» Человек, не знающий препятствий

Опубликовано: 19.08.2008 08:30 Печать

Авторы:
Омар НЕССАР
СЕРЕНКО Андрей

Гулям Фарук Вардак является едва ли не самой влиятельной, и, одновременно, самой загадочной фигурой в современной афганской политике. Его называют «премьер-министром Афганистана», намекая тем самым на невероятные возможности при решении ключевых вопросов в администрации президента Хамида Карзая. При этом за пределами Афганистана, и, в частности, в России, об этом человеке практически ничего неизвестно. «Это не потому, что я что-то скрываю от русских, — бросил однажды Фарук Вардак – Просто они сами ничего у меня не спрашивают». Мы решили спросить, и разговор с Вардаком получился откровенный и даже в чем-то жесткий.

Впрочем, другого от Фарука Вардака трудно было ожидать. «В моей философии нет места словам «отступление» и «поражение». Я не явлюсь неприступной крепостью для людей. Неба для моего полета недостаточно, но вместе с тем, преклоняю голову пред Господом Богом, ибо Создатель – это все». Фарук Вардак откровенно признался нам: «Хочу, чтобы мою биографию написали не политики, а народ. Поскольку у меня договор не с отдельными личностями, а с народом. Я хочу служить ему преданно на государственной службе или вне нее».

Гулям Фарук Вардак родился в 1959 году в центральной афганской провинции Вардак. Там же закончил среднюю школу, а в 1977 году завершил учебу в кабульском лицее «Рахман Баба». В том же году Гулям Фарук поступил на престижный факультет фармакологии Кабульского университета. Однако спокойной учебы у молодого студента не вышло: после ввода в Афганистан советских войск в конце 1979 года, Вардак бросил учебу и уехал, как и многие его друзья, в соседний Пакистан. Однако Гулям Фарук не мог оставаться безучастным к тому, что происходило на его родине. Спустя несколько месяцев, недоучившийся медик Фарук Вардак вернулся в Афганистан, где занялся оказанием медицинской помощи населению на территории, подконтрольной моджахедам. Буквально, без отрыва от войны, в 1982 году, Вардак закончил по своей основной специальности Лахорский государственный университет в Пакистане и стал дипломированным врачом.

Около 10 лет, с 1986 по 1996 годы, доктор Фарук Вардак работал в системе ООН, действовавшей в регионе. С 1996 по 2001 годы Вардак руководил подразделением ООН, оказывающего помощь в реабилитации афганских инвалидов.

В 2002 году, после формирования в Кабуле переходного правительства Афганистана, Вардак перешел на работу в Управление развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) по Афганистану. В 2004 году в преддверии Лоя-Джирги Фарук Вардак, по рекомендации специального представителя Генерального секретаря ООН по Афганистану, был назначен председателем комитета по разработке новой Конституции страны (таким образом, связи, наработанные через проекты ООН в минувшие годы, «начали работать» на Фарука Вардака).

В феврале 2004 года Вардак был назначен главой Координационного центра ООН и афганского правительства по организации первых президентских выборов. И со своей задачей доктор Вардак справился блестяще. В результате чего в 2005 году указом избранного афганского президента Хамида Карзая Фарук Вардак был назначен главой управления аппарата афганского правительства.

С тех пор политическое влияние Фарука Вардака в кабинете Хамида Карзая продолжало неуклонно усиливаться. В 2006 году доктор Вардак был назначен министром по делам парламента (в обязанности которого входит, в частности, решение финансово-административных дел национального собрания). В том же году Вардак был назначен председателем оргкомитета афганско-пакистанской мирной Джирги, ставшей первой попыткой со стороны официального Кабула и их американских союзников решить проблему «Пуштунистана» — как главного условия успешной борьбы с талибами.

