» Политика недели: Противостояние в Кабуле

Опубликовано: 11.01.2021 15:38 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

В Дохе начался второй раунд переговоров, и самый болевой вопрос – согласится ли кабульская делегация обсуждать создание временной администрации. Президент Гани продолжает передвигать фигуры в своем окружении, отдавая приоритет лидерам партий, сохранивших боевое крыло.

1.Второй раунд в Дохе и временная администрация

5 января в Дохе начался второй раунд межафганских переговоров между Кабулом и «Талибаном» (запрещено в РФ). Две главные темы предстоящего диалога — возможность формирования временной администрации и снижение уровня насилия. Впрочем, по поводу администрации нет согласия даже в Кабуле, этот вопрос — предмет жестких споров и политической торговли.

Накануне второго круга переговоров в Кабул прилетел спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад, который в «Твиттере» высказал надежду, что стороны пойдут на реальные компромиссы и придут к политическому соглашению. И это осторожное заявление многие восприняли как призыв к обсуждению вопроса о временной администрации.

За два дня пребывания в столице Афганистана Халилзад встретился с главой Высшего совета по национальному примирению Абдуллой Абдуллой, бывшим президентом Хамидом Карзаем, политиком Абдул Расулом Сайяфом, министром иностранных дел Ханифом Атмаром, советником по национальной безопасности Хамдуллой Мохибом и главой президентской администрации Фазель Махмудом Фазли.

Однако встретиться с Ашрафом Гани у Халилзада не получилось — источники сообщили, что президент отказался встречаться с дипломатом именно из-за его высказываний о временном правительстве. «Причина отказа Гани понятна — основной повесткой встреч Халилзада на этот раз был вопрос о формировании временной администрации», — подтвердил «Афганистану.Ру» бывший депутат афганского парламента Джафар Махдави.

Детали переговоров Халилзада с политиками неизвестны, но по косвенным признакам можно предположить, что количество сторонников временной администрации выросло. Этот деликатный вопрос стал темой открытых высказываний, хотя раньше политики эту тему избегали. О своей поддержке этой идеи уже открыто заявили Абдул Хафиз Мансур, член кабульской переговорной группы, Рахматулла Набиль, бывший глава Управления национальной безопасности (УНБ), Сайд Исхак Гиллани, член Высшего совета по национальному примирению, и Атта Мохаммад Нур.

Нур, например, сказал, что еще совсем недавно он и не думал о временном правительстве, но теперь стоит поискать альтернативу. «Теперь нам нужно рекомендовать такой план (создания временного правительства), и если такой план существует, то нужно и дальше его развивать во имя национального единства, социальной и политической справедливости», — заявил бывший губернатор Балха. Он позволил себе так резко высказаться после конфликта с Гани: президент уволил, сославшись на обвинения в коррупции, министра здравоохранения Афганистана, считавшегося человеком Нура.

В ответ на выступление Нура президент Ашраф Гани снова акцентировал внимание на единственно возможном, по его мнению, способе передачи власти: афганский народ, по словам Гани, не поддерживает распад демократии, а его основная обязанность как президента — мирно передать власть своему преемнику в соответствии с законом. «Это место (президентское кресло) не мое, оно принадлежит народу Афганистана, и эта система имеет достоинство, вы голосовали за меня», — заявил Гани. «У нас есть только одно условие, у нас нет других условий, — руководство страны должно быть избрано путем проведения выборов», — подтвердил вице-президент Амрулла Салех. Чуть позже в интервью CNN Гани еще раз повторил, что его «основная цель — передать власть преемнику, который будет избран волей народа».

Выступая в провинции Нангархар, Гани пересказал афганскую поговорку «один пагманец переплюнет десять лагманцев», смысл которой сводится к тому, что жители уезда Пагман (недалеко от Кабула) гораздо хитрее других. Самый известный пагманец среди афганских политиков — Абдул Расул Сайяф, один из самых влиятельных лидеров моджахедов, член руководящего комитета Высшего совета по национальному примирению, так что, скорее всего, президент имел в виду именно его. Сайяф считался самым надежным союзником Гани на протяжение последних лет. Когда президент потерял поддержку многих, Сайяф оставался его надежным соратником, поддерживая все инициативы Гани.

