» Политика недели: Москва и Стамбул зовут к столу переговоров

Опубликовано: 15.03.2021 15:44 Печать

Талибы в Москве

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

На прошедшей неделе все следили, как отреагирует президент Афганистана на ультимативное письмо госсекретаря США и примут ли талибы новый мирный план, предложенный Вашингтоном. Америка усиливает давление на Кабул, а дипломаты всю неделю разводили по времени две соперничающие конференции по Афганистану, московскую и стамбульскую, чтобы конфликт миротворческих амбиций России и США не навредил межафганским переговорам, которые и без того еле дышат.

1.Реакции на ультиматум Блинкена

Письмо госсекретаря США Энтони Блинкена президенту Афганистана Ашрафу Гани, написанное в ультимативном тоне и предлагающее Кабулу быстрее обсудить и принять американские предложения по афганскому урегулированию, заставило афганских политиков активнее начать высказываться по поводу мирного плана Вашингтона.

Напомним, что Блинкен в письме, отправленном за несколько дней до визита в регион спецпредставителя по Афганистану Залмая Халилзада, подтвердил, что дипломат привезет письменные предложения Вашингтона по мирному процессу, и среди этих предложений главными будут формирование временного правительства и сокращение насилия в течение 90 дней, что должно привести к прекращению огня. Блинкен также написал, что в середине марта нужно провести международную конференцию в Турции под эгидой ООН, где эти предложения могли бы быть приняты всеми сторонами конфликта.

Американский план по формированию временной администрации предполагал сохранение нынешней политической системы, но с небольшими изменениями: например, в парламент войдут несколько депутатов от «Талибана» (запрещено в РФ), будет сформирован с участием талибов Высший совет исламской юриспруденции, который проведет аудит нынешних законов на предмет соответствия нормам ислама; появится комиссия по разработке новой Конституции. После завершения работы переходной администрации — новые выборы и новое правительство.

На публикацию письма Блинкена сразу резко отреагировал первый вице-президент Амрулла Салех, который сказал, что «правительство не изменит свою позицию в отношении усилий по примирению», и предупредил, что компромисса с талибами по Конституции и праву народа на голосование не будет.

Абдулла Абдулла, глава Высшего совета по национальному примирению, который также получил подобное письмо от госсекретаря США, аккуратно заметил, что в послании «затронуты важные вопросы», хотя оговорился, что не хотел бы обсуждать это письмо. Однако его реакция говорила скорее о поддержке американского плана.

И действительно, уже в субботу, 13 марта, его заместитель Ата ур-Рахман Салим заявил, что руководство Совета обсуждает три базовых элемента мирного проекта: ведущие принципы, на которых будет строиться будущее Афганистана, структуру переходного правительства и дорожную карту прекращения огня. Совет в ближайшее время намерен выйти с единой позицией по поводу американского проекта, и возможно, предложит внести в него некоторые поправки.

На письмо Блинкена отреагировал и старший советник президента ИРА Мохаммад Мохаккик, который счел послание неудачным по форме, а значит, неэффективным: «Слабость послания Госдепа в том, что они не признают структуру Афганистана, используют язык принуждения, а это ни к чему не приведет. Насильственные формулировки и принудительный мир невозможны в Афганистане. Когда мы говорим, что «Талибан» должен к нам присоединиться, — мы объясняем это тем, что у нас есть государственная система, армия, права человека и Конституция. Зачем нам присоединяться к талибам? Мы не хотим бороться против кого-то, кто присоединится к ним в горах».

Скорее с симпатией отозвался о мирном плане Халилзада бывший вице-президент Афганистана Мохаммад Юнус Кануни. Он сказал, что план нуждается в поправках, но не должен быть отклонен сразу, без тщательного рассмотрения — иначе это приглашение к войне. «Слепо отвергнуть мирный план — значит вызвать войну, которая не будет в интересах афганского народа. Но слепое принятие мира без обсуждения и без достижения согласия по основополагающим принципам также приведет Афганистан к новой войне», — сказал Кануни.

По поводу мирного плана осторожно высказались и другие политики, в том числе выступая на собрании, посвященном 10-й годовщине гибели бывшего начальника полиции Кундуза. Пока выступавших объединяет понимание, что в мирный процесс должны быть вовлечены все стороны. Так, Салахуддин Раббани, лидер Партии Исламского общества Афганистана (ИОА), туманно заявил, что «не следует упускать эту возможность из-за краткосрочных выгод и символического прекращения огня, или для того, чтобы группа использовала ее для продолжения своего незаконного захвата власти». «Мирный процесс в Афганистане должен иметь международные гарантии, в том числе от стран региона. В нашей стране есть потребность в национальном консенсусе», — сказал Ахмад Зия Масуд, бывший вице-президент.

