно усилились позиции еще одного регионального игрока — Катара. В этой стране, как и в Пакистане, живут многие лидеры талибов и их семьи. И вероятно, роль Катара будет только расти — офис «Талибана», который находится в Дохе с 2011 года, по некоторым данным, не будет переведен в Кабул, тем более экономически Афганистан еще долго не будет стабилен.

5 сентября в Кабульском аэропорту были открыты три внутренних рейса: в Мазари-Шариф, Герат и Кандагар, и в этом была значительная заслуга Катара. Доха предоставила финансовую помощь и технических специалистов для ремонта взлетно-посадочной полосы.

Катар становится, наравне с Турцией, серьезным посредником между «Талибаном» и мировыми державами: после того, как Доха оказала странам Запада серьезную помощь в эвакуации из Афганистана, лента в Twitter представителя МИД Катара Лолвы аль-Хатер выглядела, по наблюдению журналистов ВВС, как коллекция ретвитов с благодарностями от мировых держав. Госсекретарь США Энтони Блинкен намерен посетить Катар, чтобы лично поблагодарить правящего монарха за помощь в эвакуации из Афганистана.

Сама же Лолва аль-Хатер в интервью CNN сказала, что необходимо выстраивать доверие между международным сообществом и «Талибаном»: «Не нужно спешить с признанием правления «Талибана», это не будет самым мудрым решением сегодня. Но и продолжать давить на них тоже не поможет, нужен конструктивный диалог. Процесс построения доверия очень важен, и мы все вместе должны рационализировать и капитализировать тот прагматизм, который нам до сих пор демонстрировал «Талибан». Они нуждаются в международном сообществе, они это признают и говорят об этом. И это та причина, по которой мы должны это использовать, искать с ними способ взаимодействия — но без нарушений прав человека, в том числе прав женщин, без нарушений международных стандартов, которые мы для себя установили. Изменения идеологии «Талибана» может занять годы и десятилетия, и рационализация их действий должна быть нашей сегодняшней ясной и четкой целью», — отметила г-жа аль-Хатер.

Однако многие наблюдатели уже заметили, что усиление влияния Катара может привести к обострению на Ближнем Востоке: Катар поддерживает отношения со многими исламистскими движениями в регионе, что вызывает раздражение Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ. При этом Катару важно сохранять политическую независимость в регионе, у которого есть два враждующих полюса — Иран и Саудовская Аравия.

Если посольство Катара активно работает в Кабуле, то Саудовская Аравия еще 15 августа, когда талибы вошли в столицу Афганистана, заявила о полной эвакуации своего представительства. Возможно, активность Катара приведет к угасанию интереса Саудовской Аравии к Афганистану, а это, в свою очередь, может привести и к снижению активности Тегерана на афганском поле — что коснется шиитов-хазарейцев.

Экономический кризис и внешние доноры

Даже сочувствующие страны пока не смешат с признанием власти талибов — для принятия решений внешние игроки должны представлять, каким будет новый режим и с кем в правительстве им придется иметь дело. Политическая неопределенность привела к серьезному ухудшению социально-экономической ситуации: около 9.5 млрд. долларов государственных резервов Афганистана заморожены на счетах банков США, МВФ закрыл талибам доступ к помощи, Всемирный банк приостановил финансирование, о намерении остановить финансовую помощь Афганистану также говорят Евросоюз и Германия.

Банковская система в стране до сих пор парализована, хотя на прошедшей неделе некоторые банки открылись, ограничив возможность снятия денег суммой, эквивалентной 200 долларам. Наличных денег не хватает, импорт, в том числе продовольствия и нефтепродуктов, почти остановился, что уже привело к подорожанию товаров первой необходимости.

Эксперты не уверены, что талибы обладают достаточным профессиональным опытом, чтобы справиться с ситуацией, — и если помощь не начнет поступать в ближайшее время, то недовольство населения и внутренняя напряженность будут возрастать.

Это хорошо понимают как внешние доноры, которые намерены использовать ситуацию для давления на «Талибан», так и сами талибы, которые активно обращаются за помощью к мировому сообществу и к самим афганцам.

Один из лидеров движения Халил Рахман Хаккани на встрече со старейшинами различных этнических групп в Кабуле попросил их о поддержке Исламского Эмирата — он заявил, что сейчас ситуация в Афганистане наиболее безопасная, чем когда-либо, и лучше всего подходит для расширения инвестиций и развития бизнеса.

Талибы объявили, что начинают борьбу с коррупцией по законам шариата, снизили налоги, а новый мэр Кабула велел местным торговцам никому не платить дань за разрешение вести свою деятельность.

Но главную помощь талибы ждут от Китая — Забиулла Муджахид, спикер движения, заявил на прошедшей неделе, что «Талибан» рассматривает Китай в качестве основного международного партнера. «Китай представляет для нас фундаментальную и исключительную возможность, потому что готов инвестировать в нашу страну и реконструировать ее, он — наш пропуск на рынки всего мира», — сказал Муджахид. Представитель движения дал понять, что талибы с пониманием относятся к интересам Поднебесной: «У нас есть богатые медные рудники, которые, благодаря китайцам, могут быть возвращены в производство и модернизированы».

