» Политика недели: Совбез ООН выразительно посмотрел на талибов

Опубликовано: 09.08.2021 16:10 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

Талибы входят в столицы провинций и возвращают свои порядки. Совет Безопасности ООН провел экстренное заседание по Афганистану, но пока ограничился строгим предупреждением, которое талибы предпочли не заметить. Ашраф Гани обратился к «старой гвардии» времен НДПА и моджахедов, а Центральная Азия солидаризируется перед афганской угрозой.

Падение севера

Последние дни приносят новости о военных успехах «Талибана» (запрещено в РФ): начиная с пятницы, талибы вошли в столицы провинций Нимроз, Джаузджан, Кундуз и Сари-Пуль, бои ведутся на подступах к столицам Бадахшана и Герата, в административном центре Тахара талибы ведут уличные бои и уже выпустили заключенных из городской тюрьмы. Талибы вообще первым делом, зайдя в города, освобождают заключенных, так было в Шибергане, Кундузе, Зарандже и Талукане.

7 августа США направили в Афганистан бомбардировщики В-52, которые вылетели с авиабазы в Катаре и нанесли авиаудары по позициям талибов в провинциях Гельманд, Герат и Кандагар. В столице Гельманда — Лашкаргахе — в результате ракетных обстрелов и авиаударов ВВС США было убито не менее 20 мирных жителей, разрушены здания поликлиники и школы. Источники в службе безопасности сообщили, что в районах, разрушенных американскими бомбардировщиками, скрывались талибы.

На прошедшей неделе талибы совершили несколько демонстративных нападений и убийств в Кабуле — столице ИРА. Вечером 3 августа они атаковали гостевой дом главы министерства обороны ИРА Бисмиллы Хана Мохаммади, заявив, что атака является началом ответных операций против правительственных сил. Источники «Афганистан.Ру» подтвердили, что в доме министра обороны в момент нападения находился афганский политик Ахмад Масуд-младший, он не пострадал. Однако, по данным МВД ИРА, атака привела к гибели 8 человек, еще 20 были ранены.

В пятницу, 6 августа, был убит глава правительственного информационного центра Дава Хан Менапал, талибы взяли на себя ответственность за теракт. С 2016 по 2020 годы Менапал был заместителем пресс-секретаря президента Афганистана Ашрафа Гани, а ранее возглавлял информационный центр правительства в Кандагаре и работал на «Радио Азади» (афганской службе «Радио Свобода»).

5 августа в провинции Урузган был убит поэт и историк Абдулла Атефи: вооруженные люди вывезли его из дома и убили. Губернатор провинции обвинил в преступлении талибов, но представитель движения опроверг причастность «Талибана» к убийству ученого.

В афганском сегменте социальных сетей широко распространяются сообщения о массовых убийствах, казнях и судебных процессах, которые идут на территориях, контролируемых талибами. Правозащитники заявляют, что талибы, как и в девяностые годы, продолжают практиковать наказания в виде ампутации конечностей, наказание плетьми, ограничивают свободу передвижения женщин и девочек и их права на посещение учебных заведений, рынков и получение базовой медицинской помощи, устраивают принудительные браки и так далее.

Выступая на заседании Совбеза ООН, которое состоялось на прошлой неделе, Шахарзад Акбар, председатель Независимой комиссии по правам человека Афганистана, подтвердила, что первые шесть месяцев 2021 года стали самыми кровавыми за весь период международных наблюдений за ситуацией в Афганистане. Талибы следят, чтобы в СМИ не попадала информация об их действиях в подконтрольных районах, поэтому правозащитникам очень трудно расследовать сообщения о преступлениях, но все же свидетели находятся. Госпожа Акбар рассказала, что на прошедшей неделе комиссия занималась расследованием военных преступлений в Спин-Болдаке (провинция Кандагар), где талибы убили 40 человек, связанных с правительством, и в Малистане (провинция Газни), где были казнены не менее 27 человек.

Информация о казнях и репрессиях пугают население и сеют панические настроения как среди политиков, так и среди военнослужащих. Наблюдатели отмечают, что раньше афганцы, читая заявления представителей «Талибана» из Дохи или с трибун зарубежных пресс-конференций, все же надеялись, что талибы изменились, однако сегодня эти надежды растаяли.

