» История борьбы афганского народа за независимость (часть 2)

Опубликовано: 05.08.2021 17:40 Печать

Автор: Владимир ПРЯМИЦЫН

В одном из предыдущих материалов «Афгансистан.Ру» рассказал о том, как начиналась национально-освободительная борьба афганцев. Ее первым актом стала Первая англо-афганская война 1838–1842 гг. Некоторые историки сходятся во мнении, что британцев в Афганистане подвели чрезмерная уверенность в своих силах, и недооценка противника, возникшие у них после успехов предшествующих колониальных войн. Настоящий материал продолжает цикл статей об истории борьбы афганского народа за независимость. Он дает ответ, почему пуштуны – это не сикхи, а горы Афганистана – это не равнины Индии.

Часть 1.

Почему успех британцев в колониальных войнах в Индии так подвел их в Афганистане?

В январе 1838 года британское правительство потребовало от кабульского эмира Дост Мохаммед Хана прекратить отношения с Россией, никогда не принимать ее представителей без санкции Лондона, признать независимость Пешавара и Кандагара. Отказ эмира выполнить эти неприемлемые для суверенного государства требования послужил поводом для объявления войны.

Британский генерал-губернатор Индии Лорд Э.Л. Эленборо так объяснял причину войны: «Мы воевали с Кабулом для того, чтобы удалить владетеля, который сумел соединить племена, создать войско и ввести порядок». Истинные причины нападения Великобритании заключались в реализации ее колониальных амбиций в Средней Азии и необходимости сдерживания в этом регионе Российской империи. Планы британцев столкнулись с непримиримой позицией кабульского эмира. Афганский историк С.К. Риштия сформулировал эти причины следующим образом: «Для осуществления далеко идущих английских планов на Среднем Востоке, предусматривавших установление военного и политического контроля… англичанам необходимо иметь в этих областях таких правителей, которые абсолютно во всех отношениях подчинялись бы британскому правительству, совершенно не имели бы своей точки зрения, и, являясь орудием в руках английских представителей, пользовались бы только номинальной власть. Понятно, что такие правители, как эмир Дост Мохаммед Хан и его братья, имевшие свое собственное мнение и свои планы и не допускавшие вмешательства во внутренние дела своей страны, были людьми, совершенно не подходящими для этих целей. В конце концов англичане решили открыто применить военную силу и свергнуть династию мухамедзаев».

В конце 1838 года хорошо вооруженная англо-индийская армия численностью 22 тыс. чел. под командованием генерала Д. Кина через Боланский проход вошла в Афганистан. План предусматривал захватить Кандагар, Газни и выйти к Кабулу. Вспомогательный удар силами около 10 тыс. чел. наносился по Хайберскому проходу через Пешавар на Джалалабад и Кабул. При войске находилось около 38 тыс. чел. обозной и лагерной прислуги. Фактическим руководителем экспедиции был У. Макнотен.


Колониальные войска вторгаются в Афганистан, 1838 г.

Афганская армия, насчитывавшая около 15 тыс. чел., значительно уступала противнику в численности и вооружении. Располагая существенным численным перевесом и техническим превосходством, агрессоры рассчитывали легко добиться военного успеха. Действительно, поначалу они практически не встречали сопротивления. К весне 1839 года британцы захватили Кандагар, Газни, Кабул, Джалалабад, пункты, контролирующие пути в Южный Туркменистан. В столице в торжественной обстановке была проведена коронация британского ставленника Шуджи уль Мулька. 7 мая 1839 года У. Макнотен заключил с ним договор, по которому колониальные войска размещались в стране на постоянной основе, а внешняя политика Афганистана попадала в зависимость от британской.

Однако за исключением небольшой группы подкупленных британцами феодалов, население Афганистана отказалось признавать марионеточного короля. Как писал афганский историк Ахмад Али Кохзад: «правление Шуджи в действительности должно быть названо оккупацией афганской земли и каждому было ясно, что страной правит наиболее ненавистный король при помощи иностранных войск, а народ полон страстного желания дать выход своему возмущению».

Захватив афганские города, колониальные войска стали грабить их и притеснять население. В 1840 году британское правительство резко сократило расходы на содержание оккупационных войск, заставив их усилить поборы с населения, осуществлявшиеся в форме налогов или прямого грабежа. Среди афганских племен нарастало открытое возмущение, которое стало переходить в вооруженную борьбу. Вскоре она развернулась в широкомасштабную партизанскую войну, а сопротивление афганцев интервентам обрело форму джихада против иноверцев. Оплотом повстанцев стал город Газни. Он упорно сопротивлялся, но ввиду технического и численного превосходства интервентов был взят и подвергнут разорению, над жителями была устроена расправа.

Перемещаясь по территории страны, британские войска изымали фураж и продовольствие, притесняли население. Успеху партизанского движения мешали сепаратистские устремления феодальной знати. Этим умело пользовались британцы, подкупая местные элиты. Тем не менее, повсеместно начались нападения на отряды колониальных войск. Афганцы громили гарнизоны интервентов, нападали на их колонны, убивали представителей и пособников, переманивали на свою сторону лояльные им силы. В апреле 1840 года пуштуны перерезали коммуникацию, соединяющую Кандагар и Кабул. Часть интервентов оказалась изолирована от основных сил. На стороне афганцев были горы, в которых небольшие партизанские группы могли наносить чувствительные удары регулярной армии, привыкшей действовать на равнине. Поясняет британский историк Р. Брейтвейт: «Здесь даже небольшая группа решительных бойцов может сдержать мощную колонну противника: занимаешь обзорные высоты, блокируешь начало и конец вражеской колонны, и не спеша уничтожаешь ее».

