» Гиндукуш в политической, военной и экономической истории Средней Азии

Опубликовано: 19.04.2021 19:33 Печать

Автор: Владимир ПРЯМИЦЫН

Об авторе: Владимир Николаевич Прямицын, доктор исторических наук.

В сочинении «О значении последних событий в Афганистане для развития географических сведений», изданном в России в 1854 году, автор Вивьен де Сен-Мартен задумался о том, что в разные годы побуждало европейцев изучать географию отдаленных мест Земного шара. Он предположил, что наряду с торговлей, распространением религии и тягой к познанию, доминирующими стимулами к изучению неизвестных земель всегда выступали интересы политики и военного дела.

Он писал: «Завоевания Александра в Средней Азии… в несколько лет сделали более для развития географических познаний греков, нежели прежние двенадцати вековые частные исследования, отдельные странствования и торговые путешествия».


Фото 1. Работа В. де-Сен-Мартена «О значении последних событий в Афганистане для развития географических сведений»

Действительно, на протяжении всей истории Афганистан становился ареной кровопролитных вооруженных столкновений. Начиная с древнейших времен, эта страна находилась на острие захватнических амбиций великих держав. Каждый раз судьбоносную роль в реализации их планов играл Гиндукуш. Ведь здесь, как и в других горах войска несли существенные потери не столько от борьбы с противником, сколько от камнепадов, болезней, лавин и обморожений.

Едва ли не первой в человечской истории сверхдержавой было Персидское царство. В VI веке до н.э. его основатель Кир Великий пытался завоевать Афганистан, для чего предпринял два похода. Перемещения его войска по территории страны достаточно хорошо известны, при этом нет упоминаний о том, что он пересекал Гиндукуш. Дело в том, что персы двигались с большими обозами, и им не под силу было бы преодолеть горы. В предгорьях Гиндукуша в районе современного Баграма он основал крепость Капиш-Каниш.

В IV веке до н.э Александр Македонский совершил поход в Афганистан. Как и на пути персов, на пути греов встал горный хребет Гиндукуш, который войско Александра называло Кавказом. Македонский предпринял попытку штурма гор, но вскоре понял, что может повторить ошибку персов. В его войске оказалось множество раненых, больных и изнуренных воинов, многие из которых были с обмороженными ногами. Пришлось направляться на штурм Гиндукуша только с подвижной выносливой частью войска без обозов. А оставшуюся часть солдат оставить к югу от гор, для чего в южных отрогах на развалинах персидского Капиш-Каниша заложили новую крепость Александрию Кавказскую.

Заготовив припасы, войско Македонского двинулось через Гиндукуш через Хавакский перевал в Бактрию. Переход продолжался 17 дней. Немногочисленные запасы, которые взяли с собой, быстро закончились и в войске началася голод. В горах лошади без корма ослабли. Воины стали есть своих лошадей. Дров в горах не было, поэтому мясо ели сырым. Не было возможности согреться. Весной 328 года до н.э.


Фото 2. Кадр из фильма «Александр». Войско Александра Македонского преодолевает горы в Афганистане

С северных склонов Гиндукуша войско Македонского спутилось очень ослабленным и рассеяным. Однако, бактрийцы не воспользовались этим. Они позволили грекам собраться и привести себя в порядок, за что и поплатились. В начале лета 327 года до н.э. Алксандр пересек Гиндукуш через перевал Саланг в обратном направлении. Его победоносное войско отдыхало от долгого тяжелого похода в Александрии Кавказской.

Однако, американский историк С. Таннер усмотрел фатальную роль горного хребта в биографии легендарного полководца: «Жизненные силы, подпитывавшие Александра и его войско во время неудержимого покорения Персии, иссякли в бесконечной борьбе с человеком и природой в горах Гиндукуша».

На рубеже IV и III веков до н.э. на Индостане появилась новая военная сила, предпринявшая поход на Афганистан. Индийское войско захватило крепости Кандагар, Газни, Кабул и дошло до предгорий Гиндукуша, но преодолеть его для армии с боевыми слонами оказалось не возможно.

Примечательна двоякая роль Гиндукуша в этнографической истории Афганистана. С одной стороны, горный массив был столь значительным, что разделял между собой народы. К северу традиционно жили узбеки, таджики, туркмены.

Во II веке до н.э. к югу от Гиндукуша стала складываться новая этническая группа – пуштуны. Британский историк Р. Бретвейт охарактеризовал глубину различий между жителями разных склонов следующим образом: «Горы рассекают Афганистан с севера на юг, и делят афганцев на, не редко враждебные друг к другу группы, говорящие на разных языках, имеющие разную культуру, а на протяжении большей части своей истории – еще и разные религии».

