» Политика недели: Три шага до мира

Опубликовано: 05.04.2021 16:33 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе в Душанбе состоялась министерская встреча «Сердце Азии — Стамбульский процесс», на которой президент Афганистана Ашраф Гани представил свой план примирения, состоящий из трех этапов. Хекматияр в знак протеста вывел людей на улицы Кабула, в Париже открыли Аллею Масуда, а спецпредставитель США Залмай Халилзад пока безуспешно пытается добиться компромисса между талибами, Вашингтоном и Кабулом — до стамбульской конференции остается 10 дней.

1. «Сердце Азии» в Душанбе

В Душанбе два дня, 29 и 30 марта, принимали гостей девятой министерской встречи «Сердце Азии — Стамбульский процесс», для участия в которой в Таджикистан прилетел президент Афганистана Ашраф Гани. Этот формат — совместная инициатива Афганистана и Турции, первая конференция прошла в ноябре 2011 года в Стамбуле. «Сердце Азии» стратегически задумывался как платформа для обсуждения вопросов регионального сотрудничества, в том числе политического, экономического и в области безопасности. В формате участвуют 15 стран: Турция, ИРА, Таджикистан, Иран, Пакистан, Индия, Китай, Россия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан. Кроме того, к процессу подключены 16 стран-доноров, среди которых США, Германия, Великобритания, Япония, Франция, а также региональные и международные организации.

Сама конференция прошла во вторник, на открытии выступили президенты Таджикистана и Афганистана. Декларация была утверждена участниками накануне, 29 марта, в тот же день на полях конференции прошла встреча Ашрафа Гани и президента Таджикистана Эмомали Рахмона.

В принятой Душанбинской декларации — 30 пунктов, большинство которых касаются регионального взаимодействия. Речь идет о таких областях сотрудничества, как мир, политика и безопасность; противодействие наркотикам; беженцы и возвращенцы; экономическое сотрудничество. Участники саммита отдали должное региональным и международным организациям и указали на важность укрепления регионального доверия.

В декларации говорится, что страны-участницы поддерживают усилия по мирному процессу и продолжение переговоров между правительством Исламской Республики Афганистан и движением «Талибан» (запрещено в РФ). «Регион, а также международное сообщество заинтересованы в стабильном и мирном Афганистане и несут за это общую ответственность», — заявляют участники саммита.

В документе есть несколько пунктов, на которые необходимо обратить отдельное внимание. Так, там заявляется, что «всеобъемлющее и постоянное прекращение огня позволит всем сторонам достичь соглашения о политическом урегулировании» (что означает: сначала — прекращение огня, потом соглашение), «любое политическое урегулирование должно защищать права всех афганцев, включая женщин, молодежь и меньшинства», а также утверждается, что у афганцев есть «сильное желание сохранить и укрепить экономические, социальные, политические результаты, достигнутые с 2001 года». Участники осудили «сохраняющийся высокий уровень насилия в Афганистане» и преднамеренные нападения талибов и террористических групп на гражданских служащих, активистов гражданского общества, правозащитников и журналистов. «Мы подчеркиваем необходимость немедленного и всеобъемлющего прекращения огня, возобновления конструктивных мирных переговоров и полного соблюдения международного гуманитарного права», — сказано в документе.

В Декларации выражается обеспокоенность продолжающимися отношениями между «Талибаном» и международными террористическими группами, включая «Аль-Каиду» (запрещена в РФ) и подчеркивается, что территория Афганистана не должна использоваться в качестве убежища для любых террористов. Кроме того, говорится о важности поддержки афганского правительства в наращивании военного потенциала, чтобы оно могло обеспечить безопасность страны и противостоять международному терроризму.

Стороны также выразили обеспокоенность высоким уровнем незаконного выращивания и производства опия в Афганистане, объемом незаконного оборота наркотиков и торговли ими. Необходимо искоренять культивирование опия, подчеркивается в Декларации, и реагировать на взаимосвязь роста наркоторговли и финансирования антиправительственных и террористических организаций в Афганистане и всем регионе.