Британцев подводила избалованность легкими успехами в предыдущих колониальных войнах. Недооценивая афганцев, как воинов, часто они пренебрегали элементарными требованиями военной науки, охраной и обороной лагеря и т.д. К концу 1840 года освободительное движение набрало такой масштаб, что позволило перейти от партизанских методов к столкновениям с оккупантами в открытом бою. Так, 2 ноября 1840 года в окрестностях Парвана произошел бой между ополчением, руководимым Дост Мохаммед Ханом и британской бригадой, в котором колонизаторы были разбиты. Вскоре Дост Мохаммед Хан был пленен, но освободительное движение уже было не остановить. Афганский историк С.К. Риштия поясняет: «Афганский народ поднялся на борьбу с захватчиками и сам без эмира и сардаров выполнил эту задачу, восстановив таким образом национальную честь и славу».


Афганское народное ополчение

Под влиянием успехов в освободительную борьбу включались все новые племена. Вскоре были перерезаны горные проходы и дороги между Кабулом и Джалалабадом. Зимой 1840–1841 годов из-за трудностей снабжения интервенты усилили грабежи. Британским колониальным частям вместо жалования стали выделяться районы для разграбления. Но под прессом афганцев они оказались заперты за крепостными стенами Кабула, Газни, Джалалабада, Чарикара, лишены связи друг с другом. Осенью 1841 года произошло окончательное сплочение всех афганских сил, противостоявших интервенции. В ходе упорных боев афганцы захватили крепость Чарикар, уничтожив ее гарнизон и британских наместников. В открытую борьбу с оккупантами вступили афганские племена, удерживавшие Хайберское ущелье. Британцы оказались изолированы в своих крепостях и лишены связи с внешним миром.

2 ноября 1841 года вспыхнуло восстание в Кабуле, был убит британский губернатор Афганистана А. Бернс, гарнизон города капитулировал. Интервенты были измождены постоянной изнуряющей борьбой с повстанцами и деморализованы чередой поражений. Над остатками войск, запертых в немногочисленных гарнизонах, нависла угроза голода и полного уничтожения. При попытке договориться с руководителями освободительного движения был застрелен У. Макнотен. Это вызвало среди экспедиционного корпуса панику.

Британские генералы начали договариваться с афганцами о возможности безопасно покинуть Афганистан. 6 января 1842 года, бросив всю артиллерию, часть казны, остатки разгромленной англо-индийской армии в количестве 15 тыс. чел. под руководством У. Эльфинстона выдвинулись к Джалалабаду. По пути они подвергались непрерывным атакам населения. Спустя три недели, до Джалалабада, где размещался крупный боеспособный гарнизон британских войск, добрался живым лишь один человек – доктор У. Брайдон.


Бегство колониальных войск из Кабьула в Джелалабад в январе 1842 года. Живым доберется лишь один человек.

Британский историк А.Л. Мортон отмечал: «впервые крупные британские вооруженные силы были разбиты, и это поколебало веру в непобедимость белых завоевателей». Это могло пошатнуть позиции Великобритании в других колониях, ведь поражение регулярным войскам нанесла не афганская армия, а народное ополчение. В августе 1842 года колониальные власти предприняли карательную экспедицию в Афганистан под командованием генерал-майора Д. Поллока. Ее целью было уже не превращение страны в колонию, а спасение остатков своей армии, заблокированных в Джалалабаде. Действия британцев в этом походе отличались особой жестокостью, о которой осталось множество свидетельств. Заняв столицу, колониальные войска разгромили ее, сожгли окрестности, разрушили Джалалабад и крепость Али Масджид, убили тысячи мирных жителей.

Закономерно, что эти военные преступления нашли широкое отражение в советской и афганской научной литературе. Но они были столь вопиющими, что в деталях описаны и западными историками. Американский историк С. Таннер объяснил их причину таким образом: «Теперь перед Поллоком встала проблема, как оставить в Кабуле красноречивое свидетельство могущества Великобритании и после ухода оккупационной армии… В конечном счете взрыв базара ознаменовал собой начало оргии и разграбления. В течение двадцати четырех часов город превратился в арену грабежей, убийств и изнасилований».

Однако грабежи и зверства интервентов лишь консолидировали афганское общество. Не прекращавшееся народное сопротивление вынудило британцев, потерявших в войне более 18 тыс. чел., в конце 1842 года признать провал своей политики в отношении Афганистана и вывести из него войска. Посаженный в Кабуле марионеточный эмир Шуджа уль Мульк был застрелен. Русский мыслитель Н.А. Добролюбов писал: «Европейская армия восторжествовала над упорным сопротивлением афганов, но все приобретения англичан вскоре должны были быть оставлены ими по невозможности удержать их за собой. 20 тыс. чел. и 16 млн. фунтов стерлингов были напрасно истрачены в этой войне».

С этим мнением солидарен известный российский востоковед и историк Ю.Н. Тихонов: «Британское командование впервые испытало на себе страшную силу «афганского капкана», для которого уничтожение любой европейской армии было лишь вопросом времени. Осознав, какую грозную силу представляют пуштунские племена, Великобритания временно отказалась от захвата их территории, пока не будет завоевана вся Индия».


Общий ход Первой англо-афганской войны (1838–1842 гг.)

Поражение в Первой англо-афганской войне вынудило британцев вернуться к дипломатическим и экономическим методам достижения своих колониальных целей. Однако уже скоро афганцам вновь пришлось сражаться с превосходящими силами интервентов. О том, как это было, читайте в следующих материалах на «Афганистан.Ру».

Военный историк, доктор исторических наук Владимир Прямицын


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ФЕНЕНКО Алексей
ХАНОВА Наталия
КАЗАНЦЕВ Андрей
САБИР Фахим
ТАРИН Мирвайс
ИВАНОВ Валерий
Все авторы