Бывший президент Хамид Карзай тоже прокомментировал мирный план США в интервью агентству Associated Press. Он заявил, что это «лучший шанс ускорить зашедшие в тупик мирные переговоры между враждующими сторонами». Карзай, которого АР называет «ключевым игроком», поскольку Гани сыграл важную роль в привлечении политических противников за стол переговоров и с ним регулярно консультируется Халилзад, сказал, что предложенный план может помочь установить мир в Афганистане, поскольку защищает права женщин и меньшинств, предлагает конституционную реформу и временную администрацию. По словам Карзая, афганцы сами «спешат к миру»: «Вы не можете себе представить, как мы торопимся, чтобы достичь мира для себя и для нашей молодежи».

Бывший президент оптимистично полагает, что предложение США может послужить катализатором для подписания мирного договора, и возможно, это случится даже до 1 мая — срока окончательного вывода американских войск согласно Соглашению США и «Талибана». Карзай при этом заявил, что он против вывода войск США и НАТО 1 мая: бывший президент считает, что это создаст хаос; необходим «ответственный уход». И хотя «Талибан» неоднократно угрожал, что начнет войну, если войска не будут выведены 1 мая, Карзай уверен, что талибов можно убедить принять «модифицированное присутствие США в мирном Афганистане».

К слову, новая администрация США до сих пор не объявила, когда будут выведены войска. Блинкен в своем письме Гани отметил, что дата 1 мая до сих пор рассматривается как одна из возможных, — хотя и в США, и в странах-союзниках по НАТО все громче звучат заявления, что торопиться с выводом войск нельзя, иначе будут утрачены все достижения последних десятилетий.

Примет ли «Талибан» план Халилзада и что захочет в нем изменить — пока вопрос. Они до сих пор официально не комментировали новые предложения США, и возможно, это означает, что по крайней мере они не вызывают у них отторжения. От источников известно, что талибы завершают внутреннее обсуждение проекта. По словам муллы Абдула Салам Заифа, который во время правления талибов был послом в Пакистане, сейчас «Талибан» и США работают над планом, который включает сокращение насилия, освобождение заключенных талибов и удаление лидеров движения из санкционного списка ООН.

2.Гани ищет союзников

Президент Ашраф Гани пока не сделал никаких официальных заявлений по поводу предложенного плана. Однако ультимативные требования Блинкена, усиление давления Вашингтона на Арг, в том числе установление жестких временных рамок для принятия решений — речь идет о готовящейся турецкой конференции — заставили президента ИРА сфокусироваться на укреплении собственного лагеря и объединении политиков вокруг своей позиции.

На прошедшей неделе в президентском дворце прошли встречи президента с представителями политической элиты, целью которых был поиск консенсуса. Если ранее Ашраф Гани конфликтовал с большинством из них, то теперь поиск компромисса становится приоритетной задачей президента. Тем более что Блинкен указал Гани, что политическая раздробленность элиты и серьезные политические разногласия не способствуют формированию внятной позиции на переговорах.

9 марта в президентском дворце Ашраф Гани принял маршала Абдула Рашид Дустума. На встрече присутствовала дочь маршала, сенатор Рахилла Дустум, его сын Батур Дустум и советник президента Хамдулла Мохиб. Официальные релизы сообщают, что на встрече речь шла о военно-политической ситуации на севере, а также о мирном процессе и достижении политического консенсуса. Незадолго до этой встречи Рахиллу, которая стала членом Сената, большинством голосов избрали секретарем верхней палаты парламента. После этой встречи кабульские политики заговорили о росте влияния маршала в сфере безопасности.

На следующий день, 10 марта, Гани собрал у себя ключевых политических лидеров, чтобы и с ними обсудить мирный план, предложенный США.

Во встрече приняли участие глава Высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла, бывший лидер моджахедов и лидер партии Исламский союз Афганистана (ПИСА) Абдул Расул Сайяф, спикер нижней палаты парламента Мир Рахман Рахмани, глава сената Фазель Хади Муслимьяр, первый вице-президент Амрулла Салех, второй вице-президент Мохаммад Сарвар Даниш и маршал Абдул Рашид Дустум.

