» Россия присоединяется к «афганской миссии» (Asia Times)

Опубликовано: 09.07.2008 09:42 Печать

Автор: М.К.Бхадракумар

Об авторе: М.К.Бхадракумар, в течение 29 лет находился на дипломатической службе в МИД Индии, был послом в Узбекистане (1995-1998) и в Турции (1998-2001).

Москва готовит сенсационное возвращение на афганскую шахматную доску по прошествии двадцати лет после вывода последних советских солдат из Афганистана в 1989 году по завершении девятилетнего «приключения» Советского Союза в этой стране. С исторической точки зрения любопытно, что это возможно только с согласия Соединенных Штатов. Москва использует в своих интересах ухудшение военной ситуации в Афганистане, и последствия этого для региональной безопасности могут быть далеко идущими.

Совместное заявление, обнародованное в Москве по окончании встречи российско-американской рабочей группы по борьбе с терроризмом (CTWG — the United States-Russia Working Group on Counterterrorism) продемонстрировало, что обе стороны достигли «принципиального соглашения по поставке российского вооружения Афганской Национальной Армии» для борьбы с мятежом талибов. 16-ая сессия CTWG прошла в Москве 19-20 июня, где сопредседательствовали заместитель российского министра иностранных дел Сергей Кисляк и заместителем американского госсекретаря по политическим вопросам Уильям Бернс.

Во время беседы с журналистами, стоя рядом с Бернсом, Кисляк сказал: «Мы [Россия] в прошлом уже поставляли военное снаряжение Афганистану, и мы осознаем, что народ Афганистана способен самостоятельно обеспечить свою безопасность». Он добавил, что есть «вероятность того, что Россия может увеличить поставки оружия Афганистану». «Хотя я не могу сказать об их размерах», — сказал он.

Вашингтон последовательно пресекал российские попытки стать главным действующим лицом в «афганской миссии», только дозволяя предоставлять разведывательную информацию. Не далее как в марте в Афганистане прошли демонстрации против предполагаемого «развертывания российских войск», о «вторжении» сообщила одна из польских газет, что явно было сделано с подачи западных спецслужб. Тогда первый заместитель пресс секретаря президента России Дмитрий Песков вынужден был разъяснять, что слухи об отправке российских войск в Афганистан «абсолютно не соответствовали действительности». (В марте этого года глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров назвал провокацией сообщения о возможном вводе российских войск в Афганистан — ред.)

Российские аналитики догадались, что сообщение в польской газете было преднамеренно направлено на то, чтобы создать «образ внешней угрозы суверенитету и территориальной целостности Афганистана, чтобы дать более весомое объяснение военному присутствию НАТО в стране».

Ясно, что совместное заявление, озвученное в Москве, подчеркивает изменение американской позиции. Ухудшение военного положения – несомненный фактор этого изменения. Кстати, о другом изменении позиции. Вашингтон недавно начал переговоры с Китаем и Индией об отправке войск в Афганистан.

Британская газета Telegraph сообщила на прошлой неделе о растущем «отчаянии» в Вашингтоне слабохарактерностью союзников НАТО в Афганистане. Фанатично-восторженный лозунг «бери оружие и пошли!» здесь уже не работает.

Главный советник Пентагона сказал газете Telegraph: «Есть недовольство, есть раздражение. Настроение меняется от приемлемого до отчаяния, когда люди считают, что ничего уже изменить нельзя. Мы запрашиваем больше войск, но их присылают в меньшем количестве, чем нам надо. Это была главная ошибка НАТО. Многим странам, чьи войска находятся в Афганистане, кажется, что главное – сделать вид, что они ведут войну, а не участвовать в ней на самом деле, в войне, которая должна быть выиграна. Вы скажете. Что это звучит не совсем дипломатично? Наверно. Но нужно ли это нам с военной точки зрения? Я так не думаю, как и большинство других, кто связан с Афганистаном».

Немецкий генерал НАТО сказал в воскресенье, что в Афганистане срочно необходимы еще 6 тысяч солдат в дополнение к 60 тысячам иностранных войск уже находящихся в стране, большинство из них входят в состав ведомых НАТО международных сил безопасности.

Русские слишком хорошо знают о том, что вмешательство в ситуацию в Афганистане может оказаться ловушкой. Замир Кабулов, ветеран московской дипломатии, который служил в советском посольстве в Кабуле в 80-е годы, когда Советы заняли страну, ныне является российским послом в Афганистане. Кабулов недавно анализировал трагедию советского вмешательства в интервью Национальному Общественному Радио (National Public Radio), принадлежащего американскому правительству. Он сказал: «Мы недооценили аллергию афганской нации к иностранным захватчикам, потому что мы не считали себя захватчиками … Мы пренебрегли традициями, культурой и религией афганцев».