Едва ли не впереди успешного кадрового продвижения Фарука Вардака по непростым и запутанным коридорам дворца «Арг» бежали слухи о нем, как о фигуре почти демонической, держащей в своих руках все основные кадровые назначения в аппарате правительства, в армии, полиции и службе безопасности. Говорят, что без визы Фарука Вардака, ни один губернатор не сможет усидеть на своем посту, ни один генерал не удержит на плечах своих погон… Так это ли нет – судить не беремся. Скажем только, что, как показывает практика последних лет, очень многие «личные» высказывания доктора Вардака, на самом деле, очень скоро оказываются официальной позицией администрации Хамида Карзая. И точно никто не может сказать – Фарук ли Вардак уловил движение мысли Хамида Карзая, или же афганский президент лишний раз оценил острый ум своего незаметного советника…

«Дай Бог, чтобы я смог увидеть этот великий народ и мою дорогую страну, прошедших этапы неопределенности, полных величия на достойных высотах небесной лазури», — говорит Фарук Вардак. Человек, принципом жизни которого были и остаются его же собственные слова: «Идти вперед, снося препятствия на пути».

Афганистан.Ру: Как Вы в целом оцениваете обстановку в стране? Какие политические «игроки» сегодня играют ключевую роль в развитии Афганистана?

Варук Вардак: По моему скромному мнению, нынешняя политическая ситуация в Афганистане требует защиты тех завоеваний, которые дались нам ценой неоправданно больших материальных и физических затрат. С политико-географической точки зрения мы живем в сложном кризисообразующем регионе. Афганистан лежит на линии пересечения интересов супердержав. Ранее был предметом раздора между Великобританией и царской Россией. Понес большие потери. Во время военного присутствия бывшего Советского Союза наш народ проявил чудеса самоотверженности и самопожертвования. Потери были неисчислимы. Эти два конфликта сильно подорвали страну. За годы джихада (сопротивления советским войскам) Афганистан был практически стерт с лица земли, однако, в конечном счете афганский народ приобрел свободу, равно как и некоторые другие ранее зависимые страны региона.

Освободившиеся страны региона остались свободными. Но, несмотря на самый большой вклад афганского народа в дело свободы, военные достижения не дали должного результата в политической и других областях.

Если мы сегодня захотим оценить ситуацию с академической точки зрения и реальных фактов, следует пристально разобраться в прошлом. С этой точки зрения роль нынешних руководителей страны не является безусловно абсолютной. Но относительной.

Руководить современным Афганистаном – дело хлопотное. Каждое дело здесь требует сострадания и сопереживания. Экономическая отсталость, различные социальные и культурные проблемы, неграмотность, дефицит кадров, разруха в результате тридцати лет войны, акции подрывных групп и элементов, появление смертников, постоянные засухи, существующие со времен джихада конфликты, отсутствие выхода к морю, соседство с завистливыми странами- конкурентами, постороннее вмешательство и т.д.

И все эти проблемы необходимо решить в условиях недостатка кадров, трудовых ресурсов, политической выдержки напряжением сил и самоотверженности. Я считаю, что в нынешней обстановке, как бы ее не рассматривать, правительственная команда действительно являет собой образец самопожертвования.

И вряд ли бы другая команда, либо другое государство, какое бы развитое не было, столкнись с такого рода проблемами, лучше бы с ними справилось. Хотел бы указать на ряд положительных и отрицательных моментов в политических процессах в стране. Одним из главных моментов или факторов назвал бы усталость афганцев от войны и безусловное желание абсолютной свободы и прогресса. Во-вторых, заботливое и отзывчивое руководство страны, роль и обязательства мирового сообщества, которые позволят нам перевернуть эту страницу истории.

Факторы, которые негативно влияют на процессы, это – наличие ряда неуравновешенных государств-соседей, геостратегическое и геополитическое положение Афганистана, тяжелое тридцатилетнее наследие войны, хроническая бедность, неблагоприятные условия последних лет для сельского хозяйства, атаки международного терроризма как следствие военного радикализма некоторых стран региона.

Несмотря на негатив, позитивные тенденции преобладают. Мы надеемся, что ситуация будет неуклонно изменяться в пользу народа Афганистана, мы прикладываем силы к тому, чтобы политические движения и население все активнее влияли на политические процессы. Именно поэтому мы так решительно взялись за дело. И, слава богу, на этом пути имеем неплохие достижения. Не намерены останавливаться на достигнутом и видим в будущем нашу страну как процветающее прогрессивное и стабильное государство.

Афганистан.Ру: Как Вы могли бы оценить ситуацию с партийной системой в стране? В каком количестве партий нуждается современный Афганистан (По данным Минюста, в стране зарегистрировано свыше сотни политических партий)?