С другой стороны, при формировании государства Афганистан Гиндукуш выполнил объединяющую функцию. Четыре важнейших города страны расположены в четерех сторонах света от гор Гиндукуша: Герат – на западе, Кандагар – на юге, Кабул – на востоке и Мазари-Шариф – на севере. Квадрат, в углах которого находятся эти города, обрамляет центральный горный массив. С этих позиций, Гиндукуш является уже не барьером, а центром притяжения. Так и произошло в X веке, когда в период правления Султаната Газневидов ислам стал фактором объединения нарордов, проживавших к северу и к югу от Гиндукуша.

В дальнейшем Афганистан продолжал быть ареной конкуренции. На смену Газневидам в XII веке пришли Гуриды. В XIII веке они были разгромлены Хорезмским государством. Когда в северный Афганистан вторглись монголы, они нанесли Хорезму сокрушительное поражение, заняв все ключевые города. Уцелевшие туркмены отступили к северным отрогам Гиндукуша, где дели бой преследовавшему их отряду монголов. Здесь монголы потерпели поражение, ставшее единственным за 80 лет их захватнических походов за пределами Восточной Азии. Местность в отрогах Гиндукуша не благоприятствовала для монгольской конницы. Зажатые в узком ущелье монголы сбивались с беспорядочные кучи, погибая под ударами туркменов и горцев-афганцев. Разгневанный Чингисхан побывал на месте боя и после этого все же со своим войском налегке перешел через Гиндукуш на юг в долину Кабула. Однако в это время его обозы, оставленные на севере от Гиндукуша, были разгромлены горцами.

Веками торговцы из Индии шли через Афганистан, уплачивая дань племенам, контролировавшим перевалы. Когда в XIV веке через эти перевалы вознамерился пройти Тамерлан с войском, счет был выставлен и ему. Не желая платить денег, полководец силой взял право пересечь горы.

В XVI веке в длину Кабула вошло войско моголов из Индии. Все столетие они соперничали за обладание Афганистаном, считая границей своих владений на севере реку Амударью. Но в районах к северу от Гиндукуша они уступили в противостоянии с Узбекским государством. Тогда они решили ограничиться Гиндукушем и удерживать земли лишь к югу от него.

Достоверно известно о том, что с середины XVII века Гиндукуш пересекали русские. Так, первые представители Московской Руси побывали у царя Балха в 1644–1650 годах. Провожая дипломатов, он просил передать в Москву, что не будет чинить препятствий русским посольствам, направляющимся через его ханство в Кабул и Индию. Однако, в 1675 году, когда такое посольство было направлено, но не дойдя до Индии оно было задержано правителем Кабула, являвшимся вассалом Великих Моголов.

Империя Великих Моголов, переживавшая упадок, не могла справиться с участившимися набегами афганских горцев, спускающихся с южных отрогов Гиндукуша. В середине XVIII века афганские племена избрали своим руководителем Ахмад-хана. Он заполнил вакуум власти в регионе. Это ознаменовало начало Дурранийской империи.

Важным событием в истории Гиндукуша стало появление огнестрельного оружия. Развитие огнестрельного оружия и конец господства неприхотливых и стойких степных воинов породили «афганцев-захватчиков». Вооружившиеся мушкетами, кремневыми ружьями и пушками горцы Гиндукуша покорили оседлые народы по обеим сторонам от него. Однако, добившись существенного влияния на соседние народы, Дурранийская империя распалась из-за распрей народов, живущих к северу и югу от Гиндукуша.


Фото 3. Воинственные горцы Гиндукуша

Лишь в начале XVIII века земли к северу и югу от горного массива были объединены в масштабах географического понятия – Афганистан. При этом на протяжении предыдущих и последующих столетий Гиндукуш формировал политическую карту не только этих земель, но и всего Среднеазиатского региона.

В дальнейшем, Гиндукуш постоянно фигурировал в контексте политической и военной истории, причем, не как арена боевых действий, а как неприступный барьер, удерживавший одни силы от столкновения с другими.

Объяснение находим в работах выдающегося советского и российсокго востоковеда М.Ф. Слинкина: «Транспортное сообщение через хребты Гиндукуша возможно лишь летом, когда перевалы освобождаются от снежных заносов. В другое время года они практически недоступны для путников и обозов. Сам топоним «Гиндукуш» подтверждает свою относительную неприступность. В переводе с персидского он означает «убивающий индийца». Имеется в виду, индийца-торговца, рисковавшего в прошлом своей жизнью при попытках пересечь эти горные массивы».