Приветствуя экономическое сотрудничество стран региона с Афганистаном, участники отметили «историческую роль ИРА как сухопутного моста в продвижении региональных связей и экономической интеграции» и напомнили, что «региональное экономическое сотрудничество играет важную роль в достижении стабильности и в развитии Афганистана».

2.Реакция на конференцию

В принципе, душанбинскую декларацию можно считать «прокабульской» — заявления участников во многом совпали с требованиями Арга (президентского дворца): продолжение процесса на площадке в Дохе, прекращение огня до заключения мирного соглашения, необходимость защищать достижения Афганистана последних двадцати лет. Вслед за Аргом участники «Сердца Азии» обвинили талибов в целенаправленных убийствах и росте насилия.

Декларация продемонстрировала тот самый региональный консенсус на стороне Кабула, которого требовал Ашраф Гани от своего министра иностранных дел Ханифа Атмара, — и понятно, почему Атмар назвал душанбинский саммит одной из самых эффективных и успешных региональных встреч. «Декларацию саммита можно считать одним из самых адекватных документов, учитывающую ситуацию в Афганистане и регионе», — сказал Ханиф Атмар, подводя итоги «Сердца Азии».

Возможно, саммит в Душанбе отвел от Атмара очередную угрозу. После того, как президент отправил в отставку главу МВД Мохаммада Масуд Андараби, между Ашрафом Гани и Абдуллой Абдуллой обострился конфликт. Напомним, что по договору о разделе власти половину кабинета министров назначает Абдулла, а половину — Гани, и Андараби входил в «квоту» Абдуллы. Инсайдеры подтверждают, что торговля до сих пор продолжается: глава президентской администрации Фазель Фазли и советник Гани Хамдулла Мохиб уже несколько раз побывали в офисе Абдуллы. На этом фоне появились слухи, что Гани решил уступить, пожертвовав Атмаром, и предложил Абдулле МИД. Однако выступая 2 апреля в Арге, Ашраф Гани похвалил Атмара, назвав работу МИДа по консолидации региона эффективной, — и тем самым фактически опроверг очередные слухи о предстоящей отставке министра.

Однако не все политики были согласны со столь высокой оценкой конференции в Душанбе. Бывший заместитель министра Джавед Лудин заявил, что на саммите не удалось достичь регионального консенсуса, хотя этот формат как раз является хорошей платформой для решения подобных задач. По его мнению, взаимное доверие между странами региона — а это является одной из декларируемых целей «Сердца Азии» — не улучшилось. «Политическая раздробленность на региональном уровне и недоверие как были, так и остались», — сказал Лудин.

«Имиджевым» и «дежурным» мероприятием назвали душанбинскую конференцию и журналисты российского издания «Коммерсантъ». Интересно, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров не приехал в Душанбе, направив участникам видеообращение, в котором напомнил о важной роли московской конференции по Афганистану, прошедшей 18 марта, и рассказал о сотрудничестве РФ и ИРА: в России проходит подготовка специалистов для вооруженных сил, правоохранительных органов и антинаркотической полиции Афганистана, в том числе кинологов, а также Россия безвозмездно передала Кабулу средства индивидуальной защиты, медицинские изделия и более 300 тонн продовольствия.

3. Три этапа плана Гани

На конференции в Душанбе произошло довольно важное с точки зрения внутренней афганской повестки событие: президент Ашраф Гани озвучил свой план мирного урегулирования. Гани заявил, что переход к миру потребует терпения, и назвал три этапа, которые предстоит пройти Афганистану, чтобы стать «суверенным, демократическим и нейтральным государством».

Первый этап — переговоры с «Талибаном», которые должны привести к заключению мирного соглашения и прекращению огня. Причем договор с талибами должен быть одобрен Лойей Джиргой (всеафганским советом старейшин), а прекращение огня, на которое должны пойти талибы, изложив свои законные требования, — проконтролирует международное сообщество.

