» Зачем Рахмон идет на обострение

Опубликовано: 31.08.2021 15:14 Печать

Эмамали Рахмон

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

25 августа президент Таджикистана Эмомали Рахмон принял министра иностранных дел Пакистана Шах Махмуда Куреши, который совершал турне по региону и, кроме Рахмона, встречался с президентами Узбекистана, Туркмении и Ирана. Большинство экспертов сошлись во мнении, что министр убеждал соседей Афганистана признать правительство талибов, когда оно будет сформировано.

Таджикистан остается единственной страной региона, кто пока отказывается от контактов с «Талибаном» (запрещено в РФ). На встрече с Куреши Эмомали Рахмон сделал резкое заявление. Он сказал, что ситуация в Афганистане является одной из основных угроз региональной безопасности, что после вывода сил коалиции страна находится на грани гуманитарной катастрофы, и приход к власти талибов еще больше осложнил геополитический процесс в регионе. Но самыми резонансными стали слова Рахмона в поддержку афганских таджиков, которых он потребовал ввести в правительство. «Для безотлагательного решения политических проблем безопасности соседней страны необходимо создать инклюзивное правительство с участием всех национальных меньшинств, в том числе таджиков Афганистана, которые составляют более 46% населения этой страны, — заявил Рахмон. — Таджикистан не будет признавать никакого другого правительства, сформированного в этой стране путем угнетения и преследования, без учета позиции всего афганского народа, особенно всех его национальных меньшинств. Таджики должны занимать свое достойное место в будущем правительстве Афганистана».

Это громкое выступление было рассчитано, прежде всего, на самих таджиков — граждан РТ и живущих в Афганистане. Рахмон словно решил подтвердить свой официальный титул, к слову, закрепленный законодательно — «Основатель мира и национального единства — Лидер нации». Но какую реальную поддержку Рахмон может оказать тем, кто решил оказать сопротивление талибам в Панджшере? Напомним, что это единственная провинция Афганистана, над которой талибы пока не установили контроль, пытаясь договориться мирно, там находятся лидеры таджикского сопротивления — Ахмад Масуд, сын легендарного Ахмад Шаха Масуда, и Амрулла Салех, объявивший себя президентом Афганистана, и по некоторым данным, туда пришли афганские военные, не пожелавшие сдаться «Талибану». Время от времени приходят сообщения, что талибы начали наступление на Панджшер, но потом информацию опровергали. Однако долго перемирие продолжаться не будет, тем более теперь, когда последний солдат США покинул Афганистан.

Ахмад Масуд уже не раз обращался за помощью к мировому сообществу, в том числе говорил, что надеется на «политическое вмешательство России» в создании инклюзивного правительства: «Это в их интересах, потому что если экстремистская идеология будет внедрена здесь, то заполыхает во всей Центральной Азии».

Москва уже дала понять, что не будет поддерживать сопротивление в Панджшере. Спецпредставитель РФ по Афганистану Замир Кабулов допустил, что у талибов есть право на доминирование в правительстве: «Талибы победили в этой войне, у них есть определенное право на доминирование. Но осторожность и осмотрительность талибского руководства говорит о том, что они постараются хотя бы создать видимость того, что новое руководство будет инклюзивным».

Однако резкие заявления Рахмона были восприняты многими как сигнал того, что с позицией Москвы не все так просто: инсайдеры, с которыми поговорил «Афганистан.Ру», просто уверены, что Рахмон не мог не согласовать свое выступление с Кремлем. Тем более в России последние дни звучат заявления, направленные на повышение градуса межэтнического противостояния в Афганистане. Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский заявил: «[Надо] разделить Афганистан. Северная часть Афганистана — это наши таджики, узбеки, туркмены и хазарейцы. Основная часть Афганистана — это пуштуны, им близок народ Пакистана, тоже себя считает пуштунами. Они объединятся, и будет исламская республика Пуштунистан, они об этом мечтают. Не мешайте им, и пусть будет Пуштунистан между Индией и нашей Средней Азией».

Тема разделения Афганистана по этнически-территориальному принципу — давняя и очень болезненная, в эти геополитические шахматы играли и во времена советского вторжения, и когда талибы первый раз пришли к власти, и 2010-х — США появлялись статьи экспертов, предлагавших такой вариант развития. Эта идея, как идеальное яблоко раздора, пока приводила только к обострению внутренней вражды — но именно поэтому и использовалась различными внешними игроками.

Выступление Рахмона вызвало такой же ожидаемый эффект. Ему начали отвечать лидеры пуштунов в Афганистане, и градус межэтнического напряжения стал подниматься.

Гульбеддин Хекматияр, лидер Исламской партии Афганистана, выступая перед пятничной молитвой в центральной мечети Кабула, заговорил о «попытках некоторых политических сил разделить Афганистан на части и создать федеративное государство». Хекматияр раздраженно напомнил о кампании, которая началась несколько лет назад: представители этнических меньшинств, в том числе таджики, организовали в соцсетях флешмоб «Я не афганец!» и потребовали указывать в паспортах национальность владельца, а не слово «афганец», которое не обозначает этническую принадлежность.

Хекматияр решил прямо ответить Рахмону: «Сегодня из Душанбе, столицы Таджикистана, поступают сообщения, что президент этой страны говорит о соблюдении прав национальных меньшинств, особенно таджиков, при сформировании нового правительства Афганистана, он выступает как защитник прав таджиков. Он указывает нам, что национальные меньшинства должны активно участвовать в новом правительстве, — злился Хекматияр, который еще пару месяцев назад выступал за инклюзивное правительство. — Страна называется Таджикистан, но там живут и другие национальности. Скажите, сколько министров-узбеков работают в кабинете министров Таджикистана? А сколько представителей других народов занимают высокие посты в вашем правительстве?»

Выступление Рахмона и ответ ему Хекматияра могут подогреть недоброжелательный интерес к Таджикистану, а заодно — и к другим центральноазиатским республикам, тем более что защита центральноазиатских мусульман и без того была актуальна в проповедях афганских имамов.

Влиятельный афганский богослов, сторонник талибов, имам соборной мечети Герата Муджиб уль-Разман Ансари в одной из проповедей долго говорил о нарушении прав мусульман в Таджикистане: «Мне пишут мои братья и сестры из братского Таджикистана и жалуются на нарушения своих прав: запреты на ношение хиджаба и посещение мечети», — цитирует его слова один из прихожан. Ансари призвал Рахмона отказаться от этих запретов.

Муджиб уль-Разман Ансари, получивший образование в Саудовской Аравии, — один из самых авторитетных религиозных деятелей в Афганистане. Пока его влияние распространяется на запад страны, провинции Герат, Фарах, Нимроз, но после победы «Талибана» можно ожидать, что эта зона расширится. За неделю до падения Кабула Ансари поддержал приход талибов к власти, и это вызвало возмущение правительства. Министр по делами религии тогда потребовал арестовать Ансари: «Ты получаешь зарплату у меня, — сказал министр, — а поддерживаешь врага». Но Ансари так и остался на свободе, а о судьбе бывшего министра никакой информации нет.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Средняя Азия

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

КОСТЫРЯ Анатолий
ДАНИШ Фахим
Владимир ПРЯМИЦЫН
КАМЕНЕВ Сергей
Омар НЕССАР
КОНАРОВСКИЙ Михаил
Все авторы