Как сообщают источники TOLOnews, пока согласия относительно дальнейших действий не достигнуто, консультации будут продолжены.

Инсайдеры, с которыми поговорил «Афганистан.Ру», считают, что у Гани не остается оснований полностью отказаться от предложенного Вашингтоном плана: если он будет принят талибами, это будет означать, что вооруженная оппозиция готова пойти на серьезные уступки. Напомним, что именно неготовность талибов уступать была причиной недовольства Арга (президентского дворца), талибов неоднократно обвиняли в нежелании идти на компромисс и решать проблемы за столом переговоров. «Однако Гани может потребовать внести в план поправки, которые окажутся неприемлемы для талибов, — например, чтобы он возглавлял переходную администрацию вплоть до завершения реформ и проведения выборов, — сказал один из опрошенных инсайдеров. — Не исключено, что именно для разработки таких поправок ему и нужен политический консенсус. Однако подобное требование загонит новый американский план в тупик, потому что талибы на это не пойдут».

У Гани остается не так много возможностей для маневра. Если талибы согласятся на полное прекращение огня или отказ от насилия в обмен на формирование нейтральной переходной администрации, то Гани будет вынужден принять американский план, потому что сопротивление сделает его в глазах всего мира и самих афганцев главной помехой на пути примирения и сторонником войны. В этом случае он вряд ли сможет рассчитывать на поддержку внутри страны.

В своем письме Блинкен намекает, что Кабул не настолько контролирует ситуацию в стране, чтобы игнорировать предложенный план 90-дневного сокращения насилия: если «Талибан» начнет весеннее наступление, то афганские силы безопасности не смогут противостоять им, и движение серьезно расширит зону своего контроля.

О неспособности афганского правительства контролировать ситуацию на прошедшей неделе говорил и глава SIGAR, специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана Джон Сопко. «Государство находится под угрозой, — сказал он. — Спустя год после подписания дохинского Соглашения в стране не так все хорошо. Участились нападения талибов, происходят убийства видных чиновников, активистов, журналистов, работников гуманитарной сферы и так далее». Инспектор напомнил о наступлении талибов на Кандагар в октябре прошлого года, когда в Дохе шли мирные переговоры, — и которое могло завершиться победой «Талибана», если бы не американская поддержка с воздуха. «Мирные переговоры между афганским правительством и талибами пока мало к чему привели, и время покажет, принесет ли новая инициатива Байдена свои плоды», — сказал Сопко.

При этом инспектор отметил, что даже талибы понимают острую потребность Афганистана в иностранной помощи: США взяли на себя обязательства найти партнеров для экономического восстановления страны уже при новом правительстве. При этом, по словам Сопко, суммы, которые были обещаны Афганистану до 2024 года на ноябрьской конференции доноров и которые должны пойти на гражданскую помощь, не связанную с безопасностью, — на 15% меньше, чем аналогичная помощь, которая была обещана 4 года назад, хотя абсолютным минимумом, который требуется афганскому правительству для выживания до 2024 года, является сумма в 6.9 млрд долларов. Без постоянной донорской поддержки правительству не выжить — но спонсоры должны иметь рычаги воздействия на ситуацию, чтобы заставить новое правительство выполнять принятые обязательства, в том числе в области защиты прав женщин.

Глава Центрального командования США генерал Кеннет Маккензи встретился 13 марта с Ашрафом Гани и, как сообщают релизы, обсудил ситуацию с безопасностью и военную поддержку США. Этот визит тоже можно считать фактором американского давления на Кабул — генерал заявил, что «правительству Афганистана придется вести очень жесткую борьбу за сохранение контроля над городами» и что ИРА ждет резкое обострение боевых действий, если дипломатические усилия администрации Байдена не увенчаются успехом в ближайшие два месяца, США выведут войска, а никакой сделки с «Талибаном» заключено не будет.

Заявления Маккензи и Сопко о слабости афганского государства иллюстрирует инцидент, случившийся 11 марта. В этот день в СМИ прошла информация, что талибы взяли под свой контроль район Алмар в провинции Фарьяб. По данным источников, около 40 военнослужащих были окружены талибами, но им удалось бежать и перебраться на другую базу, в четырех километрах от райцентра. Источники также сообщили, что «Талибан» захватил офис главы района и штаб полиции. Однако вскоре министерство обороны заявило, что армия зачистила территорию от талибов, и район находится под контролем правительственных сил. Губернатор провинции пояснил, что силы безопасности отступили, чтобы предотвратить большое количество жертв со стороны гражданского населения. Суть же произошедшего прояснил пресс-секретарь районных правоохранителей: оказалось, что исполняющий обязанности начальника районной полиции, назначенный три месяца назад, накануне присоединился к талибам.