Второй этап — формирование правительства «по построению мира», которое будет иметь ограниченный мандат и действовать до проведения выборов. По словам Гани, это правительство должно быть сформировано «нынешним избранным руководством и другими афганцами, которые не будут избираться на следующих выборах, в рамках Конституции Афганистана». На этом же этапе создается комиссия по внесению поправок в Конституцию.

Третий этап предполагает проведение выборов под контролем международного сообщества и поддержание мира. «Этот процесс включает в себя долгосрочную работу по национальному примирению, реинтеграции в общество бойцов и беженцев, определение наших новых приоритетов в области безопасности, развития и управления», — сказал Ашраф Гани.

К слову, уже через несколько дней после душанбинской конференции президент представил свой план на встрече с послами и представителями международных организаций, среди которых были высокопоставленный представитель НАТО, исполняющий обязанности главы миссии ООН в Афганистане, дипломаты из стран ЕС.

Источники подтверждают, что Гани намерен сохранить свое положение, как и позиции своих заместителей вплоть до новых выборов, однако, как полагают некоторые наблюдатели, этот пункт не будет принят ни оппозиционными партиями, ни тем более талибами.

Позже некоторые детали плана разъяснили второй вице-президент Мохаммад Сарвар Даниш и советник по национальной безопасности Хамдулла Мохиб. Даниш сказал, что правительство настаивает на проведении выборов, поскольку именно выборы — «ключевой элемент нашей политической системы». По словам вице-президента, Гани готов провести выборы под наблюдением международного сообщества, если мирное соглашение будет заключено и одобрено народом Афганистана. А Мохиб заявил, что президент не будет баллотироваться на досрочных выборах.

Талибы пока не ответили, согласятся ли они на подобную процедуру, но их представитель в Дохе заметил, что люди больше не доверяют выборам. Официальный представитель «Талибана» в Дохе Мохаммад Наим пояснил, что сейчас их религиозные ученые обсуждают принципы создания новой системы, и выборы — не единственный способ сформировать правительство.

Свой план мирного урегулирования будет и у Высшего совета по национальному примирению. В Совет поступило около 30 проектов мирного плана, и в ближайшее время все предложения будут рассмотрены на большом заседании.

Политики, не связанные с Аргом, тоже предлагают свой выход. Глава одной из фракций партии «Джамиат и-Ислами» (партия Исламского общества Афганистана, ИОА) Ата Мохаммад Нур призвал политиков выступить на стамбульской конференции с единым мирным планом, и пояснил, что у его партии есть такой план, которым они поделились с посланником Залмаем Халилзадом.

4. Опять Шелковый путь

Одной из главных тем душанбинской конференции стало сотрудничество ИРА со странами Центральной Азии. Президент Афганистана Ашраф Гани в своей речи отдельно отметил, что хорошие отношения между этими государствами имеют решающее значение, и призвал участников конференции помочь в реализации инфраструктурных проектов, которые осуществляют страны Центральной Азии на территории Афганистана.

Такое внимание к этим странам со стороны Ашрафа Гани не было простой вежливостью по отношению к хозяевам саммита. Страны ЦА, которые не являются геополитическими акторами первого ряда и не могут влиять на политику Кабула с помощью прямых инвестиций или военного присутствия, более других заинтересованы в мирном и стабильном развитии Афганистана. Транспортные коридоры, которые пройдут через территорию ИРА, способны открыть для самой Центральной Азии глобальные возможности экономического развития.

Именно интеграционным проектам посвятил значительную часть своего выступления президент Таджикистана Эмомали Рахмон, который отметил, что «обеспечение безопасности и стабильности в Центральной Азии зависит, прежде всего, от установления мира и стабильности в Афганистане». «Страны нашего региона связывают не только общие границы, но и древние торговые традиции, уходящие корнями во времена Великого шелкового пути, — сказал президент Таджикистана. — Традиции и торговые системы, которые формировались на протяжении всей истории, имеют большое значение и в наше время. Афганистан расположен в центре этого пути, соединяющего разные части мира, особенно Центральную Азию, Южную Азию, Китай, Ближний Восток и Европу. Таджикистан рассматривает строительство комплексной региональной транспортно-транзитной сети как одно из важнейших направлений совместного сотрудничества».

