» Политика недели: Рокировка во дворце

Опубликовано: 05.01.2021 18:51 Печать

Автор: От редакции 'Афганистан.Ру'

Продолжающиеся убийства журналистов, теракты, ответное усиление силовиков и замена губернаторов в провинциях, наиболее пострадавших от боестолкновений, — на этом фоне в Кабуле произошла перегруппировка политической элиты: президент передвигал фигуры из своего окружения, усиливая собственную позицию накануне второго раунда переговоров в Дохе.

 

1. Убийства журналистов

В первый день нового 2021 года в провинции Гор был расстрелян неизвестными глава местной радиостанции «Голос Гора», журналист Бисмиллах Адиль Аймак. Преступники скрылись с места происшествия, никто не взял на себя ответственность за нападение. После его убийства журналисты «Голоса Гора» три дня бойкотировали правительственные новости в знак протеста, требуя усиления безопасности.

2 января Центр журналистов Афганистана опубликовал отчет, в котором говорилось, что в 2020 году в терактах погибло восемь работников СМИ: четыре телеведущих, три репортера и один оператор, причем шесть журналистов — за последние два месяца. Риск для сотрудников СМИ последнее время, по словам аналитиков, становится беспрецедентно высоким. Всего же в 2020 году в стране отмечено 112 случаев насилия в отношении журналистов, 19 человек были ранены.

Вот имена погибших журналистов: Сафар Мохаммад Атал, ведущий Samson Radio в Гельманде; Ахмад Хан Навид, ведущий «Радио Гор» в городе Фероз; Мир Вахид Шах Амири, репортер телекомпании «Хоршид» в Кабуле; Шафик Заби, оператор телевидения «Хоршид»; Элиас Даи, корреспондент «Радио Азади» в Гельманде; Малала Майванд, телеведущая «Эникас-ТВ» в Нангархаре (погибла с водителем Тахиром Ханом); Рахматулла Некзад, внештатный репортер из Газни.

В ноябре при неясных обстоятельствах погиб телеведущий «Ариана-ТВ» Фардин Амини.

Авторы отчета возлагают ответственность за убийство двух телеведущих на ИГ (запрещено в РФ), убийство одного репортера и оператора — на «Талибан» (запрещено в РФ). Глава УНБ Ахмад Зия Сарадж заявил, что уже арестованы подозреваемые в пяти из восьми нападений. Кроме того, по его словам, удалось предотвратить три нападения на журналистов.

Прицельно убивают не только сотрудников СМИ, но и гражданских активистов. Абди Джахид, гражданский активист из провинции Баглан, был убит в Кабуле несколько дней назад. Старейшина Абдул Баки из провинции Гельманд также был убит неизвестными вооруженными людьми в Лашкаргахе.

Целенаправленные убийства журналистов и активистов стали одной из самых обсуждаемых тем. СМИ высказывают резкое недовольство тем, что власть неспособна обеспечить безопасность журналистов. Спикер Сената Фазл Хади Муслимьяр заявил, что Министерству внутренних дел, Совету национальной безопасности и Национальному управлению безопасности «следует подготовить законопроект о защите сотрудников СМИ».

В центре общественного недовольства оказался первый вице-президент Амрулла Салех, который уже несколько месяцев курирует вопросы безопасности в Кабуле.

Давление на Салеха усиливается. Ведущие СМИ приводят высказывания жителей, которые в грубой форме призывают чиновника уйти в отставку. Однако вице-президент всю ответственность за убийства возлагает на талибов, хотя «Талибан» и называет все эти заявления «пропагандой» и отрицает свою причастность к этим нападениям.

«Талибы утверждают, что они контролируют больше половины территории страны, что «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) в Афганистане уже нет, а ИГ ослаблено. Тогда кто совершает эти убийства и другие террористические акты?» — задается вопросом один из источников «Афганистана.Ру», близкий к силам безопасности страны.

О том, что именно с талибами необходимо обсуждать этот вопрос, уверен и глава кабульской делегации в Дохе Масум Станикзай. Он заявил, что вопрос о прицельных нападениях на журналистов — очень серьезный и будет затронут на переговорах с талибами.