В XIX веке величайшая морская держава и величайшая сухопутная держава соперничали за влияние в Средней Азии в противостоянии, получившем название «Большая игра». Афганистан был жизненно необходим обеим сторонам, но только не сильный сам по себе, а в качестве бесславного покорного буфера между сферами влияния двух сверхдержав. Обеих не устраивали сильные позиции оппонента в регионе, и обе рассматривали возможность разрешения существующих противоречий военным путем.

Великобритания и Россия двигались курсом на столкновение. Как образно выразился С. Таннер: «Пока Российская империя неумолимо прокладывала себе силой оружия дорогу на юг, через дикие степи Средней Азии, Британская империя, владычица морей, силой денег прокладывала себе путь на север через культурные земли древней Индии». Препятствием на пути держав стал Гиндукуш. Однако, это не означает, что русские не бывали к югу от него, а англичан – к северу.

В первую Англо-афганскую войну англичане выставляли посты к северу от Гиндукуша. Но вынуждены были их снять – столь опсным были узбеки и туркмены, контролировавшие земли между Гиндукушем и Амударьей и не признававшие никакого правительства. Во вторую Англо-афганскую войну уже русские пересекали Гиндукуш. К северу от него, в Туркестане собралась 40-тысячная армия под командованием генерала К.П. Кауфмана с намерением предпринять поход в Индию. Но для начала в Кабул отправили миссию в составе 250 человек под командованием генерала Н.Г. Столетова, чтобы заручиться поддержкой афганцев. Таким образом, обе великие державы имели притязания на контроль над территорией Афганистана, но вынуждены были учитывать «огромные природные препятствия».

В частности, в середине ХIХ века в России с тревогой наблюдали за агрессивной политикой англичан в отношении Афганистана. По приказу императора был подготовлен аналитический доклад «О возможности неприязненного столкновения России с Англией в Средней Азии». Его авторы категорически отвергли возможность военного похода России против англичан и вассальных индийцев через территорию Афганистана, мотивируя это невозможностью преодолеть горные преграды. Было принято решение поддерживать оборонительную политику, оставаясь при своих интересах и не допуская англичан в области севернее Гиндукуша.


Фото 4. Карикатура начала ХХ в. на Большую игру «спасите меня от моих друзей». Афганский эмир Шир-Али между Россией и Англией

В военном ведомстве располагали сведениями обо всех дорогах соседней страны, в том числе и о путях через Гиндукуш. В военно-статистическом сборнике под редакцией генерал-майора Н.Н. Обручева сообщалось, что все дороги Афганистана представлены вьючными естественными тропами, и что в силу расположения равнин и горных массивов, наиболее значимые в военном и экономическом отношении пути ориентированы с запада на восток.

О предтече будущей автодороги через перевал Саланг – пути, ведущем из Хульма через Гиндукуш в Кабул, в документе было записано так: «Эта дорога есть главный караванный путь из Средней Азии в Индию. Но она очень трудна и зимою завалена снегами на Хаджихакском перевале. Однако движение артиллерии, даже орудий 18-фунтового калибра возможно. 6 фунтовые проходят без всякого затруднения. Близ этого пути через Гинду-Куш ведут еще два перевала: Иракский и Пюшти-Хаджихакский».

В свою очередь, и британские военные, не раз воевавшие в Афганистане, понимали, чем обернется попытка форсировать Гиндукуш. Британской королеве, в окружении которой не менее интенсивно муссировалась тема похода в Россию через Афганистан, трезвые умы сообщали, что ее армии будет невозможно сохранить боеспособность после преодоления горных перевалов.

Таким образом и Российская и Британская империи располагали по разные стороны Гиндукуша внушительными военными возможностями. Однако, неприступные горные хребты удерживали армии от похода, оставляя для борьбы за Афганистан лишь дипломатические и экономические средства. А в них Англии не было равных. В результате, так называемой, «большой игры» Афганистан все же оказался под протекторатом англичан, категорически не устраивавшим афганского эмира.