Эмомали Рахмон сделал акцент на совместных проектах Таджикистана и Афганистана, над реализацией которых идет работа в настоящее время. Это и строительство железных дорог, например, участка Руми — Панджи Поен — Шерхон Бандар, который Рахмон предложил сделать частью железнодорожного сообщения между Таджикистаном, Афганистаном и Ираном и соединить с международным транспортным коридором «Север-Юг». Рахмон заявил, что Таджикистан готов увеличить поставки электроэнергии в Афганистан, и пояснил, что речь о проекте CASA-1000, который предусматривает передачу электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан через территорию Афганистана, о строительстве высоковольтной линии электропередач «Рогун — Пули-Хумри» и о планах построить ГЭС в приграничных с Афганистаном районах, в том числе в Горном Бадахшане.

Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов, выступая на конференции, тоже подчеркнул, что «прочный мир на афганской земле — это залог стабильности и процветания всей Центральной Азии». Министр отметил важность именно политического урегулирования конфликта и напомнил, что Узбекистан готов вместе с международным сообществом заниматься реализацией экономических проектов в Афганистане, в частности, строительством ЛЭП «Сурхан — Пули-Хумри» и железной дороги «Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар».

Подводя итоги конференции в Душанбе, министр иностранных дел Афганистана Ханиф Атмар тоже назвал соединение Центральной и Южной Азии через Афганистан важнейшим вопросом для региона.

5. Хекматияр и талибы

В пятницу, 2 апреля, в Кабуле прошла очередная акция протеста сторонников партии «Хизм-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА). Демонстранты требовали отставки правительства и формирования переходной администрации и заявляли, что нынешняя администрация является главным препятствием на пути к миру. Протестующие также утверждали, что представители властей причастны к продолжающимся целенаправленным убийствам — напомним, что власти обвиняют в этих инцидентах движение «Талибан», но талибы не берут на себя ответственность за нападения.

Это уже вторая акция протеста ИПА в Кабуле, предыдущая была 5 марта. Лидер «Хизб и-Ислами» Гульбеддин Хекматияр заявил, что протесты будут продолжаться до тех пор, пока правительство не будет распущено. «Мы призываем правительственных чиновников прекратить войну и подготовиться к миру и договориться о правительстве, приемлемом для всех, и когда эти требования будут выполнены, мы прекратим наши демонстрации», — провозгласил Хекматияр, пообещав, что его сторонники не ограничатся только Кабулом и начнут проводить акции и в других провинциях. «Организуя эти демонстрации, мы хотим оказать давление на правительство и передать сигнал национальным и международным организациям, что наша страна устала от действующего правительства, люди хотят немедленных перемен», — провозгласил Хекматияр, выступая перед собравшимися из бронированной кабины-будки.

За день до протестной демонстрации Хекматияр заявил, что у «Хизб и-Ислами» тоже есть свой мирный план, которым партия уже поделилась с другими влиятельными политическими группировками. В этот план входит вывод иностранных войск и создание временного правительства, и Хекматияр предложил создать единую программу примирения на основе предложений всех участников процесса. При этом он уверен, что внятного мирного плана больше ни у кого нет: «Высший совет национального примирения не наметил никакого плана, — сказал Хекматияр, — это означает, что правительство также не способно предложить всеобъемлющий и приемлемый мирный план».

План Хекматияра и его заявления практически совпадают с требованиями талибов в Дохе, поэтому наблюдатели сразу вспомнили слова старшего советника президента и лидера хазарейцев Мохаммада Мохаккика, который в начале марта рассказал, что «Талибан» начал активную психологическую атаку на кабульскую политическую элиту. Мохаккик сообщил тогда, что ему было сделано предложение или «присягнуть талибам», или воевать вместе с ними против правительства — или держать нейтралитет и дождаться, пока талибы сами разберутся с правительством. По словам Мохаккика, другому политику, Сайяфу, талибы предложили лишь один вариант: присягнуть им на верность.