Тем временем некоторые журналисты, опасаясь за свою жизнь и за жизнь своих близких, уже покинули Афганистан. Некоторые переехали в страны региона, кто-то двинулся на Запад. «Если талибы планируют вернуть свои эмираты, то, скорее всего, нас рассматривают как помеху», — заявил «Афганистан.Ру» один из афганских журналистов, покинувших родину.

2. Переговоры в Дохе

Во вторник 5 января в Дохе возобновляются межафганские переговоры — накануне туда улетела кабульская делегация.

Напомним, что переговоры начались 12 сентября, но почти сразу забуксовали, стороны не могли договориться даже по вопросам регламента, которые оказались принципиальными (в рамках какой юрисдикции договариваться и какой документ брать за основу). И только в конце ноября, после визита в Доху госсекретаря США Майка Помпео было аккуратно заявлено, что предварительные вопросы решены и можно переходить к переговорам по существу.

Одна из идей, которая, как предполагалось, могла вывести переговоры из тупика, касалась создания временной администрации с участием талибов, что очевидно потребовало бы отставки нынешней администрации. Президент Ашраф Гани высказывался категорически против, однако некоторые оппозиционные политики видели в этом выход.

Как сообщалось, следующий раунд переговоров в Дохе будет посвящен, в основном, прекращению насилия и формированию будущего правительства. Спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад написал, что также возвращается в Доху. Дипломат призвал к снижению уровня насилия и высказал надежду, что стороны пойдут на реальные компромиссы и придут к политическому соглашению, что можно воспринимать как призыв к обсуждению вопроса о временной администрации.

Перед отлетом в Доху кабульская делегация встретилась с президентом Ашрафом Гани, который заверил в полной поддержке правительства, уточнив, что позиция переговорщиков должна учитывать взгляды различных слоев афганского общества, рекомендации Лойя джирги и требования Конституции Афганистана. Масум Станикзай пояснил, что члены делегации провели множество встреч и услышали мнения представителей Национального собрания, женщин, молодежи, гражданских активистов — чтобы лучше представлять их интересы на переговорах.

Из официальных сообщений можно было бы сделать вывод, что по формированию будущего правительства афганская политическая элита, наконец, пришла к консенсусу. Но это не так.

Один из ключевых участников переговоров Абдул Хафиз Мансур на прошлой неделе не согласился с заявлениями властей о том, что существует такой консенсус, причем, по мнению Мансура, компромисс не найден как внутри политической элиты, так и между странами региона. «Нет консенсуса ни внутри [Афганистана], ни между странами», — заявил он, отметив, что исход переговоров внутренние и внешние игроки видят по-разному. И если талибы стремятся к созданию временной администрации, то страны региона, по мнению Мансура, не поддерживают эту идею, так как считают ее «американским проектом».

Сам же Мансур заявил, что поддержит эту идею, если ее осуществление приведет к установлению мира.

Хотя, как он отмечает, представление западных СМИ о том, что талибы изменились, является преднамеренной попыткой ввести аудиторию в заблуждение.

3. Неопределенность нарастает

Ни приближающееся начало правления избранного американского президента Джо Байдена, ни начинающийся второй раунд переговоров в Дохе не могут гарантировать, что мирный процесс станет необратимым. Наоборот, каждое новое событие или высказывание высокопоставленных чиновников только множит неопределенность и дает возможность сторонам для торговли и затягивания переговоров.

Так, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил в конце прошлого года в интервью немецким СМИ, что хотя переговоры между Кабулом и «Талибаном» — единственный путь к установлению мира, все же афганский мирный процесс довольно хрупок, и нет никаких гарантий, что он будет успешно развиваться. «Если мы решим уйти, то есть риск, что мы потеряем те успехи, которых добились в борьбе с международным терроризмом, чтобы предотвратить превращение Афганистана в безопасное убежище [для террористов], — отметил Столтенберг. — Если мы останемся, конечно, существует риск, что мы увидим усиление боевых действий, насилия и продолжим длительный военный конфликт в Афганистане».