И экспертам, и рядовым афганцам становится ясно, что либо официальные представители катарского офиса намеренно вводят в заблуждение аудиторию своими заявлениями о правах человека, либо — что более вероятно — политический офис «Талибана» и военная комиссия движения не координируют между собой свои действия, что ставит под вопрос исполнение любых договоренностей, которые могут быть достигнуты в Дохе.

Все это позволяет международным наблюдателям утверждать, что Афганистан находится на грани катастрофы. Глава Миссии ООН по содействию Афганистану (МООНСА) Дебора Лайонс заявила на специальном заседании Совбеза ООН, которое прошло 6 августа, что «Афганистан сейчас переживает опасный поворотный момент. Впереди либо подлинные мирные переговоры, либо набор трагически взаимосвязанных кризисов: все более жестокий конфликт в сочетании с острой гуманитарной ситуацией и участившимися нарушениями прав человека». По мнению госпожи Лайонс, катастрофа в Афганистане может быть настолько серьезной, что у нее не будет аналогов в этом столетии.

Ашраф Гани зовет на войну

Происходящее не может не давить на афганские силы безопасности, которым, вопреки заявлениям Белого дома, очевидно не хватает ни ресурсов, ни мотивации для дальнейшего сопротивления. Президент Афганистана Ашраф Гани на прошедшей неделе попытался поднять боевой настрой общества и объединить вокруг себя разные общественные группы, причем его риторика была направлена на войну, а не на достижение мира с талибами. Так, 2 августа он созвал чрезвычайное заседание парламента, где призвал к единству и сказал, что «настало время начать общенациональный диалог». Единство афганцев для Гани — это единство в борьбе с «Талибаном». Гани призвал парламентариев использовать свои региональные связи для созыва ополчения: «Каждый народный представитель, каждый сенатор имеет связи с тысячами людей. Используйте эти связи для проведения национальной мобилизации», — сказал президент.

Конечно, президент не мог полностью провозгласить отказ от мирных переговоров — он пояснил, что мир является приоритетом Кабула, однако талибы в нем как раз не заинтересованы. Гани назвал переговорный процесс «поспешным и импортированным» и подчеркнул, что в основе этих переговоров было давление на республику, что привело не к миру, а к легитимизации «Талибана».

Президент ИРА заявил, что правительство приступило к выполнению плана по обеспечению безопасности, рассчитанного на 6 месяцев. По его словам, США поддержали этот план, согласно которому армия сосредоточится на защите стратегических объектов, а полиция займется обеспечением безопасности в городах и уездах. Управление национальной безопасности и Совет безопасности ИРА будут заниматься в том числе мобилизацией населения.

Для поднятия боевого духа власти организовали на прошедшей неделе национальную акцию в поддержку сил безопасности. В среду вечером в Кабуле, Герате, Каписе, Баглане, Нуристане и Сари-Пуле люди скандировали «Аллаху Акбар» в знак поддержки афганских сил безопасности, борющихся с талибами. Акция началась в Герате после призыва Мохаммада Исмаил Хана к жителям провинции поддержать силы безопасности. К акции присоединились афганские политики, в Кабуле среди участников был замечен первый вице-президент Амрулла Салех. В поддержку акции выступили Ашраф Гани и глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла.

Талибы в ответ возмутились и заявили, что «Аллаху Акбар» — это лозунг их движения, а остальные скандирующие будут привлечены к ответственности.

В пользу того, что политика Арга (президентского дворца) сдвигается от мирных переговоров к войне, говорит и встреча Ашрафа Гани с отставными офицерами армии, полиции и служб безопасности, которая состоялась 4 августа. На встрече Гани уточнил некоторые детали своего плана: будет увеличено финансирование некоторых военных частей; контрактную армию предполагается заменить добровольно-призывной; численность спецназа и других боеспособных частей будет увеличена; критерии отбора военнослужащих изменят.

Интересно, что среди отставных офицеров, которые присутствовали на встрече, явно доминировали сторонники прокоммунистической НДПА, хотя там были и опытные военные времен правления моджахедов.

Гани заявил о решении учредить консультативные советы при аппарате главнокомандующего силами безопасности и минобороны, в которые войдут опытные отставные офицеры. Наблюдатели увидели в этом намек на признание президентом собственных стратегических ошибок — в частности, речь идет о неудачной армейской реформе 2017 года, которая привела к «зачистке» сил безопасности.