Выступление Хекматияра на антиправительственных демонстрациях дало повод некоторым политологам в Кабуле предположить, что лидер ИПА, похоже, стал единственным, кто действительно присягнул талибам и стал проводником их «мягкой силы». Эта версия выглядит правдоподобно, поскольку ИПА фактически выведена из дискуссий о мирном процессе, которые ведутся внутри Афганистана сегодня. Отстраняют ли Хекматияра афганские политики, которые не готовы идти на уступки талибам, или он сам сторонится подобного сотрудничества, — сказать трудно, но пока единственная площадка, где Хекматияр появился в качестве участника политической дискуссии, была московская конференция.

Очевидно, такое дистанцирование Хекматияра должно понравиться внешним игрокам, которые выступают адвокатами «Талибана», и возможно, их отношение к ИПА и Хекматияру станет более лояльным.

6. Париж имени Масуда

27 марта по решению мэрии Парижа одна из аллей французской столицы была названа в честь национального героя Афганистана, лидера антиталибского Северного альянса Ахмада Шах Масуда, убитого в результате теракта в сентябре 2001 года. Торжественную церемонию установки памятного знака в Восьмом муниципальном округе Парижа, недалеко от Елисейских полей и резиденции президента страны, по приглашению французской стороны посетили глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла, бывший президент Хамид Карзай, вице-спикер верхней палаты Мохаммад Аллам Изедьяр и сын бывшего лидера Северного альянса Ахмад Масуд.

Париж стал вторым городом за пределами Афганистана, в топонимике которого появилось имя Масуда. Первая улица Масуда появилась в Нью-Дели (Индия).

Французские власти давно готовились к этому шагу, однако официальную церемонию провели именно сейчас, когда переговоры между «Талибаном» — основным соперником Северного альянса — и остальными политическими движениями ИРА зашли в тупик.

Лидеры бывшего Северного альянса, в частности, бывший вице-президент Мохаммад Юнус Кануни, уже заявляли о возможном воссоздании Северного альянса-2, если переговоры ни к чему не приведут и необходимо будет оказать вооруженное сопротивление талибам, которые предпримут попытки захватить власть силой.

Принявшие участие в церемонии официальные лица Франции вспоминали Масуда, мэр Парижа Анна Идальго написала в Twitter, что он «навсегда останется в памяти как герой свободы и борец с тьмой», — и говорили о необходимости сохранить «достижения Афганистана последних 20 лет». Появление Аллеи Масуда в Париже может символизировать поддержку Европой возможного будущего антиталибского сопротивления — и Ахмада Масуда, сына погибшего Ахмад Шаха Масуда, как его нового лидера.

В пользу этой версии говорит и то, что молодого Масуда принял президент Франции. Этот политический жест Эммануэля Макрона безусловно повышает статус Масуда не только внутри Афганистана, но и за его пределами. Инсайдеры рассказали «Афганистану.Ру», что молодой лидер планирует поездки по странам региона в ближайшее время.

При этом МИД ИРА приветствовал решение французских властей о появлении Аллеи Масуда и назвал это свидетельством дружбы между двумя странами.

7. Стамбульская конференция приближается

В конце прошедшей недели появилась информация, что стамбульская конференция по Афганистану под эгидой ООН откроется 16 апреля и продлится, как ожидается, десять дней.

Возможно, это означает, что в переговорном процессе достигнут некоторый успех — иначе собирать столь серьезное мероприятие бессмысленно. Однако пока в публичном пространстве не появилось никаких намеков на достигнутый компромисс.