Намек, что Афганистан может снова стать убежищем для террористов, высказал и Джейк Салливан, которого Джо Байден прочит на должность советника по национальной безопасности. В интервью CNN Салливан заявил, что новая администрация будет придерживаться той же дипломатической стратегии, что и при Трампе, если эта политика гарантирует, что Афганистан не станет убежищем для террористов и плацдармом для нападения на США.

Салливан отметил, что сделка США и «Талибана», подписанная в феврале 2020 года, налагает обязательства на обе стороны и что ее необходимо реализовывать на практике, а не на словах. «Обязательства «Талибана» включают в себя разрыв связей с «Аль-Каидой», снижение уровня насилия и участие в переговорах с афганским правительством», — подчеркнул Салливан, отметив, что соблюдение этих условий позволит прийти к мирному урегулированию и прекращению конфликта в Афганистане.

Салливан назвал именно те условия, которые талибы, по мнению американской администрации и Кабула, не выполняют. Салливан пока не ставит под сомнение американские обязательства — вывод войск, — однако из его слов понятно, что условия сделки должны быть обязательны для обеих сторон.

В феврале, как отметил Столтенберг, НАТО проведет переговоры с новой администрацией США и лишь после этого будет принято решение относительно вывода войск. Америка же обязалась вывести войска из Афганистана к маю 2021 года.

4. Нарушение условий Соглашения: рост насилия и связи с «Аль-Каидой»

Подводя итоги года, в Сенате говорили о том, что уровень насилия не спадает — а наоборот, растет. Глава УНБ ИРА Ахмад Зия Сарадж сообщил, что за последние 10 месяцев (т.е. после подписания Соглашения между США и «Талибаном» 29 февраля) в Афганистане были зарегистрированы более 18 тысяч атак, из них, по словам Сараджа, 99% нападений были совершены боевиками «Талибана», а 1% — ИГ.

Глава МВД Масуд Андараби также возложил на талибов ответственность за ухудшение ситуации с безопасностью. Андараби отметил, что нападения и убийства участились после подписания Соглашения. За год за причастность к террористической деятельности были арестованы 3600 человек.

Почти каждый день приносит новости о нападениях. 2 января талибы, по сообщению местных официальных источников, напали на полицейских в провинции Нангархар. Погибло шесть правоохранителей, включая командира, еще четверо получили ранения. В этот же день боевики захватили пассажирский автобус в провинции Герат, в котором находилось 15 пассажиров, в том числе ребенок. Власти обвинили «Талибан», но талибы не взяли на себя ответственность за похищение. Через какое-то время полиция освободила заложников. 3 января в результате взрыва автомобиля в провинции Каписа погибло пятеро и двое были ранены. Среди пострадавших — глава совета улемов провинции.

За последние 12 дней в Кабуле погибли 24 человека и около 80 получили ранения. Первый вице-президент Амрулла Салех, отвечающий за безопасность в столице, пообещал, что количество полицейских в Кабуле будет увеличено вдвое.

Для усиления создано новое подразделение сил безопасности, состоящее из афганской полиции, армии и служащих Национального управления безопасности — по данным главы МВД Масуда Андараби, талибы готовятся к полномасштабной военной кампании. В провинциях Кандагар и Гельманд, которые подверглись серьезным атакам талибов за последние три месяца, сменили восьмерых высокопоставленных чиновников, в том числе губернаторов и глав офисов УНБ, а также сотрудников полиции и служб безопасности.

В Кабуле полагают, что рост насилия со стороны «Талибана» обеспечивается поддержкой Исламабада. Так, Амрулла Салех считает, что именно при помощи спецслужб Пакистана у талибов появились дистанционно управляемые взрывные устройства. О том, что Пакистан продолжает способствовать вооружению талибов, говорят и многие исследователи. Профессор Австралийского национального университета Уильям Мейли обращает внимание на то, что талибы продолжают иметь доступ к убежищам в Пакистане, где их серьезно поддерживает пакистанская разведка, — и в доказательство приводит видеосъемку недавнего визита муллы Барадара в Пакистан.