Напомним, что тогда в отставку было отправлено свыше 60 тысяч офицеров. Службу должны были оставить все силовики старше 55 лет, и эксперты тогда отмечали, что речь идет о людях, которые были связаны с НДПА (Народно-демократической партией Афганистана) и корпусом моджахедов. Официально реформа была призвана омолодить военные структуры ИРА, но многие предположили, что увольнение офицеров, настроенных резко антиталибски, отвечало интересам США.

«Пример обороны Герата (где координировать оборону Ашраф Гани пригласил бывшего лидера моджахедов Мохаммада Исмаил Хана) показывает, что без опоры на силы ополчения, то есть на моджахедов, переломить ситуацию в боях с талибами крайне сложно, — говорит один из опрошенных инсайдеров. — Поэтому у Гани другого выхода нет, кроме как привлечь их к обороне». Вместе с тем большинство инсайдеров считают правильным привлечение кадров и времен НДПА. «У них хороший опыт борьбы с экстремизмом и религиозным фундаментализмом», — пояснил один из экспертов.

Впрочем, некоторые афганские политологи и обозреватели сомневаются, что Гани сдержит свои новые обещания, и призывают политиков к осторожности. Ашраф Гани последние месяцы делает непоследовательные заявления, его инициативы остаются нереализованными, при этом отнимают время и ресурсы у политиков и силовиков.

Большинство афганских политиков тоже изменили риторику по отношению к «Талибану». Пресс-служба Абдуллы Абдуллы, главы Высшего совета по национальному примирению, стала позволять себе называть талибов «террористами» и «террористами, жаждущими крови», хотя раньше они придерживались нейтральной лексики.

Отдаление Мохиба и приближение Дустума

Интересная деталь — на встрече Гани с отставными офицерами не было ни советника президента по национальной безопасности Хамдуллы Мохиба, ни Фазеля Фазли, руководителя администрации президента, который считается «серым кардиналом» Арга. Отдаление Мохиба выглядит логично: Ашрафу Гани необходимо наладить нормальный контакт с силами ополчения и отставными военными, а это невозможно проводить через Мохиба, которого, похоже, делают ответственным за провалы в военной политике.

Так, в конце июля председатель Комиссии по обороне национального парламента Мир Хайдер Афзали заявил, что одной из причин перехода уездов под контроль талибов является непрофессиональное руководство местной полиции, и вину за это несет Совет национальной безопасности (СНБ). В прошлом году аппарат СНБ объявил о назначении 100 командующих округами — как заявлялось, для улучшения ситуации с безопасностью, в СНБ тогда объясняли, что решение было принято, поскольку возникла идея «использовать полицейские структуры для ведения войны в районах». Однако в парламенте заявили, что переход районов к талибам связан с неумелым полицейским управлением, назначать глав полиции должно Министерство внутренних дел, а СНБ не следует вмешиваться в этот процесс. Как пояснил Афзали, почти во всех северных районах, перешедших без боя под контроль талибов, руководство полиции было смещено в рамках этой программы СНБ.

Новые назначения полиции и раньше вызывали протест местных жителей, например, именно замена полицейского начальства в уезде Бехсуд провинции Майдан Вардак весной этого года спровоцировало вооруженные столкновения жителей с силовиками.

Интересно, что и некоторые критики Гани были уверены, что быстрый переход многих северных районов под контроль талибов есть результат заговора в окружении президента.

Возможное отдаление Мохиба на прошедшей неделе дополнялось возвращением на афганскую политическую арену маршала Абдула Рашид Дустума, который вернулся из Турции и встретился с президентом Гани. Дустум находится в Мазари-Шарифе, столице провинции Балх, и многие связывают с его возвращением надежды на улучшение ситуации на севере страны.

Дустум призвал политических афганских лидеров объединиться для защиты страны и тоже заявил, что нынешний кризис — это результат заговора, а все заговоры нужно пресекать. На встрече с президентом маршал сообщил, что поддерживает афганские силы безопасности, и обсудил положение на севере, предложив объявить в стране военное положение, а в провинцию Джаузджан отправить 500 спецназовцев. Встреча была в субботу, и некоторые источники сообщают, что возможно, этот план может быть реализован в ближайшие дни, — вроде бы Гани принял эти предложения маршала.