Пока сам Сайяф не комментировал слова президента, однако местные аналитики восприняли их как болезненную реакцию Гани на встречу Сайяфа со спецпредставителем США. «Возможно, поводом для такого высказывания послужил сам факт согласия Сайяфа встретиться с Халилзадом, — отметил один из инсайдеров в беседе с «Афганистан.Ру». — Потеря поддержки Сайяфа в такое важное для Гани время станет невосполнимой».

Большинство аналитиков уверены, что формирование временной администрации, ее состав и формат станут одним из главных вопросов нынешнего раунда, и что таково требование талибов. Но сами талибы воздерживаются от публичных комментариев, предпочитая доводить до аудитории свое мнение через посредников. «Для талибов и, вероятно, американцев это является одним из главных вопросов, — отметил инсайдер, близкий к переговорным делегациям. — Однако большинство кабульских политиков эту идею поддерживают только в тактических целях». По его словам, причинами такой поддержки могут быть либо желание свести личные счеты с Гани, либо надежда получить место во временной администрации. «Хотя у талибов относительно временной администрации могут быть далеко идущие планы, — отметил источник. — И если кабульские политики и получат там места, то ненадолго: талибы временную администрацию могут рассматривать как этап на пути к полному захвату власти».

Примерно о том же говорил и Ашраф Гани в интервью CNN, затронув тему переговоров. «Если целью [переговоров] будет суверенный, демократический, единый Афганистан, живущий в мире с самим собой и регионом, — да. А если цель «Талибана» — доминировать и дать нам покой только в могиле, то это будет иметь негативные последствия».

О стремлении «Талибана» именно к власти говорил на прошедшей неделе и первый вице-президент Амрулла Салех. Выступая в Нангархаре, он заявил, что «Талибан» на переговорах старается держаться подальше от религиозных вопросов, стремясь вести обсуждение на основе своего Соглашения с США, а не шариатского права. «Это указывает на то, что фундаментальный вопрос для них — власть, а не религия», — заявил Салех. Напомним, что начавшиеся 12 сентября в Дохе межафганские переговоры намертво забуксовали в том числе и потому, что талибы настаивали на определенной исламской юрисдикции, что было неприемлемо для кабульской стороны. Но сейчас, спустя четыре месяца, оказывается, что этот вопрос и не был настолько принципиален, и от него можно вообще пока отказаться. Близкие к кабульской делегации инсайдеры уверены, что эту тему талибы поднимали с целью разобщения кабульской делегации, так как в составе группы немало шиитов. О том, что претензии талибов по поводу религиозного права — лишь предлог, и идеологию группировки не стоит считать религиозной, заявлял ранее и Абдул Хафиз Мансур.

Поиск компромисса в Дохе, по всем признакам, будем долгим. Руководящий комитет Высшего совета по национальному примирению подтвердил свою полную поддержку афганской переговорной делегации, которая, по словам Абдуллы, получила все полномочия в переговорах по повестке. Пока озвучены только самые общие принципы: «достижения страны и национальный суверенитет должны быть сохранены».

2.Уровень насилия не спадает

Возобновившиеся переговоры не повлияли на снижение уровня насилия в стране. Продолжаются целенаправленные теракты, в которых погибают руководители силовых подразделений и ведомств. Пресс-секретарь афганских Сил общественной защиты и еще двое его коллег погибли в воскресенье, 10 января, в Кабуле — машину взорвали, когда люди ехали на работу в офис. Министерство внутренних дел обвинило в теракте талибов, но те пока не взяли на себя ответственность.

8 января в результате нападения талибов был убит начальник районной полиции Герата, с ним погибли еще трое сотрудников сил безопасности. Десятки талибов, по словам члена Совета провинции Герат, напали на здание, где расположена администрация губернатора округа и штаб полиции, атака продолжалась несколько часов.

Тяжелые бои сил безопасности с талибами уже второй месяц продолжаются в Кандараге и Гельманде. Однако полиция сообщила, что в Кандагаре основная группа боевиков «Талибана» была отброшена. «698 боевиков были убиты в ходе воздушных и наземных операций в провинции за последний месяц», — озвучил данные Фарид Машал, офицер сил безопасности штаба полиции Кандагара. В ходе одной из последних операций были убиты 70 боевиков, еще десятки ранены. Источники говорят, что среди погибших есть пакистанские и чеченские боевики, которые, по данным разведки, обучали талибов изготовлению бомб и мин, учили пользоваться оружием с приборами ночного видения. Начальник полиции в Кандагаре заявил, что иностранных боевиков в рядах талибов все больше, и они связаны с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ).