Станет ли Москва вновь так нерасчетливо еще раз ввязываться в афганские дела? Перед Россией не стоит вопрос, посылать ли войска в Афганистан. Но что побуждает русских верить в успех сейчас? «Вы можете удвоить, утроить количество солдат вашего контингента, и вы все равно будете проигрывать эту войну, потому что это не вопрос количества, это вопрос качества афганской национальной армии и полиции», — сказал Кабулов.

То есть в верхушке российских спецслужб была вера в то, что трагедия Афганистана, возможно, могла быть предотвращена, если бы только президент Михаил Горбачев не выдернул штепсель из поддерживающей жизнь системы советских поставок режиму Мохаммада Наджибуллы. Они – спецслужбы — полагают, что Наджибулла, который стал президентом в 1986 году, возможно, удержался бы у власти даже после вывода советских войск, если бы только ему предоставили необходимые материальные средства.

Есть вопросы по российскому предложению по усилению боеспособности афганской армии. Возьмет ли Россия на себя также подготовку афганской армии в дополнение к поставкам снаряжения? Действительно, это кажется логичным. Следующим оптимальным шагом могло бы стать привлечение бывших военных кадров, служивших в армии Наджибуллы, которые обучались в советских военных училищах и разведывательных школах. Но для Вашингтона это может оказаться слишком сильным ударом, притом ниже пояса.

Кое-что все же ясно и понятно. Москва действовала, предвидя в начале года, что НАТО выступит с предложением использовать российскую территорию для отправки грузов в Афганистан. Соглашение, сформулированное на Бухарестском саммите НАТО 2-4 апреля, во многом было для Москвы приемлемо, которая сигнализировала, что несмотря на враждебное отношение Вашингтона, она готова выручить его в Афганистане, а это только показывает, что отношения Россия-НАТО могут основываться на взаимных интересах и общих проблемах.

Как и ожидалось, европейские члены НАТО оказались восприимчивыми к такому сигналу. Заседание совета Россия-НАТО вне рамок Бухарестского саммита, возможно впервые, проходила в том формате, в котором оно предполагалась, когда администрация Билла Клинтона и предложила Борису Ельцину, который был обеспокоен расширением НАТО в середине 90-ых, сделать так, чтобы члены блока участвовали в его работе как национальные субъекты.

Россия столкнулась с проблемой расширения НАТО. Как сказал премьер-министр Владимир Путин газете «Ле Монд» во время недавнего визита в Париж: «Нет больше никакого Советского Союза. Нет никакой угрозы. Но организация остается. Вопрос: против кого к вам присоединяются? Для чего все это? Расширение блока только создает новые границы в Европе. Новую Берлинскую стену. На сей раз невидимую, но не менее опасную … И мы видим, что военная инфраструктура приближается к нашим границам. Зачем? Ни от кого угроза не исходит».

Поэтому, Москва заставила НАТО занять оборонительную стойку, протянув руку помощи Афганистану. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров в своей речи в Москве 28 мая сказал: «Россия не требует никаких прав вето. Но я думаю, что мы имеем право на взаимность, если наши партнеры ожидают, что мы примем во внимание их интересы. Действительно, без такой взаимности трудно представить, как на Бухарестском саммите возможно было бы прийти к соглашению по сухопутному транзиту в Афганистан. В конце концов, для нас было бы легче оставить НАТО в одиночестве при выполнении его международной миссии в Афганистане. Но мы не стали делать это … Россия будет и далее участвовать в той степени, в какой этот процесс будет отвечать нашим интересам и принципам равного сотрудничества».

На евразийской политической арене будут доминировать западные декларации о «взаимности», чтобы «амортизировать» некоторые моменты. Безусловно, наблюдается полное смягчение европейского подхода к России. Администрация Джорджа Буша не в состоянии начать реализацию плана развертывания противоракетной системы в Польше и Чешской республике. Стратегические переговоры Россия-ЕС о новом партнерском соглашении обещает дать новый импульс. И это положительные новости.

Но одновременно, план расширения НАТО через включение в свой состав Украины, Грузии и Азербайджана все еще остается на повестке дня. Причиной напряженных отношений между Россией и НАТО стали Грузия и Косово. Поэтому Россия тоже не будет рисковать.

Параллельно к усиливающейся причастности к решению проблем Афганистана, Москва также усиливает свое военное присутствие в Центральной Азии. Возможно, что ухудшающаяся ситуация в Афганистане побудила Москву усилить уровень безопасности региона. Но стоит отметить, что активность России является ответом на пожелания центрально-азиатских государств. Ислам Каримов, президент Узбекистана, недавно предложил, чтобы возглавляемая Москвой ОДКБ и Евразийское Экономическое Сообщество слилась в единую организацию, чтобы создать «мощный союз, способный стать противовесом НАТО и ЕС».