Тем временем резиденцию Дустума в Шибергане, столице провинции Джаузджан, захватили талибы — и устроили фотосессию в его маршальской форме.

Гуманитарный кризис

И международные наблюдатели, и представители различных афганских правительственных структур сообщают о серьезных разрушениях и потерях в результате резкого наступления талибов. По данным министерства просвещения ИРА, после ужесточения боевых действий и захвата территорий талибами по всей стране 42% учащихся лишились доступа к образованию. По словам представителя министерства по делам мира Абдуллы Хашими, за этот период на подконтрольной талибам территории были закрыты или разрушены более 620 школ. Ашраф Гани утверждает, что в районах, где пришли к власти талибы, из образовательной школьной программы исключены история и география.

Как заявил посол Афганистана в ООН Гулам Исакзай, наступательная операция талибов привела к массовым смертям, миллионы человек становятся жертвами обстрелов, разрушаются дома и инфраструктура. С середины апреля «Талибан» и связанные с ним террористические группировки осуществили более 5.5 тысяч нападений в 31 из 34 провинций. Более 5300 гражданских лиц, включая 1960 женщин и детей, убиты и ранены, более 4 млн 800 тысяч человек покинуло свои дома, в стране 18.5 млн человек нуждаются в гуманитарной помощи. По словам Исакзая, продолжающиеся военные действия могут увеличить эти цифры экспоненциально.

СМИ транслировали кадры, на которых были разрушенные или взорванные талибами административные здания: министр по делам религий даже обратился к «Талибану» с просьбой не разрушать здания, т.к. они не имеют религиозной принадлежности. Однако боевики уже разрушили более 260 общественных зданий, включая больницы, школы, мосты и коммуникационные вышки. Ущерб составил более 500 млн долларов.

После того, как «Талибан» взял под свой контроль сухие порты на границах Афганистана — а в руках талибов уже 10 приграничных КПП, — потребительские цены начали резкий рост. На днях местные обозреватели сообщили о 9-процентном увеличении цен на бензин и газ. Все нефтепродукты в Афганистан поступают через порты Хайратон (на границе с Узбекистаном), Тургунди (на границе с Туркменией) и Ислам-Кала (на границе с Ираном), два последних уже под контролем талибов. Афганские СМИ сообщили о некоем письме туркменским властям нового руководителя порта Тургунди, назначенного талибами. Сообщается, что талибы призвали соседнее государство прекратить транспортировку авиационного топлива в Афганистан. Однако по данным министерства торговли ИРА, авиационное топливо в страну поставляется через Хайратон, а в туркменских СМИ, даже оппозиционных, это письмо не упоминается.

В Совбезе ООН потребовали прекратить насилие

6 августа прошло заседание Совета Безопасности ООН, посвященное Афганистану, а за три дня до него, 3 августа, Совбез выпустил специальное заявление для СМИ, с которым большинство выступавших солидаризировалось. Глава Миссии ООН по содействию Афганистану (МООНСА) Дебора Лайонс во время своего выступления попросила послов сделать недвусмысленное заявление о том, что нападения на афганские города должны прекратиться, а страны, встречающиеся с представителями «Талибана», должны настаивать на общем прекращении огня и возобновлении переговоров. Что и было сделано.

В совместном заявлении прозвучало решительное осуждение нападения талибов на комплекс ООН в Герате в конце июля, обеспокоенность высоким уровнем насилия после военного наступления талибов и обеспокоенность по поводу нарушения прав человека, осуждение актов терроризма и целенаправленных нападений на гражданское население, призыв соблюдать международное гуманитарное право и необходимость привлечь к ответственности виновных в совершении военных преступлений. Также Совбез ООН призвал ИРА и «Талибан» конструктивно участвовать в инклюзивном мирном процессе, «чтобы добиться безотлагательного прогресса в политическом урегулировании и прекращении огня».

Однако из выступлений, которые прозвучали на открытой части заседания, не было понятно, чем сможет помочь Совбез ООН, кроме уже введенных санкций, и что делать, если «Талибан» пропустит мимо ушей обращенные к нему из Нью-Йорка призывы. Требования к талибам и рекомендации членов СБ звучали довольно утопично.