3.Конференции в Москве и Стамбуле

Предложение Энтони Блинкена провести в марте в Турции конференцию по Афганистану под эгидой ООН прозвучало неожиданно для многих. Эксперты недоумевали, согласована ли с кем-либо из партнеров США эта идея: если предполагалось, что на конференции будет поставлена точка в договоренностях талибов и Кабула под международные гарантии, — то это означало, что мирный план, который только привез в регион Залмай Халилзад, тоже уже обсужден и почти согласован.

Однако поведение делегаций на переговорах в Дохе и тот тупик, в котором оказались переговорщики, говорило в пользу версии, что никакого согласованного плана в повестке не было и что обсуждение начинается только теперь.

Заявление о предстоящей турецкой конференции прозвучало неожиданно и для тех, кто полагал, что Россия начинает активнее участвовать в мирном процессе. За неделю до этого министр иностранных дел РФ Сергей Лавров во время визита в Москву его афганского коллеги Ханифа Атмара объявил, что Россия готовит встречу в формате расширенной «тройки», а чуть раньше об этом же говорил спецпредставитель РФ по Афганистану Замир Кабулов. Почти накануне публикации письма Блинкена бывший президент Хамид Карзай встречался в Кабуле с российским послом и обсуждал российские инициативы. Однако турецкая конференция под эгидой ООН, если бы она прошла, как заявлялось сначала, 14 марта, делала московскую встречу излишней.

Видимо, Вашингтону потребовалось обозначить конкретную дату, чтобы надавить на Кабул и на талибов и сбить фокус у межафганских переговоров в Дохе, которые намертво увязли в деталях и продемонстрировали неспособность сторон договориться без посредников. Вашинтон предложил решить афганский вопрос с привлечением международных игроков, под эгидой ООН, — на конференции, по формату напоминающую боннскую встречу 2001 года, когда был согласован состав и полномочия переходного правительства, назначен его глава — Хамид Карзай — и намечен график государственных реформ.

В результате всю прошедшую неделю шла интенсивная дипломатическая работа. Турция подтвердила свое согласие на проведение конференции. ООН заявила, что готова помочь сторонам афганского конфликта в достижении мира. «Мы чувствуем позитивный импульс со стороны международного сообщества в плане координации помощи афганским сторонам и продвижения вперед в поиске мира на благо народа Афганистана», — объявил представитель ООН. Афганские участники конфликта начали интенсивное обсуждение проекта, формулируя необходимые поправки, уточняя позиции и определяя пределы допустимого компромисса.

Из-за этого дата конференции в Стамбуле ожидаемо отодвинулась: министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил в пятницу, 12 марта, что встреча переносится на апрель. Чавушоглу отметил, что обе стороны переговоров доверяют Турции, а Анкара назначит спецпредставителя по Афганистану, чтобы внести свой вклад в мирный процесс. Заявление о переносе на апрель прозвучало после переговоров Халилзада в Анкаре.

Одновременно в Москве сообщили, что 18 марта состоится конференция в формате расширенной «тройки». Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова на брифинге подтвердила, что заседание, посвященное межафганскому урегулированию, пройдет на уровне спецпредставителей России, КНР, США и Пакистана. Ожидается также участие делегаций правительства Афганистана, Высшего совета по национальному примирению, движения талибов и в качестве почетного гостя — представителя Катара. По словам Захаровой, «в ходе заседания предполагается обсудить пути содействия продвижению межафганских переговоров в Дохе, снижению уровня насилия и прекращению вооруженного конфликта в Афганистане, становлению этой страны в качестве независимого, мирного и самодостаточного государства, свободного от терроризма и наркопреступности». Афганские СМИ, получившие копии приглашений некоторых политиков в Москву, сообщили, что в России ждут лидеров основных политических течений: двух человек из Высшего совета по нацпримирению, двух — из правительства, пятерых — из катарского офиса талибов.