Ф.В.: Политические партии в любой стране являются частью общества. Государство Исламская Республика Афганистан верит в принцип политической свободы. Поэтому был утвержден Закон о политических партиях. В рамках этого Закона политические партии в стране могут осуществлять свою деятельность.

Большинство партий – сырые или, так сказать, не достигшие зрелого возраста. Можно констатировать, что деятельность некоторых из них направлена не на созидание, а на разрушение.

В развитых странах партии нацелены на преодоление внутриполитических проблем и вопросы выбора курса. Они играют огромную роль в экономическом подъеме, духовном и культурном развитии. Там они заполняют те сферы жизни, куда государство в силу ряда причин не распространяет свою деятельность. В Афганистане же политические партии сражаются с государством.

Многие на словах называются партиями, но вместо мобилизации населения на решение актуальных задач, заняты критиканством, что свидетельствует об их незрелости. Вместе с тем, наличие политических партий является несомненным признаком демократии.

Я надеюсь, что в перспективе политические партии направят свои созидательные усилия на достижение в стране экономического и культурного роста и процветания.

Следует упомянуть, что некоторые партии финансируются из-за рубежа, и рассчитывать, что они будут осуществлять планы не своих зарубежных покровителей — нереальные мечты.

Афганистан.Ру: Правительство господина Карзая в настоящее время находится под огнем критики как внутри страны, так и за ее пределами. Как бы Вы оценили перспективы этого правительства и шансы Президента Хамида Карзая на предстоящих выборах и кто может стать ему реальным соперником?

Ф.В.: Критика существует. Однако в большей мере из-за определенных политических или вкусовых соображений, либо из-за незнания реальной обстановки в стране. Я ранее останавливался на проблемах, стоящих перед нашим обществом. В некоторых случаях у нас крепко спеленаты руки, однако мы, прилагая усилия на пути служения стране и народу, оптимистично смотрим в будущее.

Мы еще не прошли весь этап, мы все еще находимся в пути на дороге с кочками и ухабами, однако путь, избранный нами, правильный, поступь наша – твердая, сердца наши – открытые.

Шансы зависят от предопределения и воли народа.

Сегодня было бы преждевременно говорить о победителях и неудачниках выборной гонки. Голосование и воля народа определят и победителей и побежденных. Конечно, выборы состоятся, и кто-то один станет Президентом. Кто бы не победил, в любом случае, мы будем продолжать великую миссию служения своему народу.

Афганистан.Ру: В последние дни, особенно после отстранения генерального прокурора Абдул Джабара Сабита, многие поговаривают об отставке всего кабинета министров. Что Вы думаете по этому поводу?

Ф.В.: Любые изменения, которые происходят, направлены на улучшение ситуации. Кадровые изменения – это обычное дело. Конституция страны определяет полномочия Президента, который в любой необходимый момент может назначать и снимать с должностей определенных лиц по своему усмотрению. Все это направлено на улучшение работы государственного аппарата. Улучшение или усовершенствование дел – процесс естественный, постепенный и длительный. Изменения происходят постоянно и нельзя сказать, что они когда-то заканчиваются.

Афганистан.Ру: Есть ли вероятность создания нового коалиционного правительства до президентских выборов? В этом случае какие политические силы могли бы войти в коалицию? В какой степени возможен альянс между господином Карзаем и господином Хекматиаром? Или Карзаем, Хекматиаром и Раббани?

Ф.В.: Времена коалиций ушли в прошлое. Сегодня мы имеем законное, соответствующее на все 100% Основному закону и международным стандартам государство. Необходимости в коалициях нет.

Каждого, кто хочет стабильности и процветания государства, уважает Конституцию страны, мы приветствуем. Я убежден, что все афганцы – дети этой страны, и что все патриоты — афганцы вернутся в объятья Родины и послужат своей стране. Все дороги для возвращения открыты.

Афганистан.Ру: Возможно ли перенесение на поздний срок президентских выборов из-за нестабильной ситуации в стране? Будете ли Вы участвовать в предстоящих президентских или парламентских выборах?