К началу ХХ века Россия обладала существенными познаниями в географии горного массива Гиндукуша, опиравшимися на результаты ряда экспедиций и изысканий, проведенных в разные годы российскими учеными и военными. Так, маршрут следования через Гиндукуш нашел отражение в книге «Путешествие русского посольства по Афганистану и Бухарскому ханству», подготовленной в 1878 году специалистами дипломатической миссии генерала Н.Г. Столетова. В 1891 году полковник Ионов с топографом Бендерским произвели рекогносцировку некоторых перевалов Гиндукуша. Горный массив фигурировал в военно-географических описаниях Афганистана авторства Лессара 1884 года, капитана Орановского 1895 года, Снесарева 1903 года, Андогского 1908 года, описании маршрута из Мазари-Шарифа в Кабул Мельникова в 1907 года.

Знания, которыми располагали в Российской империи об Афганистане постоянно углублялись. В 1908 году под редакцией А.Е. Снесарева был издан уникальный научный труд «Библиография Афганистана», вобравший в себя 1500 наименований русских и зарубежных источников по тематике этой страны. Значительную работу по изучению Афганистана вело Императорское Русское географическое общество. Кроме того, в России функицонировало Императорское общество востоковедения, в котом работала Индо-афганская комиссия.

С началом Первой мировой войны в расчете на избавление от английского протектората, Афганистан начал сближение с Германией и Турцией. Несмотря на горные хребты, веками выступавшие гарантом от вторжения с севера, афганцы не решились на открытое выступление против Англии, ведь по соседству располагался ее союзник по Антанте – Россия. Союзники изгнали немцев из Ирана и сорвали немецкие планы по втягиванию Афганистана в войну на своей стороне. В результате Афганистан объявил о своем нейтралитете.

С завершением Первой мировой войны «большая игра» продолжилась. Англичане не оставляли надежд вернуть утраченное влияние в Афганистане. В 1919 году Советская Россия стала первым государством, признавшим независимый Афганистан. В свою очередь Афганистан был первой страной, признавшей большевиков. Соседние государства начали сближаться. В 1920 году в Афганистан прибыло посольство из Москвы. В следующем году государства подписали договор о дружбе, советские специалисты начали работы по прокладке линий связи и транспортной магистрали через перевал Саланг в Гиндукуше. Англия решила использовать против такого сближения басмаческое движение.

В эти годы вышла в свет книга А.Е. Снесарева «Афганистан». В ней автор привел подробное описание страны, уделив особое внимание перспективам ведения здесь боевых действий: «Беспутье… делает страну весьма пригодной для пассивного сопротивления. Гордый и свободолюбивый характер народа и огромная горная площадь вполне гармонируют с этим бездорожьем, делая страну очень трудной для завоевания, а особенно – для удержания власти». В Советском Союзе бывшему царскому фицеру было доверено руководство Академией Генерального штаба, где А.Е. Снесарев сформировал Восточный отдел, а также создание Института Востоковедения.

Несмотря на предупреждение выдающегося географа, весной 1929 года СССР направил для поддержки Амануллы-Хана в Афганистан хорошо вооруженный отряд в составе 2 тыс. бойцов под командованием В.М. Примакова. Кавалерист В.Т. Поветкин, участвовавший в этом походе, вспоминал: «После непродолжительного отдыха поступил приказ двигаться в Кабул через труднодоступный перевал Саланг. В те времена дорога в столицу была всего-навсего широкой караванной тропой с множеством небольших сторожевых башен, которые каждый раз приходилось брать штурмом. Когда силы войск стали иссякать, поступила новая команда – бросать все с таким трудом захваченные крепости, и возвращаться назад».

На перевале советские воины встретились не с регулярной армией, а с вооруженными отрядами племени Саланги. В отличие от других племен, обитавших у подножия Гиндукуша, пасших там скот и возделывавших землю, природа не оставила коренным жителям перевала иных занятий, кроме контроля немногочисленных караванных троп. Столетиями они взимали дань со всех желающих пересечь Гиндукуш. Люди здесь жили суровые, под стать окружающим реалиям и самому названию перевала. В переводе с одного из диалектов языка Дари на русский, «Саланг» означает «суровый».

Так повелось в Афганистане, что часть охранных функций делегировалась столичными властями племенам. Их вооруженным организациям традиционно отводилась роль подготовленного резерва для пополнения состава армии в случае военной опасности. Пуштунские племена всегда были прекрасно вооружены, а их воины были храбрыми и умелыми. При столкновении с внешним агрессором, они должны были дать ему отпор. А в случае превосходства сил, пропустить неприятеля и действовать в его тылу партизанскими методами. В рассматриваемые годы, вооруженные отряды племен превосходили по боевым качествам афганскую королевскую армию.