Обязательство разорвать все связи с «Аль-Каидой» талибы, по утверждению Кабула, также не выполняют. Министерство обороны Афганистана сообщило в конце декабря, что в провинции Гельманд были обнаружены (и убиты) боевики «Аль-Каиды», которые обучали талибов устанавливать мины и использовать снайперское оружие.

В первые дни нового года, по заявлению министерства обороны, были убиты теневые губернаторы, назначенные «Талибаном» в провинциях Гельманд (погиб в результате налета афганских ВВС) и Фарьяб (убит в результате взрыва собственного взрывного устройства). Талибы между тем никак не прокомментировали эти сообщения.

5. Давление на Карзая

На прошедшей неделе Верховный суд приговорил бывшего министра шахт и природных ресурсов Вахидуллу Шахрани, входившего в кабинет Хамида Карзая, к 13 месяцам тюрьмы и выплате штрафа в размере 1,5 млн долларов. Его обвинили в превышении должностных полномочий при заключении контрактов на строительство цементного завода и угольной шахты в Герате.

Бывший министр не согласился с приговором, а некоторые местные юристы и его помощники назвали приговор незаконным, заявив, что такие решения суда не могут выноситься заочно. Шахрани пояснил журналистам, что ни разу не был допрошен во время следствия, его не просили предоставить никаких документов и не прислали уведомления как обвиняемому. Однако пресс-секретарь Генпрокуратуры Джамшид Расули опроверг эти слова, пояснив, что все было законно: «Проведено всестороннее и широкомасштабное расследование, которое было справедливым и дало ему [Шахрани] широкие возможности для защиты и предоставления документов и доказательств».

Это был первый случай привлечения государственного чиновника к ответственности по обвинению в коррупции, поэтому многие увидели в этом политическую подоплеку. Сенатор Гул Ахмад Азами отметил, что в тюрьмах Афганистана нет ни одного министра или законодателя, поскольку политический фактор тяжелее антикоррупционного.

Исследователь Integrity Watch Афганистан (НПО, занимающееся борьбой с коррупцией) Насир Таймури подтвердил, что «список дел высокопоставленных государственных чиновников, в том числе министров, [обвиняемых в коррупции,] не разглашается уже много лет». Таймури считает, что «правительство Афганистана сосредоточило внимание на легких, символических и политических шагах в борьбе с коррупцией», а помощник Шахрани заявил, что это политическое решение, и правительство должно судить тех коррупционеров, которые работали в правительстве национального единства.

Между тем в Верховный суд был вызвал в качестве обвиняемого еще один бывший министр из правительства Карзая –Мохаммад Амин Фарханг, занимавший кресло министра торговли.

О политической подоплеке этих дел говорят не только правозащитники или сторона обвиняемых, но и некоторые местные аналитики. «Шахрани и его отец входят в число близких к Карзаю людей, поэтому эти дела можно рассматривать как звонок для Карзая», — сказал «Афганистану.Ру» источник в Кабуле. Инсайдеры предполагают, что недовольство Карзаем может быть вызвано тем, что бывший президент поддержал формирование временной администрации, о чем предстоит вести диалог в Дохе.

Однако власть не видит в антикоррупционных судебных решениях ничего специфичного. Представитель генпрокуратуры сообщил, что в Центре правосудия по борьбе с коррупцией расследуются десятки подобных дел: «В 1399 (2020) финансовом году Центр по борьбе с коррупцией расследовал не менее 270 случаев коррупции в государственных учреждениях. Расследование многих из них было завершено, и по ним принято решение на основании закона», — сказал Джамшид Расули. Так, в конце декабря стало известно об аресте троих членов верхней палаты парламента. Генпрокуратура заявила, что сенаторы были задержаны в провинции Балх при попытке получения взятки в размере 40 тысяч долларов.