8 января власти сообщили о гибели 15 боевиков во время налета афганских ВВС в провинции Нангархар.

Столкновения и конфликты идут и в других провинциях. Так, по данным правительства, озвученным в субботу, 9 января, за последний месяц не менее 18 000 семей были перемещены из-за конфликтов в провинциях Баглан, Кундуз, Фарах, Герат, Гор и Урузган. А по данным Государственного министерства по борьбе со стихийными бедствиями, за последний год почти 45 000 семей были перемещены.

О потерях среди мирных жителей и силовиков в четверг, 7 января, говорили официальные лица, заявившие, что только за последние несколько дней в Афганистане погибли 23 человека. В провинции Урузган смертник взорвал автомобиль возле военной базы, погибли шесть сотрудников сил безопасности. В Гельманде в результате предполагаемого авиаудара поздно вечером в среду, 6 января, предположительно, было убито пять мирных жителей и пять ранены. В провинции Кундуз талибы штурмовали военный контрольно-пропускной пункт, погибли 12 сотрудников службы безопасности, еще десять силовиков пропали без вести — они могли быть взяты в плен талибами, которые уничтожили две боевые машины и захватили с блокпоста оружие и боеприпасы. За эту атаку талибы взяли на себя ответственность: их представитель подтвердил, что 15 силовиков было убито и еще 11 взяты в плен.

10 января во время авиаудара в провинции Нимроз погибли 18 человек — члены одной семьи. Предполагалось, что мишенью авианалета будет «Талибан», но данных о жертвах среди талибов нет. Среди убитых — восемь детей, семь женщин и трое мужчин. Военные пообещали, что будет проведено расследование инцидента.

3.Приближение боевых крыльев

Атта Мохаммад Нур все сильнее отдаляется от Арга. Его заявление о поддержке идеи временной администрации прозвучало 6 января. В ответ президент усилил позиции маршала Дустума: в тот же день, 6 января, губернатором северной провинции Джаузджан был назначен Мохаммад Хашим Раис, который считается ближайшим соратником Дустума. Одно время Раис был начальником личной охраны маршала.

Кроме того, советником президента назначен еще один влиятельный афганский политик — один из лидеров хазарейцев Мохаммад Мохаккик, глава Партии исламского единства народа Афганистана (ПИЕНА). Мохаккик к тому же стал членом Совета Безопасности, а этот статус предоставляет серьезные привилегии.

На прошедших президентских выборах Мохаккик сначала был в команде Ханифа Атмара, который прочил его в свои вице-президенты в случае победы, но затем перешел в блок Абдуллы Абдуллы. Сближение Мохаккика с Гани, как и приближение к Аргу другого союзника Абдуллы, Дустума, имеет и общую рациональную причину: партии обоих политиков: и ПИЕНА, и дустумовское Народное исламское движение Афганистана (НИДА) — сохранили свои боевые крылья в хорошем военизированном состоянии. И президент, который уже не может рассчитывать на полную поддержку Нура и боится потерять Сайяфа, продолжает укреплять собственные позиции перед «часом Х»: когда в Дохе встанет ребром вопрос о временной администрации, а командование НАТО после февральской встречи с новой администрацией США будет принимать решение о выводе войск.

4.Конфликт Гани с депутатами

Если среди политической элиты Гани находит поддержку, то его отношения с депутатами нижней палаты парламента становятся все хуже. Депутаты создают правительству проблемы, решение которых требует от президента, являющегося главой кабмина, достаточной гибкости и умения лавировать.

Так, на прошлой неделе депутаты снова отказались принять национальный бюджет. 30 декабря они уже не проголосовали за этот финансовый документ: депутаты сочли, что механизм расходования государственных средств остался непрозрачным. 6 января в парламенте снова развернулись дискуссии о бюджете, и уже прозвучали серьезные политические обвинения в адрес президента. Депутатам не понравилось, что из бюджета был исключен 1131 проект для провинций, а 166 млн долларов выделены на «чрезвычайные кодекс» (чрезвычайные нужды) и 25.5 млн долларов — на правительственные нужды.

В частности, депутат от провинции Дайкунди Али Акбар Джамшиди обвинил Гани в несправедливом отношении к шиитскому населению страны, заявив, что по личному распоряжению главы государства из финансового документа убрали проекты, связанные с развитием инфраструктуры Дайкунди, где проживают в основном хазарейцы.