Ф.В.: Иншалла, выборы состоятся в намеченные сроки. Но если, не дай бог, справедливые и всеобщие выборы не смогут состояться в установленный срок по ряду объективных причин, включая и неблагоприятные природные явления, независимой комиссией по выборам будет принято другое решение. Естественно, при соблюдении норм и принципов действующей Конституции страны.

Лично я хочу, будь то выборы или что-то другое, приложить максимум сил в деле служения народу. И не больше и не меньше. Пока рано говорить о желаниях или нежеланиях. Конечно, я бы предпочел работать в рамках государственных структур Исламской Республики Афганистан, как того пожелает народ и государство. В свое время я приму решение.

В соответствии с Конституцией каждый гражданин имеет право выбирать и быть избранным. Если нынешний Президент выдвинет свою кандидатуру, я его всемерно поддержу.

У него реально больше шансов по сравнению с другими претендентами и это был бы лучший выбор.

Афганистан.Ру: Некоторые афганские политические деятели продвигают идею создания федерального государства. Не приведет ли федерализм к распаду афганской государственности?

Ф.В.: Эта тема требует длительного академического анализа и обсуждения. Я не могу ответить однозначно, да или нет. Кратко могу сказать, что в настоящее время Афганистан не имеет возможности принятия федерального устройства. Предпосылки федерализма есть, однако я не вижу в настоящее время возможностей их претворения в жизнь.

Лучшая структура государства – это такая, когда ее определяет большинство народа, а не несколько политиков. Я бы позволил этим политикам изложить свою точку зрения на вопросы федерального устройства с его плюсами и минусами, чтобы население осознанно сделало выбор.

Как вы знаете, Афганистан с 1979 по 2002 год прожил сложный период децентрализации. Сколько мук и лишений претерпел народ от этого. И до сих пор это аукается нашей стране. Лишь с 2003 года впервые был запущен процесс централизации. Прекращен исход населения из центра.

Убежден, что несколько десятилетий Афганистан должен быть реально сильным централизованным государством.

Афганистан.Ру: Почему до сегодняшнего дня не разработан механизм взаимодействия между президентской командой и моджахедами?

Ф.В.: Команда президента – это кабинет и государственная элита как некая триединая общность. Между прочим, его Превосходительство Хамид Карзай – тоже моджахед. Его отец испил из чаши священного джихада (погиб в войне против неверных — примечание переводчика). Члены его семьи тоже погибли на пути освобождения Афганистана. В нынешнем составе правительства все – моджахеды. Во главе Национального собрания (парламента) – моджахеды, большинство министерств и ведомств возглавляют моджахеды, члены обеих палат парламента, члены руководящей коллегии Верховного Суда, командование полиции, национальной безопасности, и армии – моджахеды.

Большинство советников аппарата при президенте – моджахеды. Моджахеды – часть нашей нации. И правительство в этой связи прикладывает немало усилий для укрепления крепких искренних и доверительных отношений между руководством государства и народом.

Если же вы под моджахедами подразумеваете те группы лиц или отдельных особ, которые в недалеком прошлом держали в руках все рычаги власти и могущества, а сегодня нашлись люди, которые с ними несогласны и вышли на авансцену, а те, считая себя временщиками, стали лить слезы и причитать… Это неправильно. Не будет преувеличением сказать, что все центры власти в Афганистане находятся в руках моджахедов.

Если же речь идет о небольшой кучке лиц, ранее бывших в правительстве, а сейчас отстраненных от власти, и если только их называть моджахедами, то афганский народ с такой постановкой не согласится. Поэтому, нынешний режим в Афганистане является настоящим режимом моджахедов.

Афганистан.Ру: Как Вы оцениваете деятельность США и НАТО в Афганистане? В чем причина неудач НАТО против движения «Талибан»? Есть ли необходимость расширения зоны влияния НАТО в направление Северного и Южного Вазиристана?

Ф.В.: Деятельность США и НАТО в Афганистане, может быть за исключением авианалетов последних дней, когда пострадали мирные люди, конечно же, в интересах Афганистана и региона. Наш народ нуждается в военной и гражданской поддержке. Враги мирового сообщества в первую очередь – враги Афганистана. Они рассматривают Афганистан как «палату для буйных» и поэтому стараются использовать эту страну как «святилище для огнепоклонников». Для террористов неважно, какие муки и страдания перенес наш народ. Поэтому они являются врагами афганского народа.

