» Почему Иран противостоит диалогу США и талибов

Опубликовано: 23.12.2019 11:49 Печать

Переговоры в Катаре

Автор: Игорь СУББОТИН

Иран пытается воспользоваться проблемами, которые то и дело возникают в диалоге между США и движением «Талибан» (запрещено в РФ) на катарской площадке. Такое впечатление оставляют слова секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, который накануне выступил с публичным заявлением, что Тегеран категорически против переговорного процесса под эгидой американцев. В экспертной среде полагают, что позиция иранского руководства в настоящее время заключается в том, что переговоры должны вестись на региональном уровне – без участия «посторонних» держав.

Ссылки по теме

Оппозиция катарскому процессу

Али Шамхани, в частности, заявил: «Мы выступаем против переговоров США с талибами по двум причинам. Во-первых, любые стратегия или решение без участия правительства Афганистана являются ошибочными». Второй причиной, по мнению Шамхани, служит участие американцев в подписании межафганского соглашения в Бонне в 2001 году по формированию нового правительства. «После конструктивных и доброжелательных действий Ирана нас включили в «ось зла», и теперь мы не доверяем американцам, чтобы участвовать в подобных форматах», – обратил внимание секретарь Высшего совета по нацбезопасности. В январе 2002 года экс-президент США Джордж Буш объявил о том, что включает в абстрактную «ось зла» Северную Корею, Ирак и Иран. Этим государствам американская сторона обязалась оказывать противодействие.

Заявление Шамхани прозвучало по итогам второго заседания в рамках механизма многосторонних консультаций по афганской проблематике. В нем приняли участие высокие представители, курирующие вопросы безопасности, России, Ирана, Исламской Республики Афганистан (ИРА), Индии и Китая. В качестве почетных гостей на мероприятие были приглашены секретари советов безопасности Таджикистана и Узбекистана. РФ на переговорах представлял секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. «Обсуждены вызовы, угрожающие безопасности Афганистана, такие как терроризм, незаконный оборот наркотиков, организованная преступность, незаконная миграция», – сообщил по итогам встречи руководитель пресс-службы аппарата Совета безопасности РФ Евгений Аношин.

Сообщалось, что в рамках консультаций также состоялись двусторонние встречи Патрушева с иранским коллегой и помощником президента ИРА по национальной безопасности Хамдуллой Мохибом.

Место Ирана в урегулировании

В конце ноября иранские дипломаты приняли в Тегеране делегацию «Талибана». Первым об этом сообщил в Twitter представитель катарского политического офиса Мохаммад Сохаил Шахин, отметив, что он встречался с шефом иранской дипломатии Мохаммадом Джавадом Зарифом. Позже Зариф подтвердил факт диалога в Тегеране. «Ради достижения мира в Афганистане мы встречаемся со всеми афганскими силами. Они (талибы – «Афганистан.Ру») приезжают сюда с такими же целями», – заявил министр. Формат Иран-«Талибан» вызывает удивление с учетом того, что иранская сторона неоднократно обвиняла власти США и их союзников в финансировании движения «Талибан» якобы для управляемой нестабильности в Афганистане.

Российская сторона, в свою очередь, неоднократно указывала на необходимость более широкого участия иранских дипломатов в процессах, которые посвящены афганскому урегулированию. Месяц назад глава российского МИД Сергей Лавров в эфире программы «Международное обозрение» на канале «Россия 24» заявил, что Москва заинтересована подключить Исламскую Республику к российско-китайско-американскому формату по Афганистану. «Есть у нас с ними (США) диалог по Афганистану. Возник российско-китайско-американский формат, к которому подключался Пакистан. Есть интерес в подключении Ирана к этому формату. Он может быть перспективным», – выразил надежду шеф российской дипломатии.

Решение – в рамках региона

Неприятие Ираном катарских переговоров между США и талибами, на первый взгляд, выбивается из общей тенденции, потому что партнеры Исламской Республики – такие, как Россия и Китай поддерживают диалог в Дохе. Однако в экспертной среде констатируют, что в словах секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана нет ничего удивительного – они отражают давнюю позицию Тегерана.

«Шамхани главным образом заявил, что оппозиция Ирана переговорам между США и талибами объясняется отсутствием афганского правительства за столом переговоров, – заявила в разговоре с «Афганистан.Ру» эксперт по международным отношениям Оксфордского университета, научный сотрудник Академии ОБСЕ Николь Граевски. – Талибы по-прежнему не признают афганское правительство в качестве законной власти и вряд ли будут делать это до тех пор, пока они доминируют в военном отношении. Однако Иран согласен вести переговоры с талибами один на один. Был создан неофициальный тегеранский формат в декабре 2018 года. И Иран с радостью провел встречу с талибами после того, как Трамп отменил переговоры».

Аналитик полагает, что это заявление Шамхани отражает давнюю точку зрения иранского руководства о том, что участие в процессе нерегиональных держав, таких как США, только усугубляет конфликт. «Шамхани также упомянул иранский опыт коммуникации с США после 11 сентября – Иран имел решающее значение для Боннского соглашения, подписанного в декабре 2001 года, а США объявили Иран элементом «оси зла» в течение месяца после демонстрации доброй воли Ирана», – обращает внимание Граевски. По ее мнению, иранская сторона продолжит настаивать на внутрирегиональном диалоге через Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) или через переговоры с Россией, Китаем и Пакистаном.


Быстрая доставка материалов в Telegram

Иран

Другие материалы

Читайте также

Главные темы

Авторы

БЕЛОКРЕНИЦКИЙ Вячеслав
МОЖДА Ахмад Вахид
Владимир ПРЯМИЦЫН
Василий ХРИСТОФОРОВ
КОСТЫРЯ Анатолий
КАЗАНЦЕВ Андрей
Все авторы