Спикер палаты представителей заявил, что нижняя палата парламента работает над планом по уравниванию зарплаты госслужащих и что он поручил парламентскому комитету по финансам учесть это в бюджете на новый финансовый год.

Некоторые депутаты заявили, что не утвердят бюджетный план, если в него не вернут исключенные проекты.

Ашраф Гани ответил на эти претензии, выступая на заседании кабинета министров. Он пояснил, что дело парламента — утверждать или отклонять бюджет, а не составлять его, это уже забота правительства. И дополнительные проекты в бюджет внесены не будут.

Это не первое противостояние парламента и президента. Интересно, что нынешний состав нижней палаты был гораздо лояльнее по отношению к Гани, чем предыдущий созыв, однако после резких высказываний первого вице-президента Амруллы Салеха в адрес депутатов отношения Арга и парламента резко ухудшились. В ноябре Салех, выступая на международной конференции стран-доноров в Женеве, заявил, что некоторые депутаты замешаны в коррупции, и предложил упростить процедуру лишения их неприкосновенности — в интересах расследования.

Это вызвало резкую реакцию в парламенте. Депутаты потребовали назвать имена и привести доказательства — и даже приостановили слушание программ кандидатов на министерские посты. По иронии судьбы, неутвержденными оказались министры, рекомендуемые Ашрафом Гани. Министры, предложенные стороной Абдуллы Абдуллы в рамках политического соглашения о разделе власти, парламентский вотум доверия получили.

Так и не добившись одобрения депутатов, министры все же приступили к работе — в статусе исполняющих обязанности. Парламентарии потребовали их отстранения. В дискуссию вступила первая леди Рула Гани, которая обвинила депутатов в некомпетентности и заявила, что исполняющие обязанности министров, даже не одобренные парламентом, останутся на своих постах. Это не улучшило ситуацию, а наоборот, только подлило масла в огонь. Депутаты назвали высказывания первой леди оскорблением парламента и демократических ценностей и неуважением к конституции страны. Они подчеркнули, что утверждение или отклонение кандидатур министров является их конституционным правом, и предупредили, что обратятся в генпрокуратуру, если депутаты, не получившие вотум доверия, продолжат свою работу. Пока Арг не отреагировал на эти требования.

Почему Салех так резко выступил в адрес депутатов? Инсайдеры считают, что тут замешаны давние личные конфликты, но сейчас сыграли и экономические интересы. «Вряд ли можно считать случайным то, что определенные круги так настойчиво стараются поставить под контроль индийской компании TCRC качество импортируемых нефтепродуктов», — отметил источник, знакомый с ситуацией, и указал, что среди депутатов нынешнего созыва нижней палаты есть предприниматели, занятые в сфере поставок нефтепродуктов.

Поводом для резкой критики президента в парламенте стало и его решение освободить граждан КНР, которых обвиняли в шпионаже.

5.Шпионы вернулись домой

На прошедшей неделе стали известны подробности так называемого «шпионского скандала». 10 граждан КНР были задержаны в Кабуле по обвинению в шпионаже и организации террористической ячейки. Информация об этом впервые появилась в индийской газете Hindustan Times. В сообщении высказывалась версия, что китайцы, связанные с китайским министерством госбезопасности, создали в Кабуле фальшивую ячейку «Исламского движения Восточного Туркестана» (запрещено в РФ) и таким образом пытались выйти на след уйгурских боевиков, бежавших из КНР. Для этого они пытались войти в контакт с «Талибаном», «Сетью Хаккани» (запрещена в РФ) и «Аль-Каидой» (запрещена в РФ). С полевыми командирами китайцы контактировали при помощи агентов ISI, межведомственной пакистанской разведки. Знал ли Пакистан, что ячейка фальшивая, или она была не совсем фальшивой (при обыске в квартирах задержанных были обнаружены оружие, взрывчатые вещества и наркотики) — неизвестно. Некоторые СМИ сообщили о причастности одного из задержанных к взрывам в Кабуле, в результате которых погибли мирные жители. Эту историю сегодня серьезно обсуждают в Афганистане, и люди не могут найти объяснение, зачем это нужно было Китаю. В любом случае, репутации Поднебесной в афганском общественном мнении нанесен серьезный урон.