С началом Второй мировой войны Афганистан снова оказался в центре политических и военных противоречий. Германия рассматривала его территорию, как плацдарм для ослабления советских позиций в Средней Азии и британских в Индии. СССР и Великобритания дипломатическими и экономическими средствами склоняли афганского короля к нейтралитету. Однако, решающим фактором, подтолкнувшим его к нейтральной позиции, стал стремительный ввод трех советских армий в соседний Иран, отказавшийся выполнить подобные требования. Неприступный Гиндукуш больше не защищал от вторжения с севера, ведь Красная армия располагала механизированными войсками, способными обойти горы с запада, и авиацией, способной пролететь над ними.

С авиацией в годы Второй мировой войны связан примечательный случай в истории Афганистана. В 1943 году летчик, пролетавший над Гиндукушем, обнаружил на земле странное сооружение. В глухой горной долине неподалеку от Джаммы стоял совершенно нетронутый причудливый минарет, имевший в высоту 180 метров. Тем временем, как захватчики до основания уничтожали афганские города, этот минарет, построенный в забытом богом уголке, уцелел. Незамеченный и нетронутый, он пережил столетия разрушительных войн. Археологи определили, что это «башня победы» Гуридов.

В послевоенном мире, как и прежде, географическое положение Афганистана предопределило его большое политическое, военное и экономическое значение в делах региона и мира. М.Ф. Слинкин: «Во второй половине ХХ в. ветры перемен, искусственно усиленные извне идеологической конфронтацией двух мировых систем, ураганом вторглись в эту самобытную страну».

Однако, невзирая на технический прогресс, списывать Гиндукуш со счетов, как естественную преграду, было преждевременно. В 1947 году США обратились к королю Афганистана с предложением об оказании помощи в строительстве сети аэродромов и дорог в северных районах Афганистана.

В документах государственного департамента раскрывалась причина такой щедрости: «Афганистан настоятельно просит поставок американского оружия в целях поддержания внутренней безопасности. Во-вторых, он хочет получить американское оружие для позитивного вклада в случае войны с Советами. Хорошо вооруженный и уверенный в поддержке США Афганистан сможет закрыть проходы в горах Гиндукуша, что явится вкладом в успешные действия вооруженных сил Запада».

Однако, и СССР имел свои виды на Афганистан. Обе сверхдержавы боролись за влияние в этой стране и стремились оказывать ей помощь. Гиндукуш снова выступил в роли разграничительной линии, удерживающей державы от непосредственного соприкосновения. СССР строил плотины, дороги, ирригационное сооружения школы, сосредотачивая свою помощь на севере Афганистана, а США делал тоже самое – на юге.

Здесь снова проявилась двоякая сущность Гиндукуша. Дороги, которые советские строители прокладывали на севере, неминуемо встречались с дорогами, которые американцы строили с юга. Гиндукуш разделял сверхдержавы, но именно здесь инженеры двух стран сотрудничали, обменивались технической информацией и геодезическими данными.

Афганистан, действительно нуждался в военной и экономической помощи, и обращался за ней к США. Однако, за океаном, предоставление такой помощи увязали с выполнением неприемлемых требований политического характера: признание «линии Дюранда», предоставление США афганской территории для строительства объектов военной инфраструктуры, сокращение торговли с СССР … В 1953 году в США была выдвинута идея «северного яруса» – пояса государств Средней Азии, которые должны были стать барьером для продвижения коммунистического влияния на юг. Началось давление на Афганистан, вынуждающее его примкнуть к антисоветскому блоку.

Правящие круги Афганистана понимали, что выполнение этих требований ведет к потере государственной независимости, что вступало в противоречие с самой афганской ментальностью. В таких условиях Афганистан обратился за помощью к Советскому Союзу, не выдвигавшему никаких предварительных политических условий.

Москва активно откликнулась на просьбы, увидев в этом возможность продемонстрировать странам «третьего мира» привлекательность и преимущества сотрудничества с социалистическим лагерем. В частности, по просьбе Афганистана СССР предоставил ему в 1954 году кредиты на несколько млн долларов на выгодных условиях с расчетом традиционными афганскими экспортными товарами хлопком и шерстью. На эти деньги был построен асфальтобетонный завод и поставлена советская дорожно-строительная техника. В 1955 году в Кабуле побывали руководители советского государства Н.С. Хрущев и Н.А. Булганин. На переговорах с премьер-министром Мухаммедом Даудом было принято решение «содействовать развитию дружественных отношений между СССР и Афганистаном, отвечающих интересам народов обеих стран, а также интересам поддержания всеобщего мира».