Представитель Норвегии: «Нападения «Талибана» на столицы провинций совершенно неприемлемы, «Талибан» должен прекратить эти атаки. Казни пленных должны прекратиться. Нападения на правозащитников и сотрудников СМИ должны прекратиться. Заявления о нарушениях прав человека должны быть расследованы, виновные — привлечены к ответственности. Мы должны оказать эффективное политическое давление на «Талибан», чтобы он мог участвовать в переговорах. Любое политическое решение, приемлемое для международного сообщества, должно обеспечивать защиту прав человека для всех, особенно для женщин и девочек».

Представитель Эстонии: «Эстония повторяет призыв к «Талибану» прекратить огонь и прекратить бессмысленные страдания людей. Мы подчеркиваем важность полного и равного участия женщин в мирном процессе и хотели бы, чтобы итоги мирного процесса сохранили конституционные гарантии для женщин и меньшинств».

Представитель США: «Мы не допустим возвращения исламского эмирата. «Талибан» станет международным изгоем, если выберет этот путь. Призываем «Талибан» разрешить гуманитарным организациям продолжить свою работу в Афганистане: помимо насилия, народ сильно страдает от последствий COVID-19 и засухи. Справедливое мирное урегулирование должно быть основано на пяти принципах: инклюзивное управление, возможность афганцев выбирать политических лидеров, защита прав человека, в том числе женщин, молодежи и меньшинств, борьба с терроризмом, соблюдение международного права, в том числе международного гуманитарного права. США и дальше будет поддерживать силы безопасности ИРА, развитие Афганистана и оказывать дипломатическую помощь в поддержку мирного процесса».

Представитель Нигера: «Нужно удвоить наши дипломатические усилия, чтобы содействовать возобновлению мирных переговоров. Поиск мира не должен наносить ущерб правам афганцев, особенно женщин, детей и религиозных и этнических меньшинств. Виновные в насилии должны положить конец наступательной операции и начать переговоры по поиску мирного решения, которое станет устойчивым и прочным».

Представитель Мексики: «Международное сообщество не примет возвращения к исламскому эмирату, который снова станет безопасным прибежищем для террористических группировок. Мы также не примем территорию, где попираются права женщин, детей, меньшинств. Судьба будущего Афганистана должна решаться на демократической основе всеми жителями Афганистана».

Представитель России: «Сейчас, как никогда, важна консолидация всех международных и региональных усилий, все шаги должны быть направлены на поиск разумных компромиссных развязок, учитывающих интересы всех этнических и религиозных меньшинств».

Представитель Вьетнама: «Призываем стороны отложить разногласия, создать доверие и перейти к политическому урегулированию с участием женщин и молодежи».

Ирландия: «Совет должен действовать, и немедленно. «Талибан» должен остановить военную операцию и конструктивно участвовать в мирных переговорах».

Франция: «Мы не согласимся с ситуацией, когда виновные останутся безнаказанными. Виновны — «Талибан», они взяли на себя обязательства, и мы ждем, что они будут выполнены, будь то сокращение насилие или прерывание связей с террористическими группировками. Переговоры должны вестись в мирной обстановке доверия и основываться на демократических завоеваниях последних 20 лет. Женщинам нужно гарантировать место за столом переговоров».

Великобритания: «Мы будем работать с международными партнерами, чтобы привлечь «Талибан» к ответственности за преступления. Совет безопасности должен четко заявить, что если военные нападения не прекратятся, — будут последствия».

Китай: «Есть три основные задачи: не допустить гражданской войны, не позволить террористическим группам набрать силу в Афганистане, а США должны выполнить свои обязательства по обеспечению стабильности».

Индия: «Настало время оценить ситуацию и принять решение, которое обеспечит комплексное прекращение огня и прекращение насилия, иначе столкнемся с угрозой миру и безопасности в регионе. Прочный мир в Афганистане предполагает двойной мир: внутри Афганистана и вокруг него. Необходимо добиться гармонизации интересов всех сил внутри страны и вокруг нее. Чтобы мирный процесс был успешным, нужно убедиться, что «Талибан» будет участвовать в переговорах добросовестно, откажется от насилия и оборвет связи с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) и другими террористическими организациями и возьмет на себя обязательства по поиску политического решения».