Пекин очень желал замять этот скандал. Как рассказал один из источников «Афганистана.Ру», переговоры между Кабулом и Пекином начались сразу же после задержания группы Ли ЯнгЯнга, офицера китайской разведки. «В Кабул прибыла группа китайских дипломатов, которая в течение нескольких дней вела переговоры с президентом Гани», — сказал источник.

Президент поручил это «деликатное дело» Амрулле Салеху. Салех попытался договориться с Китаем, выдвинув условие, что Пекин публично извинится, — иначе его задержанным разведчикам будут предъявлены обвинения в шпионаже и терроризме. Подобные требования неприемлемы для Поднебесной, и казалось, что переговоры обречены на провал, — однако сторонам удалось найти компромисс.

На каких условиях — неизвестно. Публичных извинений от Поднебесной так и не прозвучало, однако задержанные граждане Китая были депортированы на родину — без предъявления обвинений, с согласия президента Ашрафа Гани. Как стало известно Hindustan Times, десять человек были вывезены из Афганистана на спецбортом, организованном китайскими властями.

При этом Китай продолжает все отрицать — хотя факт задержания группы китайцев подтвердил, хотя и без подробностей, и глава Управления национальной безопасности Афганистана Ахмад Зия Сарадж. Представитель МИД КНР заявил журналистам, что не располагает информацией об этом сюжете, как и о депортации своих граждан из Афганистана в связи с обвинением в шпионаже, но подчеркнул, что отношения между Китаем и Афганистаном «всегда были дружеские», и сотрудничество во всех областях «проходит нормально».

Можно предположить, что Кабул, идя на освобождение задержанных, решил использовать серьезное влияние Китая на Пакистан — учитывая возобновившиеся в Дохе переговоры с талибами, которые традиционно прислушиваются к Исламабаду.

Нельзя упускать из внимания и возрастающую, если не решающую роль будущих китайских инвестиций в афганскую экономику, поскольку западное финансирование сокращается и зависит от множества условий. Китай же сегодня стремится усилить свое влияние в регионе, реализуя программу «Один пояс, один путь».

Депутаты, узнав об освобождении китайских шпионов, которым даже не было предъявлено обвинение, возмутились. Член парламентской комиссии по безопасности Хан Ага Резаи заявил, что афганские контрразведчики уже давно следили за китайцами. «Задолго до того, как информация стала публичной, был задержан один из членов группы, дома у которого нашли взрывчатку, современное стрелковое оружие и боеприпасы», — сказал депутат. А теперь, по мнению Резаи, президентский дворец не дал возможности афганским спецслужбам провести собственное расследование и разрешил правительству Китая вывезти своих граждан из Афганистана, — и парламентарии назвали освобождение «китайских шпионов» нарушением закона.

6.Кабул в темноте

6 января случились перебои с электричеством в Кабуле и нескольких других городах. Это было связано с техническими неполадками в энергосистеме Узбекистана, который поставляет в Афганистан 2 млрд кВт.ч. в год — это более 40% всей импортируемой электроэнергии. В 2018 году импортировалось 4.6 млрд кВт.ч., но потребности с каждым годом растут.

Афганистан сегодня полностью зависит от поставок импортной электроэнергии. Он способен самостоятельно обеспечить лишь 20% собственных потребностей. Около 77% электроэнергии приходят из Узбекистана, Таджикистана, Ирана и Туркменистана. Узбекистан на первом месте по поставкам электроэнергии, на втором — Таджикистан (1.2 млрд. кВт.ч.), на третьем — Иран (724 млн кВт.ч.), на четвертом — Туркменистан (658.8 млн кВт.ч.).

В прошлом году сокращение поставок электроэнергии из Таджикистана привело к серьезным трудностям, и Кабул решил подстраховаться, увеличив объем закупаемой энергии у Узбекистана.

По словам жителей Кабула, который больше других городов зависит от узбекской электроэнергии, перебои с электричеством 6 января в отдельных районах столицы доходили до получаса в сутки.

Действительно, накануне, 5 января, произошли внеплановые отключения на линиях электропередач единой энергосистемы, связывающей Центральную Азию и Казахстан, что и привело к отключению установок на нескольких узбекских теплоэлектростанциях. 8 января еще на одной узбекистанской ТЭС отключились два энергоблока, в ряде районов Кашкадарьи (области в Узбекистане) прекратилась подача электроэнергии.