Пекин уже начал консультации с талибами: помощник министра иностранных дел Китая провел переговоры с заместителем директора офиса «Талибана» в Дохе Абдулой Саламом Ханафи, который заверил, что талибы готовы «сохранять приверженность развитию дружественных отношений между Афганистаном и Китаем и никогда не позволят какой-либо силе использовать афганскую территорию для угрозы интересам Китая», а также готовы сотрудничать в рамках китайской программы «Один пояс, один путь».

Китай начал работу со странами региона, продвигая идею помощи Афганистану. Министры иностранных дел Китая и Ирана обсудили это по телефону: «Как соседи Афганистана, Китай и Иран должны укреплять связи и координацию, чтобы играть конструктивную роль в достижении плавного перехода и мирного восстановления Афганистана», — указывается в релизе.

Талибы обратились за помощью и к Нью-Дели: раньше Индия была среди крупнейших доноров и торговых партнеров Афганистана, она инвестировала в проекты развития около 3 млрд. долларов, товарооборот между странами оценивался в 1.4 млрд. долларов. В начале прошлой недели в Катаре по инициативе талибской стороны прошла первая официальная встреча представителей Индии и «Талибана»: посол Индии принял заместителя главы офиса талибов Шера Аббаса Мохаммада Станикзая. Обсуждались вопросы безопасности и скорейшего возвращения на родину граждан Индии, оказавшихся в Афганистане и поездок афганских граждан, особенно представителей меньшинств, которые хотят посетить Индию, — и Станикзай заверил, что «все вопросы будут решены положительно». Однако эксперты полагают, что на финансовую помощь Индии талибам пока рано рассчитывать, слишком велики риски.

На Западе тоже понимают, что помогать талибам придется, и на прошедшей неделе там шли активные консультации по формулированию условий. Совет Безопасности ООН принял резолюцию по Афганистану, призывающую талибов обеспечить безопасный выезд афганцев и иностранных граждан (Россия и Китай голосовать не стали).

Госсекретарь США Энтони Блинкен намерен провести саммит министров иностранных дел более 20 стран, которые готовы принять афганских беженцев. «Мы продолжаем поддерживать каналы связи с «Талибаном» по важным вопросам», — сказал Блинкен.

Возможность сотрудничества с «Талибаном» не исключили и в Пентагоне — речь идет о координации действий в борьбе против ИГИЛ (запрещено в РФ), хотя министр обороны США Ллойд Остин пока не очень понимает, как может выглядеть такое взаимодействие.

ЕС на прошедшей неделе назвал условия возможного сотрудничества с талибами: Афганистан не должен служить плацдармом для экспорта терроризма, уважать права человека, сформировать инклюзивное правительство, обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи и обеспечить безопасный проезд для иностранцев и афганцев, желающих покинуть страну.

Позиция Москвы пока выжидательная. С одной стороны, российские политики, приближенные к Кремлю, вроде лидера партии ЛДПР Владимира Жириновского, высказывают идею о необходимости раздела Афганистана по этнически-географическому принципу, чтобы буферной зоной обеспечить безопасность России и Центральной Азии. С другой — президент Владимир Путин заявляет, что «Россия не заинтересована в дезинтеграции Афганистана». Пресс-секретарь Путина утверждает, что Кремль пока не намерен пересматривать правовой статус «Талибана», потому что нужно сначала посмотреть на действия новой администрации. А сам российский президент надеется на изменение талибов: «Чем быстрее «Талибан» войдет, так скажем, в семью цивилизованных народов, тем легче будет контактировать, общаться и как-то влиять и задавать какие-то вопросы, если не требовать, то ставить вопросы о том, что в рамках цивилизованных отношений должны соблюдаться цивилизованные правила».

Россия пока не демонстрировала намерений оказать финансовую помощь Афганистану, большинство экспертов уверены, что Москва сегодня не обладает такими экономическими возможностями. Однако МИД РФ уже высказывает «определенную озабоченность» тем, что была приостановлена финансовая и материально-техническая помощь «со стороны традиционных доноров из числа западных стран». «В Кабуле и других крупных городах возникает недовольство политикой Движения талибов на фоне роста цен на товары первой необходимости, продовольствие и топливо», — отметила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

При этом Россия продолжает входить в шестерку «приближенных» стран: на торжественное мероприятие, посвященное объявлению состава правительства, «Талибан» официально пригласил Иран, Катар, Китай, Пакистан, Россию и Турцию.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОНАРОВСКИЙ Михаил
ПОЙЯ Самеулла
КАДИРИ Хомаюн
ПЛАСТУН Владимир
КАМЕНЕВ Сергей
ОКИМБЕКОВ Убайд
Все авторы