Многие наблюдатели полагают, что начавшаяся борьба связана с требованиями западных стран, которые неоднократно высказывали недовольство высоким уровнем коррупции в стране. США даже связывали размер будущей финансовой помощи с эффективностью антикоррупционных мероприятий Кабула.

К слову, непрозрачность расходования государственных средств раздражает не только Запад, но и самих афганских политиков. В последний день 2020 года парламент Афганистана не утвердил национальный бюджет страны («за» проголосовали 14 депутатов из 137), сославшись именно на коррупционную составляющую механизма распределения государственных денег. Ранее афганские СМИ сообщали, что около 25.9 млн долларов из бюджета были потрачены на личные расходы чиновников.

6. Перегруппировка элиты

Борьба с коррупцией стала поводом и для перегруппировки кабульского политического класса на прошлой неделе. Наблюдатели заговорили об ухудшении отношений между Ашрафом Гани и бывшим губернатором провинции Балх Атта Мухаммад Нуром, который ранее был на стороне Абдуллы Абдуллы, но на последних выборах поддержал нынешнего президента.

Гани отправил в отставку министра здравоохранения Ахмада Джавада Османи и нескольких чиновников этого министерства после того, как у генеральной прокуратуры возникли вопросы, связанные с нецелевым расходованием средств в ведомстве. Сообщалось также, что среди задержанных оказались братья министра, которые якобы требовали взяток от его имени.

По словам кабульских источников «Афганистана.Ру», Османи является человеком Нура, и этот пост в кабинете министров был получен в качестве платы за лояльность.

Однако в декабре Нур, побывавший в Индии, заявил о примирении с Абдуллой, а за несколько дней до нового года раскритиковал политику Гани в сфере безопасности, заявив, что готов сам этим заняться, раз власти не справляются.

На днях в СМИ даже появились слухи, что сына Нура, Халида, могут вывести из состава переговорной делегации в Дохе. Пресс-служба президента эти сообщения не опровергает и не подтверждает, тем более что этот вопрос может снова заострить проблему полномочий главы Высшего совета по национальному примирению и легитимности переговорной делегации Кабула.

В любом случае, обострение отношений между Нуром и Гани может привести и к проблемам в Дохе. «Не исключено, что напряженность в отношениях между президентским дворцом и Нуром приведет к затягиванию переговоров», — сказал «Афганистану.Ру» источник, близкий к делегации.

Однако похоже, что президентский дворец предусмотрел, как компенсировать возможный ущерб, возникший из-за напряженных отношений с Нуром. Отдаление Нура сбалансировали приближением Дустума: источники, близкие к президенту, сообщили о назначении дочери маршала сенатором верхней палаты парламента. Местные инсайдеры в беседе с «Афганистан.Ру» называют возможное назначение Рахиллы Дустум и отдаление Нура от президентского дворца «рокировкой», которая в конечном итоге может привести к возвращению Дустума в команду Гани от Абдуллы. Тем не менее, никто не может предсказать, как долго продержится новая расстановка сил, учитывая очень непростые личные отношения Дустума и президента.

На днях Дустум заявил, что может взять на себя обеспечение безопасности в стране. «Позвольте г-ну маршалу действовать так, чтобы мы по крайней мере выбрались из кризиса и убийств невинных людей», — сказал представитель Дустума.

7. COVID-19: количество зараженных растет

Количество инфицированных новым коронавирусом в Афганистане растет, каждый день сообщается о более 100 новых случаях. По данным министерства здравоохранения, в стране известно о 53011 инфицированных, от COVID-19 и его последствий умерло 2237 человек, выздоровело 42530. Из плохих ковидных новостей — мутировавший тип COVID-19 обнаружен в Индии и Пакистане, а значит, может переместиться и в Афганистан.


Быстрая доставка материалов в Telegram

От редакции Политика

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Мы на связи

Авторы

Николай САЖЕНОВ
КОНДРАТЬЕВ Алексей
ДАНИШ Фахим
Игорь СУББОТИН
МЕХДИ Михяуддин
КАЗАНЦЕВ Андрей
Все авторы