Министерство энергетики Узбекистана объяснило причину сбоя сработавшей противоаварийной автоматикой, в результате чего случился «наброс мощности на транзитные линии, соединяющие Единую энергосистему (ЕЭС) Центральной Азии с Единой энергосистемой России и Казахстана, что привело к нарушению устойчивости параллельной работы энергосистем». Узбекистанское ведомство сообщило, что рабочий режим энергетической системы полностью восстановлен. Об устранении проблемы говорит и афганская энергетическая компания Da Afghanistan Breshna Sherkat (DABS). Однако подача электроэнергии до сих пор не достигла прежнего уровня.

Кроме собственно технических причин, сбой мог быть вызван и финансовыми проблемами, которые стараются не афишировать. В прошлом году DABS заявила, что долг перед ней превысил 73 млн долларов США. В числе должников компании — физические и юридические лица, в том числе государственные структуры.

Сбой в поставках электроэнергии дал очередной повод для критики властей и снова заострил вопрос об энергетической зависимости Афганистана от соседей. Депутаты Совета провинции Нангархар на собрании, в котором принял участие президент, спросили его: почему страна не развивает собственное производство электроэнергии, имея хороший потенциал. А обещание президента, что в ближайшее время Афганистан начнет поставлять электроэнергию в соседние страны, уже давно стало анекдотом.

Кабул ищет возможности нарастить импорт электроэнергии. В настоящее время идет реализация одного из серьезных узбеко-афганских проектов — строительство ЛЭП «Сурхан — Пули-Хумри» протяженностью 260 км и стоимостью почти 150 млн долларов, из которых 110 млн предоставит Кабулу Азиатский банк развития. ЛЭП подключит Афганистан к единой энергетической системе Центральной Азии и позволит нарастить экспорт электроэнергии до 6 млрд. кВт.ч. ежегодно. Соглашение о строительстве ЛЭП было подписано в декабре 2017 года, строительные работы идут на территории Узбекистана с марта 2018-го.

7.Туркменская энергия

Тема импорта электроэнергии была главной и во время официального визита в Кабул министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова. На второй день пребывания Мередов встретился с президентом Ашрафом Гани, который подчеркнул: «Наша цель — импортировать больше электроэнергии из Туркменистана. Импорт электроэнергии и завершение крупных экономических проектов являются одним из главных приоритетов афганского правительства».

Накануне визита Мередова президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов на заседании правительства тоже говорил, что Ашхабад намерен расширить поставки электроэнергии в ИРА.

В основной повестке нынешнего визита Рашида Мередова — три совместных проекта. Первый — 30-километровая железнодорожная ветка Акина (Туркмения) — Андхой (север Афганистана). Это часть магистрали, которая соединит Туркмению и Таджикистан через территорию Афганистана в обход Узбекистана и даст Душанбе выход к Каспийскому морю.

Второй проект — ЛЭП «Керки — Андхой — Пули-Хумри» напряжением 500 кВ. От Пули-Хумри ЛЭП пойдет до Кабула, а оттуда — до пакистанского Пешавара.

Эта ЛЭП, как и другая — от туркменского Мары до афганского Герата, Кандагара и далее до пакистанской Кветты, — являются частью масштабного энергопроекта ТАП (Туркменистан — Афганистан — Пакистан). Межправительственное соглашение о ЛЭП ТАП было подписано в феврале 2018 года.

Тогда же произошла закладка афганского участка газопровода ТАПИ и оптико-волоконной линии связи Туркменистан — Афганистан — Пакистан. И прокладка этого оптоволоконного кабеля является третьим проектом, который прилетел обсуждать Рашид Мередов.

Кроме того, в ходе визита туркменской делегации состоялось шестое заседание туркмено-афганской рабочей группы по вопросам безопасности, в котором приняли участие представители спецслужб.

Кроме президента Ашрафа Гани, Рашид Мередов встретился с Абдуллой Абдуллой, Ханифом Атмаром, Хамдуллой Мохибом, министром хаджа и исламских дел Мохаммад Касимом Халими, с и.о. председателя Центрального банка Аджмалом Ахмади, гендиректором управления железных дорог Афганистана Ямма Шамс, главным исполнительным директором энергетического холдинга DABS Ахмад Даудом Нурзаем.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Анита АХМАДИ
САБИР Фахим
ПЛАСТУН Владимир
ДУБНОВ Аркадий
Юлия Митенкова
САРХАД Зухал
Все авторы