Если говорить о центрально-азиатских перспективах России, то сейчас ее шансы сыграть более значимую роль в региональной безопасности выше, чем за всю постсоветскую эру. Влиятельный московский комментатор Вячеслав Никонов, президент Фонда «Политика», в своей статье в газете «Известия» недавно утверждал: «Укрепление связей с Россией сегодня кажется намного более логичным и естественным процессом, чем это было 90-ых, когда западные экономические системы росли, в то время как наша система устойчиво слабела. Растущий энергетический кризис также работает в пользу интеграции».

Россия, как влиятельная держава, также привлекает внимание правительств стран Центральной Азии. Самое важное то, что в столицах региона есть глубокое беспокойство по поводу афганского кризиса, а именно по поводу американской стратегии в Афганистане и потугах НАТО выиграть войну.

До прошлого года Россия и центрально-азиатские государства рассчитывали на Шанхайскую Организацию Сотрудничества как игрока, который сыграет стабилизирующую роль в афганской ситуации. Но тогда они одновременно начали чувствовать, что Китай ведет сложную политику в рамках ШОС, используя организацию, чтобы развивать двусторонние связи с центрально-азиатскими странами, а также для того, чтобы осуществить глубокое проникновение в энергетический сектор, при этом, в то же время, тормозить российские попытки изменить профиль организации, превратив ее в организацию по безопасности.

Китай занял, фактически, твердую позицию по российскому предложению относительно близких связей ОДКБ-ШОС. Ему не понравились военные учения ОДКБ-ШОС. В итоге можно сказать, что Пекин, кажется, беспокоится тем, чтобы не стать причиной дурных предчувствий в Вашингтоне.

Нельзя сказать, что Китай безразлично относится к проблеме стабильности Афганистана. Это вовсе не так. Китаю необходимо всегда иметь варианты действий, а не связывать себя с ШОС или напрямую быть связанным с российскими интересами. В конце концов, у Китая огромный интерес к Афганистану. Пекин чувствует, что от прямого сотрудничества с США (и НАТО) он получит больше преимуществ, чем от сотрудничества в рамках ШОС. Очевидно, что Пекин в целом склонен поддержать идею об отправке своих войск для поддержания мира в Афганистан на более поздней стадии развития событий, если будет создана соответствующая миссия Организации Объединенных Наций.

Нужно сказать, что важная фаза развития ШОС как организации по безопасности еще впереди, то есть когда к России перейдет руководство блоком в 2008-2009 годах. Как намечено, это произойдет на саммите в Душанбе в августе. Также стоит упомянуть, что Москва за последние месяцы серьезно переосмыслила потенциал ШОС относительно возможности играть влиятельную роль в Афганистане, учитывая явно непрохладное к этому отношение Китая. Российские взгляды также меняются в сторону отказа от надежд на работу в рамках ОДКБ или ШОС, но вместо этого концентрируется на двустороннем русско-афганском курсе.

Но Афганистан не хочет сотрудничать ни с ОДКБ, ни с ШОС. Во время визита в Москву 25-26 мая афганский министр иностранных дел Дадфар Спанта прояснил, что Афганистан не будет добиваться статуса наблюдателя в ШОС. Он позволил себе недвусмысленно намекнуть, что Россия не является приоритетным направлением внешней политики Кабула по сравнению, скажем, с Китаем. Поэтому Москва поняла, что ее ждет долгий процесс культивирования своего влияния в Кабуле, в котором она должна будет участвовать самостоятельно, совершенно отдельно от других стран. Москва оценивает существующий режим в Кабуле президента Хамида Карзая как полностью проамериканский, который является участником региональной стратегии США, которую можно назвать как «Большое Партнерство Центральной Азии и Соседних Стран по Афганистану», и которая направлена на нивелирование российского влияния в регионе.

Таким образом, от озвученного в Москве заявления еще далеко до объединения американо-российских усилий по стабилизации ситуации в Афганистане. Фактически, вряд ли найдутся общие пункты в планах США и России относительно региона. Как сказал Никонов: «Мы [Россия] и западные страны имеем диаметрально противоположные определения успеха в нашей политике по отношению к странам СНГ. Для России успех заключается в укреплении интеграционных связей, восстановлении отношений с соседями и укреплении сотрудничества. Для Запада, напротив, успех означает дистанцирование этих стран от России, переориентация в сторону внешних центров власти, нацеленных на предотвращение «возрождения Российской империи». Когда политические цели так диаметрально противоположны, то невозможно говорить об общей повестке дня».

По материалам англоязычного интернет-сайта «Asia Times».
Фото: daylife.com


Быстрая доставка материалов в Telegram

Хроника происшествий

Другие материалы

Главные темы

Мы на связи

Авторы

ПЛАСТУН Владимир
ПОЙЯ Самеулла
Омар НЕССАР
САБИР Фахим
КОНАРОВСКИЙ Михаил
Николай САЖЕНОВ
Все авторы