Во-вторых, я не согласен с тем, что США и НАТО потерпели поражение в Афганистане. Шесть лет они воевали в обычном режиме, а сейчас столкнулись с проявлениями необычной и нетрадиционной войны. Атаки смертников – новое в военных действиях.

Противодействие этим акциям требует нового умения и другой технической оснащенности. Может быть незаметно для постороннего глаза, но произошло укрепление афганской национальной армии, полиции.

В этом случае лучше не увеличивать иностранное военное присутствие, а укреплять и увеличить численно собственные силы безопасности.

Во-вторых, на протяжении нескольких последних лет неоднократно звучало с высоких трибун о том, что основные источники терроризма, лагеря подготовки и учебные центры должны быть уничтожены. Все эти подрывные и учебные базы террористов находятся за пределами Афганистана (интервью было записано до отставки президента Пакистана Первеза Мушаррафа — редактор). Пока они не будут уничтожены, нечего надеяться на окончательную победу. Мы настаиваем на всестороннем международном давлении на военные и разведывательные круги Пакистана дабы те прекратили свою двуличную лицемерную политику и положили конец заброске на нашу территорию террористических групп. Если же аппарат ISI не пойдет на сближение в этом вопросе, через некоторое время террористы так расплодятся, что противостояние с ними станет еще более сложным.

Постепенно к НАТО приходит осознание того, что основные террористические базы находятся за пределами нашей страны и движение НАТО в этом направлении является свидетельством нашей правоты.

Мы ведь с самого первого дня говорили, что терроризм должен быть уничтожен в основных центрах подготовки, расположенных за границами нашей страны.

Афганистан.Ру: Возможен ли вооруженный конфликт между Пакистаном и Афганистаном в ближайшие два-три года? Есть ли пограничные споры между двумя странами?

Ф.В.: Не боюсь повториться, что любая террористическая акция, осуществленная в Афганистане, невозможна без прямого или опосредованного участия пакистанской межведомственной разведки (ISI).

Если представители спецслужб Пакистана не прекратят свою подрывную деятельность, не нужно далеко заглядывать за горизонт, что Афганистан предпримет меры против лагерей и баз террористов на границе. Конечно, терпение или нетерпение афганского народа не будем измерять годами или месяцами, но уже сейчас большинство племен с двух сторон линии Дюранда (граница между Афганистаном и Пакистаном – примечание переводчика) категорически настаивают на принятии мер военного характера против мятежных элементов и террористов, тем более, что большинство их составляют люди пришлые. Если требования будут продолжаться, Афганистан и мировое сообщество будут вынуждены предпринять определенные шаги в этом направлении.

Афганистан.Ру: Как Вы оцениваете процесс переговоров с талибами? Допускаете ли Вы возможность участия талибов в предстоящих парламентских выборах? Превратится ли движение «Талибан» в одну из политических партий?

Ф.В.: Я всегда был решительным сторонником переговоров и диалога. Мы были инициаторами переговорного процесса. Я и сейчас настаиваю на переговорах. Но только с теми, кто верит в переговоры, в перемирие, в диалог. Но не с отпетыми преступниками и лицами, попавшими в список разыскиваемых террористов. Мы искренне приветствуем возвращение под знамена государства тех людей, которые принимают Конституцию страны и исламские ценности.

Однако движение «Талибан» сегодня скорее движение мятежников и бунтовщиков, это – воры, разбойники, извращенцы, беглые преступники, которые под именем талибов разрушили нашу страну. Они менее всего предсказуемы в политических процессах. Однако если их способы и цели борьбы изменятся, если они прекратят кровопролитие и перейдут к приемлемым способам борьбы, у них появится возможность участия в политической жизни страны.

Афганистан.Ру: Некоторые аналитики называют Вас «премьер-министром» Афганистана, Ваши полномочия считают неограниченными. Как Вы видите свою роль в принятии важных решений?

Ф.В.: Нет, не так. Никакой я не премьер-министр и полномочия у меня отнюдь не такие, как вы выразились. Есть границы, пределы полномочий. Я – начальник аппарата правительства и руководитель Секретариата Совета министров. Моя должность на меня также возлагает обязанности представителя Президента в Парламенте. Мои коллеги знают, что я являюсь противников подковерных игр.