Фото 5. Аудиенция советских лидеров у короля Афганистана Захир-Шаха

На практике это выразилось в выделении Афганистану кредита на развитие инфраструктуры в размере 100 млн долларов. С 1956 года СССР начал оказывать соседней стране техническую, военную и политическую помощь в рамках первого пятилетнего плана экономического развития Афганистана. Около 70% займов на его реализацию было выделено СССР. Союз обязался оказать финансовое и материально-техническое обеспечение строительства 16 крупнейших инфраструктурных проектов. Сотрудничество двух государств развивалось по нескольким направлениям. Советскими специалистами в Кабуле были построены несколько электростанций, заводы, домостроительный комбинат, авторемонтные мастерские, жилые кварталы. В Джелалабаде был сооружен оросительный канал, мосты, дороги, плотина, гидроэлектростанция.

В условиях, когда страну с востока на запад пересекала гряда непреодолимых гор, одним из приоритетных направлений стало развитие транспортной инфраструктуры. Прежде чем строить дороги, пришлось создать все необходимые условия. Так, для обеспечения масштабного дорожного строительства в середине 1950-х годов были построены цементные заводы в Джебаль-Уссарадже и Пули-Хумри, асфальтобетонный завод в Кабуле. Это создало условия для реализации одного из наиболее амбициозных и масштабных проектов первой афганской пятилетки – строительства автодороги через Гиндукуш.

Сколь ни дружественны были отношения между соседними странами, но агрессивная политика про американски настроенных Ирана и Пакистана заставляла Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР рассматривать территорию Афганистана, как потенциальный театр боевых действий.

Вот мнение члена Военного совета – начальника политического управления Туркестанского военного округа генерал-лейтенанта Г.А. Стефановского: «Даже не специалист не мог не понять, что с территории Афганистана можно «резать» СССР пополам, достаточно только ввести сильную, оснащенную современным оружием группировку. Кроме того, подобная группировка напоминала планы гитлеровского вермахта о выходе к южному нефтяному «подбрюшью» Советского Союза, а также замыкала бы кольцо военных баз вокруг Советского Союза».

Из-за океана поступали недвусмысленные сигналы о намерениях США в отношении Афганистана. К примеру, журналист Арнольд Флетчер в журнале «Карент хистори» сформулировал их так: «Одна из причин заинтересованности Америки в Афганистане – это возможное значение этой страны в будущем в качестве плацдарма для нападения на Россию».

Парадоксальным образом, укрепляя двустороннее сотрудничество и оказывая Афганистану широкую помощь, СССР вынужден был готовиться к возможным боевым действиям на его территории. В Генеральном штабе отчетливо понимали трудности, с которыми могут столкнуться войска при форсировании Гиндукуша, и значение перевала Саланг. Не случайно на границе с Афганистаном периодически проводились «натурные эксперименты», в ходе которых рассматривались различные аспекты возможных будущих боевых действий.

В эти годы в Советском Союзе новое дыхание обрела разработка военной теории, применительно к ведению боевых действий в горах. В частности, в 1961 году Военно-медицинское управление Министерства обороны СССР выпустило книгу «Умей преодолевать трудности горного похода». Авторы труда констатировали, что физико-географические усдосвия гор оказывают существенное влияние на ведение боевых действий, выделяя в этом влиянии четыре основных аспекта:

Одним из важнейших выводов, сделанных авторами работы, был следующий: «В настоящее время, благодаря развитию военой техники самые отдаленые высокогорные районы стали доступными для боевых действий войск».

В Советской армии площадкой для испытания техники и вооружения в высокогорных условиях был Памир. В середине 1950-х годов Научно-исследовательским институтом бронетанковой техники здесь были проведены испытания отечественной бронетехники на участке от города Ош до поселка Мургаб, в ходе которых был преодолен самый высокий перевал Ак-Байтал. По результатам испытаний были сделаны выводы о том, что при действии войск на высоте 3–4 тыс. м необходимо производить отбор экипажей и их 10–15-дневную акклиматизацию на этих высотах, предоставлять кратковременный отдых механикам-водителям перед преодолением трудного участка пути и во время привала, а в некоторых случаях отдельным членам экипажа по назначению врача выдавать стимуляторы работы головного мозга. Был сделан и вывод о том, что техника и вооружение мотострелковых подразделений не в полной мере приспособлены к ведению боевых действий в горах.