Реакция Исламабада и «Талибана»

Во время заседания Совбеза ООН постоянный представитель Афганистана при ООН Гулам Исакзай традиционно обвинил Пакистан в поддержке талибов, и заявил, что на территории Афганистана находится более 10 тысяч иностранных боевиков, представляющих 20 террористических групп, включая «Аль-Каиду» и ИГИЛ (запрещено в РФ). «Появляется все больше свидетельств того, что ИДВТ (Исламское движение Восточного Туркестана, запрещено в РФ) и ИДУ (Исламское движение Узбекистана, запрещено в РФ), которые присягнули на верность ИГИЛ, сражались вместе с «Талибаном» в провинциях Фарьяб, Джаузджан, Тахар и Бадахшан, где они в настоящее время находятся со своими семьями под контролем талибов, — заявил Исакзай. — Связь между «Талибаном» и этими транснациональными террористическими группировками сегодня сильнее, чем когда-либо в последнее время».

Обвинив «Талибан» в связях с террористическими группами, представитель ИРА заявил и о поддержке талибов Пакистаном. «Пакистан поддерживает военную машину «Талибана», есть доказательства, что талибы собираются вокруг линии Дюранда, чтобы проникнуть в Афганистан. Там собирают средства. И это не только серьезное нарушение санкционного режима, но и размывание доверия в отношениях с Пакистаном», — заявил Исакзай.

Постпред Пакистана при ООН Мунир Акрам уже опроверг эти заявления: «Мы полностью опровергаем эти обвинения, — сказал он. — Наша граница закрыта, 97% ее протяженности закрыты забором. Нет никакой «безопасной гавани» [для талибов]». При этом дипломат отметил, что ежедневно афгано-пакистанскую границу через организованные пограничные переходы пересекает около 30 тыс. человек, но нельзя говорить ни о какой подготовке нападений с территории Пакистана. Постпред Пакистана также отверг заявления, что «Талибан» сотрудничает с ИГ: «Они идеологически расходятся, как они могут сотрудничать? Это все фантазии».

Талибы тоже прокомментировали заседание СБ ООН. Не нападая на членов Совбеза, а наоборот, уверяя, что Совет занял позицию, приближенную к действительности, талибы раскритиковали заявления афганского постпреда. По их мнению, Кабул потерпел неудачу, пытаясь навязать участникам заседания сугубо враждебное отношение к талибам. Талибы напомнили, что их поддерживает афганское население, а сами они привержены принципам мирного сосуществования с соседними странами и невмешательства в их внутренние дела, и поэтому даже те страны, которые ранее негативно относились к «Талибану», теперь меняют свою политику. Кроме того, талибы заявили, что афганские представители сообщили на СБ ООН «много ложной информации, направленной на очернение движения».

Америка продолжит бомбить

Такой «обмен мнениями», состоявшийся на фоне успешного военного наступления «Талибана» на северные столицы провинций, продемонстрировал тупик, в котором оказались международные партнеры, пытающиеся навязать свое видение мирного процесса.

11 августа в Дохе ожидается заседание расширенной «тройки» (Россия, США, Китай, Пакистан). В Совбезе ООН возлагают большие надежды на этот саммит, однако остается открытым вопрос, захотят ли участники преодолеть внутренние разногласия, чтобы придумать работающий план по преодолению афганского кризиса, или опять ограничатся декларациями.

Тем более взгляды на происходящее в Афганистане у участников расширенной «тройки» расходятся. Так, в МИД РФ заявляли на прошедшей неделе, что деградация ситуации в Афганистане связана с решением США и НАТО «о задержке с полным выводом войск из Афганистана». При этом в российском МИДе уверены, что «необходимые ресурсы для захвата и удержания крупных городов, включая столицу страны Кабул, у талибов отсутствуют. Их наступление постепенно начинает выдыхаться».

Пентагон же выпустил заявление, что США продолжит «оборонительные воздушные удары» в поддержку афганских сил безопасности. «Продолжающееся кровопролитие со стороны «Талибана» приводит лишь к новому кровопролитию, затягиванию конфликта и отталкивает от них афганский народ», — говорится в заявлении.