Всю прошедшую неделю спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад встречался с участниками процесса. Он летал в Турцию, где уточнял детали организации будущей конференции, там же встречался с маршалом Абдул Рашидом Дустумом, который две недели назад со скандалом покинул московскую конференцию, сцепившись с членом талибской делегации и своим давним врагом муллой Фазелем. «Встреча в Турции с американским спецпосланником была направлена на объединение взглядов на Стамбульскую конференцию», — сказал представитель Дустума.

Халилзад побывал и в Дохе, где провел переговоры с муллой Барадаром, лидером «Талибана», и представителями Катара.

От источников, близких к талибам, стало известно, что США попросили «Талибан» об отсрочке — сдвинуть крайний срок вывода войск с 1 мая на три-шесть месяцев (западные СМИ пишут о возможной отсрочке в 6-9 месяцев). Талибы пока не ответили, но, по некоторым данным, выдвинули встречное условие — освободить еще 7000 своих пленных из афганских тюрем и убрать имена лидеров движения из черных списков ООН. Напомним, что согласно условиям соглашения США и «Талибана» 2020 года, вывод американских войск должен был состояться до 1 мая 2021-го, но президент Байден уже сказал, что это будет трудно «по техническим причинам». Условием же начала межафганских переговоров было освобождение 5000 пленных талибов, и оно было выполнено Кабулом. Однако освободить еще 7000 человек Ашраф Гани пока отказывается, утверждая, что те, кого отпустили, оказались замешаны в новых атаках и терактах.

Москва заявила, что Вашингтон намеренно затягивает вывод войск из Афганистана, и причина этому, по словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, — «опасения за судьбу нынешних властей, которые, по признаниям самих американцев, несмотря на 20 лет активного военно-технического содействия со стороны НАТО, по-прежнему не способны самостоятельно решать задачи в сфере безопасности».

Инсайдеры, которые близки к переговорному процессу в Дохе, подтвердили «Афганистану.Ру» и существование американской просьбы о переносе срока вывода войск, и то, что талибы требуют взамен соблюдения других пунктов дохинского соглашения — в том числе освобождения оставшихся заключенных.

К переговорному процессу подключились военные США. На прошлой неделе Катар посетил командующий силами США в Афганистане Скот Миллер, который встретился с кабульской делегацией. Возможно, генерал провел переговоры и с талибами, однако об этом официальные релизы не сообщают.

Активно готовится к конференции Турция, которая начала консультации с кабульскими политиками. Министр иностранных дел Турции в Анкаре провел переговоры с Дустумом и главой оппозиционной Партии исламского общества Афганистана (ИОА) Салахуддином Раббани, который прилетел туда с частным визитом. На полях саммита в Душанбе глава МИД Турции обсудил вопросы, связанные с конференцией, со своим афганским коллегой Ханифом Атмаром и с президентом Ашрафом Гани.

Стамбульская встреча видится многим региональным игрокам не как финал мирного процесса, до которого еще далеко, но как серьезный шаг, который требует общего участия. Заместитель главы Высшего совета по национальному примирению Асадулла Саадати прямо заявил, что предстоящая встреча в Турции будет «судьбоносной».

Министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар заявил на саммите в Душанбе, что Индия поддерживает конференцию под эгидой ООН. «Нам нужен подлинный «двойной мир», — сказал он, — то есть мир внутри Афганистана и мир вокруг Афганистана. Мы стремимся к более инклюзивному Афганистану, который сможет преодолеть десятилетия конфликта. Но это произойдет только в том случае, если мы останемся верны принципам, давно воплощенным в «Сердце Азии». Коллективный успех может быть нелегким, но альтернативой является только коллективный провал».

А министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши, выступая в Душанбе, заявил, что «у афганцев есть историческая возможность достичь мира», но этот процесс «сталкивается с серьезными проблемами».

Интересно, что на этом фоне из Кабула раздаются заявления, которые не облегчают подготовку Стамбульской конференции, а наоборот –словно подтверждают нежелание Арга идти на компромисс, и похоже, что Кабул намеренно провоцирует Исламабад, традиционно связанный с «Талибаном», на резкие шаги в преддверии стамбульской встречи.