Что касается полномочий, скажу следующее: я принимаю участие в принятии важных для страны решений как руководитель государственной структуры. Собственно, как и представители других министерств и ведомств. Каждый человек действует на своем рабочем месте в меру полномочий, определенных законом.

Афганистан.Ру: Как Вы рассматриваете перспективы сотрудничества с Россией? Какие области сотрудничества наиболее плодотворны, на Ваш взгляд?

Ф.В.: Поскольку Россия является нашим ближайшим соседом, у нас есть возможности сотрудничества в различных областях: в торговле, промышленности, обмене опытом, безопасности, горнорудном деле, строительстве, транзите, энергетике и т.д.

Если Россия вознамерится расширять сотрудничество с Афганистаном, мы это будем только приветствовать. Большей помощью и сотрудничеством Россия может стереть в памяти афганцев темные воспоминания, оставленные периодом военного присутствия Советского Союза в нашей стране.

Афганистан.Ру: По мнению многих аналитиков, сотрудничество Афганистана с Россией не достигло ожидаемых высот. Что этому мешает?

Ф.В.: Военное вторжение Советского Союза в Афганистан оставило плохую память в умах афганцев. Однако этот фактор не является сдерживающим в улучшении двусторонних отношений. Россия может более активно играть роль в инвестиционных проектах в Афганистане. Считаю что, если бы Россия развивала отношения не с отдельными группами лиц, а с народом и центральным правительством, у нее были бы большие шансы.

В рамках Шанхайской Организации сотрудничества (ШОС) Россия также имеет возможность сотрудничать с Афганистаном. Если Россия захочет через Центральную Азию, Афганистан и Пакистан выйти к теплым морям, то Афганистан открывает перед ней новые возможности. И эти планы должны побуждать Россию быть заинтересованной в стабильном Афганистане. Я полагаю, что есть еще немало сфер, где возможно выгодное сотрудничество с нашей страной и не только для России, но и для других стран региона.

Афганистан.Ру: Кое-кто утверждает, что ряд высокопоставленных чиновников, близких к Президенту Карзаю, являются противниками развития отношений с северными соседями. Так ли это?

Ф.В.: Безосновательные утверждения. Определение основных направлений политики Исламской Республики Афганистан возложено на государство в соответствии с законодательством. Предпочтения в отношениях обычно основываются на взаимных интересах. Внешняя политика Афганистана осуществляется Министерством иностранных дел. Основу внешнеполитической доктрины составляют двусторонние и многосторонние отношения. Добрососедство, невмешательство во внутренние дела друг друга, взаимовыгодный обмен – это те положения, на которых строится внешняя политика любой страны. Моя позиция на выработку внешней политики страны не настолько велика. Я считаю, что Афганистану выгодно иметь ровные добрые отношения со всеми странами мира.

Афганистан.Ру: Некоторые обозреватели в Афганистане Вас называют лицом, близким к Г.Хекматиару. Поговаривают, что Вы были активным деятелем Исламской партии Афганистана. Есть ли здесь доля правды?

Ф.В.: Нет! Неправда. Некоторые незнающие и вскормленные на иностранные деньги источники так говорят. Действительность такова, что я действительно горжусь участием в джихаде.

Возможно, вы будете удивлены, если я скажу, что за все эти годы я ни разу с близкого расстояния не видел Хекматиара, и я не знаю, где он сейчас. И близок я не к Хекматиару, а к нынешнему Президенту страны. Я один из чиновников его правительства.

Раздуваемые сплетни и поклепы, что я якобы близок к Хекматиару, рождаются в извращенных умах кучки лиц внутри страны. У них видимо, кроме наветов и оскорблений, других занятий и нет. У них на это хватает времени. А я свою деятельность ни от кого не скрываю.
Фото: afghanistan.ru


Быстрая доставка материалов в Telegram

Политика

Другие материалы

Главные темы

Авторы

ПОЙЯ Самеулла
ГЕРАСИМОВА Алевтина
МОЖДА Ахмад Вахид
Владимир ЕВСЕЕВ
САБИР Фахим
ПЛАСТУН Владимир
Все авторы