Центральная Азия в ожидании удара

Приближающаяся афганская катастрофа, о которой говорила Дебора Лайонс, сильно тревожит страны Центральной Азии, которых эти процессы затронут напрямую и очень быстро. Это понимают и в Москве. На прошлой неделе вблизи афганской границы с Узбекистаном и Таджикистаном прошли совместные с Россией военные учения, в которых было задействовано более 2.5 тысяч военнослужащих и около 500 единиц военной техники.

Министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что в случае прямой военной агрессии с афганского направления для защиты рубежей ОДКБ будут задействованы российские военные базы в Таджикистане и Кыргызстане. Шойгу не стал напрямую оспаривать позицию российского МИДа, который заявляет, что верит обещаниям талибов бороться с ИГ и охранять афганскую границу, однако отметил, что «тяжело сходу поверить», что договоренности с талибами будут выполняться.

Об угрозах для Центральной Азии со стороны Афганистана говорил и спецпредставитель РФ при СБ ООН Василий Небензя: «В Афганистане появился «ИГИЛ-Хорасан» (запрещен в РФ), чьи теракты продолжают сотрясать страну, боевики сохраняют спящие ячейки на севере и востоке, наращивают потенциал для укрепления своего влияния в стране и перетекания террористической активности из государства в регион Центральной Азии. Рекордными темпами растет и наркопроизводство. Риск инфильтрации боевиков в регион, в том числе под видом беженцев, не может не вызывать обеспокоенности и у наших центральноазиатских соседей».

Афганский вопрос, который ранее обсуждался в России в узких кругах политологов и специалистов, сегодня становится одним из главных пунктов повестки в российских СМИ, соцсетях и на политических совещаниях. Федеральные телеканалы очевидно не симпатизируют талибам, общественное мнение тоже не на стороне «Талибана», и то, что министр обороны не стал открыто поддерживать позицию МИДа по Афганистану, свидетельствует о возможном кризисе в российской афганской политике.

О возможной смене российской повестки говорит и большое интервью министра иностранных дел ИРА Ханифа Атмара, которое он на прошедшей неделе дал газете «Известия». Атмар аккуратно предупредил Москву об опасности заигрывания с «Талибаном»: «Мы говорим странам, нашим партнерам, что в отношении талибов надо быть крайне осторожными. Они сотрудничали с террористами в прошлом, активно работают с ними сейчас, и нет ни одной причины, по которой они не будут поступать так же в будущем. И станет громадной ошибкой думать, что Афганистан во главе с «Талибаном» не будет убежищем для международных террористов и угрозой странам вокруг. Точно будет». При этом Атмар более жестко оценил ситуацию, когда страна начинает заигрывать с террористами: «Есть страны, которые трусливо работают с этими террористами и поддерживают террористические организации, что вызывает нашу озабоченность. И мы всегда открыто говорим этим партнерам, что, взращивая такого монстра, они в итоге получат Франкенштейна, который в конце концов обернется против собственного хозяина. Мы часто говорим о близорукости такой стратегии — использовать терроризм против другой страны».

На прошедшей неделе лидеры стран Центральной Азии собрались в Авазе, туркменистанском курорте на берегу Каспия, на третью Консультативную встречу: предыдущие проходили в 2018-м в Нур-Султане и в 2019-м в Ташкенте, после чего из-за пандемии был сделан перерыв. Главной темой для обсуждения была ситуация в Афганистане, от которой, как отмечалось в совместном заявлении президентов Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, зависит безопасность и стабильность всего региона. В заявлении также говорилось, что президенты готовы оказать всемерное содействие достижению гражданского мира и согласия в афганском обществе и поддерживают усилия всех стран и международных организаций, стремящихся содействовать обеспечению безопасности и стабильности в Афганистане.

Заметим, что до недавнего времени страны Центральной Азии не могли преодолеть внутренних разногласий, поэтому было почти невозможно продвигать региональные проекты развития, большинство связей строилось на двусторонней основе, в том числе через Китай. Однако афганская угроза может стать тем триггером, который заставит пять стран преодолеть противоречия и выстроить работающую схему взаимодействия, от которой регион только выиграет.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ОКИМБЕКОВ Убайд
САРХАД Зухал
ПАНФИЛОВА Виктория
ПОЙЯ Самеулла
КОНАРОВСКИЙ Михаил
ХАНОВА Наталия
Все авторы