Так, 30 марта заместитель главы Управления национальной безопасности Афганистана Назар Али Вахиди заявил, что спецслужбы Пакистана вызвали командиров талибов и теневых губернаторов провинций, назначенных «Талибаном», в Пешавар, «для подготовки к войне». Вахиди тут же успокоил аудиторию, подтвердив, что афганские силы безопасности полностью готовы подавить любое нападение «Талибана», если мирные переговоры провалятся, но при этом нелестно высказался в адрес Исламабада: «Я хочу, чтобы Пакистан помог Афганистану достичь мира, но Пакистан всегда думает, как убить афганцев. Они подготовились к войне, но мы тоже готовы». Министерство обороны и министерство внутренних дел Афганистана также заявили о наличии разведданных, что талибы попытаются захватить столицы провинций, «чтобы набрать очки на политической арене».

Тем не менее, СМИ уже объявляют дату конференции, и семь афганских политических партий приветствовали ее в совместном заявлении. В объединенный комитет вошли представители партий «Джамиат-и-Ислами», «Хизб-и-Ислами», «Хизб-и-Вахдат-е-Милли», «Джунбиш-и-Милли», «Вахдат-и ислами-йе мардом-и Афганистан», «Хизб-и-Махаз Милли» и «Афган Миллат». Партии призвали политиков страны присоединиться к работе комитета, чтобы воспользоваться возможностью для установления мира в стране.

8. Связи талибов с «Аль-Каидой»

На прошедшей неделе президент Ашраф Гани похвалил Управление национальной безопасности за ликвидацию активистов «Аль-Каиды». Речь шла о спецоперации на территории восточной провинции Пактика, когда был убит ключевой член «Аль-Каиды» на Индийском субконтиненте Давлат Бек Таджики, также известный как Абу Мохаммад Аль-Таджики. Вместе с ним был убит командир «Талибана» Хазрат Али.

Согласно отчету УНБ, операция проходила в уезде Гиян. Разведка считает, что убитые боевики отвечали за финансирование и военную подготовку талибов, занимались снабжением в провинциях Логар, Забуль и Газни и планировали расширить участие «Аль-Каиды» в подготовке боевиков «Талибана».

В ответ на заявление УНБ талибы сообщили, что никто из их людей не был убит в ходе этой спецоперации.

Тем не менее, участившиеся операции УНБ против «Аль-Каиды» и заявления афганской разведки снова вносят в политическую повестку вопрос о связях талибов с террористическими организациями — и свидетельствуют о нарушении «Талибаном» условий дохинской сделки.

Некоторые местные СМИ связывают участившиеся антитеррористические операции УНБ и их успех с тем, что наладились связи между спецслужбами стран региона, которые договорились об обмене разведданными. Напомним, что в феврале в Кабуле прошла международная конференция «Борьба с терроризмом и расширение регионального сотрудничества для устранения угроз терроризма», в которой приняли участие руководители спецслужб стран региона. Сообщения об этой встрече были довольно скупы, но СМИ Таджикистана активно освещали тогдашний визит в Кабул главы Государственного комитета национальной безопасности Саймумина Ятимова, упоминая вскользь и о конференции. Ятимов, согласно релизам, обсуждал с коллегами вопросы совместной борьбы с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом оружия и наркотиков. Заметим, что сотрудничество спецслужб стран постсоветской Центральной Азии давно отлажено, и вероятно включение в этот процесс Афганистана приведет к изменению подходов стран региона. Это выглядит как стратегический поворот к Афганистану — от него больше не отгораживаются как от территории возможной угрозы, а наоборот — с ним начинают сотрудничать на уровне спецслужб.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ДАНИШ Фахим
БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
Александр КНЯЗЕВ
Владимир ЕВСЕЕВ
ФЕНЕНКО Алексей
КОНАРОВСКИЙ Михаил
Все авторы