Кто именно прибудет в Москву, сказать пока трудно. 10 марта пресс-секретарь Высшего совета по примирению сказал, что глава Совета Абдулла Абдулла получил приглашение, однако еще не принял решения относительно своего участия. Но уже 14 марта источники «Афганистана.Ру» в окружении афганских политиков на условиях анонимности подтвердили, что многие приглашенные намерены прилететь в Россию.

На тот момент, когда Захарова объявила о конференции 18 марта, в Госдепартаменте США еще не подтвердили своего участия: «В прошлом мы встречались с Россией в поддержку мирного процесса в Афганистане, но сейчас нам нечего заявить, когда речь идет о каких-либо встречах», — отметил официальный представитель ведомства Нед Прайс.

Заявление Госдепа спровоцировало разговоры об оживающем соперничестве Москвы и Вашингтона в деле афганского урегулирования, о намерении США снизить влияние Москвы на мирный процесс и как следствие — о конкуренции двух встреч, московской и стамбульской.

13 марта советник Ашрафа Гани по национальной безопасности Хамдулла Мохиб заявил, что афганское правительство примет участие в работе обеих конференций, и подтвердил, что ведется работа по формированию делегаций.

При этом Мохиб уже высказался и по поводу временной администрации — он заявил, что ее формирование «приведет страну в никуда». Напомним, что Москва, как и Вашингтон, поддерживает идею формирования временной администрации, об этом говорил Замир Кабулов. На брифинге в пятницу Мария Захарова еще раз подтвердила позицию России: «Мы исходим из того, что вопрос формирования временного правительства должен решаться самими афганцами в ходе переговоров о национальном примирении. Формирование временной инклюзивной администрации стало бы логичным решением проблемы интеграции талибов в мирную политическую жизнь Афганистана».

Принципиально эта позиция поддерживает позицию Блинкена и демонстрирует отсутствие расхождений Москвы и Вашингтона в подходах и их заинтересованность в выполнении дохинского соглашения. Так что возможно, дипломаты сумеют перешагнуть через собственные амбиции и объединить усилия, и московская встреча, на которой, возможно, будет сформулирована позиция стран-посредников, станет необходимым и важным этапом перед стамбульской встречей. Если же в Москве в присутствии афганских политиков будут приняты какие-либо принципиальные решения, это, конечно, снизит роль стамбульской конференции. Но сегодня, когда обсуждение плана Халилзада только идет, рано делать прогнозы: все зависит от реального состава участников конференций и их готовности идти на компромисс.

4.Турция важнее

Судя по многим признакам, Кабул серьезней относится к конференции в Турции: несмотря на жесткое письмо Блинкена, Арг больше доверяет Вашингтону, чем Москве, которая уже несколько лет ведет свою геополитическую игру с «Талибаном» и является традиционным антагонистом Америки. Афганская пресса тоже уделяет больше внимания стамбульской встрече, чем московской.

13 марта в МИД ИРА сообщили о телефонных переговорах между Ханифом Атмаром, министром иностранных дел Афганистана, с его турецким коллегой. «Ожидается, что турецкая конференция станет шагом в сторону достижения договоренности о прекращении огня», — говорится в заявлении МИДа.

Почему конференция в Турции имеет такое значение для Кабула? Это первый конкретный шаг, предложенный администрацией Байдена после прихода нового президента в Белый дом. Межафганские переговоры в Дохе, начавшиеся 12 сентября, к тому времени зашли в тупик: сначала стороны не могли договориться по техническому регламенту, потом возникли разногласия по повестке, но вскоре стало ясно, что переговоры по существу не начнутся, пока не станет ясно, будет ли Америка продолжать политику Трампа в случае его выигрыша или новая администрация предложит свою концепцию мирного процесса.

И никакое подталкивание переговоров членами прежней администрации не могло сдвинуть переговоры, все делали вид, что соглашались снова обсуждать проблемы — и снова все замирало.

Байден, отправив в Кабул и Доху Халилзада с новыми предложениями и дорожной картой по формированию временного правительства, подтвердил, что не намерен отпускать талибов от стола переговоров. И одновременно Вашингтон как бы признает, что межафганские переговоры нуждаются в посредниках, что прежний формат в тупике, из которого вряд ли есть выход. Никто не ждет, что Стамбульская конференция поставит точку в мирном процессе, но вполне возможно, что межафганские переговоры постепенно вообще сменят площадку и переедут из Дохи в Стамбул.