Одновременно с испытанием техники в горных условиях проводились испытания на выживаемость личного состава. Они осуществлялись на базе 111-го гвардейского парашютно-десантного полка, разведывательных подразделений 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (ферганской), 860-го отдельного мотострелкового полка, дислоцированного в Оше. В частности, в 111-м десантном полку отрабатывалась идея генерала армии В.Ф. Маргелова по выброске воздушных десантов с целью захвата горных высот и перевалов на случай войны. В 1967 году впервые в истории было осуществлено десантирование 1-го парашютно-десантного батальона 111-го гвардейского полка на горное плато в Алайской долине на высоте 3600 м. За этот подвиг десантники были награждены орденами и медалями.

В 1967 году шесть советских парашютистов совершили прыжок с приземлением на Памирское фирновое плато высотой 6000 м. Успех профессиональных спортсменов вдохновил взяться за более сложную задачу. На следующий год группа из 46 парашютистов приземлилась на Пик им. Ленина высотой 7134 м над уровнем моря. В этом прыжке, не имевшем по уровню сложности и масштабу равных с истории мирового парашютного спорта, приняли участие 46 человек: 36 военнослужащих-срочников воздушно-десантных войск во главе с капитаном Г. Тайнасом и 10 парашютистов-асов под командованием разработчика и испытателя парашютно-десантных средств А. Петриченко. О том, что задачи, ставившиеся перед парашютистами, были отнюдь не спортивными, говорит то, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1969 года все участники десанта на Пик Ленина были награждены медалью «За отвагу». Пять из них получили медаль посмертно.

В 1976 году 10-я отдельная разведывательная рота под командованием капитана Л.В. Хабарова поднялась на высоту 4644 м, дав ей название Пик ВДВ. Конечно, это была не обычная рота, а отдельная разведывательная рота, специально предназначенная для захвата высокогорных перевалов, действия в горах и пустынях. Но, все же, это было штатное подразделение, поднявшееся на непокоренный пик со штатным вооружением и оборудованием.


Фото 7. Советские десантники на вершине пика ВДВ. 2 августа 1976 года.

В мае–сентябре 1976 года 2-й мотострелковый батальон 860-го отдельного мотострелкового полка вместе с артиллерией полка был выделен для обеспечения сборов, проводимых на Памире, в районе поселка Сарыташ. Мероприятия проводились на высоте 3600 м под видом испытания новых образцов формы одежды для военнослужащих. В этих сборах приняла участие большая группа специалистов из Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. Врачи проводили эксперименты на выносливость личного состава для выработки рекомендаций и инструкций по несению военной службы в условиях высокогорья. Самый главный вывод – необходима адаптация большей части личного состава на высотах 3000 м от 15 дней до месяца, в результате чего были даны рекомендации производить индивидуальный отбор военнослужащих в части, предназначенные для ведения боевых действий на высокогорье.

Пока советская армия готовилась штурмовать горные хребты Гиндукуша, используя в качестве полигонов горы на своей территории, советские строители проложили через Гиндукуш автодорогу, увенчанную уникальным высокогорным тоннелем на перевале Саланг. Постройка дороги и тоннеля существенно изменила роль Гиндукуша не только в экономическом и военном отношении, но и в политическом. Конец 1960-х годов охарактеризовался в Афганистане бурными политическими процессами, в частности зарождением Народно-демократической партии (НДПА). Несмотря на свою удаленность от столицы, определенную роль в них сыграл и перевал Саланг. Дело в том, что при реализации двух первых пятилеток, на протяжении которых строилась и дорога на перевальном участке, в аграрном Афганистане, практически не имевшем до тех пор рабочего класса, возникла колоссальная потребность в рабочих. Тысячи мужчин были изъяты из крестьянской среды и направлены на ударные стройки.

С завершением крупных инфраструктурных проектов, таких как дорога через Гиндукуш, более 40 тыс. человек оказались без работы, а положение тех, кто сохранил рабочие места значительно ухудшилось. 1968 год отметился началом стачечного движения. К дорожным строителям в нем присоединились военнослужащие Трудовой армии.

Вспоминает очевидец событий М.Ф. Слинкин: «Многие из них, вместе со значительным числом обнищавших крестьян, хлынули в поисках работы в города, где не найдя ее, пополнили армию люмпенов».