Все это наносит серьезный удар по раскрученному Кабулом тезису: Afghan-led, Afghan-own (мирный процесс среди афганцев и под руководством афганцев). В переговоры входят посредники, задачей которых будет подталкивание сторон к договоренностям. И возможно, поэтому была предложена Турция — у нее хорошие отношения с НАТО, Пакистаном и другими странами региона. Смена переговорной площадки с Дохи на Стамбул, вероятно, приведет к расформированию нынешней кабульской делегации, а значит, контроль Ашрафа Гани над процессом будет снижен. И возможно, переговоры с талибами будут вести легальные политические лидеры, о чем говорили и сами политики и на чем настаивали талибы.

О роли Турции в качестве нового и серьезного игрока в афганском процессе говорил не так давно и министр иностранных дел ИРА Ханиф Атмар. Еще до новости о предстоящей стамбульской конференции Атмар заявлял, что Турция может сыграть ключевую роль в достижении регионального консенсуса по афганскому урегулированию.

5.Насилие

Активные действия дипломатов и политиков, тем не менее, пока не привели к снижению уровня насилия, в целенаправленных атаках и терактах гибнут не только сотрудники сил безопасности, но и чиновники, и мирные жители. На прошедшей неделе произошло несколько громких инцидентов.

14 марта в Кабуле взорвали два пассажирских автобуса, с разницей примерно в час. В результате погибли по крайней мере три мирных жителя, еще 12 человек были ранены.

13 марта в провинциях Кундуз и Балх в результате нападения талибов были убиты по меньшей мере 11 сотрудников афганских сил безопасности. В Кундузе талибы захватили заставу, пятерых солдат взяли в заложники. В Балхе подожгли армейский блок-пост, боевики угнали два автомобиля. Глава Управления национальной безопасности Ахмад Зия Сарадж заявил в тот же день, что в Балхе и Фарьябе были задержаны 55 членов ИГИЛ (запрещено в РФ). По словам начальника афганской разведки, задержанные лица, среди которых граждане Таджикистана и Узбекистана, причастны к похищениям и атакам на гражданские объекты. Сарадж уже объявил, что задержанные признались в совершении преступлений.

12 марта в городе Герат возле полицейского поста был взорван автомобиль. Погибло семь человек, не менее 60-ти получили ранения, среди убитых –две женщины и пятеро детей. В результате взрыва были повреждены более десяти окрестных домов. Президент Ашраф Гани, осудивший атаку, заявил, что «талибы еще раз продемонстрировали, что они не намерены мирно урегулировать нынешний кризис и упускают возможность достичь мира, усложняя ситуацию». «Талибан» при этом не взял на себя ответственность, как и за многие другие направленные атаки, в которых его обвиняют представители властей.

В пятницу Совет Безопасности ООН, собравшийся на заседание, осудил «рост нападений на гражданское население в Афганистане» и призвал к прекращению целенаправленных атак. В ООН отметили, что уровень насилия в Афганистане только возрос, несмотря на идущие межафганские переговоры.

По подсчетам журналистов, последние дни атаки происходили по меньшей мере в 10 афганских провинциях, включая Кабул, Нангархар, Кундуз, Гельманд, Парван, Балх, Кандагар, Бадгис и Урузган. По данным служб безопасности, только 11 и 12 марта были убиты и ранены в различных инцидентах около 30 человек. 9 марта сообщили, что за последние сутки были убиты и ранены 20 сотрудников сил безопасности в пяти провинциях страны, в том числе погиб исполняющий обязанности начальника районной полиции в провинции Газни. Его автомобиль подорвался на мине.

Всего же за последний месяц в стране произошло 67 нападений и взрывов, в результате которых были убиты 125 человек, 172 ранены.

Среди происшествий — нападение 14 марта на полицейского в Джелалабаде (провинция Нангархар), дежурившего у ворот местного представительства DABS (холдинг Da Afghanistan Breshna Sherkat), боевики застрелили его и украли оружие. 13 марта в результате взрыва бомбы, заложенной на обочине дороге в провинции Уругзан, погибли трое мирных жителей, еще четверо — трое детей и женщина, ехавшие в той же машине, — были ранены. 10 марта автомобиль военнослужащих афганской армии подорвался на мине в провинции Нангархар, два человека были ранены.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Владимир ЕВСЕЕВ
ХАСАН Шерхасан
ХАНОВА Наталия
Николай САЖЕНОВ
КОРГУН Виктор
АЗИЗ Залмай
Все авторы