Фото 8. Советская строительная техника в горах Гиндукуша

Таким образом, гигантская стройка, завершившаяся в Гиндукуше, внесла вклад в усугубление нестабильности в Афганистане. Весной 1972 года волнения охватили еще больше трудовых коллективов. Среди прочих, в марте начали бастовать дорожные рабочие, обслуживающие дорогу от Кабула до Хайратона, в том числе и перевальный участок Саланга. Они требовали своевременной выплаты денег, повышения зарплаты, улучшения питания, выдачи зимней одежды и увольнения за грубое обращение с рабочими начальника службы эксплуатации дороги полковника Касем-хана. Около 80 рабочих-дорожников предприняли марш из поселка эксплуатационников Доши на Кабул. На 89 км пути, пройдя половину дороги до Кабула они были остановлены командующим Трудовой армией, который пообещал удовлетворить все требования, что и было сделано на следующий день. Дорожники вернулись в Доши.

В обществе зрело недовольство, все четче становилось понимание необходимости перемен, все организованнее становились силы, готовые с оружием в руках добиваться этих перемен. Политическое, военное и экономическое значение коммуникации, соединяющей столицу Афганистана с советской границей, было очевидным и для той части афганского народа, которая не согласилась с приходом к власти НДПА и примкнула к так называемой вооруженной оппозиции. Особые основания к пресечению ее работы были у местного населения Панджшерского ущелья. Веками именно через него проходили пути, связывающие районы Северного и Южного Гиндукуша, а также являвшиеся частью международных торговых путей. Открытие тоннеля Саланг нанесло серьезный удар по экономике долины, ведь грузопотоки пошли в обход Панджшера.

В начале мая 1979 года крупный отряд моджахедов напал на город Пули-Хумри, перерезав на несколько суток дорогу Кабул–Термез. Афганские войска вскоре вернули контроль над магистралью. А оппозиция сделала очевидный вывод о том, что прерывать стратегическую коммуникацию лучше не на равнине, где располагаются крупные гарнизоны, а в наиболее уязвимом месте – на перевале Саланг. В декабре 1979 года начался новый этап в истории Гиндукуша, требующий отдельного рассмотрения.

Подводя итог обсуждению роли Гиндукуша в политической, военной и экономической истории Средней Азии можно сделать следующие выводы:

1. Географическое положение Афганистана, расположенного на пути между западом и востоком, севером и югом, с древнейших времен делало его объектом внимания сильнейших держав мира. Горный массив Гиндукуша становился непреодолимой или сложнопреодолимой преградой на пути завоевателей. Физико-географические условия высокогорья заставляли могущественные армии отказываться от своих амбиций, либо идти на существенные издержки.

2. Во все времена высокогорные условия Гиндукуша требовали от полководцев, желавших его пересечь, особых приготовлений и организации. В такой поход можно было брать лишь наиболее мобильные силы, состоящие из наиболее подготовленных воинов, не отягощенных обозами. После завершения Второй мировой войны СССР начал системную подготовку к предстоящим возможным боевым действиям в высокогорных условиях Гиндукуша. В этот период Афганистан умело использовал противоречия между конкурирующими сверхдержавами для реализации амбициозного проекта – строительсва дороги и тоннеля на перевале Саланг.

3. На протяжении тысячелетий горные хребты играли двоякую функцию. С одной стороны, они разделяли народы, проживавшие по разные стороны гор, определяя их различия в языках, религии, политической и экономической жизни. Тяготы и лишения переходов через Гиндукуш испытали на себе персы, греки, индийцы, монголы, моголы, англичане, русские. С другой стороны, Гинндукуш играл концентрирующую роль, как перекресток важнейших торговых путей, место пересечения стратегических интересов разных стран. Существенный вклад в изучение и описание высокогорной местности внесли наши соотечественники.

4. Несмотря на частные временные успехи той или иной сверхдержавы в деле завоевания местности, прилегающей к Гиндукушу с севера и с юга, ее полноправными хозяевами во все сремена являлись местные жители. Каждый новый завоеватель, вне зависимости от численности и технического оснащения и от первоначальных успехов, достигнутых в наступательном порыве, в конечном счете вынужден был считаться с интересами населения, контролировавшего эту местность веками. С созданием комуникации, проходящей через Гиндукуш, она приобрела важнейшее экономическое и политическое значение.

Владимир Прямицын


Быстрая доставка материалов в Telegram

История

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ГЕРАСИМОВА Алевтина
КОСТЫРЯ Анатолий
КОНДРАТЬЕВ Алексей
МЕХДИ Михяуддин
ДАНИШ Фахим
ЭБАДИ Сагар
Все авторы